Сарга

Чийва
Сарга

Сарга проснулась будто от толчка. Ощущение было такое яркое, что она, еще толком не открыв глаза, перекатилась на живот и собралась, как если бы готовилась вскочить, отражая чей-то удар. Но удара не последовало – вообще ничего не последовало. Орчиха проморгалась. Повернула голову: Чийва под своим покрывалом безмятежно дрых и, кажется, ничего не почувствовал. С другой стороны, сейчас уже и она сама ничего не чувствовала, хотя сердце быстро билось в груди. Наверное, что-то приснилось.
Сарга хотела было уже улечься обратно, и тут снова… услышала? Самого звука не было, но девушке показалось, будто над степью кто-то протяжно протрубил в охотничий рог.
Иди. Тебя ждут. Быстрее, опаздываешь.

Сарга вскочила. Куда идти, кто ждет?
– Чийва! – хрипло позвала она, но тролль, обычно чутко спящий, даже не пошевелился.
Девушка перепуганно пригляделась к нему: одеяло, которым шаман был укрыт, плавно вздымалось и опадало в такт дыханию. «Это не его зовут», – вдруг абсолютно ясно осознала орчиха. Она еще раз осмотрелась, переступила ногами, выпутываясь из скомканного покрывала, и наклонилась за своими топорами. Опасности Сарга не чувствовала, но взять оружие было нужно. И снова этот не-звук: долгий, глубокий и, кажется, тоскливый.
Иди же.
Она пошла. Как была – босая, в одной длинной рубахе, крепко сжимая ладонями рукояти топоров. Если бы голые пятки не кололи сухая трава и камни, Сарга решила бы, что это все еще сон. Над Степями висела полная луна – огромная и желтая, а сама равнина была совершенно безмолвна. Ни ночных птиц, ни сверчков – только беззвучный зов, от которого в груди у девушки тянуло и ныло. Краем глаза она заметила какое–то движение и стремительно развернулась, вскидывая оружие.
Волки. Их было двое – обычные степные рыжуны, один больше, матерей, второй меньше и будто изящней. «Волчица», – поняла Сарга. Звери смотрели на нее своими желтыми глазами, не двигаясь с места. Волки не нападают в Степях просто так – это было орчихе хорошо известно. Они могли бы разойтись миром, каждый своей дорогой. Сарга крепче сжала оружие и шагнула вперед.
Не было никакого осознания, никакого намерения, никакого вопроса «зачем». Земля, на которой она выросла, позвала ее, сказала – иди. Иди и возьми. Они здесь для того, чтобы сразиться с тобой. Так нужно.
Брат учил ее охотиться, но девушка привыкла делать это с другим оружием в руках. Рукояти чуть вибрировали, теплые, почти горячие – стихия, которую девушка сама заперла в стали, была рядом, и орчиха верила, что это ей поможет. Волки атаковали слаженно, бесшумно: главное – не подпускать их к шее. Сарга дралась как никогда в жизни: не доводилось еще совсем по-настоящему. И вздрогнула, когда топор неожиданно вгрызся в плоть, а молодая волчица взвизгнула – это был первый звук, который услышала девушка. Он будто обрушил завесу: в нос Сарге ударил запах крови, она расслышала глухое звериное рычание и почувствовала, как по виску стекает пот. Перемена была такой оглушительной, что орчиха пропустила выпад второго волка – и сама вскрикнула, когда клыки располосовали плечо. Ерунда, неглубоко. Она подпустила его ближе и встретила прыжок обоими топорами, свалившись на землю вместе с волком. Сарга судорожно откатилась в сторону, вскочила – и увидела, что у зверя глубоко раскроена грудная клетка. Девушка согнулась, тяжело дыша, и схватилась за свою руку, выронив один топор. Было очень больно, а еще до нее вдруг начало доходить произошедшее – и Сарге стало страшно. Что она сделала? Зачем? Кто ее звал? Всхлипнув, девушка подняла глаза и замерла.
Волки.
Перед ней полукругом стояла целая стая. Орчиха резко наклонилась за топором, потеряла равновесие, упала, забарахталась, пытаясь встать хотя бы на колени. Звери не шевелились. Вдруг от их безмолвного строя отделились несколько пушистых рыжих комков – волчата подбежали к мертвой волчице, беспокойно закружились вокруг.
«Это ее щенки?» – Сарга вдруг поняла, что по щекам катятся слезы. Но стыда или раскаянья она не испытывала – нет, не за что. Это…
Волчата куда-то исчезли – девушка не заметила, как они вернулись в стаю. И вдруг звери просто… пошли. Они развернулись и шли мимо нее, и, великие духи, как же их было много! «Это не взаправду. Такой огромной стаи просто не может здесь быть. Нигде не может». Волки шли и шли, растворяясь в высоких травах, и Сарга, наконец, поняла, что они не живые. Сквозь тела струился лунный свет, морды не раздвигали траву, а проходили сквозь нее. Снова стало оглушительно тихо и пусто – Сарге вдруг показалось, что она одна на огромное, невообразимое расстояние вокруг. Она ощутила холод, а еще – желание шагнуть за ними, ступить бесплотными волчьими лапами след в след этой стае, и остаться… Орчиха шевельнулась, задела пальцами рукоять топора и пришла в себя, почти шарахнувшись в сторону. Нет уж, ей-то туда рано.
Сарга прижала разодранные, отяжелевшие от крови края рубашки и только тут поняла, что двое духов не ушли. Они стояли рядом с мертвыми зверями и глядели на нее, чего-то ожидая. «Я должна их отпустить?» – подумала Сарга и тут же поняла: «Нет. Они останутся».
Девушка неловко поднялась. Она вспомнила смутные рассказы тролля – он только со стороны видел, сам никогда… И что же с ними делать? «Надо разбудить Чийву», – решила Сарга. Она не закончила и не знала, как это сделать правильно, и надеялась, что учитель ей подскажет. Девушка шагнула в сторону, и оба духа двинулись за ней.
– Я… сейчас, – неловко произнесла она вслух. – Я вернусь.
Но духи проигнорировали ее слова, продолжив следовать, когда девушка сделала еще шаг. «Хорошо», – мрачно подумала она. – «Интересно, Чийва их вообще увидит?»


***

До стоянки оказалось совсем близко – хотя орчихе показалось, что в одну сторону она шла едва ли не час – и тролль все так же спал. Орчиха шмыгнула носом, приседая рядом, и тронула его за плечо.
– Чийва.
Шаман под покрывалом поежился: слишком рано, чтобы просыпаться, – зябко еще. Но Сарга не разбудила бы по пустякам. Он приподнялся на локте, медленно разлепляя веки, и тогда почуял знакомый металлический запах. Вздрогнул, перекатился на другой бок, оказываясь лицом к лицу с окровавленной орчихой.
– О духи, Сарга!.. – тролль рывком сел и протянул к девушке руку. – Что... Ты ранена?
"И не снится ли это мне?" – добавил про себя Чийва. Он с ней успел такого страху натерпеться – что угодно могло во сне привидеться. Но чутье подсказывало – все взаправду.
Сарга помотала головой, а потом вдруг вспомнила: да, ранена. Плечо горело, но сейчас это было не самым важным. Девушка сдвинулась, оглянулась – волчьи духи никуда не исчезли, стояли, глядя на нее прозрачными золотистыми глазами. Их пронизывал лунный свет, и они сами будто светились неярким ореолом.
– Ты их видишь? – Сарга ткнула в сторону духов дрожащим пальцем.
Чийва тряхнул головой – да что она такое лопочет? – но потом разглядел. Нет, вначале скорее почувствовал – зашевелились, будто наэлектризованные, волосы на загривке. А потом увидел: да, так и есть – две серебристые тени с поблескивающими глазами-звездочками. Как Саргин волчий облик, только совсем прозрачные. Неживые...
– Они что, напали на нас ночью? – пробормотал тролль, судорожно спихивая ногами одеяло.
– Нет. Это... это я.
Она вытерла нос, поморщившись от рези в разодранном плече, и заговорила сбивчиво, перемежая слова всхлипами:
– Меня... Чийва, я должна была. Я их убила. Меня позвали – духи, степь, я сама не знаю! А они вот остались. Со мной остались, но как их...
Сарга поняла, что не может объяснить. То ощущение, что абсолютно ясно сидело внутри нее, произнесенное вслух, превращалось в набор бессвязной чепухи. Она подавилась следующим словом и разревелась, вцепившись обеими руками в плечи тролля.
Шаман недоуменно моргнул, переводя взгляд с девушки на призраков и обратно. Бес знает, что творится... Ну, хотя бы стало ясно, что кровь на ней в основном волчья, а не своя. Чийва осторожно провел руками вдоль тела орчихи, как если бы хотел обнять, но на самом деле проверял, цела ли. Коснулся разорванной рубахи на плече и поморщился – цапнули таки... "Ничего, им больше досталось", – тролль окинул пару теней едва ли не удовлетворенным взглядом. Судя по тому, что он о таком слышал, никуда они теперь не денутся.
– Тихо, тихо... – он зашептал почти что Сарге на ухо, собирая прохладу на кончиках пальцев. – Дай руку свою посмотреть, глупая.
Сарга на миг закостенела в его ладонях, а потом обмякла, послушно замерев – только все еще шумно всхлипывала, вытирая лицо свободной рукой. Плечо окутал влажный холодок, и, хотя у орчихи с лекарским делом не заладилось, немного помочь учителю она могла. Пока тролль латал плечо, она почти успокоилась и снова обернулась на духов. Стоят.
– Чийва, – почему-то вдруг девушка снова ощутила уверенность. – Там их... трупы, с ними что-то сделать надо, да? Я не знаю, что.
Тролль задумался: он сам был знаком с ритуалами такого рода лишь смутно.
– Боюсь, тебе придется их съесть, – неловко пошутил он, затягивая кончик бинта узелком.
Девушка вздрогнула и подняла на Чийву распахнутые глаза:
– Прямо так? С–сырыми?
– Да нет! Шучу я, – фыркнул шаман. – Но похоронить их надо.
Он поднялся на ноги и начал сворачивать покрывало. Орчиха хлюпнула последний раз и тоже встала. Пока Чийва собирался, она, наконец, натянула штаны и сапоги, одевалась, поминутно оглядываясь на волков.
– Туда, – Сарга махнула рукой учителю.
Духи все так же молчаливо двинулись за ними, чуть расплываясь, когда сквозь призрачные тела проходили травинки. Там, на вытоптанном в короткой стычке участке лежали два мертвых зверя. Сарга немного отстраненно удивилась, что ночные падальщики еще не подоспели.
– Вот, – едва ли не обреченно выдохнула она.


***

Шаман молча скинул лямку дорожной сумки с плеча – работы здесь до утра хватит. Он прошел и встал между волками. В лунном свете чернела выпачканная кровью шерсть, тускло поблескивали закатившиеся глаза – весь цвет из них будто перешел к призракам. Вот и что с ними теперь делать: закопать или сжечь тела, чтобы им было некуда возвращаться, и они без сожалений последовали за Саргой? Или, может, оставить их этой степи – на съедение птицам и мелким зверькам? Как будет угодно предкам – от них ведь подарочек... К сожалению, Чийва никогда не видел, как это делается – отношения с предками были самым что ни на есть личным делом каждого шамана, которому открывалось это таинство. Выходит, действовать орчиха должна была сама, а он мог лишь давать советы.
– Похороним их под небом, – решил, наконец, Чийва. – Возьмешь зубы и когти – ожерелье себе сделаешь, вот, как у меня, – он подергал нитку на шее.
Сарга присела рядом с волчицей, осторожно погладила пыльную рыжеватую шерсть. Плакать уже не хотелось: снова пришло ощущение, с которым она брела сюда, проснувшись: «Все правильно. Ты все сделала как надо». Орчиха приподняла голову на слова Чийвы, задумалась на несколько мгновений. Да, заберет, только не в ожерелье, зачем ей… Лучше украсит ими ремешки для топоров. Или связку тотемов.
– Чийва, – твердо сказала девушка. – Давай лучше – огонь?
Шаман моргнул: на кострах орки хоронили своих. А волки, конечно, больше, чем просто ручные животные – но все же звери. А эти еще и совсем дикие. Он тут по части традиций, впрочем, плохим был советчиком: в его племени из почетной добычи ни единой косточки бы не пропало зря. А уж чтобы целиком сжигать... Но ладно, раз потусторонние силы сами позвали Саргу на эту охоту – ей и решать, как быть дальше.
– Как скажешь, – вздохнул тролль и огляделся в поисках хвороста.
– Мы прямо тут? Или отнесем куда?..
Дух, тот, что побольше – он и после смерти таким оставался – подошел и сел прямо перед девушкой. Орчиха чуть не шарахнулась в сторону, но заставила себя поднять взгляд, чтобы заглянуть в мерцающие волчьи глаза. Они смотрели друг на друга с полминуты, а потом Сарга снова заговорила – потому что ей ответили.
– Здесь. Я заберу себе еще угли.
Она решительно поднялась, положив топоры на землю, рядом с тюком их пожитков. Посреди Степей топлива кроме травы маловато, но за то, что огню не хватит пищи, Сарга не боялась. Да и веток можно отыскать.
– Надо еще срезать тимьян и шалфей, – сказала она, проходя мимо Чийвы туда, где в траве померещилась коряга. – Для запаха там...
Тролль проводил ее недоуменным взглядом – он не помнил, чтобы Сарга вот так принималась давать распоряжения. Да и обрядовая сторона шаманизма ее никогда не волновала. Зачем, мол, лишняя мишура и пляски, когда надо, чтобы работало? А тут, гляди-ка, "для запаха"... Чийва покосился на матерого волка: что, интересно, он ей такого... сказал? "И волки ли это вообще?.." Он решил зря не гадать и побрел за травами – ночью только и оставалось, что доверять своему носу. Достал маленький ножик и срезал метелку шалфея, потом другую. Где-то позади в траве орчиха ворочала сухие ветки. А кроме этого, кажется, ни одна травинка не шелохнулась, даже воя все тех же волков слышно не было. Стая не искала своих: поняла, наверное, что они уже не вернутся.
Сучья подворачивались под руки будто сами собой, об один Сарга запнулась. В другое время орчиха бы удивилась: вокруг даже деревьев почти не торчало, но сейчас ей все казалось само собой разумеющимся. Она принесла охапку веток, свалила их кучей – прежде нужно подготовить место. Пришлось прогуляться еще раз, до склона одного из холмов, что тут и там бугрились в Степях. Сарга выбрала пару средних булыжников и потащила их назад. Уложила, развернулась на каблуках, пошла снова. Складывать настоящий курган она, конечно, не собиралась, но нужна основа.
"Ты там что, надгробия им ставишь?" – едва не окликнул девушку шаман, но осекся.
– Почему бы и нет... – не разгибаясь, пробубнил он себе под нос.
Сарга сходила к склону еще несколько раз, плотно придвинула друг к другу рыжеватые камни и осталась вполне довольна результатом. Вернулась к сумкам, вытащила свой охотничий нож и одну из тряпиц, что Чийва таскал с собой на случай перевязок. Она уже решила, что когти возьмет у волка, а зубы – у волчицы. Брат учил ее и охотиться, и обращаться с добычей, орчиха могла бы как следует разделать туши прямо здесь, но сейчас требовалось не это. Сарга сосредоточенно вырезала когти, разложила их на тряпице, выбрала семь штук поцелее – все–таки волк был уже старый. Оглянулась на труп волчицы, поднялась на ноги и взяла свой топор. Подошла к телу зверя, поправила голову, удобней уложив мертво оскаленную пасть, тронув большим пальцем клык. Задержав на миг дыхание, Сарга рубанула по нижней челюсти. Краем глаза увидела, как дух волчицы метнулся к ней, но не испугалась, чувствуя, зная – не нападет. Просто еще не вся связь с этим миром порвалась у призрака. Дух, оказавшись рядом, действительно не выказывал враждебности, только голову наклонил, будто нюхая разложенные трофеи.
Орчиха осторожно свернула тряпицу: чтобы вытащить зубы, нужно выварить это. Сейчас воды поблизости нет, да и не ставить же котелок на погребальный костер. Этим они с Чийвой займутся завтра. Девушка поднялась на ноги, отнесла сверток к вещам и окликнула учителя.
– Надо их подтащить... рядом. Я сама не смогу, наверное. Тяжелые.
Шаман вернулся и положил на камни сверху пучок ароматных трав. "Неужели такие тяжелые?" – подумал он с сомнением, глядя на плечистую орчиху рядом с двумя небольшими, поджарыми степными волками. Может, ей наконец стало жутковато от всего происходящего и захотелось, чтобы наставник был рядом? В любом случае, надо помочь. Тролль прошел мимо изуродованной волчицы, наклонился и схватил самца за загривок, на мгновение встретившись взглядом с его духом. "Вот только меня обнюхивать не вздумай", – мысленно огрызнулся Чийва и спросил у девушки:
– Куда их?
У Сарги неприятные мурашки пробежали по спине, когда тролль так бесцеремонно схватил зверя. "Не на руках же ты собралась их нести", – одернула себя орчиха. В конце концов, в жесте Чийвы не было ничего оскорбительного. Девушка наклонилась и подхватила волчицу за лапы.
– Сюда.
Она уложила зверя рядом с камнями, мордой на них. Дождалась, пока тролль подтащит второго, и принялась укладывать между ними ветки. Шаман присел рядом, наблюдая за ученицей: в кострах она понимала поболее его. Да и любопытно было поглядеть. Сарга действовала так, будто точно знала, что нужно делать – обычно подобная уверенность просыпалась в ней в кузнице или на охоте. Чийву кольнуло чем-то вроде ревности: его наставления девушка воспроизводила совсем не так четко.
– Они с тобой прямо, ну, говорят? – осторожно поинтересовался он, кивнув на призраков.
Сарга мотнула головой, сосредоточенно ворочая сучья. Маловато, конечно, но ничего – не погаснет.
– Не они. Они же... сами ничего не знают. Они просто звери.
Орчиха быстро глянула на духов – оба подошли к ним ближе, уселись за камнями. Она вдруг моргнула и перевела недоуменный взгляд на Чийву.
– А ты не слышишь?
– Нет, – признался тролль.
Он немного поерзал в траве и объяснил:
– Это потому что они не ко мне пришли.
По спине девушки пробрался отчетливый холодок, но Сарга справилась с собой. В конце концов, она уже не та девочка, что выходила из Перекрестка больше года назад, изрядно напуганная, не понимающая, что происходит с ней, и почти не верящая, что в ней есть хотя бы искорка дара. Она шаманка, и ничего удивительного, что некоторые вещи духи открывают специально для нее. Орчиха едва не взяла Чийву за руку во внезапном порыве, но вовремя спохватилась. Лишнее это.
– Зажигаем? – почти шепотом спросила она.
Тролль кивнул. Он внезапно понял, почему эти волки выбивали его из колеи: не потому вовсе, что Сарга их слушала вместо своего учителя. И никакого вызова не было в глазах матерого зверя – только пустой нездешний блеск. Они действительно просто животные. Нет, неуютно было шаману от того, что он не мог по-настоящему разделить с орчихой этот важный для нее момент и оставался наблюдателем. Его дар и опыт были тут бесполезны – как и тогда, на склоне вулкана, когда Сарга слушала землю.
И, как и тогда, он за нее испугался. Что бы это ни было – она была с этим наедине. "Можно ли ей сейчас довериться?" – думал Чийва, глядя на странно повзрослевшее в этот момент лицо ученицы.
– Сарга, – позвал он вдруг.
Девушка успела подняться на ноги и отряхнуть колени от травинок, сосредоточенно глядя на свою работу. Повернулась к окликнувшему ее троллю: сейчас, когда он сидел, она почти в глаза ему глядела.
– Чего?
Шаман запнулся: нужные слова никак не приходили на ум.
– А... ничего. Ты молодец, – он улыбнулся, когда луна осветила ее серьезное лицо – да, она точно знает, что делает.
Сарга чуть улыбнулась ему в ответ и кивнула, снова разворачиваясь к волкам. Хотела сказать – "отойди", но передумала: учитель уж точно сам разберется. Орчиха прищурилась, протягивая руки к веткам. Она звала не просто огонь, чтобы поджечь сучья, она обращалась к тому жару, что был ей ближе всего.
"Ты позвала меня на охоту – приходи и забирай добычу".
Кончики пальцев зазудели. Земля едва ощутимо толкнулась – может быть, Сарге и вовсе это показалось – а потом вспыхнула прямо под трупами зверей. Разлома не было, но первыми огонь облизнул не ветки, а сложенные камни, только потом найдя более легкую добычу. Пламя быстро поднялось высоко, расталкивая пронизанную лунным светом темноту, и Сарга, облитая теплым желтым светом, вдруг вздохнула глубоко и спокойно.
– Забирай, – негромко повторила она вслух.
Духов почти не было видно за племенем, но девушка знала, что они оба подняли морды к небу и беззвучно завыли.


***

Шаман, отстранившись, наблюдал, как взвивается огонь. В носу засвербело было от горящей шерсти, но ароматы трав оттенили резкий запах. Да, хорошее получилось жертвоприношение... Он чувствовал, что, несмотря на всю необычность происходящего, Сарга сейчас в своей стихии. Троллю не хотелось сбивать настрой расспросами, и поэтому, собрав волю в кулак, он молчал.
Пламя урчало, а Сарга прищурилась, чтобы разглядеть за ним духов. Не увидела, и одними губами позвала – "сюда". Они прошли прямо сквозь огонь, подошли к ней совсем близко. Волчица ткнулась носом в опущенную ладонь девушки – прикосновение было совсем мимолетным, но все же ощутимым – а потом, как стояла, растворилась в воздухе. Самец задержался чуть дольше, и к орчихе не полез, просто сел рядом с ней и исчез. Сарга глубоко вздохнула, все еще чувствуя их – то ли за плечом, то ли просто рядом. Девушка шагнула к костру и опустила руку прямо в пламя, задев пальцами уже успевшие обгореть ветки. Выпрямилась и мазнула по лицу, оставляя на нем черные дорожки сажи.
Чийва тихонько вздохнул, а на самом деле – дал волю дыханию, которое задержал, пока Сарга говорила с волками. Вот, кажется, и все.
– Я такое видел. Они придут, если позовешь, – заверил он девушку, нарушив молчание. – Только они будут... сильнее. Смогут тебя защитить.
– Да, я... – Сарга проглотила и "знаю", и "поняла".
Она шагнула к троллю и обняла его поперек живота, утыкаясь перемазанным лицом в плечо – согнутому ему она как раз до туда доставала. Чийва так долго и внимательно смотрел на духов зверей, что в первое мгновение ему показалось, будто в него ткнулась холодным носом лохматая волчица. "Эх ты, степной зверек", – он взъерошил волосы у девушки на затылке и похлопал ее по спине.
– Пойдем? Или еще... погреемся?
Ноги и лицо тролля между тем уже начало ощутимо прихватывать предутренним холодом.
– Да... сейчас.
Сарга отпустила учителя и снова придвинулась ближе к костру. Вообще-то оставлять его без присмотра посреди степи было бы очень безответственно, но орчиха была уверена, что это пламя не возьмет больше, чем ему предназначено. Девушка подняла глаза, окинув взглядом равнину – несмотря на яркий огонь, за пределами освещенного круга не было чернильного мрака. Луна побледнела, на смену ночи шли утренние сумерки. И в этих сумерках, в высокой траве почти у самого горизонта Сарга снова увидела стаю. Они шли вереницей, призрачные звери – все, кто когда-то жил в Степях. А среди их серебрящихся под угасающей луной загривков девушка увидела фигуры орков. Эта земля – как и весь этот мир – не была им родной. Но ее народ пришел сюда, поселился, и полюбил свой новый дом. Они сражались и умирали за эту землю, они оставались в ней – и она их узнала и приняла. Одна из фигур на горизонте приостановилась, оглянулась на шаманов, прежде чем продолжить свой неведомый живым путь, и у Сарги перехватило дыхание. Ей казалось, что она знает их всех и каждого. Что все огромные Степи сейчас могут уместиться в ее ладони, что она слышит и видит каждый уголок травяной равнины. Что она дышит всей ею.
И тогда шаманка рассмеялась в голос, раскидывая руки. Так громко, что из травы вспорхнула какая–то мелкая птица. Сарга закрыла глаза и сказала:
– Я дома.

ID: 19893 | Автор: Chiwa
Изменено: 30 ноября 2017 — 23:00

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 декабря 2017 — 8:12 Ianto

Чудесное у вас повествование. Достаточно размеренное и легкое в восприятии. Спасибо, было приятно прочесть.