Война духа. Данайский гамбит

Гильдия Паладинский орден имени святого мученика Болвара Фордрагона при Церкви Святого Света
Антодиас Штерн
Габриэл Бишоп
Бернард Гордон
Антуанетта Мари
Илия "Имми" Фидштейн
Тагрим Сиаби


Что странно, на столе совсем не было выпивки. Только тыквенный сок и вода, обычно даже слуги Света не чураются пить вино.
- Не нужно смущаться, принимайтесь за еду.
Лестрэйд отрезал при помощи ножа и вилки кусок рыбы и положил себе в тарелку. Тинвенор оглядел стол, голодным взглядом бегая по пряностям и еде. Реннуар подвинул себе кружку мёда и отрезал часть рыбы своим ножом. Аукенор начал чёткими и неторопливыми движениями разрезать мясо на куски, больше сосредоточившись на разговаривающих, чем на содержимом своей тарелки. Крис Эванс устало потянулся за едой, выложив на тарелку лишь немного хлеба да ягод. Лестрэйд заметил Тинвенора, который голодными глазами осматривал стол. Перед Илией стояла одинокая тарель с ломтем хлеба, который жрец начал неторопливо ломать маленькими кусочками и бокал, в котором, судя по цвету, была обычная вода.

- Может, вам положить что-нибудь? - предложил Лестрэйд, обращаясь к сидящему слева от него солдату.
Габриэл медленно пожевывал кусок свинины, что положил к себе в тарелку. Пригубив тыквенного сока, он на долю секунды пожалел, что это не эль или тоже вино. Но, отбросив эти мысли, он продолжил сверлить взглядом напротив сидящих паломников. Некромок отрезал кусок рыбы и, положив к себе в тарелку, начал аккуратно есть, чтобы не запачкать свои одеяния. Антуанетта принялась за еду без особого энтузиазма, сразу видно: за столом не любитель мясных блюд. Куда больше жрицу сейчас интересовали разговоры за столом. Лестрэйд продолжал есть, поглядывая на солдата. Крис Эванс потихоньку выковыривал из ломтя хлеба мякиш и клал в рот. Илия наклонился влево и тихо прошептал жрице: "Передайте Габриэлу, чтоб не пугал гостей своим взглядом". Лестрэйд наложил себе полную тарелку салата. Тинвенор ответил человеку, который к нему обратился очень запоздало, видимо, задумавшись о чем-то:
- Да, было бы неплохо... вы ко мне обращались?
Лестрэйд отрезал кусок свинины и добавил в тарелку салат, а затем пододвинул ее к солдату, сидящему рядом с ним:
- Да, просто я увидел, что вы не приступаете к еде.
- Да, я приступлю сейчас же, после вашего замечания. - Тинвенор приступил к пище, пододвинутой ему человеком справа, особо не спеша и слушая разговаривающих.

- Сложно даже представить, как слуги величайшего врага Света смогли устроиться у самого сердца королевства.
- Вы ведь верно сожгли этих неверных? Наверняка, также как и колдуний нашего селения в свое время.

- Это... это не медовуха?? - Реннуар недовольно отправил кусок рыбы себе в рот.
- Эля нет, - грустно шепнул Берни. - Тоска-а-а...
- Ммм...ну хоть еда шикарная...Но эля нет...действительно тоска...
- Как нет? А что в том кувшине? - Персиваль указал на графин с кристально чистой водой.
Крис Эванс:
- Вода, - скривился Гордон, будто там были помои.
- А в соседнем?
Илия услышал последний вопрос:
- Чистая вода. Это все, что позволяется в течение недели на дневной трапезе.
Антуанетта едва заметно поморщилась, когда услышала про костер и колдуний. Реннуар подтолкнул Берни в бок.
- Какой кошмар! - искренне заявил Берни. - Бедолаги.
Илия улыбнулся. Антуанетта бросила взгляд на Илию, после чего на графин.

Ренуар зашептал: «Эй, а они возмутятся если я себе портеру из фляги налью?»
- Боби, - укоризненно одернул друга маг. - Это тебе не наша... Казарма.
- Эх... Давай не будем их нервировать, - шепнул Гордон Жаку. - Потом выйдем, хряпнем.
- Будь проклята та минута, когда ты ляпнул, что меня зовут Боби - процедил сквозь зубы Жак.
- Но теперь-то я запомнил, что ты Джон! - фыркнул Гордон. - Я тогда пьяный был. Только свое имя помнил.

- Мы оставили пепелище от их логова. Эти мерзавцы поселились под самым большим кладбищем в округе, используя мертвых, как своих слуг.
- Во Тьме много соблазнов, но видит Свет и светлые души - это все обман. Я просто в гневе! - Крис Эванс потряс иссохшим кулаком. - Как посмели они оскорбить покой мертвых? Пусть вечно мучаются их души и тела теперь в пламени Света за такие злодеяния!
- Орден воздал должное врагам Света, святой отец. Бежавших скоро переловит королевская армия.
Крис Эванс довольно закивал головой и продолжил мять хлеб. Илия бросил взгляд на разглагольствующего человека рядом с магистром, потом протянул руку и наклонил горлышко графина над бокалом Антуанетты.
- Благодарю, — кивнула та, лениво ковыряя вилкой огромный кусок мяса.

Персиваль повысил голос:
- А что же, старший жрец, не расскажете нам побольше о быте и делах ордена? - Персиваль размазал по своей тарелке что-то из ближайшего котла, но есть не стал.
Лестрэйд наполнил свой стакан водой. Габриэл невозмутимо слушает паломника Криса, сидящего рядом, все так же медленно поедая свое мясо. Реннуар отрезал кусок мяса, решив хоть набить желудок добротной едой. Гордон жадно откусил мяса:
- Ну, хоть еда неплоха, - усмехнулся он.
- Угу..пошле тех ...попугаев иж джунглей...подарок...хмф...шудьбы. – чавкал Реннуар.
Илия повернулся к улыбчивому человеку, задавшему вопрос:
- Стоит ли говорить о делах? Мы всего лишь скромные слуги Света и наша жизнь посвящена служению Ему.
- Быт и дела ордена, — тихо повторила сидящая рядом жрица с усталым вздохом, после чего бросила взгляд на выход.
Тинвенор нарезал свой кусок свинины, превратив его в маленькие кусочки, и принялся с упорством съедать пищу из тарелки. Лестрэйд неспешно опустошил стакан.

- Радостно видеть, что молодые люди все еще отдают свои судьбы в руки Церкви и стоят на защите всего королевства.
Илия улыбнулся и кивнул в сторону одного из троицы:
- Кстати, я там заметил, как вы прячете флягу. Не стоит. Правила трапезы относятся только к братьям ордена. Не паломникам. Так что.. - Илия выразительно не докончил.
- Дела и быт - часть общего замысла. Это тоже путь к Свету, хоть и иной. – Услышавший Илию Крис Эванс кивал своим словам и медленно жевал хлебный мякиш. Тинвенор молчал на больших собраниях, оставаясь незамеченным. Парень тихо разжевывал пищу, заедая свинину салатом. Даже инструменты в руках альтеракца не гремели. Лестрэйд легонько толкнул локтем Некромока, чтобы тот обратил на него внимание. Тот приготовился слушать.
- Знаешь, это... я тоже не расстаюсь со своим клинком, - очень тихо сказал Лестрэйд Некромоку, слегка поднимая робу. - Чтобы эти трое не натворили чего вдруг.
Лестрэйд опустил робу и сделал лицо, не вызывающее подозрений, а затем продолжил есть.
- Ну ты прав,конечно.Но у них же оружие на виду. Мне кажется - Некромок перешел на едва слышимый шепот - Эти рыцари Света слишком самонадеянны.
- Я их могу понять. Сколько нас, и сколько - их, - так же тихо ответил Лестрэйд своему другу.
- С этим согласен, - кивнул Некромок и вновь принялся за еду.
Лестрэйд налил себе еще один стакан воды.

- Да мы все-таки потом, - усмехнулся Берни, не желая терять голову при этих ребятах.
- Как вы доехали? Нужна ли кому-нибудь из вас помощь лекаря? - Илия обратился к ближайшему соседу.
- Если ваши костоправы могут вернуть мне глаз - я первый в очереди, - усмехнулся Ренуар.
Персиваль фыркнул:
- У одной из кобыл подвернулось копыто, двое наших спутников страдали от несварения, но, хвала Свету, все обернулось.
Илия понимающе кивнул:
- Подвернувшееся копыто на дороге - бывает опаснее разбойника.
Реннуар ухмыльнулся, вспомнив ночные забеги попутчиков в кусты.
- Ха... Пожить бы им на вражеской территории - забыли бы вообще, как в туалет ходить, - хмыкнул Гордон.
- Вероятно, ваш магистр - очень благочестивый человек. Я вижу, с каким обожанием на него смотрят послушники, – заметил Персиваль.
Илия перевел взгляд на магистра. Персиваль тоже мельком посмотрел на Штерна. Тинвенор доел пищу с тарелки и тихонько отодвинул ее, запил водичкой, налитой в стакан. Поджав губы, разведчик продолжал молча слушать беседу, в которую все также неумолимо врывался бас магистра:
- Ну а после крепости Милосердия? Вы планируете посетить другие святыни? В Штормграде в величественном Соборе Святого Света хранится левая перчатка Болвара.
- Да, все почти так. Мы надеялись встретить тут иных паломников с коими бы и смогли составить группу для дальнейшего путешествия. Возможно, кто-то из молодежи решит связать свою судьбу с этим местом. Верно же говорят люди - вы готовы принять каждого здесь? Пусть не членом ордена, но хотя бы скромным мирянином и крестьянином?

- Магистр Штерн пользуется большим уважением среди нас. Иначе он не возглавил бы Орден, - серьезно проговорил Илия.
Реннуар фыркнул, услышав про Болвара и вспомнив Нордскольскую кампанию.
- Да будет благословенен его и ваш путь во Свете. Азерот нуждается в таких, как вы. Персиваль имел привычку говорить сквозь блуждающую улыбку. Нельзя было точно определить, являлись ли сказанные мужчиной слова насмешкой или были произнесены на полном серьезе.
- Азерот нуждается в каждом, кто может взять на свои плечи положенную ношу. – Возразил Илия.
Реннуар задержал свой взгляд на магистре: «Даа...будь он и его ребята тогда в Борейской тундре с нами, я бы не вляпался во всё это...»
- Что, Боби, твоя душа еще не запросила покоя и честной службы в стенах этой крепости?
- Хах... А то! Прям рвусь желанием служить Альянсу и людям, - отозвался Берни с непроницаемым лицом.

Тинвенор облокотился руками об стол и поворачивал голову в ту сторону, откуда шла речь, заинтересованно слушая.
- Служение Свету в рядах Ордена — тяжелая судьба, но мы рады принять любую помощь, если к ней побудило благородство и чистота души.
Лестрэйд заметил на себе взгляд рыцаря, сидящего напротив него. Крис Эванс, озарившись благожелательной улыбкой, закивал. Лестрэйд отвел с рыцаря взгляд и продолжил трапезу.

ID: 16270 | Автор: Trandir
Изменено: 13 июля 2014 — 16:19