Ислик Дан Ин уходит из дома (часть первая)

Лаас
...и еще миллион персонажей Gjyr

Различие между умным и мертвым разбойником часто бывает тоньше, чем ус у кошки, и проходит точно по границе между светом и тенью... Дурак всегда смотрит только в одну сторону и, опасаясь фонаря или факела, слишком глубоко подчас ступает по мраку. Умный знает, что смертельные опасности поджидают его с обеих сторон.

Лаас подобрала с пола кусок тряпки, нашла более менее чистый участок и вытерла им лезвие причудливого кинжала, больше похожего на миниатюрный серп. Спрятала оружие в чехол на поясе.
Оперлась плечом в массивный книжный шкаф, навалилась. Мебель протестующее заскрипела, но все-таки подалась. Наемница юркнула в проход, оказавшийся за ним.
Наверняка существовал какой-то хитроумный запирающий механизм. Но вытряхивать эту подробность из ополоумевшего от боли и ужаса отшельника она уже не стала, удовлетворившись лишь указующим взглядом.
Комната, которую покинула дренейка, была небольшой и когда-то, наверное, очень уютной. Но теперь все выглядело так, словно по ней прошелся кровавый вихрь. Сломанная мебель, разбитые светильники. В центре поскрипывает цепью подвешенное за руки тело. Обнаженный выше пояса мужчина, тронутые сединой волосы слиплись от крови. Вытаращенные глаза, перекошенный в беззвучном крике рот. Руки, плечи, спина, грудь, живот - все выглядит так, словно кто-то пытался нарезать из него шнурки. Заживо. Раз за разом начиная сначала.
Разве способен кто-то вынести хотя бы десятую часть этого, оставаясь в живых?

Генетта проникла в лесное убежище неслышно, позимым ветром… И тут же бессловесно застыла. Нет, она, знала, конечно, что люди - существа весьма странные, а если к тому же они выбирают себе уединенную жизнь, то что-то там у них в голове совсем не в порядке становилось, но к увиденному она определенно была не готова. Несколько долгих секунд тусклые, беззвездные глаза кальдорейки тупо пялились на страшно изуродованное человеческое тело, пытаясь уместить в голове увиденное. Потом она сморгнула и тихо выпрямилась, не покидая ненадежных, дрожащих теней. Тихо зашелестел высвобожденный из ножен меч.

Все ее инстинкты сигналили об одном: вали отсюда, Генетта, лучше вали, да без оглядки. Не будь дурой, это ненормально, а от всего ненормального разумнее всего держаться подальше, если не хочешь сама однажды вот так вот рядышком на крюках болтаться… Но она не произносила ни слова и осторожно кралась по порушенной комнатушке. Взгляд ее, цепляя детали, медленно скользил по негостеприимному убранству: перевернутый, распоротый диван, маленькая тумбочка в углу, пробитая насквозь, с выдавленными напоказ щетками и тапками, разорванные покрывала, разбитые цветочные горшки с рассыпанной по еще влажным и теплым от крови коврам грязью и керамическими осколками - и чуть отодвинутый книжный шкаф, за которым, будто портал в преисподнюю, темнел потайной проход… Рука ее отчаянно сжимала рукоять клинка, челюсти стиснуты так, что в голове шумит, и сердце бешено колотится - но она ни за что, никогда не позволила бы себе отступить перед каким-то страхом. Только не Генетта, нет. Непослушные ноги медленно подводили ее к мученику.

Мыски сапог из мягкой кожи шлепнулись в разлитую под телом кровавую лужу. Генетта наизусть знала его описание, лучше, наверное, чем родная мать, но сейчас он сам на себя не походил. Он был мертв, очевидно, но мертв всего ничего… а, значит, его убийца все еще был рядом. Глаза непроизвольно скосились к подвалу. Кто бы ни был убийцей, он пришел не за ожерельем, которое этот человек никогда не снимал, иначе бы уже получил его и ушел… А значит, ожерелье все еще было где-то здесь, в хаосе. У нее было немного времени, чтобы найти его здесь и навсегда сбежать из этой лавки мясника…

Лаас замерла, настороженно вскинула голову. Ей пришлось повозиться, разыскивая в полумраке подвала, освещенного лишь слабым огоньком магической безделушки, украденные навигационные карты. Они сиротливо примостились на одном из стеллажей. Между большой стеклянной банкой с чем-то, напоминающим мозги, и высохшим до хруста органом какого-то бедолаги.
В целом, подвал слишком живо напомнил ей некоторые моменты из собственного прошлого. Свисающие с потолка цепи с крючьями. Углубление в полу под ними, ложбинка, уходящая в дальний угол, любовно начищенные до блеска инструменты на столе и стеллажах. Острый, дурманящий запах свежей крови мешался с застарелыми запахами смерти и разложения. Крысы, шуршащие в углах под кучами ветоши.
Но сейчас твари притихли, словно вместе с наемницей прислушивались к едва слышному скрипу половиц над своей головой.
В домике отшельника был кто-то еще.
Кто-то, кого тут не должно было быть.

Кто-то, кому с каждой уходящей секундой все меньше и меньше хотелось здесь оставаться…
Генетта вернула свое оружие в ножны, чтобы освободить обе руки. Отчаянно спешила: посмотрела на его теле сначала, проверив пальцами раны, потом нагнулась над кровью, обследовала деревянные полы, пробуя одну за одной доски настила, потом сползла, не поднимаясь, к коврам, с осторожностью встряхивая грязные ткани, прорабатывая осколки посуды и недоломанные останки мебели… Посмотрела в тумбочке, в столе, в шкафу для одежды, во всех карманах, обшлагах и манжетах, в светильниках, в купальной бочке - не посмотрела только на полках неповрежденного книжного шкафа, того самого, едва сдвинутого со своего привычного места... И, рога Кенария, как же ей не хотелось сейчас смотреть там! Она встала, стирая рукавом выступившие на хмуром лбу капли пота. Не моргая, смотрит на этот ощерившийся корешками и поваленными безделушками, забрызганной подсыхающей кровью предмет интерьера, будто он и есть убийца, будто именно он угрожает сейчас ее жизни. Но сейчас уже глупо отступать:
- Долбаные люди. Долбанные Зимние Ключи. Долбанные, долбаные отшельники… - ругнулась еле слышно.

Лаас выждала, пока потревоженные крысы начнут снова шуршать (уж не костями ли), засунула сложенные карты в сумку, прицепленную к бедру, и осторожно поднялась по земляным ступенькам, стараясь держаться в тени. Светящуюся безделушку она тоже спрятала, чтобы не выдать себя раньше времени. Оставалось только порадоваться, что кожаная одежка не скрипела, не бряцала, а мягкая земля под ногами была молчаливее рассохшихся половиц.

Смотри-ка, длинноухий. Потерял что-то?
Когда незваный гость направился к шкафу, Лаас отпрянула вглубь коридора. Кажется, в домик отшельника пожаловала конкурентка.

Когда шальная тень шарахнулась в темноте, Генетта уже забыла о шкафе. Она знала, конечно, что была не одна, поняла сразу - кожей чувствовала чье-то чужое присутствие, но пока живодера не было в поле ее зрения, его как будто и не существовало, словно был какой-то параллельный мир зашкафья, от монстров которого она была защищена. И тут внезапно обрушилась дамба. Она присела, хватаясь за мечи, острые глаза безуспешно пытаются проглядеть ожившую темноту, а по позвоночнику медленно, противной такой волной сбегают мелкие холодные мурашки.
- Этот… - каркнула не своим голосом и тут же откашлялась. Продолжила спокойнее, приведя дыхание более-менее в норму, но, не меняя оборонительной, как загнанная в угол кошка, позы:
- Этот человек не был мне другом. Я не собираюсь мстить за него. Мне просто нужен этот шкаф, - ляпнула, не подумав, как это звучит. - ...И я не видела твоего лица. Давай разойдемся миром. Хватит на сегодня крови, что скажешь?

- Шкаф? - донеслось из темноты насмешливым, хриплым карканьем. - Я погляжу, как ты его унесешь.

- Не весь. Деревянный каркас оставлю тебе, как самому первому.
Темнота сделала чужой хриплый голос совершенно бесполым, но от услышанной шутки у нее чуть-чуть спустило вентиль напряжения. По крайней мере, существо там, внизу, было разумным и умело общаться. Это все еще не значило, впрочем, что им удастся о чем-то договориться… Генетта невольно снова стрельнула глазами на распятого мертвеца.

- Забирай, - хмыкнуло из темноты все так же хрипло. Словно у говорившего были серьезные проблемы с голосовыми связками.

- И… никаких внезапных нападений из темноты, ладно? - уточнила эльфийка на всякий случай.

Тишина была ответом на эту просьбу.

- Я тебе доверюсь, - осторожный шаг мимо глиняного черепка. Обнаженное лезвие ловит на себе слабый оранжевый свет уцелевшего светильника в углу.
- Просто возьму, что мне нужно, и уйду, - и еще несколько шагов. Говорила больше для себя, чем для того, чудовищного, что жило в подвале отшельника. От звука собственного голоса ей становилось немного спокойнее, и она не слышала бьющегося, как бобровый хвост, сердца. Главное - не поддаваться страху… Она переборола желание зажмуриться, когда подошла к темному провалу.
Торопливо, не расставаясь с оружием, проверила по верхам все первые полки - падали на землю старые книги, раскатывались по грязному, истоптанному полу глиняные фигурки и обереги волшебника. Может быть, он держал ожерелье в одном из этих томов? Она проверяла их наскоро, бросая некоторые на землю, чтобы открывать ногами. Скапливалась куча, но ничего не было… Какие-то книги еще стояли на полках, но в нее уже закрадывалось ощущение пропасти - здесь она ничего не найдет… И это только заставляло ее работать быстрее.

ID: 14537 | Автор: Gjyr
Изменено: 4 ноября 2013 — 2:51

Комментарии (11)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
1 ноября 2013 — 11:43 azog_the_orc

Картинка вызывает больше вопросов, чем текст. Человек-кузнечик? Гуттаперчевый? Крылья бэ-феникса в темноте? Луна на полке? О_о
И конечно, гордая подпись на рисунке. Ну как же, а вдруг потомкам захочется купить сие волшебное полотно за миллионы тугриков.

Сам текст понравился и даже хочется ещё, а вот выделение цветом первых слов каждого поста - жутко выбешивает. Я понимаю, если бы реплики были выделены, но так. Да ещё и оттенок постов Лаас выбран совершенно неудачно. Не надо так делать. Вызывает желание взять и... редактора. Жутко мешает читать.

1 ноября 2013 — 14:28 Pentala

Такое впечатление, что говорит только Лаас.
А турчанка-вампирша транслирует свою прямую речь ей в мозг.
Причём во время реплик калдорейки врубается слоу мотион.
ну ей-богу, в диалоге всё-таки лучше держать один стиль, если вы не хотите подчеркнуть телепатию или разговор на разных языках.

1 ноября 2013 — 14:37 Toorkin Tyr

Какой на один стиль диалогов у разных персонажей и авторов? :\
ПС. Это и есть та дренейка в нашу супер пати с бейличкой? :3

1 ноября 2013 — 15:52 Charis

кажется, Пентаморфер имеет в виду единый стиль оформления прямой речи для обоих авторов... я то могу вспомогти в этом деле, но... оно и правда надо? :-\

то, что придраться смогли только к оформлению я невозбранно впишу в свой список "комплиментов" :)

ЗЫ. знать не знаю про "вашу супер пати с бейличкой" О_о

1 ноября 2013 — 22:28 Toorkin Tyr

Но вам туда точно нужен бейлик!
знать бы, куда блудную гену снова занесла нелегкая отравленная жизнь.

1 ноября 2013 — 22:35 Charis
блудную гену

я ЗНАЛА!!!!

2 ноября 2013 — 10:35 Lash
знать бы, куда блудную гену снова занесла нелегкая отравленная жизнь.

ты будешь удивлён узнанному

1 ноября 2013 — 16:55 Чудесная Риканда

Всю прямую речь начинать с тире, или же оформлять кавычками. Согласна с Пенталой, было бы лучше.

1 ноября 2013 — 18:21 Charis

по просьбам трудящихся - переоформлили. *пафосно раскланивается*

1 ноября 2013 — 18:36 Pentala

Во, намного лучше. Так держать.

1 ноября 2013 — 16:54 Чудесная Риканда

Симпатично, мне понравилось :)