Война духа. Трудопрофилактика и ересь

Антуанетта Мари
Тагрим Сиаби
Болфард Бетрой
Илия "Имми" Фидштейн

Антуанетта занималась орденской библиотекой: то и дело переставляла книги то по алфавиту, то по порядку, то по идее. Впрочем, к единому решению о том, как именно они должны располагаться, она прийти все не могла. Не получалось. Все варианты были по-своему хороши и по-своему убоги. Жрица тяжело вздохнула и коснулась лба дрожащей рукой.

- Сестра Мари, доброе утро, - вполголоса поприветствовал жрицу Тагрим, слегка кивнув головой.
Болфард сохранял молчание, ожидающе уставившись на жрицу.
- А, — вздрогнула она и чуть повернула голову в сторону прибывших, мимолетом задвинув одну из книг, — послушник Тагрим. Я ожидала тебя... брат Болфард?.. — добавила Антуанетта даже чуть неуверенно, когда отошла от книжных полок.
- Свет хранит, сестра Мари. - Болфард поприветствовал жрицу легким кивком головы.
- Хранит, вне всяких сомнений, — склонила она голову в приветственном кивке и, быстро и не без присущей ей элегантности перехватив трость, указала ей на лестницу. — Прошу. Уверена, брат Болфард, ты тоже сможешь оказать мне... помощь.
- Мы явились по просьбе Илии за вами, сестра Мари, но я уверен, что брат не будет разгневан, если мы задержимся, чтобы оказать помощь вам.
Антуанетта коротко кивнула и вдруг вопросительно вскинула бровь, уставившись на Болфарда:
- Бр... — Мари осеклась, — старший жрец ожидает меня?.. - В этот момент она была уже у лестницы.
Тагрим пожал плечами, мол, ничего об этом не знаю. Болфард склонил голову на бок. Неужто, ирония была воспринята?
- Да, сестра.

Тагрим заслышал мягкие шаги за спиной и обернулся. Болфард также повернул голову вполоборота, прислушиваясь к приближающимся шагам.
- В таком случае... ох, — до слуха Антуанетты дошли шаги.
В дверях появились два новых участника. Не очень желательных в этот момент, ибо это были старший жрец Илия и брат Генри, которого уже прочили на место наставника разведчиков. Генри осмотрел собравшихся, потом перевел взгляд на Илию.
- Свет хранит, старший жрец, - Тагрим поприветствовал Илию.
- Свет хранит, братья.
- Старший жрец, — коротко поклонилась жрица, сложив руки в приветственном жесте. — Свет хранит.
- Сестра Мари? - Илия вопросительно взглянул на жрицу. Мы помешали?
- Мы только собирались пройти в зал для лекций.
Болфард с легкой улыбкой на лице осмотрел брата Илию и, вскоре опомнившись, поприветствовал кивком. Илия неопределенно повел рукой.
- Хорошо, мы пока займем кабинет. Брат Генри, пройдемте.
- Сестра, после вас, - с улыбкой повторил Тагрим, дождавшись, пока Илия и Балтимор закроют за собой двери.
Антуанетта кивнула и засеменила по ступенькам на второй этаж. Болфард пожал плечами в недоумении и, усмехнувшись, пригласил жестом Мари в зал.

Антуанетта вошла в зал и опустилась на первый попавшийся стул:
- Располагайтесь, где вам будет удобно. Послушник Тагрим, брат Болфард, — она повела рукой.
- Конечно, сестра, вы очень любезны. - Болфард занял одно из свободных мест в аудитории. Положил подле себя латный шлем, и скрестив руки на груди, принялся внимать разговор Мари и послушника Тагрима.
Тагрим сложил руки за спиной и остался стоять у входа.
- Итак, я пришел, как вчера и договорились. В чем дело, сестра? - пододвинул свободный стул к столу и присел.
- Старший жрец попросил меня занять тебя работой, которая, вне всяких сомнений, приблизит тебя к пониманию сути Света.
- Снова работать в конюшнях? Или полы драить в казармах? - в голосе засквозил холодок.
Антуанетта чуть поправила полы одеяния, и, сложив маленькие ладони в тонких алых перчатках на колени, сложила губы в некоем подобии милой улыбки.
- И это тоже, послушник, но для начала немного теории. Брат Болфард, — внезапно перевела Мари взгляд, — не напомнишь мне все Три Добродетели Святого Света?..
Тагрим устало покачал головой, мол, другой работы он и не ожидал.
- Уважение, упорство, сострадание... – Болфард принял заинтересованный вид, глубокомысленно уставившись на жрицу.
- Совершенно верно, — жрица снова перевела взгляд на послушника. — Так к какой из них можно отнести такую вещь, как смирение? Если подумать?
- Уважение... - Тагрим пожал плечами.
- Смирение-то — скромность духа, отсутствие гордыни…
- Кто-нибудь из вас оспорит, если я скажу, что ко всем разом? — Антуанетта снова улыбнулась.
- Смею предположить, что именно это качество можно отнести к уважению.
- Вопрос, сестра, каким образом смирение относится к состраданию?
- Гибкая добродетель, — многозначительно потянула жрица, её улыбка могла означать все что угодно.
- И? - Тагрим улыбнулся в ответ.- Приведите пример, мне интересно.
- Пораскинуть мозгами, — она поднялась с места, и сделала пару шагов вдоль стола. — Смирение, по сути — сострадание перед гордыней. Полной противоположностью. Разве не так?
- Смирение - это вежливость и почтение, и несомненно составляющая такой добродетели, как уважение. - Болфард чеканил как по писанному. - Чтобы добиться смирения духа, мы должны обладать упорством. Так же и сострадание может являться неотъемлемой частью смирения, ведь смирение - это подчинение самого себя чьей-то воле.
Тагрим лишь кивнул, не найдя слов.
- И даже так, вскользь, оно касается всех Трех священных Добродетелей. Но более, как уже учтиво заметил брат Болфард, оно касается уважения. Наиболее полно. Ох уж эти патетические философствования, — жрица склонила голову набок.
Болфард раскрепощено положил руки на массивный каменный стол, продолжая внимательно слушать речь жрицы.
- Но ближе к делу. Вспоминая вопросы старшего жреца Илии, у меня найдется свой, более... приземленный, — Антуанетта взглянула сначала на Тагрима, а после — на Болфарда, - вопрос.
Болфард вскинул бровь и молчаливо задал вопрос: к чему нужно было затевать вообще это рассуждение? Тагрим переглянулся с Болфардом.

- Как вы считаете, наш поход в Сумеречный лес прошел удачно? Для Ордена? Не будем брать в расчет то, что злу все-таки удалось ускользнуть? - по тому, как жрица задавала этот вопрос, было очевидно, что он её особенно беспокоил.
- Брат Болфард был в Темнолесье дольше меня, - Тагрим пожал плечами.- Ему виднее.
- Однако же.
- Главное лишь то, что Орден чист перед ликом Света, мы выполнили свой долг, хоть и с такими великими жертвами...
- Послушник?..
- Поход дал свои результаты, - Тагрим глянул куда-то в окно.- Он показал, что Орден не готов к серьезным испытаниям. Основной его костяк это послушники, в прошлом бывшие в совершенно разных условиях. Кто-то имеет понятие о субординации, навыков ведения боя, кто-то же напротив, посвятил свою жизнь пониманию Света в своей душе. Кто-то готов сделать для Ордена все, кто-то колеблется. Нет единого стержня, у каждого свое мнение. Мы должны работать, как один целостный механизм, как шестеренки, плотно подогнанные друг к другу. Но нет, мы так не можем. И поход это показал и доказал.
- Ты говоришь о субординации и благоразумии, послушник. Я хорошо помню, что ты и несколько братьев были за продолжение погони, — улыбка пропала с лица жрицы. — Хотя было очевидно, что продолжать миссию мы были не в состоянии. Потери были велики, силы на исходе, а раненные… чего нам только стоил штурм кладбища?.. Разве тогда вы руководствовались здравым смыслом, а не местью, которая застила вам глаза?
- Послушник будьте осторожнее в выборе слов. – Предостерег Болфард.
- Меня спросили, я ответил, - Тагрим пожал плечами на замечание Болфарда.- И нет, я был против погони, - он перевел взгляд на жрицу. - Орден был не готов к такой схватке.

Болфард напряженно уперся кулаками в стол, сверля взглядом Тагрима. Тот, словно бы и не замечал брата, пристально наблюдая за Мари.
- Я рада, что ты понимаешь это, послушник. Пополнять ряды мертвых ради великой цели?.. — жрица поморщилась. — Святой Свет. Только живые могут прийти, и взять реванш.
- Возможно, более опытные братья бы справились, - на слове "опытные" послушник глянул в сторону Болфарда.- Но бросать молодых и ничего не смыслящих послушников, которые попросту не готовы к серьезным испытаниям и наверняка погибнут. Это было бы глупо.
Болфард пожал плечами:
- Решение Магистра не предаваться в тот момент мести было справедливо. Пойти на поводу мести самое просто, что может быть, а вот усмирить это чувство под силу лишь сильным духом. Таким горестным примером может служить Артас Менетил, он позволил мести затуманить свой разум...
Тагрим побагровел при упоминании имени принца.
- Наша численность дает о себе знать... — уже тише проговорила Мари со вздохом. — Пустая полемика, которую я так не люблю — Свет мне свидетель.
- Не нам решать, как действовать Ордену, - улыбнулся Тагрим.- У нас есть свои командиры, которым виднее.
- Командиры, к большому сожалению, не всегда бывают полностью правыми. Но это не мое дело! - одернула себя Мари. — Сейчас есть дела поважней. Как уже говорилось - тяжелый физический труд на благо и процветание нашей святой Обители. Брат Болфард, - уставилась она на него с очевидным вопросом во взгляде.
Болфард в ответ вопросительно уставился на жрицу.
- Да или нет?
Болфард, опомнившись, слегка дернул головой и спешно ответил Мари:
- Ах, да-да, сестра, конечно.
- Вот и славно. Не будем же терять времени, — повела жрица рукой в сторону выхода. — Пойдемте.
Тагрим встал и последовал за жрицей, стараясь не смотреть на Болфарда. Болфард со спины подошел к Тагриму.
- Слушаю внимательно, брат Болфард. Что ты хотел? – Тагрим произнес в полный голос.
- Поверь, я понял, что ты хотел донести своей речью до нас, все в порядке. - С некоторой мягкостью в голосе Болфард осведомил послушника на ухо шепотом.
Тагрим пожал плечами и вышел вслед за сестрой.

ID: 16029 | Автор: Trandir
Изменено: 5 июня 2014 — 16:08