Война духа. Слово о добродетели упорства

Гильдия Паладинский орден имени святого мученика Болвара Фордрагона при Церкви Святого Света
Илия "Имми" Фидштейн
Антуанетта Мари
Андреас Мило́шевич
Бернард Гордон
Болфард Бетрой
Габриэл Бишоп

Звон колоколов привычно собирал братьев на проповедь. Внутри уже стояла толпа, а старшего жреца все не было. И только с последним ударом колокола в проеме часовни появилась фигура в жреческом одеянии. Гордон без особого почтения, даже скучая, прислонился к стене в самом укромно уголке часовни. Илия неторопливо прошел к кафедре, но не дойдя до нее, повернулся. Андреас проводил взглядом жреца.
- Братья. Я рад видеть вас. Но сегодняшнюю проповедь я хотел бы провести немного иначе. Не в стенах этой часовни. Прошу вас следовать за мной. - Илия легко улыбнулся и с той же улыбкой проследовал к выходу.
Антуанетта последовала за старшим жрецом

Верующие, следуя за жрецом, обогнули здание часовни и, протиснувшись между линией кустов и еле заметной тропинкой - вышли на небольшую лужайку. Андреас шёл с сосредоточённым лицом. Он был настроен внимать всему, что скажет Илия. Территория лужайки была поделена на две части старинным неработающим фонтаном. С одной стороны виднелись следы свежевырытой земли и едва прижившиеся кусты цветов, но Илия повел группу чуть дальше, ближе к стене. Жрец указал в ту сторону.
- Прошу, братья, рассаживайтесь прямо на траву. Здесь гораздо лучше, чем в часовне, верно?
Гордон, не особо задумываясь, встал чуть поодаль. Андреас осмотрев предварительно траву подле себя и сел, выпрямив ноги вперёд. Антуанетта была приятно удивлена подобному решению Илии о месте проведения проповеди. Сад, который она сама же вместе с парой братьев и послушников восстанавливала, не мог похвастаться особенной красотой, но тут было приятно. В должной мере, конечно же. Болфард подыскав место по душе, тяжело рухнул на траву, скинув подле себя шлем и оружие. Илия отошел к фонтанчику и слегка провел пальцем по его ободу.

- Братья, каждая наша проповедь должна укреплять ваш дух и готовить вас к будущим свершениям. Позже, я объясню вам, почему было избрано это место, столь щедро одаренное трудом сестры Антуанетты и некоторых братьев. - Илия сделал легкий поклон в сторону жрицы.
Гобриэл окинув братьев взглядом, продолжил стоять на месте. Реннуар замялся перед входом. Антуанетта лишь только оперлась на трость, решив не садиться на землю, и кивнула на слова старшего жреца. Илия обернулся на шорох и приветственно махнул рукой.
- Вы можете присоединиться к нам. Слово Света открыто для всех.
Реннуар приветственно кивнул всем и тихо прошёл в отдалённый край. Гордон молча пожал руку товарищу.

- Сегодня мы поговорим об одной из добродетелей, которая, на мой взгляд, особенно важна. Добродетель сия есть основа жизни, основа общества. Она дает способность противостоять тьме и разрушению, лететь в небе как птица и спускаться в глубины земные, не страшась их ужасов. Добродетель эта - и враг наш и друг, она пробуждает сонных и поднимает раненых, ведет воинов на смерть, а учеников – на путь знаний.
Илия сделал паузу.
- И фермер, изо дня в день усталыми руками возделывающий пашню, и паладин, в яростном кличе отдающий жизнь свою за одно мгновение битвы, и книжник, поставивший последнюю точку в своем труде - все они знакомы с этой добродетелью.
- Упорство?.. осторожно предположил Болфард.
- Имя ей - Упорство, правильно. Но что есть упорство, как одна из основных добродетелей церкви Святого Света? Брат Габриэл, что на твое разумение - есть упорство?
Илия вопросительно посмотрел на воина, упрямо стоявшего у стены. Гордон слушал все также молча, лишь иногда тихо хмыкая.
- Кхм... Гобриэл отчеканил. - Непреклонное желание добиться своей цели, не взирая ни на какие трудности. Стремление добиться желаемого.
- Классическая трактовка добродетели. - Илия обернулся.
Антуанетта пробежалась взглядом по всем объектам. Илия бросил взгляд на шепчущихся в углу паломников.

- Упорство - это защита салаги от наряда на конюшни. - Реннуар ухмыльнулся
- Это просто не переть вперед, даже зная, что впереди толпа нежити, - шепотом ответил Гордон. - То есть переть, - поправился мужчина.
- На севере Арати юнцы без упорства либо становились стюартами, либо вообще не доживали до совершеннолетия. Второе было даже не таким позорным.
- Даже не буду тебе говорить, что было с теми, кто у меня на Родине жил без упорства, - горько хмыкнул Гордон. Но все же стараясь не мешать занимающимся паладинам.

- Скажи мне, вот тут ты видишь цветы, проламывающие свой стебель сквозь тяжесть земли. Вон там под ногами бежит муравей, упорно тащащий пищу до муравейника. Они тоже обладают добродетелью упорства?
- Упорство - это стремление к цели, способность не отступать от неё ни при каких обстоятельствах, будто непогода или упадок духа. – Болфард зачастил как по писанному.
- Слабый росток поднимает камень, превосходящий его по весу стократ - это тоже упорство? Сестра Антуанетта, сможешь ли ты объяснить мой пример?
- Я попробую, старший жрец, — кивнула Мари и вернула ему свой взор.
Илия подошел к дереву.
- Упорство - это сила, так гласит догма Света. Если проще: "Терпение и труд все перетрут". – Торопливо дополнил свои рассуждения Болфард.
Илия нахмурился и сжал губы. Андреас сидел почти недвижимо, изредка поворачивая голову в сторону говоривших и внимательно их слушая. Антуанетта сделала шаг вперед, не дальше, не ближе.
- Итак, - Илия ободряюще кивнул замешкавшейся жрице.
Болфард усмирил поток своих мыслей и перевел внимание с Илии на вышедшую вперед сестру Мари.
- Все мы, безусловно, знаем, что упорство, как нам верно подал брат Болфард, — стремление к цели, желание преуспеть в поставленной перед собой цели, — Мари остановилась и после недолгой паузы продолжила повествование. — Тяга к жизни живых существ, на которые любезно указал старший жрец в своем примере, являют собой тот самый пример упорства, когда оно более всего необходимо. Цветок не выживет, если не выбьется из под камня, как, например, муравей не сможет обойтись без пищи, которую сможет добыть, — тут она тоже сделала паузу, но небольшую. Явно давая понять, что еще не закончила свою тираду.
Гобриэл кинул хмурый взгляд на шепчущихся в стороне. Затем вновь посмотрел на сестру, когда та заговорила.
- Такой же пример упорства являют люди, когда, допустим, их жизнь зависит от них самих. Превозмогают свои силы, чтобы послужить правому делу.

Гордон поднял очи к небу, спрашивая, почему же жрецы так любят поболтать ни о чем. Реннуар кивнул.

- Хорошие слова сами находят свою путь к сердцам. Спасибо, сестра.
Антуанетта сделала шаг назад.
- Однако главного мы не услышали. - Илия сделал многозначительную паузу. - Ключевой основой упорства человека, - жриц подчеркнул это слово. - Является осознанность. Нет упорства безликого, нет упорства бездумного. Вот, например, наши гости упомянули - что упорство - это когда прешь вперед, даже зная что там непроходимая толпа нежити.
Гордон чуть поклонился к жрецу.
- Упорным может быть только тот, кто не доверяется инстинктам, подобно зверю, а упорен ради осознанной и животворящей цели.
- Без осознанности упорство не будет являться добрым, ибо упорство, преследующее темную цель, не является таким, - заметил Болфард.
- Ну прямо по учебнику, - Илия иронически улыбнулся. - Тогда может, брат Болфард, ты скажешь нам о конечности упорства?
Антуанетта скосилась на брата Болфорда, но через секунду снова вернула взгляд старшему жрецу. Илия прищурился на сидящего воина:
- Нет?
- Я предпочту выслушать вас, старший жрец.
Реннуар машинально поправил свою повязку и вздохнул.

- Скажите, можно ли утверждать, что сегодня я достиг добродетели упорства и завтра мне уже нужно сосредотачиваться на чем-то другом? Брат Андреас, я хочу услышать твой ответ.
- Возможно, выполнение долга, - предположил послушник.
Илия наклонил голову.
- Брат Габриэл, будь добр, стукни брата Андреаса чем-нибудь не очень тяжелым.
Андреас нахмурился. Болфард сложил руки на груди, эмоционально подкрепив свои последние слова. Реннуар усмехнулся. Габриэл пожал плечами и подойдя к брату отвесил ему подзатыльник, осле чего вернулся на место. Илия пытается сдержать улыбку. Гордон посмотрел на это с явным неодобрением. Андреас чуть подался вперёд от удара.
- Брат Андреас, через каждые несколько минут брат Габриэл будет отвешивать тебе тумаки. Но уйти со своего места ты не сможешь. Каковы будут твои действия?
Гобриэл подавил в себе усмешку и посмотрел на жреца. Андреас со спокойным лицом потёр затылок и вновь с полным внимания взглядом посмотрел на наставника.

- Колотушками науку давать - только портить солдата, - тихо пробурчал Берни.
- Колотушки - профилактика за нежелание познавать науку. Они тоже полезны.
Гордон неопределенно пожал плечами.

Антуанетта неопределенно качнула головой.
- Я буду терпеть, как влеит мне долг и устав, - уверенно ответил Андреас.
- Хороший ответ... Но будешь ли ты готовиться к каждому удару?
- Да, наставник, - всё так же уверенно.
- Вот ты и ответил на поставленный вопрос. Упорство - не конечно! Нельзя сказать, когда и сколько раз тебя может призвать долг. По настоящему упорен только тот, кто готовит себя каждый день, каждый миг своей жизни.
Андреас понимающе кивнул.
- Теперь я понял, - чуть тише сказал Андреас.
Илия поднял палец:
- У упорства есть три ступени – упорство тела, упорство духа и упорство общины. Как у любого источника света есть тень, так и у любой добродетели есть противник. Прежде чем научиться бегать – необходимо не раз споткнуться. Из чего же состоит продвижение к добродетели упорства? Как я сказал - это три ступени. Упорство тела - самое простое. Тяжкие испытания, болезнь и ранения тела можно отринуть. Слабость мышц - преодолеть волей. Но ступень духа гораздо коварнее для шагающего.

- И только супротив поноса приема нет, - совсем тихо шепнул Гордон Жаку.
Реннуар фыркнул, сдерживая смех.

- Леность, равнодушие, безразличие - вот что приходится преодолевать. Но мы собраны здесь... для какой-то цели. И вот здесь уже возникает следующая ступень - упорство общины. Именно для нас, братьев Ордена святого Болвара Фордрагона, чья реликвия находится под нашей защитой, добродетель упорства во всех трех ипостасях – тела, духа и общины - является краеугольным камнем, на котором держится всё. Фермер, купец, путник – могут сойти со своего пути. Они могут свернуть с дороги, отложить тот или иной замысел, поменять свою деятельность, вообще переехать в другую местность.
Илия бросил выразительный взгляд на паломников.
- Но для воинов Света такой шаг – неприемлем! Упорство для нас – это не строки в книге, это не заученные слова, это - образ жизни. Свет призвал нас ради высшей цели, и ради этой цели мы должны преодолевать возникающие тяготы. Ваши деяния кажутся вам слишком мелким, чтобы Свет обратил на них внимание? Помните, для Него нет понятия размера поступка, важна его суть, собственно действие. Кроме этого, из мелких камешков строится дом, из крохотных шажков – сотворяется бег. Даже если цель Его не понятна в сей момент, скрыта туманом неуверенности и размыта в словесных водах, верьте - Священный замысел уже рядом. Свет знает, кого и когда призвать. Но достойны ли мы Его призыва?
Илия сдвинул брови:
- Братья, загляните в свои сердца и вопросите их: горит ли упорство в ваших жилах? Прорастают ли плети равнодушия и духовной лени? Что делаете вы с этим? Что достойного вы сделали сегодня? Сестра Антуанетта, насколько добродетель упорства была совершена тобой сегодня?
- Достаточно, чтобы приблизиться к её пониманию, — жрица склонила голову.
- В ваших вопросах полно сомнения, старший жрец, для нас не может возникать таких вопрос попросту. Ответ прост - мы можем и мы должны. -провозгласил Болфард.

- Упорный да достигнет своей цели. - Реннуар , словно, случайно стукнул по своей фляге
- Хитра, - оценил Гордон. - Интересно, а пить целый день - это не леность тела? Я ж с душой, - шепнул он приятелю.
- Нет, это закалка твоей плоти, - шепнул Жак другу, подражая проповедной речи.

Болфард принялся испепелять взглядом жреца, насупив брови.
- Сомнения? - Илия недобро улыбнулся.
- Именно сомнения. – Воскликнул Болфард. - Ваш вопрос, который призывает задуматься: «А достойны ли мы?»
- Истинный воин Света стремится достичь - совершенства. Воин Света стремится достичь абсолюта, а абсолютом добродетели упорства является беспощадность! Да, именно беспощадность к духовной и физической лени должна наполнять каждого из нас. Беспощадность не только к собственной, но и к лени братьев своих по ордену.
Илия начал говорить жестким тоном.
- Леность развращает душу и тело. Ленивый - слабый кирпич в стене защитников идеалов Его. Скрыть отступничество брата - предательство идеалов Света! Почему, спросите вы? Разве доносительство не является самым презираемым занятием? Неужели проступок брата может повлиять на отношение Света ко мне? Представим себе горную тропу. Изо дня в день ветер навевает крошечные песчинки. Их число растет и вот однажды тропа обрывается вниз смертоносным оползнем, сметающим на пути все живое.
Илия вздел руки:
- Братья мои! Не обращая внимания на падающие песчинки – мы готовим и свое падение. Закрывая глаза на тьму в душе другого, мы предоставляем злу лазейки и в свою душу. Равнодушие – это самое страшное оружие тьмы. Сегодня кто-то махнул рукой на меч брата, легкомысленно закинутый за пыльный шкаф. Завтра ухмыльнется на ненужный по его мнению приказ. Послезавтра он не отведет убивающее лезвие от человека: «Зачем? Он же не из наших братьев!». Через неделю … он оступится с пути Света – то есть совершит худшее злодеяние!

Реннуар прищурил глаз, услышав отрывок про приказ. Андреас незаметно для себя одобоительно кивал. Илия смягчил интонацию, в которой начали появляться угрожающие нотки.
- Хотите вы иметь рядом такого брата? Хотите ли довериться колеблющемуся, неуверенному, с бегающим взглядом? Нет? Но ведь и на вас есть его вина! Ваше попустительство, равнодушие, лень духа могли стать тем, что запустило падение брата в бездну тьмы.

- Сдавайте, сдавайте, доносите! - кивнул Гордон. - Далеко пойдут ребята с таким отношением друг к другу.
- В Тол Бараде такие не очень то заканчивали свой жизненный путь. - процедил сквозь зубы Жак.

ID: 16271 | Автор: Trandir
Изменено: 13 июля 2014 — 16:30