Крепость Милосердия Речь о бесчестье

Гильдия Паладинский орден имени святого мученика Болвара Фордрагона при Церкви Святого Света
Антодиас Штерн
Рониэла Винтерхольд
Габриэл Бишоп
Энтони Вульф
Генри Балтимор
Твэйн Галбрейт

Антодиас, вперив взгляд куда-то пустоту и поставив на стол сжатый кулак, был погружен в свои мысли.
Главный зал постепенно наполнялся членами Ордена.
Антодиас еще раз осмотрел всех присутствующих и заговорил.
Антодиас: Наш брат Иноис погиб страшной смертью, но настоящий ужас этой утраты заключается в бесчестье, которое навлекла гибель святого отца на наш Орден. Позор этот пал на плечи каждого, кто сейчас здесь присутствует. Нам избранникам самого Света не пристало носить на себе печать бесчестья.
Рониэла нахмурилась, слушая магистра.
Антодиас задержал взгляд на перчатку Болвара, которая были водружена на подставку в центре стола.
Твэйн напряженно вздохнул.
Антодиас: Ведь именно понятия чести и позора, а не избитые истины мещанской морали определяют то, кто мы есть. И никто из нас по-настоящему недостоин быть рядом со Светом, покуда мы не восстановим наше благочестие.
Габриэл переводит нахмуренный взгляд с магистра на присутствующих и обратно.
Рониэла опустила взгляд на стол.
Антодиас: Церковь лишила нас возможности предать убийцу братскому суду, настояв на собственном судилище.
Энтонни стоит с каменным лицом, не отвлекаясь ни на что, слушает магистра.
Генри поморщился от слов про церковный суд.
Антодиас: И словно этого было мало, чтобы еще больше уязвить наши поруганные идеалы, Церковь проявила ложное милосердие и заточила убийцу на 20 лет, вместо того, чтобы предать его заслуженной смерти.
Твэйн: Но как же так?! - Твэйн хоть уже и приготовился к этой новости, но пыл свой сдержать не смог.
Антодиас: Именно такой приговор был объявлен вчера в Штормграде, братья и сёстры.
Рониэла: В любом случае этот факт можно исправить, магистр. Я знакома с подземельями Шториграда. А уж достать форму тюремщика...
Рониэла хитро улыбнулась.
Антодиас: Слишком тяжкая вина для такой подлой смерти, его казнь должна был быть публичной. Но теперь мы лишены возможности восстановить наше достоинство в лице Света, ведь преступник был сослан на Тол Барад.
Рониэла: Это сложнее. Но по-прежнему выполнимо.
Антодиас: Каким унизительным для нас не было решение суда, мы не станем его нарушать, потому что остаемся верны собственным клятвам перед Церковью, сестра Капитан.
Антодиас: Но нельзя не заметить, что Церковь стала все больше заботится о мирских законах, нежели о чистоте своей совести перед Светом. Вы сами были свидетели того, как Церковь легкомысленно простила этого еретика из Братства Света, вернув в свое лоно!
Рониэла задумчиво кивает.
Антодиас: Церковь размякла от легкой жизни, погрязнув в политических дрязгах. Ее взор затуманился, а добродетель милосердия превратилась в добродетель слабости и бесхарактерности. Я знаю точно, что в Церкви все еще осталось множество людей, которые по-прежнему верны Его идеалам. Именно ради них, ради Света и из-за клятв данных нами, мы обязаны спасти Церковь Святого Света от паутины порока в которой та погрязла.
Габриэл кинул на магистра заинтересованный взгляд.
Рониэла прислушалась к словам.
Антодиас: Только так мы сможем защитить истинное учение Света.
Антодиас замолчал, обведя слушателей взглядом полной решимости, а затем продолжил.
Антодиас: Мне было видение. Пусть образы ниспосланные Им были смутные, но теперь, когда каждый новый день приносит нам новые беды, я начинаю понимать, что Свет пытался донести до меня. Вот для чего избрал нас Свет, он возложил на нас миссию по спасению истинной веры.
Генри: Приказывайте, Магистр - мы сделаем.
Габриэл кивнул в знак согласия с "напарником".
Антодиас: Время для решительных действий еще придет, сейчас же мы должны скопить силы и найти сторонников. Могущество Церкви велико, но на нашей стороне истинный Свет.
Энтонни скрестил руки на груди.
Антодиас: И мы обязательно победим, если каждый из вас полностью отдаст себя борьбе. И лишь победив, мы будем прощены Светом и восстановим свою честь. А до этого... Пусть каждый примет со всей готовностью грядущее испытание.
Рониэла решительно кивает.
Твэйн нахмурившись вспоминает проповедь жрицы Эллеаноры.
Антодиас: Брат Иноис погиб, сгорев на кресте. Так пусть его ужасная гибель станет символом Ордена, дабы каждый из нас помнил о бесчестье и стремился к прощению. К прощению перед лицом Света, ведь нет ничего более постыдного, чем жить в позоре.
Генри склонил голову.
Антодиас: Свет храни. - закончил Штерн.
Габриэл: Свет храни. - повторил за Магистром.
Твэйн: Свет храни.
Рониэла: Будут указания, магистр?
Энтонни всё так же молча стоял лишь иногда поглядывая на сестру-капитана.
Антодиас: Да, я хочу, чтобы сегодня вечером вы, вместе с остальными наставниками были у меня в кабинете.
Антодиас: Можете быть свободны, я настоятельно советую вам провести ближайшее время моля Свет о стойкости духи.
Энтонни кивнул магистру и пошел на выход.
Генри хотел было выйти, но замер, провожая взглядом уходящих.
Генри: Магистр, а что сказал убийца? Почему он это сделал?
Антодиас: Сказал, что ему заплатили.
Генри: Ради денег убил человека... Как низко пали люди в королевстве штормградском.
Генри поклонился и направился к выходу.

ID: 15440 | Автор: Magister Антодиас
Изменено: 26 марта 2014 — 23:40