Ледяной клинок 1. Случайная встреча

Гильдия Отряд Золотого грифона
Пробби Пальцекрут
Веста Роуз
Даренар

Путники, коих иногда видели на улицах Вилдервара, проходя мимо этого дома, всегда придерживали шаг. И да сами горожане, поначалу лишь презрительно пожимавшие плечами на инициативу семьи «этих Ромохлебов», порой сами были бы не прочь посетить этот дом, из открытой форточки которого так зазывающе тянуло теплом и вкусными запахами. И болтовней «их» нового работника, уж Саргерас разберет, где они его нашли.

- … Турум-пум-пум... Хельга, сколько раз тебе - столько горчицы сюда не кладут! Это же не штормградская запеканка, а местный олень. Здесь уксуса было бы получше. И не морщись, я тебе дело говорю!

Короткий день мирно переполз к закату, когда возле дома появились два новых лица. Должно быть, блондинка, что зябко куталась в дорожный плащ и озиралась вокруг в поисках таверны, прибыла в Вилдервар с тем торговым караваном.
- Эй, сударь! - окрикнула она сурового вида дворфа с киркой в руке, - н-не подск-кажите, где здесь путник мож-жет найти приют?
От холода у девушки зуб на зуб не попадал. Дворф лишь хмуро покосился на девицу и кивнул вбок, в неопределенном направлении, пробурчав себе под нос что-то вроде "понаехали тут".

На пороге маленького заведения появился мужчина в штопаном-перештопанном наряде. Темные кожаные вставки, длинный меховой плащ, в ножнах сабля, за спиной ружье, а на лице — маска. Грозный вид. Он собирался сделать шаг... собирался: его отвлек голос позади. Голос той самой блондинки.
- Такс... дрова на месте... Пурм-пум-пум... Вперед, мои доблестные или болестные хозяева. Да пребудет с нами бог прибыли! – Маленький гном, очевидно, именно его бормотание было слышно на улице, оглянулся в сторону двери, откуда ощутимо потянуло холодом. - О, посетитель! Ради шестеренок, не держите двери открытыми. Если ваши глаза окончательно замерзли, то объясняю на слух: наш дом - тут!
Гном приплясывая, подскочил к вошедшему. Человек чуть повернул голову, моргнул и вошел в зал таверны:
- Добрый день, — не успел было он отвесить приветственный кивок, как гном уже был перед ним.
- Покупатель! Какое счастие вас видеть! И пусть ветра забудут сюда дорогу, ибо здесь вас ждет подогретый грог и скворчащее сало!

Блондинка прежде, чем окончательно превратиться в ледышку, решила попытать счастья в единственной хижине, находящейся в указанном дворфом направлении. На таверну это здание, впрочем, было мало похоже. Девушка подошла к двери и решительно ее толкнула. Таверна, не таверна - а еще немного на этом холоде, и она замерзнет насмерть.
- Прошу прощения за беспокойство...

- …Грозный воин, не соблаговолите пройтись в ту сторону, где ваше суровое чело согреет огонь нашего очага? - Гном картинно указал пальцем в сторону небольшого возвышения, где виднелось два стола с массивными стульями и горел огромный камин.
- Это прелестно, бесспорно, — наконец мужчина кивнул. — Да, пожалуй. Благодарю за радушный прием.
- Позвольте, я укажу вам дорогу.
Человек повел рукой, мол, конечно.
- Здесь ступенька... и еще ступенька... впрочем, как и вся наша жизнь, - продолжал тараторить гном. - Саблюку можете повесить вон на тот крючок.

- Пробби! Посетитель! - громогласный бас дворфийки у очага потряс стекла. Гном аж подскочил:
- О, посидите минуту, меня зовут. Все сейчас будет, не беспокойтесь! – и маленький болтун ринулся к новому страждущему.
Девица, что ломилась в дверь, имела вид весьма пестрый - закутанная в легкий, явно не по климату ярко-синий плащ, она тащила за собой объемистый баул. За спиной у нее болталась пара сабель скорее декоративного, чем боевого вида и ... лютня!

Мужчина завалился на первый же стул, который увидел. Чертова метель, чертов Нордскол. От поселения до поселения — чуть ли не сотня лиг. Неудивительно, что саблю и ружье он приставил к перилам только спустя некоторое время, а прежде протянул руки в подраных перчатках к огню.

Девушка озиралась в поиске хозяина или хозяйки хижины и растерянно хлопала глазами.
- Новый посетитель. Не стойте там, где снег, а стойте там, где эль и мясо!
- Сударь! Передать вам не в силах, как счастлива я вновь оказаться в тепле и под крышей в подобное ненастье!
- Клянусь шестеренками! Второй посетитель за пять минут. Счастье озарило этот дом, и божок прибыли покрыл своими крылами эту унылую хибару. К огню, быстренько... Там у вас уже будет веселая компания: эль, мясо и тепло. Что может быть лучше? - гном тараторил, усиленно размахивая руками и делая уморительные гримасы.

Человек у камина хмыкнул. На самом деле, что может быть лучше?

- Боюсь, дело не в боге прибыли, а в торговом караване, что прибыл в ваше достойное поселение с полчаса назад… Эль? Мясо? - девица навострила уши, однако не спешила воспользоваться предложением хозяина. Ее смущали вопросы оплаты.
- Меньше разговоров, больше пищи!
- Э... достопочтенный сударь гном... - девушка замялась.
- Хельга! Подавай сюда твои божественные шницеля, пока наши достойные гости не ушли в поисках лучшего. Вот, - гном указал на соседний стол. - Секунду, сейчас все принесу.
- Уместно ли будет прежде, чем приступить к несомненно достойной трапезе, урегулировать нам одно деликатное дельце?

Мужчина скосился на девицу. Гном же вприпрыжку понесся к толстой дворфийке, отмахнувшись от фразы путницы. Или ей так показалось? Девушка плюхнула баул у своих ног и выразительно потянула с плеча лютню. Путница недоуменно покосилась вслед удаляющейся спине. Может, он не уполномочен решать подобные вопросы и ей стоит поговорить с той дворфийкой? Она слышала его бормотание:
- Давай-давай, шевели твою толстую задницу, упрямая дворфийка. И как я еще терплю твой норов? Если сейчас шницеля не будут готовы, я пойду работать к твоему конкуренту, ясно?
Данная довольно громкая тирада прояснила, что главный тут все же - он, а значит, вопрос оплаты следует решать сейчас... Веста оставив баул у входа и удерживая в руке свой музыкальный инструмент, направилась к столу, уже щедро уставленному закусками.

Не прошло и минуты, как гном, балансируя огромными подносами, каждый - с себя ростом, прошествовал к столам путешественников и лихо поставил один поднос перед бароном.
- Первый!
- Какой прием, — потянул незнакомец, — к вам, видно, редко заходят гости.
- Второй! - и гном шутовски раскланялся. - Шницеля из оленьего мяса, местный эль и ... В общем, все, что надо для голодных желудков и пустых сердец.
Мужчина водрузил какой-то коричневатый мешочек на стол — что-то внутри звякнуло — и ногами придвинулся ближе к столику, сложив пальцы домиком.
- Гхм-гхм... - Девушка выразительно кашлянула, привлекая к себе внимание хозяина. - Сударь, вы являетесь хозяином сего чудесного места?
Гном картинно выпучил глаза и ткнул себя в грудь.
- Я? О, нет... Я не хозяин, хотя, клянусь шестеренками, если бы не я, эти два дворфийских остолопа все продолжали влачить свое унылое существование.
- Дело в том, что мои... гхм... финансы не в силах покрыть подобный пир, - Веста кинула выразительный взгляд на оленьи шницеля, и при том в ее животе отчетливо заурчало.
Пробби прищурился, склонил голову и почти нахально посмотрел в сторону звуков.
- Но я могла бы оплатить ужин и ночлег иным способом, развлекая ваших гостей... гхм… гостя. - Девица выразительно потрясла лютню у лица гнома. - Музыка и танцы - мое ремесло.. Которое не слишком ценится в суровое военное время... да, не слишком...

- О, лютня... – Гном всплеснул руками. - Тогда об оплате не может идти и речи, сударыня, - гном снова раскланялся. Все, никаких разговоров! Наслаждайтесь отдыхом, а я пойду, поговорю с хозяевами.
- Я был бы рад что-нибудь послушать. – Донеслось с другого стола.
- О, чудесно! Нынче моя звезда судьбы улыбнулась мне, приведя к весьма щедрому и мудрому хозяину! И благодарным слушателям-гостям! - девица уже умудрялась и одновременно жевать, быстро запихивая шницель себе в рот.
- Кстати, сударь. - Гном повернулся в сторону человека. - Если вам нужен ночлег...
- Нужен.

Разносчик подносов смешно вплеснул руками и умчался. Мужчина усмехнулся, хотя из-за маски этого не было видно. Девица сабельки свои пристроила сбоку от стула. Для ее танцев здесь было маловато пространства, но вот для музицирования - в самый раз. Мужчина разделил еду с подноса: справа - мясо, слева - хлеб и выпивка - после расстегнул маску и принялся быстро пить и закусывать. Едва ли - едва ли. Прелестный прием и блюда. Куда лучше черствой буханки хлеба и почти опустевшего бурдюка воды. Гном метался по комнате, успевая ругнуться на дворфийку, на ее мужа, протоптать на второй этаж и обратно.

Наконец, первый голод был утолен чудесными северными блюдами, а жажда - восхитительным элем. Да и тепло камина сделало свое дело - и девушка, наконец, скинула свой плащ, под которым обнаружился весьма легкомысленный и фривольный наряд розово-красных оттенков. Мужчина быстро закончил с элем и поспешил наполнить кружку еще раз. И еще. Девушка закинув ногу на ногу и демонстрируя круглые, не по-северному загорелые коленки, взяла в руки лютню и начала перебирать ее струны в тихой и нежной мелодии.

- Hедопетая песня замрет на губах…
Гном, наконец, снова вернулся к гостям, держа в руках по две полные кружки того же эля и держа на голове тарель с сухарями.
- Вторая порция, чтоб первая не застряла в горле! - Провозгласил он, расставляя кружки направо и налево.
- И опять долгий путь померещится сном. – Негромко прозвучал голос, вторя переливам струн.
- Кто бы мог помыслить, что в этой глуши присутствуют музыканты, — буркнул мужчина себе под нос.
- Что ты ищешь в пустынных и диких краях,
- Где вздымаются скалы над серым песком?

Гном приподнял бровь, услышав слова, и неслышно присел рядом со стулом певицы.
Та запела, и голос ее был низким и довольно приятным.
- Злобный ветер кружится в багровой дали
- Hад равниною этих проклятых земель.
- И бесплотные кости белеют в пыли,
- Для чего ты пришел в этот край, менестрель?
Мужчина отодвинул опустевшую кружку и подпер рукой голову, вслушиваясь в каждый звук.

Ты играешь на лютне чудесный мотив, - продолжала петь девица свою балладу.
Что крылатою птицей летит над тобой,
В этой песне - шум ветра и моря прилив,
И трава шелестит на поляне лесной.

Гном подпер голову рукой. Его серьезный вид резко контрастировал с прежней вертлявостью.

Ты прошел через зной и трескучий мороз,
Под бичами дождя, через град и метель,
И лишь лютню в руках ты с собою принес,
Безоружным пришел ты сюда, менестрель.

Hо врагов показался отряд среди скал,
Уходи же скорей, а не то не успеть!
Разве ты, менестрель, этой смерти искал?
Разве это так важно, чтоб песню допеть?

Ведь врагу наплевать, есть ли меч у тебя,
И в крови захлебнулась последняя трель,
Тихо выпала лютня, безмолвно скорбя...
Безоружный, упал на песок менестрель...

А враги уходили, смеясь над тобой -
Ты пришел в этот край, чтобы песенки петь!
Hо все так же шумел над землею прибой -
Это песня твоя продолжала звенеть.

И легенды старинные правду гласят,
Что та песня вернула на землю апрель,
И в цветущем краю позабыт тот отряд,
Hо зато твое имя здесь славят в веках, менестрель.

ID: 14773 | Автор: Trandir
Изменено: 2 декабря 2013 — 18:28