Тайна тана Тайна тана. Гардог и Дилиа, часть III

Гардог Разящий Молот

Прошло уже довольно много времени с того момента, как девушка всучила бородачу оружие и скрылась в сверкающей глуши зачарованного леса. Понемногу, дворф начал различать в царящем кругом безмолвном сумраке течение здешней жизни. Не всё оставалось неизменным: какие-то неясные шорохи слышались то с запада, то с востока, а иногда с порывом тёплого ветра долетали осколки неясных фраз, шелест замёрзшей листвы, покрытой липким туманом… Бывало мерцающий свет из многочисленных проломов, пересекающих землю, отбрасывал танцующие тени …
Но при всей этой «жизни» ничего толком не происходило. Мир убаюкивал внимание тана. Звёзды приятно мерцали на льдистом покрывале покрытой инеем почвы.

Всё это время дворф сидел на мерзлой зиме почти не шелохнувшись, он пытался обдумать то, что произошло с ним совсем недавно. Фрагментами он вспоминал те картины, которые вспыхивали в его сознании. Это было мучительно для Гардога, и он решил перекусить тем, что хранилось в мешке, чудом оставшемся при нем, да и промочить горло тоже не мешало бы.
Вдруг земля под ногами начала периодически вздрагивать. Но прежде, чем дворф успел бы на это как-то среагировать, сзади раздался громкий хлопок.
Всего в паре шагов от бородача стояло высокое синешёрстное существо, похожее на ночного эльфа, но с длинными рогами и косой ухмылкой на коварном лице.
 — Привет, Гардог! – без обиняков, но с заискивающей улыбкой процедил сквозь решётку плотно сжатых зубов сатир.
Дворф тут же вскочил на ноги и принял боевую стойку. Кинжал он держал обратным хватом.
Гардог не спешил атаковать незванного гостя.
 — Ох-ох, осторожнее, приятель, — сатир засмеялся, изображая испуганные жесты руками и отступая назад. – Так и поранить кого-нибудь можно. Тебя-то порезать не так просто, да? – похоже, гость чувствовал себя в полной безопасности говорить всё, что ему вздумается. – Я пришел просто поговорить, тан Гардог, — рогатый перевёл свой косой взгляд на сумку с припасами, — Надеюсь, что не сильно помешаю твоей трапезе. Если что, могу угостить бутылкой прелестного вина из луноягоды. Но сначала ответь, откуда у тебя такие интересные друзья?
 — Я не отвечаю на вопросы демонов, — с этими словами дворф медленно сделал пару шагов вперед. Его глаза смотрели прямо в лицо сатира. — Проваливай отсюда.
 — Демонов? – кривляка удивлённо выпучил глаза, — да я в той же степени демон, что и твоя подруга, просто… немного менее удачливый. Или более, — он хихикнул, — мы, эльфы и сатиры все одной крови. Одной страсти. Но есть одно отличие. Я использую куда более прикладной подход. И действительно могу тебе помочь в обмен на небольшую услугу… — рогатый задумчиво почесал свою синюю бороду, — Или… Постой, ты доверяешь исключительно симпатичным девушкам со сладкими голосами? – на несколько мгновений его образ обрел вид красивой эльфийки в откровенном платье, потом человеческой женщины и, под конец, сатир с хохотом превратился в аккуратную и милую дворфийку в шубке. – Неужели ты вообще веришь, что в компании высокорожденной тебе светит избавление?
Лицо дворфа скривилось в отвращении, когда сатир начал свои превращения.
Но при этом тан продолжал аккуратно сближаться с демоном. Как только последние слова были произнесены, Гардог бросился в атаку, нанося удар в живот сатиру в образе дворфийки.
Невысокая фигурка дворфийки сжалась от удара в живот, пронзительно глядя тану в глаза. Он чувствовал как ручейки горячей крови струятся по рукояти кинжала на руки и остывают, скатываясь дымящимися каплями на землю. Лицо побледнело: дворфийка начала задыхаться.
Трагический голос сатира раздался уже сзади.
 — Ты же видишь какая ты угроза для своего клана, тан, ещё не поздно всё исправить.
Прорычав что-то невразумительное Гардог оттолкнул тело и резко обернулся назад, нанося расскающий удар туда, где должен был находиться противник.
Вновь оглушительный хлопок прежде, чем удар достиг цели, и кругом стало всё тихо. И пусто. Ни следов крови, ни демонов. Холодная рукоять обнажённого кинжала с матовым лезвием покоилась в ладони бородача.
Гардог еще какое-то время вращал головой по сторонам, ожидая возвращения сатира. Успокоившись, он задумчиво посмотрел на клинок в руке.
 — Что ж такое происходит… — спросил сам себя дворф на родном языке, да вернулся к мешку с припасами. Вот только теперь он был настороже.
 — Я вижу, твой аппетит трудно отбить, — Дилиа устало улыбнулась, бесслышно выбираясь из-под сени кристаллических деревьев на поляну и застав дворфийского тана в самом разгаре трапезы. Эльфийка сжимала в правой руке рукоять родового молота Гардога, левой же бережно прижимала к груди маназмея, который выглядел буквально каким-то… Потухшим. Но периодически пощелкивал усами, угрюмо глядя на Гардога.
 — Вдруг война, а я голодный? — философски спросил Гардог, заприметив у эльфийки Дун Сифал, обозначавший для него, что это не сатир, который, по его мнению, вполне мог превратиться в Дилию.
Дворф поднялся на ноги, протянув руку за молотом.
 — Как всё прошло?
Перед тем как отдать молот, девушка пристально посмотрела тану в глаза несколько секунд.
 — Непросто, — наконец призналась Дилиа. – Нужно поскорее уходить из этих мест. Что-то. Или кто-то пробудил духов, которым лучше было оставаться забытыми. Но мне удалось пройти незамеченной. Наверное, обстановка понемногу утихает. Интересно, это как-то связано с твоей рукой?.. Как, кстати, самочувствие? Ты там здорово нахлебался.
 — Я в порядке, — отмахнулся дворф, забрав свой молот. — Правда сатир какой-то мне тут всё сказки свои рассказывал. Ну я его отпугнул, гада такого.
Гардог с чем-то неприсущим ему в глазах посмотрел на родовое оружие. Затем, мотнув головой, вновь взглянул на Дилию. Перехватив зажатый до этого в правой руке кинжал за лезвие, он отдал его эльфийке.
 — Значит, не будем задерживаться.
 — Сатир? – перехватив кинжал, девушка нахмурила тонкие белёсые брови, проверяя мимоходом своё снаряжение: перетягивая ремни на броне и хлопая ладонями, одетыми в кожаные перчатки, по сумке (туда отправился маназмей) и тубусу «Ничего не забыла?». Похоже, не смотря на усталость, эльфа была готова к продолжению похода без передышек. Решимость? Сила? Страх?.. – Расскажи подробнее. Эти твари могут быть гораздо опаснее, чем кажутся.
 — Будто бы я его слушал… — пожал плечами Гардог, начав собирать свои пожитки, разложенные на мешке. — Он что-то про тебя говорил. Странно, он знал мое имя, а еще он менял облики.
Завершив сборы и убрав молот в мешок, дворф повернулся к эльфийке, протягивая ей хлебец, который ему подарила девочка в лагере.
 — Будешь?
Дилиа прикусила нижнюю губу. – Это плохо. Запомни, сатиры знают много фокусов и мастерски строят иллюзии. Но их главная сила – простое коварство. Они умело мешают ложь и правду. Играют на наших чувствах… Сатиры ненавидят ночных эльфов и прочих, кто не подвергся пагубному влиянию демонической крови, — девушка недоверчиво прищурилась и взяла предложенный хлебец, — ну, раз не слушал… Ладно, отсюда уже недалеко до перевала на Грозовую Гряду.
 — Ничего, с демонами я научен общению. Пуля в лоб или молотом по между рогов — это самое-то, — усмехнулся дворф. — Ну, раз недалеко, то веди меня, остроухая, да расскажи, что за змеюку ты с собой таскаешь.
И двинулись они в путь. Эльфийка не обманула, до перевала оставалось действительно немного. За простыми разговорами это расстояние и не было особо заметно. Через какое-то время Гардог и Дилиа вышли на просторное плато. Заснеженная дорога уводила вправо к видневшемуся вдали поселку гоблинов. В поле, среди белоснежной пустыни выделялись черные пятна — следы разорвавшихся мин. На головой путников возвышались великие горы, от которых захватывало дух.

ID: 15566 | Автор: Тан Таныч
Изменено: 27 марта 2014 — 13:11