Драконий Погост Драконий Погост: Подкрепление (24)

Борода
Чарис
Кьяриль
Зэкэриас
Гильермас Клинок Ужаса

Айнгерн:
Видимо, медведь решил основательно погулять, потому что возвратился только под вечер. Зачем он брал с собой свою котомку - непонятно, но теперь он подволок её к самому огню и принялся копошиться внутри.
- Никто спать не мешал? - поинтересовался он между делом у вояки-мастера-на-все-руки.

Зэкэриас:
- Нет. - Пожал плечами и мотнул головой Зэкэриас, который за этот день успел уже и по округе слегка побродить в поисках драконьих костей, и камешки поискать, и фигурку дриады из дерева вырезать, и с копьём поупражняться. - Камней или ракушек красивых не нашел?

Чарис:
Эльфийка продрала глаза в шатре, застегнула куртку, выбралась наружу, широко зевнула и пошатываясь, словно зомби, побрела куда-то вдаль.
Чтобы вернуться через несколько минут и плюхнуться на бревно рядом с эльфом:
- Какие новости? - зевнула так, что хрустнула челюсть.

Айнгерн:
- Ракушек нет, а вот камней... - ухмылка смотрелась странно на медвежьей морде. - Выбирай.
Он расправил края котомки и показал несколько разнокалиберных янтарин, будто вобравших и запасших внутри себя солнечный свет. В свете костра они поблёскивали цветами гречишного мёда.
- А новости как раз то, о чём хотел поговорить.

Чарис:
Чарис проворчала что-то про медведей-археологов, и протянула руки к костру. В шатре было тепло, а тут мороз реально кусался.

Зэкэриас:
- Благодарю. - Мужчина шире раскрыл глаза, когда увидел вполне приятные для его дела камешки, и выбрал на всякий случай два, мало ли с первым что не выйдет. - Рассказывай, не даром же целый день тебя не было.

Айнгерн:
- Я доковылял почти до самого берега и видел наших заклятых друзей. Кажется, они разобрались со своим гулящим воздушным духом. Подробностей не видел, но фейерверк был хороший, - медведь хмыкнул. - А вот дальше они отправились совсем не к волнолову, если я не напутал стороны света. Дайте-ка сюда карту.

Зэкэриас:
Карта была у Чарис, потому воитель только внимательно слушал. Дренеи убили духа ветра, собирались к какому-то волнолову, и вообще занимались своими делами. В духах Зэкэриас разбирался слабо, кроме того, что был в курсе о том, что элементали были невольными прислужниками Древних Богов, но сейчас, кажется, шаманы с ними решили вопросы миром или войной, и проблемы возникать должны были реже.

Чарис:
Чарис полезла за пазуху за картой:
- Мне становится все интереснее и интереснее, - она хотела было дать карту друиду, но вовремя спохватилась и просто развернула карту в руках, демонстрируя. - Как быстро я смогу сделать отсюда ноги... И смогу ли....

Айнгерн:
Мишка нахмурился, потом лицо его просветлело. Он аккуратно ткнул когтем в пергамент и повёл к неровной линии, изображающей побережье.
- Я видел их где-то тут, - его лапа указывала на небольшой островок у берега, южнее и чуть западнее того места, где сейчас находились они сами. - Маяк, хм. А ты что, боишься, что они сюда припрутся? Меня они, кажется, не заметили.

Чарис:
- Мне кажется, с учётом того, как они наводят шухер, им сюда приходить не обязательно. Прилетит какой-то взбешенный дух, или эти пираты-водоросли, или ещё какая-то дьявольщина приключится, - дернула плечом эльфийка. - У тебя есть какие-то соображения, что делать дальше?

Зэкэриас:
Последний вопрос и Зэкэриаса волновал, поскольку время для него тикало быстрее, чем для других, кого сердце вперёд не подгоняло, угрожая картинами того, что он опоздает или никогда не узнает о судьбе любимой. Мужчина с вниманием поглядел на друида, ожидая от него планов на остаток дня или день грядущий.

Айнгерн:
- Общаться с нашей птичкой, - ответил друид. - Думаю, сейчас шансов достучаться до неё во Сне больше, чем было днём. У меня остаётся один вопрос - насколько ты доверяешь нашему новому другу? Без обид, воин, - добавил он в сторону эльфа.

Зэкэриас:
Мужчина развёл руками, мол, я тут не набиваюсь к вам, и обратил внимание на Чарис, которой вопрос был адресован. Вопрос доверия сородичам для него обычно не стоял, если только это не были высокорожденные или те, кто уже каким-то образом себя дискредитировал, потому сомнения друида для Зэкэриаса выглядели не менее подозрительно, чем дерзкие дренеи. Впрочем, дело было серьёзным, так что можно было это простить и забыть.

Чарис:
- Без понятия, - пожала плечами эльфийка. - Он пока не пытался меня убить. Да и похож на того, кого показывала мне сестра. Возможно, он забыл что-то нам рассказать, - девушка с намеком поглядале на воина. - Но я надеюсь, что он вспомнит. И не будет нас ставить в неловкую позу неудобных открытий...
Она свернула карту и спрятала за пазуху:
- Разузнай у птицеглазой, что это за маяк такой. И зачем он мог понадобиться дренеям. Если она захочет продолжения. Что в текущей ситуации практически невозможно. По ясным причинам.
Вопрос с "поспать-поговорить" она, похоже, уже считала решенным.

Зэкэриас:
Паранойя была следствием войны или сильного стресса, ибо только так можно было объяснить то, что Чарис и друид-медведь всё пытались найти черную кошку в тёмной комнате, когда никакой кошки там не было. Зэкэриас видел подобное, когда новички возвращались после первых боёв и не могли даже спать нормально, когда любой шум, стук или свист воспринимался ими, как стрела, магический взрыв или нечто подобное, что было связано с риском для жизни. Не все выдерживали это, некоторые сходили с ума, сводили счёты с жизнью, но кто переживал, тому уже было ничего не страшно. Почти ничего.
- Всё, что хотел, я уже сказал ранее. - Решил таки не отмалчиваться воин.

Айнгерн:
- Раз так - замнём вопрос, - хмыкнул медведь. - Появление ещё одного эльфа в этой глуши можно было бы назвать подозрительным совпадением. Особенно если вспомнить все прелести нашего задания. Но я, в отличие от наших копытных союзничков, параноидальной кровожадностью не страдаю.
Он лапами свернул котомку и перебрался ближе к огню.
- На случай, если разговор примет дурной оборот... Чарис, умеешь разбираться в травах?

Чарис:
- Ты думаешь, я найду тут траву? - часовая красноречиво указала на окружающие их сугробы. - Что именно ты хочешь?

Зэкэриас:
В траве немного разбирался Зэкэриас, но ему интересна была только та, что подходит для заваривания в чайнике, и мужчина не был уверен, что здесь вообще найдётся хотя бы одно такое же растение, как в Калимдоре, потому предпочёл промолчать.

Айнгерн:
- Искать не нужно, - успокоил медведь. - У меня в котомке среди трав есть связка волчеца... Что такое волчец- А, тьху. Его ещё скорополохом называют. С длинными узкими колючими листьями. Если нужно будет срочно разбудить, а я не буду просыпаться, заварите вместо чая.

Зэкэриас:
- И влить тебе в рот, дать понюхать или побрызгать? - В таких тонкостях ремесла друидов капитан не разбирался, но решил заранее уточнить что именно нужно сделать, если указанное их товарищем событие произойдёт. - Чтобы мы потом не использовали разные варианты.

Чарис:
- Сунуть под хвост. Благо колючий, - фыркнула Чарис, и полезла без спроса в медвежью котомку. - Давай сразу разберемся, что за травка. А то они сухие все похожи.

Айнгерн:
- Если запаха будет недостаточно - влить, - откликнулся друид. Проследил, как шустрая эльфка перебирает замотанные в тряпьё сухие пучки. - Нет... Нет... Тоже нет... Этот, - его лапа безошибочно ткнула в нужный свёрток.

Чарис:
Чарис отложила их на видное место в котомке.
- Ясно. Иди, дрыхни.
А сама уселась обратно на бревно, протянула руки к огню. Котомку утащила себе под ноги.

Зэкэриас:
Ковшик был у Чарис, снега вокруг для того, чтобы сделать из него воду, полно, траву нашли, значит, дело было в шляпе, а раз так, то воину оставалось снова только заниматься своим хобби и ждать пока друид сделать своё дело. Как раз нужно было поиграть ножом с янтарём.

Айнгерн:
Медведь улёгся и прикрыл глаза. Языки пламени отплясывали на опущенных веках. Если меге- Мегида отбыла вместе с тауреном, то отправились они, скорее всего, в крепость орков. Там и стоило начать поиски.
Что-то, а уж засыпать он умел. Когда перед глазами замаячили мягкие серо-зелёные тени вековечных северных кедров, он расправил мохнатые плечи посреди драконьего леса и послал мысль-вызов, придав ей нужную форму.

ДМ:
Ответ, вопреки ожиданиям, пришел из лесов к юго-востоку от крепости. Во Сне вещи часто проявляют истинную суть, и Айнгерн внутренним зрением видел не калдорейку, но гарпию, заночевавшую где-то среди неказистых волчерских хижин.
"Ты поздно. Есть хорошие вести?"

Айнгерн:
"Дренеи не ищут артефакт - во всяком случае, пока. Это хорошая новость?"

ДМ:
"Не слишком, если увидеть в ней истину: дренеи не сказали вам, что ищут артефакт. Он может быть важнее, чем предполагалось. И опаснее".

Айнгерн:
Вопрос "важнее для кого?" повис в воздухе, но выпускать его в видимое пространство друид не стал.
"Дренеи вообще мало что нам сказали, и были настроены весьма подозрительно, если не сказать - агрессивно. Мы помогли им в бою, так что это весьма странная ответная реакция. Вызывает ряд неприятных вопросов. Например, были ли мы первыми приставленными к ним соглядатаями от Круга."
В голосе друида проскакивали неприятные нотки, но он сохранял выдержку.

ДМ:
"Вероятно, первыми, о ком они узнали, - сухо ответила Мегида. - Птицы донесли мне. С твоей стороны было не слишком умно разрушать подготовленную легенду об археологе и предоставлять дипломатию Чарис. Что теперь? Вы следуете за ними, надеюсь?"

Айнгерн:
"Археолог в бою был бесполезен, - друид поморщился, - а избежать его мы не могли. Я действовал, как считал нужным. А учитывая, что нас угрожали убить, если мы продолжим радовать их нашим обществом..."
Его голос оборвался.
"Как продвигаются поиски кристалла? Мы здесь ради него, не так ли?"

ДМ:
"Вы здесь ради того, чтобы вести наблюдение и узнать, для чего предназначался кристалл в первую очередь", - досадливо прозвучал ответ. - "Кто-то создал его и настроил на лей-линии нашего мира. Кто-то, кто способен посылать группу за группой не отягощенных моралью дренеев... если это еще дренеи. Кристаллом занимаюсь я".

Айнгерн:
"Это дренеи... Большинство из них. Во всяком случае, пока. Я заподозрил, что одна из них эредар, но если и так, она сумела скрыть это и от меня, и от двух паладинов её группы. Что касается того, ради чего мы здесь, то когда мы покидали лагерь, озвученные задачи включали "наблюдать, выяснить цели, препятствовать". Интересно знать, почему некоторые детали я узнаю только сейчас."

ДМ:
"Потому что не удосужился расспросить. Потому что спал, пока я инструктировала часовую, а потом был слишком занят, отбиваясь от подозрений в извращенных повадках. Соглашусь, я переоценила Чарис - она глупее птицы, когда речь заходит о том, чтобы запомнить и в точности передать сведенья. Что до дренеев, среди их экзархов долго прятался слуга Легиона, и все паладины Дренора не могли его опознать. Но вернемся к целям. Наблюдение - провалено. Выяснение целей - провалено. Препятствовать, полагаю, не собираетесь в страхе за свою жизнь. Это то, что мне стоит включить в доклад Кругу?"

Айнгерн:
"А Кругу ли?" - мелькнуло в мыслях.
Друид расхохотался.
"Включишь всё, что сочтёшь нужным. Что касается препятствования, нас двое, а их четверо. Пятеро, если считать человека, но он не выражал ни великой заинтересованности в их походе, ни враждебности к нам. Исходя из того, что я слышал, они собираются высвободить души своих товарищей, превратившихся в какого-то чудесного монстра на побережье, а после изучать "волнолов". Речь, как я понял, шла о конструкции, которую оставили после себя Синие Драконы. Не похоже, чтобы они хоть что-то знали о кристалле или интересовались им. В волнолове же больше всего казалась заинтересованной та, кого я сперва заподозрил в принадлежности к эредарам. Маг, если тебе интересно. Имя - Молки. И судя по тому, что она вытворяла в бою - очень сильный маг, - медведь вспоминал. - Пока мы с остальными разбирались с дюжиной морских разбойников, которых эти недотёпы умудрились притащить на хвостах, она положила две, и не выглядела после этого вконец измотанной. Именно она чаще всего и общается с духами наших заносчивых родственничков."
Он фыркнул.
"Подобное тянется к подобному."

ДМ:
"Волнолов - просто парящее в небе блюдце без кристалла, способного его активировать. Значит, они рассчитывают завладеть вещью до того, как доберутся до места. Это плохо".

Айнгерн:
"Это значит, что твои успехи ещё скромнее наших?" - не упустил случая съязвить друид.

ДМ:
"Возможно. Но, в отличие от вас, я знаю, что должна делать. А вы... Полагаю, вы теперь бесполезны. Можете вернуться к Фалрусу и попросить о задании, не требующем напряжения мысли".

Айнгерн:
"Если бы ты вовремя поделилась с нами этим знанием... - усмехнулся друид. - Непременно последую совету, как только закончу. Да, кстати. Раз уж используешь птиц, советую отказаться от сов. Они пообещали сбить нашу, если попадётся им на глаза, но едва ли эти рогатые мешки высокомерия отличат одну от другой."

ДМ:
"Я использовала вас, - поправила гарпия. - Глазеть на дренеев издалека - не совсем то, что нужно в этом деле".

Айнгерн:
"Назначать Медведя на задание, где нужен Ворон или Лунопард - тоже не совсем то, что нужно, - кивнул друид. - Мягко говоря. Это не к тебе претензия. Мне многое касательно этого задания не нравится. Слишком уж безалаберно организовано для наших братьев.
Может, конечно, мне кажется..."

ДМ:
"Фалрус забыл добавить в послании, что мне вменяется в обязанность утешать тебя и поддерживать, слуга Урсола и Урсока. Что ж, проявлю добрую волю. Круг нечасто имеет дело с артефактами, которые могут вскрыть магические жилы этого мира и при этом находятся в руках не культа, а союзников или тех, кто выдает себя за таковых".

Айнгерн:
"...продолжай."

ДМ:
"Что? Этого не хватает, чтобы объяснить безалаберность Круга? Тогда, может, начальство ошиблось в оценке твоих способностей, не говоря о способностях Чарис".

Айнгерн:
"Нет, ничего. Начало было многообещающим. Теперь представь, что я не в курсе, что такое магические жилы, а из культов знаю только Сумеречный Молот. Разгромленный, поскольку я лично свежевал его представителей. Изучение магии запрещено, не я тебе это должен напоминать. Если ты считаешь, что это задание так важно, и знаешь что-то ещё, почему бы не начать говорить?"

ДМ:
Ответом была продолжительная пауза. Неосведомленность друида явно стала новостью для Мегиды.
"Фарлус ненавидит меня сильнее, чем могло показаться. Магические жилы - лей-линии, кровь этого мира. Кровь сделала из зверей Древних и питает корни Нордрассила. Не нужно изучать магию, чтобы понять - у дренеев в руках бритва, которой они неумело размахивают там, где бьется пульс Азерота, чтобы присосаться к его силе".

Айнгерн:
"Разве все маги не занимаются тем же самым? - друид исполнил плечами свой фирменый жест и нахмурился. Зря она заговорила про Древних. Он мысленно скрипнул зубами, но смолчал. Рано. Ещё рано. - Я устал от твоих витиеватых метафор. Присасываться с помощью бритвы - странный способ. Почему бы не объясниться нормальным калдорайским языком?"

ДМ:
"Жилу вскрывают, чтобы напиться крови, - утомленно пояснила калдорейка. - Нормальным? Изволь, но тогда не жалуйся, что долгий сон мешает тебе понять. После войны Нексуса, когда синяя стая была почти уничтожена, остались без присмотра волноловы, устройства, которые были предназначены для извлечения из мира всей магии и перегонки ее в логово Малигоса, откуда аркана выбрасывалась в Пустоверть. А поскольку магия - неотъемлемая часть Азерота, эта затея едва не разрушила мир. Так вот, Кругу стало известно о кристалле, способном активировать волноловы. Что еще мешает тебе осознать важность дела?"

Айнгерн:
"Посредственный начальник? - съязвил медведь. - Ладно, неважно. Итак, у нас есть орки, завладевшие кристаллом, который включает разрушение мира. Есть дренеи, которые, как ты утверждаешь, страстно жаждут этот кристалл. И есть мы, которых при встрече убьют и те, и другие. Что предлагаешь делать, о хитроумнейшая из друидок, перехитрившая сама себя?"

ДМ:
"Тебе? Начать придумывать оправдания для Фарлуса, - хмыкнула Мегида. - Я почти подобралась к устройству и делаю все, чтобы оно угодило в нужные руки. Если ты не можешь задержать дренеев или выяснить их планы, я не знаю, какую еще пользу из тебя можно извлечь".

Айнгерн:
"Если ты так говоришь, - друид почесал бороду. - В группе не всё идёт гладко. На стороне этой Молки только один из паладинов. Мужчина. Ещё одному шаману всё равно, но магичка, похоже, нашла с ним общий язык через постель. Остальным она не нравится. Но думаю, что в случае обычной угрозы они будут защищать друг друга. Возможно, ты сумеешь изобрести необычную."
"Ах да, и напоследок, - деланно спохватился он. - Совет на будущее. В разговорах с друидами не называй Древних магическими зверями и не говори, что Нордрассил питается магией. Тебе попался нехарактерно вежливый медведь. Другие могут и в зубы двинуть."

ДМ:
Судя по короткому смешку, это позабавило гарпию.
"Древних создала магия. Нордрассил питается ею. Приди и двинь мне в зубы - может, с этим ты справишься лучше, чем с поручением Круга. Впрочем, сомневаюсь: твоя нехарактерная вежливость граничит с любовью к унижениям, если послушать, как обращается с тобой Часовая. Тебе стоит проснуться, пока она не подняла тебя пинками. Прощай".

Айнгерн:
Когда друид проснулся, была уже глубокая ночь. Заворочался, потянулся, привлекая к себе внимание и одновременно осматривая притихший лагерь.
- Я ничего не упустил?

Чарис:
Чарис вскинула голову. Она наблюдала за огнем и за работой эльфа, да прислушивалась к окресностям.
- Нет. Что узнал?

Зэкэриас:
Вопрос, который Зэкэриаса волновал, озвучила девушка, потому оставалось только молча взглянуть на пришедшего в себя медведя и ожидать его ответа.

Айнгерн:
- Девочки, - кивок Чарис. - Мальчики, - взгляд на воина. - У меня для вас две новости. С какой лучше начать?

Чарис:
- С любой, - нетерпеливо потребовала эльфийка.

Зэкэриас:
То, что у друида было хорошее настроение после сна, внушало оптимизм, на который Зэкэриас лишь пожал плечами, мол, неважно, всё равно обе надо узнать.

Айнгерн:
- Новость первая, - медведь уселся у костра и ловко отправил в притихшее пламя пару поленьев. - Наша гарпия признала нашу полнейшую профессиональную непригодность и разрешила убираться на все четыре стороны. Пообещав, разумеется, много звёздных кар от начальства на наши головы.

Чарис:
Чарис громко пренебрежительно фыркнула:
- А вторая. Она организует нам доставку в Дарнасс?

Зэкэриас:
Озвученная новость Зэкэриаса не касалась, хотя вторая часть, обещающая возможность уйти отсюда, даже радовала. Если так обернётся, они с Чарис смогут заняться личными делами.

Айнгерн:
- Мечтай, - медведь поджал губы. - Новость вторая. Если честно, я уже не уверен, что нам стоит уходить, и вот почему. Если Чарис заметила, - кивок Часовой, - друидка очень скупа на раздачу сведений. Этот раз исключением не стал. Но кое-что из неё мне вытянуть удалось.
Он придвинулся ближе к слушающим его эльфам.
- Волнолов, та штуковина, что висит на побережье (это пояснение, видимо, предназначалось Зэкэриасу), - некая магическая структура, изобретённая Синими драконами. Предназначается для управления магическими потоками или вроде того. Важно не это, а то, что, если верить Мегиде, эту структуру можно заставить хорошенько жахнуть. Что-то вроде Шторма... Ах да, вы, вероятно, не помните. Высокорожденные устроили такую магическую бурю, благодаря которой Малфурион и Тиранда когда-то прогнали их за моря.

Чарис:
Чарис хмыкнула:
- Неплохо. Правда, не очень понятно, зачем предотвращать такую угрозу послали меня и тебя. Если ты понимаешь, о чем я.

Зэкэриас:
У Зэкэриаса был тот же вопрос, что у Чарис, но снова-таки озвучивать его повторно не было смысла. Может, хотели лидеры дать молодым опыта, но в таких случаях посылают наставника вместе с учеником, а не двух не до конца обученных бойцов.
- И что нам это даёт?

Айнгерн:
- Если я прав в своих догадках, нас послал вовсе не Круг. Нас послали те, кто не хочет, чтобы проблема была решена. У Фандрала были союзники, и я до сих пор не уверен, что обнаружились все из них.
Он перевёл дух и решил ответить эльфу.
- Если таурены не подведут, это даст нам какую-никакую подмогу. Да, вы правильно слышали, - подтвердил он. - Я разговаривал с Хамуулом Рунным Тотемом. Хотелось бы с Малфурионом, но... есть сложности. Думаю, так будет лучше. Он должен передать информацию куда нужно. Надеюсь, подмога прибудет до того, как тут станет жарко. Кристалл, за которым, как убеждала нас Мегида, все гоняются - это ключ к приведению волнолова в действие. Она заявила мне, что он почти в её руках, и она передаст его кому следует, - медведь внимательно и пристально смотрел в глаза часовой. - А если она не справится?

Чарис:
- Мы даже не знаем, где эта Мегера сейчас, - хмыкнула Чарис, задумчиво почесав правую бровь. - Есть какие-то конкретные предложения?

Зэкэриас:
- Если она получит кристалл, то можно будет более ни о чём не беспокоиться, кроме дренеев, но они второстепенная ваша цель, как я понял. - Задумчиво заметил воин, обдумав услышанное. - Но если ты подозреваешь, что она отдаст его не Кругу Кенария, то стоит позаботиться о том, чтобы кристалл оказался у нас раньше, чем у неё. А для этого нужно провести разведку в крепости орков хоть тебе в облике птицы, хоть совой Чарис. Можно и самим последить издалека, но это будет малоэффективным, если кристалл не закрепили вместо флага на главной башне.

Айнгерн:
- Мегида уже не в крепости, - отозвался друид. Прокашлялся (всё-таки медвежье горло не лучшим образом подходило для задушевных бесед). - Я определил только приблизительное направление, но если Чарис одолжит мне сову... Чарис, одолжишь мне сову? - поинтересовался он. - То мы сможем помочь Мегиде. У дренеев ключа всё равно нет, так что если не станут встревать, мы с ними больше не встретимся.

Чарис:
- Да бери, пожалуйста, - Чарис повертела головой. - Я всегда рада помогать Мегиде. Помогаем ей полностью...
Часовая свистнула, и через несколько секунд с дерева к ней на предплечье слетела сова. Грудка ее была немного выпачкана кровью, видимо та уже успела потрапезничать.
- Мы прямо сейчас пойдем ей помогать? - спросила она с воодушевлением.

Зэкэриас:
- Зачем идти. Пусть сначала сова узнает где она, а потом подумаем, как лучше туда добраться, каким образом и зачем. - Высказал свои соображения на этот счёт Зэкэриас.

Айнгерн:
- Зэкэриас прав. Думаю, надо хотя бы дать сове фору. Подкреплению - время нагнать нас. А нам - отдых. Если моя борода чешется неспроста, завтра нам предстоит тот ещё денёк. А моя борода редко когда меня подводила.

Чарис:
- Какая чувствительная у тебя борода, - хмыкнула эльфийка, поднимаясь с бревна и пересаживая на него сову. - Тогда я пойду спать, раз нам опять днем бегать. Все равно делать сейчас нечего.

Зэкэриас:
Можно было только позавидовать тому, сколько Чарис может спать, потому воитель улыбнулся едва заметно и потёр подбородок.
- Отдыхай. - Кивнул Зэкэриас уходящей часовой, а затем обратил взгляд на друида. - Ничего конкретного о том, где кристалл, не говорила она?

Чарис:
Эльфийка скрылась в шатре.

Айнгерн:
Друид покачал головой.
- Но не думаю, что она сильно лукавила, когда говорила, что кристалл почти у неё в руках. Может, тебе тоже отдохнуть? Подежурить могу и я. Сна мне за последние сутки даже по медвежьим меркам хватило.

Зэкэриас:
- Целый день отдыхали. Если и дальше собираемся продолжать, то лучше воспользоваться её советом и делать это дома в тёплой комфортной обстановке. - Хмыкнул с невесёлой улыбкой Зэкэриас, но не потому, что его огорчала такая перспектива, а потому, что ему это не грозило в ближайшее время.

Зэкэриас:
После того, как сова была отправлена друидом, прошло минут десять-пятнадцать. Зэкэриас периодически подбрасывал веток в костёр, чтобы тот не погас, и, чтобы не скучать, занялся тем, что начал вырезать фигурку второй дриады, благо янтаря на глаза для них у него теперь хватало. Отвлёкло же его от работы чьё-то покашливание, раздавшееся не так далеко от их поляны. Воин тут же повернулся в сторону, откуда донёсся звук, и обнаружил две приближающиеся фигуры, идущие под руки. Или точнее одна под руку вела другую.
- Медведь, Чарис. - Окликнул товарищей мужчина, понявший только сейчас, что так и не узнал имени друида. - К нам гости.

Чарис:
Часовая резонно рассудила, что будь это враги, окрик был бы другим, и поэтому вылезла из шатра без особой спешки.
Не спешила к костру, стояла к нему полубоком, глядя в темноту. Так глаз не слепил огонь.
Двое. Идут вроде как со стороны эльфийских руин. Что-то слишком много "мимоходящих" для мест, давно переставших быть трактом.
Молча стояла и ждала, спрятав одну ладонь в широкий длинный рукав куртки.

Айнгерн:
"Медведь" оторвался от своего занятия - он, как и воин, возился с фигуркой, только со своей. Поднял глаза на приближающихся.
Он вернул себе эльфийский облик уже после того, как часовая уснула. И сейчас его широкоплечая фигура, одетая в запасные штаны и небрежно наброшенную сверху уцелевшую куртку, сидела у самого огня. Лицо его скрывал капюшон, из-под которого торчала только хорошо освещённая пламенем костра борода.

Гильермас:
К костру вскоре вышла парочка ночных эльфов, напоминающая учителя и ученицу, оба в зимней одежде из кожи и тёплых плащах из шкуры белого медведя, что обеспечивало необходимую маскировку при необходимости остаться незамеченным в заснеженном лесу. Единственное, что настораживало, это то, что девушка вела мужчину в капюшоне под руку, и лишь узкий подбородок был виден из под него, тогда как уши оттопыривающие капюшон чуть назад, явно давали понять, что это тоже сын звёзд.
- Не знаю сколько вас, но ночи доброй, братья и сёстры. - Проговорил прокашливающийся мужчина. - Холодно тут у вас, пустите к огню погреться нас с напарницей?

Чарис:
- А вы типа тоже заблудились, да? - скептически поинтересовалась часовая.

Кьяриль:
– Всё зависит от того, кто вы такие, – ответила синеволосая эльфка, с прищуром разглядывая компанию у костра.

Зэкэриас:
- Зэкэриас. - Представился воин, который смутно угадывал в одном из гостей знакомого, но пока что не был уверен в этом. Хвататься за оружие не было нужды, хотя некоторое напряжение от ответа гостьи на вопрос Чарис возникло.

Айнгерн:
- Как-то невежливо выходит, - отозвался вдруг "Медведь". - Просите погреться, а представляться не спешите. Садитесь уж. Климат здесь неуютный.
Если присмотреться, можно было разобрать, что между сведёнными полами ничего не было. Куртка была наброшена на голое тело... если "голым телом" можно было назвать покрытую шматом густого меха грудь.

Кьяриль:
– Каков привет – таков ответ, – не смутилась друидка. – Я Кьяриль, ученица Круга.

Чарис:
- А зачем через могильники то перлись? - поинтересовалась Чарис. - Неужто духи так просто пропустили? Иоланис... или как его там, должен был обязательно оповестить, что тут не проходной двор...
Не ясно было, к кому она обращалась. Вроде и к гостям, а вроде и нет. Даже раз на медведя оглянулась, проверить. что у него за выражение на морде.

Гильермас:
- Кьяриль, ты нас не по дороге разве вела? - Удивился несколько мужчина, повернув голову в сторону спутницы, и в свете костра стало понятно, что он слепой, или просто так решил походить в черной повязке, которая скрывала глаза.

Кьяриль:
– А на дорогу мы как вышли? – удивилась в свою очередь девушка, изгибая бровь, а затем потянула эльфа поближе к костру. Помогла ему сесть, устроила рядом сумки. – Вы не представились, – напомнила, глядя в упор на эльфку, а затем на волосатого их спутника.

Чарис:
– Всё зависит от того, кто вы такие, - напомнила Чарис эльфийке ее же слова. - А кто твой странный спутник - мы так и не услышали.
Кажется, после всех этих приключений, эльфийка была готова подозревать кого угодно в чем угодно.

Кьяриль:
Эльфка только оскалилась.
– От Круга мы, женщина. Или ты не знаешь, что это такое?

Чарис:
- Не лучшая рекомендация в этих местах, - Чарис обратила внимание, что эльф представляться не желает. Оглянулась на "медведя" вопросительно. Мол, "это те, кого мы ждем?"

Гильермас:
- Ой-ой, прошу нас простить, - уселся по настоянию спутницы слепец, снимая на ходу перчатки и протягивая замерзшие пальцы к огню, чтобы наконец-то согреть их живым теплом. - Я Гильермас, а это моя напарница, помощница и поводырь, Кьяриль, которая так же является уполномоченной Кругом Кенария помочь вам в выполнении вашего задания, если мы, конечно, не наткнулись случайно на других сородичей.

Чарис:
Чарис скептически хмыкнула. Если этот слепой и дерзкая эльфийка были их "подмогой", то, кажется, порча проникла в Круг глубже, чем считал Борода. Правда, она внезапно решила оставить этот комментарий при себе, просто стаяла и пристальнее, чем было вежливо, разглядывала то одного, то другого гостя.

Айнгерн:
Медведь весь предыдущий разговор молчал. Иногда слушать бывает полезней, чем говорить.
- Я ждал помощи, - отозвался он. - Но не думал, что она придёт так скоро. И тем более не ждал, что один из помощников окажется слеп. Гильермас, расскажите, чем вы можете нам помочь. Возможно, нам придётся сражаться, а бой, уж простите мою прямоту, - не лучшее место для слепца.

Зэкэриас:
И тут наконец Зэкэриас вспомнил кто к ним пожаловал, потому как брови его приподнялись. Гость был тем, кто лет двадцать с лишком назад заразил его чаепитием, так что с тех пор всюду воитель таскал с собой для этого травы.
- Это мастер Гиль, - поспешил он представить гостя, - историк, знаток трав и чайных церемоний. Но насчёт сражений я не уверен...
- Полноте, капитан Зэкэриас, я тут просто сопровождаю Кьяриль. Напросился так сказать. - Заулыбался широко будучи узнанным Гильермас, а затем ответил друиду. - Я не буду сражаться, уважаемый. Где это видано, чтобы старые слепые эльфы лезли туда, где молодые справятся лучше. Но советом помочь могу.

Кьяриль:
Кьяриль сжала плечо эльфа и села рядом, щурясь на пламя костра. Рассеяно зачерпнула снега полной горстью, покатала меж ладоней. Раздавила и стряхнула обратно.
– Будешь заваривать чай? – спросила, протянув руку к сумкам, чтобы достать требуемое.

Айнгерн:
Медведь покачал головой.
- Не лучшее место вы выбрали для прогулок, мастер Гиль, - проворчал он. - Мы на разведочно-боевом задании. Метить могут по нам, а попадут в вас. Надеюсь, вы знали, что делали, когда... "навязывались".

Чарис:
Чарис наклонилась, выудила из-за камня кусок снега, стала сжимать его в ладонях, глядя на эльфов.
Она слышала сказания про ослеплявших себя охотников на демонов, которым глаза были не нужны. Но ведь все эти охотники вымерли давно, и то, что к ним пожаловал один из них, было бы равносильно пришествию самой Изеры. И то, явление хранительницы Изумрудного сна было бы вероятнее.
Но любопытство заставляло действовать, и эльфийка, слепив небольшой снежок и дождавшись, когда спутница слепца отвлечется на утварь, отправила его в полет. Где-то в район виднеющегося из-под капюшона подбородка. А кидать она, в принципе, умела.

Зэкэриас:
- Да, если наши друзья не против вкусить прекрасный аромат в этой холодной глуши, - кивнул утвердительно на вопрос друидки Гиль, - пять чаш, блюдец и чайник достань, будь добра.
И пока Кьяриль занималась просьбой историка, он ответил мохнатому собеседнику.
- О, не стоит беспокоиться обо мне, милейший, у всех стариков есть маленькие секреты, позволяющие выжить. - Его речь прервалась брошенным снежком, который угодил в прикрытую плащом ключицу, когда слепец поднял голову, чтобы снять капюшон.
- Чарис?! - Возмутился Зэкэкриас, когда увидел дело рук сестры своей возлюбленной.
В первые мгновения мастер чайных церемоний, кажется, не понял, что произошло, но затем потрогал рукой место попадания и улыбнулся широко. - Я люблю снежки, но, к сожалению, плохо в них играю. Но если вы таким образом решили подать мне воды, то спасибо, у меня она с собой тоже. Для настоящего чая подходит только чистая родниковая вода. Можно, конечно, использовать воду лунного колодца, но это для редких любителей.

Чарис:
- А что? - невозмутимо среагировала эльфийка на гневный оклик. - За последние два дня мне столько вешали лапши на уши, что я только с большого перепоя поверю, что этот индивидуум "просто пришел проветриться", -фыркнула эльфийка и собралась пойти за своим ковшиком, набрать воды для чая.

Кьяриль:
Взгляд Кьяриль ясно показал, что будет с женщиной, если она повторит свой фокус. Она даже для наглядности верхнюю губу вздёрнула, показывая изменившиеся звериные клыки.

Чарис:
Чарис показала той язык, подобрала ковшик и ушла в сторону, зачерпнуть снег.

Айнгерн:
- Молодёжь, - вздохнул медведь. - Возможно, с рассветом нам придётся сниматься. Я просил, чтобы вам рассказали, с чем столкнёмся. Расскажите, что знаете. Потом я дополню.

Зэкэриас:
Зэкэриас только покачал головой.
- Простите её за подозрения, тут действительно напряженная ситуация, - оправдал Чарис её телохранитель, когда стало понятно, что продолжения не последует.
- Молодежь, правильно заметил уважаемый... вы ведь так и не представились. - "Взгляд" слепца был обращён к друиду, пока помощница подавала. - Как может Кьяриль рассказать вам что-то, даже не зная, как к вам обращаться?

Кьяриль:
Эльфка передала Гилю чайник, оставив чаши на блюдцах на своих коленях.

Гильермас:
Слепец принял чайник, после чего достал из своей сумки листья чая и ссыпал немного внутрь, прикрыл крышкой и замер на несколько мгновений, ожидая когда ему ответит хоть кто-нибудь. Представляться двое из троих стоявших тут лагерем эльфов не спешили, потому Гиль так же вытянул из своей оказавшейся куда более вместительной, чем выглядела, сумки котелок, а затем и мех с водой, которой наполнил его перед тем, как попросить помощницу поставить его на огонь.

Айнгерн:
- Извините, - буркнул друид. То ли правда смутился, то ли искусно сделал вид. - Урсок не силён в манерах. По имени меня мало кто зовёт, так что... обычно я - "Борода". Потому что у меня борода, - не дрогнув жилкой, пояснил он.

Кьяриль:
Девушка заломила бровь, недоверчиво разглядывая друида, пока ставила на огонь воду.

Айнгерн:
- Что ж делать, - пожал плечами друид. - Все привыкли.

Чарис:
Чарис вернулась к костру, уселась на бревно и поставила к огню свой ковшик, под завязку набитый снегом. Молчала, слушала, наблюдала. Свое мнение она уже высказала. А вот спецагенты, таскающие с собой чайный сервиз на 5 персон, вызвали у нее, мягко говоря, совсем не малое недоумение, выраженное, правда, всего лишь в высоко задранной правой брови.

Гильермас:
Кажется, упоминание такого прозвища было, потому Гильермас кивнул благодарно.
- Рад знакомству, уважаемый Борода, - улыбнулся историк, после чего приоткрыл крышку чайника и втянул аромат листьев, что ранее положил внутрь. Запах был густым, крепким, древесным, самое то, чтобы укрепить свой дух. - Попробуйте, как вам будет такой чай.
Мужчина подал небольшой глиняный чайник друиду, а затем обратился к Кьяриль.
- Дорогая, посвятишь Бороду в то, что нам известно, пока губы еще не заняты чашками?

Кьяриль:
– Боишься, что они подавятся чаем? – буркнула девушка, но послушалась. Привычка, видать. – Нам известно всё, что докладывала в течение слежки Мегида. И всё, о чём сообщали вы. Если что-то изменилось за текущий день, излагайте.

Айнгерн:
- Тогда вы в более выгодном положении, - друид склонил голову. - Докладов Мегиды не знаю даже я. Не откажусь послушать.

Кьяриль:
– Как? – удивилась Кьяриль.

Гильермас:
Чайник друид принимать не спешил, потому Гиль протянул его Зэкэриасу, который уже раз видел этот процесс, и, как положено, приоткрыл крышку, чтобы вдохнуть аромат чайных листьев, которые надлежало заварить, и передать далее Чарис, жестами показав, мол, просто понюхай.
Слепец тем временем прислушался к начавшей шипеть воде, чтобы вовремя снять ковшик с огня и не испортить воду слишком низкой или слишком высокой температурой.

Чарис:
Чарис молча передала чайник дальше. Все эти теории заговора, полоумные дренеи, не менее полоумные духи, а теперь и эти странные эльфы - вовсе не добавили ей ни дружелюбия, ни вежливости. Ни доверительности. Она травы на запах не различала, и пить их не собиралась. Перспектива уснуть и не проснуться ее не прельщала. Пусть она будет невежливой, зато стопроцентов живой. До поры до времени.

Айнгерн:
Медведь принюхался. Поднапрягшись, он разобрал травы, но состав был интересным. Давненько он такого не слышал. Передал чайник Кьяриль.
"Прямо как трубка у тауренов".
- А вот так. Она со мной докладами не делилась.

Кьяриль:
Девушка кивнула, принимая чайник, нюхнула без любопытства (травяной сбор она знала назубок, не раз им угощаясь) и передала дальше.
– Что же, слушайте. От Мегиды Кругу стало известно о том, что во время Катаклизма дренеи намудрили что-то со своей технологией и волноловом, из-за чего пострадали сами, став аберрацией. – Друидка неопределённо пошевелила пальцами. – Два месяца назад здесь пропала первая поисковая группа. Что с ними стало – в докладах не говорится, но даже самые оптимистичные предположения неутешительны. Затем послали вас. Ну и нас вдогонку, потом. Решили, что потребуется помощь да и присмотр нужен, ибо Круг не доверяет гарпии. По очевидным причинам.

Айнгерн:
- "По очевидным причинам"? - друид поднял брови. - Если Круг ей не доверяет, что ж её поставили во главе?

Гильермас:
Гиль принял чайник, а затем повёл ухом и жестом указал в сторону ковшика Чарис.
- Радость моя, налей в чашки воды так, чтобы до половины, и укрой на минутку, - попросил негромко Гильермас, пока сам нащупал ручку своего ковшика и налил из него воды в чайник с высоты, точно попав в горлышко. - Заваривать чай в нагретой чашке совсем не тоже самое, что в холодной.
Зэкэриас так же после последних откровений друида склонен был считать, что упомянутая Мегида темнит, но, поскольку даже не видел её никогда и не разговаривал с ней, сказать точно ли это так или то фантазии медведя было сложно.

Кьяриль:
– Ничего не знаю про главенство, знаю лишь, что у Круга с ней взаимовыгодное сотрудничество. Да и местная она, это удобнее, чем засылать всякий раз новых, не так ли? – Кьяриль отвлеклась на просьбу слепца, приподнявшись и протянув руку к ковшу, принесённому другой женщиной. Кажется, отсутствие попыток кидаться чем-либо подействовало на неё умиротворяюще и вернуло вежливость. – Можно?

Чарис:
Эльфийка равнодушно пожала плечами, мол "бери, чего уж там".

Кьяриль:
Эльфка кивнула с оттенком благодарности и сноровисто наполнила чашки, накрывая их следом.

Айнгерн:
- Но тем не менее, Круг ей не доверяет, - повторил друид её собственные слова. - По очевидным причинам. Хотел бы я знать эти причины.

Кьяриль:
– Во-первых, она не из Круга. Во-вторых, учили её друидизму… гарпии?.. Ну и в-третьих, она вроде как не совсем эльф. Неразборчива в методах и знакомствах… По-моему, этого достаточно, чтобы старцы из Круга относились к подобному сотрудничеству с недоверием, даже несмотря на пользу, – Кьяриль пожала плечами и глубокомысленно закончила: – Дела Круга.

Чарис:
- Я редко встречала дела с более тухлым душком, - хмыкнула Чарис так, чтобы расслышал, быть может, только друид, к которому она как-то незаметно перебралась под бок.

Гильермас:
Даже Гиль, редко связываясь с друидами, примерно понимал очевидность ответа на вопрос Бороды. В Круг Кенария входили дети Кенариуса и те, кто у них учились. Те, кто у них не учились, в Круг Кенария не входили. Последователи Древних, которые были сами по себе, так же не считались членами этой организации.
- Друиды имеют на всё свой особый взгляд, - как бы между делом заметил слепец, спрятав чайник на минутку под теплое одеяло, чтобы заварился. Мысли же продолжались: "А как вспомнишь своенравного Фандрала, сверхответственного Малфуриона или поспешного Хамуула, так понимаешь, что особый взгляд у каждого друида свой. И Мегида, и Кьяриль, и сам господин Борода тут не исключение. Потому баланса в мире и нет до сих пор, что каждый тянул в свою сторону, как легендарные лебедь, рак и щука."

Айнгерн:
- Лю-бо-пыт-но. Видимо, у гарпий она переняла не только друидизм, - брезгливо поморщился медведь. Кажется, он её понял по-своему. - В общих чертах всё верно, кроме одного. Первая группа дренеев, которая пропала, и стала этой, как все говорят, аберрацией. Сейчас мы имеем дело со второй группой, которая мечтает пойти по стопам первой. Но пока они не начнут нам мешать, не они моя главная забота. К слову, вы захватили одежду, о которой я просил?

Кьяриль:
Друидка покачала головой.
– Ваше сообщение нам передали сильно позже, когда мы уже были здесь. Но можем, наверное, отдать вещи Гиля? – Кьяриль окинула мужские фигуры оценивающим взглядом, прикидывая, влезет ли Борода в обновки с плеча худощавого эльфа. А затем вопросительно посмотрела на слепца. – Что скажешь?

Гильермас:
- Думаю, можно. У меня есть плащ попроще, свитер и теплое исподнее. - Лучезарная улыбка историка могла осветить душу не хуже, чем костёр тело.

Айнгерн:
- Плащ будет лишним. От остального не откажусь, - друид поднял ворот куртки, раздумывая. Деревянная фигурка медведя застыла в расслабленной руке. - Значит, сначала вы шли сюда не за этим?

Кьяриль:
– Нас послали, потому что решили, что потребуется помощь и что нужен присмотр, – терпеливо повторила Кьяриль, аккуратно переставив все чашки и поднявшись. Достала из сумки свитер и исподнее, аккуратно свёрнутые, и передала их эльфу. – Власть имущие прежде не желали отправлять доверенных – из-за сложных взаимоотношений с Мегидой, – но тут пришлось мнение своё менять, ибо ситуация оказалась сложнее, чем прежде.

Зэкэриас:
- Кристалла у вас нет и не факт, что будет, потому у нас конкретный план. - Гильермас отставил накрытый чайник в сторонку, а затем вытянуть его и слить воду так, чтобы чайные листья остались внутри. Затем залил его водой, что оставалась в его ковшике, и вновь накрыл, вернув внимание на друида. - И чтобы понять, насколько велики шансы на успех, нам нужно знать сколько здесь дриад, а так же насколько вы, Борода, знакомы с лей линиями и манипуляциями над ними.

Чарис:
Чарис забрала свой пустой ковшик и снова ушла за снегом. После последних событий при слове "план" у нее начинало дергаться веко на правом глазу, а в голове крутились метафоры одна страшнее другой.

Айнгерн:
- Я друид, - сурово нахмурился медведь. - Не маг.

Гильермас:
- Тогда вам, уважаемый Борода, придётся подучиться у Кьяриль до завтрашнего дня. Времени у нас не так много, но это не повод грустить, терзать себя или отчаиваться. - Гильермас пожал плечами и улыбнулся. - А что насчёт дриад?
- Я видел двух. - Зэкэриас ответил первым, чтобы не чувствовать себя совсем уж бесполезным.

Кьяриль:
– Наставник рассказывал лишь теорию, при необходимости подробнее вы можете узнать у дриад, они умеют… должны уметь, по крайней мере, – поспешно добавила друидка.

Зэкэриас:
Для Зэкэриаса выглядело дело скверно, хотя оптимизм слепого мастера как-то сглаживал впечатление от скверной ситуации.
- Не думаю, что это очень сложно. Уверен, у вас всё получится, - улыбнулся еще шире Гиль, доставая чайник. - А сейчас время пить чай.

Айнгерн:
- Дриад нам хватит, - отозвался друид. - И каков ваш план?

Гильермас:
- Найти место, где наши конкуренты хотят использовать кристалл, и отрезать им доступ к лей линиям, чтобы показать бесполезность этого самого кристалла. Понятия не имею, что он делает, кстати, но желания испытывать это на собственной шкуре не имею никакого желания. - Всё с той же улыбкой историк подождал пока Кьяриль выльет простую горячую воду из чашек, а затем принялся разливать заварившийся чай в нагретые чаши. Запах при этом распространялся просто замечательный.

Чарис:
Часовая вернулась к костру практически не слышно. Хмыкнула и вдруг спросила:
- Одна я не понимаю, почему мы сейчас рассуждаем о артефакте, который абсолютно бесполезен без кристалла, а не о том, как помочь Мегиде уже этим утром передать Кругу ключ от артефакта?

Айнгерн:
- Согласен. Плохой план, - заметил медведь. - К месту использования кристалла как раз собирались дренеи, и я сомневаюсь в успехе, если придётся драться с ними. Даже вчетвером против четверых. У них есть мощный маг. Если в том месте пересекаются эти линии, по которым, как говорила Мегида, течёт магия, то маг этот там будет втрое опаснее.

Гильермас:
- Ой-ой, я не сказал, что дриады заблокируют доступ к этой магии? - Удивился Гиль, приподняв брови выше и взяв свою чашку, тогда как остальным жестом предложил забирать свои. У каждой была крышечка, чтобы чай не остывал слишком быстро и сохранял свой аромат. - И почему всё нужно решать дракой. Кристалл пока еще у орков, утром, возможно, будет у Мегиды. Она оставит его себе или передаст нам. Если не добудет, придётся забирать его самим. Вы же должны уметь сражаться.

Айнгерн:
- Дриады смогут сделать это издалека? - прищурился друид. - Потому что от волнолова, который и активируется кристаллом, нас отделяют не только дренеи, но и руины, полные враждебных и озабоченных Высокорожденных, которые еле отпустили нас миром. Это было уже в моём докладе. Или вы это упустили?

Чарис:
- Мало ли, чего и кому мы должны, - буркнула эльфийка на слова "лучезарного" эльфа, ни разу не задобренная его речами. Это желание новых союзников (ли?) заниматься непонятно чем было для нее подозрительным. И решила добавить от себя соображений "про".
- Магия - слишком ненадежная субстанция, особенно если не умеешь с ней обращаться. А там маг. Который и без лей-ваших-линий уложил 19 вражин из 30, и даже не запыхался. Вы считаете, что сможете перекрыть им магию? С десятком куцехвостых, и парой друидов, один из которых о магии знает меньше моего? Я бы не поставила бы на ваш успех и дохлого енота. Я считаю, что надо идти добывать кристалл. Тем более, что он уже не в крепости, - заключила она.

Кьяриль:
– Помочь Мегиде – это хорошо, но вот вы знаете, где она? Мы – нет. Поэтому план использует «подручные материалы», – высказалась в защиту Гиля девушка.

Гильермас:
- Волноловов не один и не два, - заметил спокойно и любезно даже Гильермас, вдохнув аромат чаю, такой крепкий и напоминающий о родных тёплых лесах. Даже то, что приходится дважды повторять одно и тоже новым друзьям, не смущало. - И кроме всего нам нужно узнать какой из них будут использовать те, у кого будет кристалл, если его не получим мы. Кьяриль или вы, уважаемый Борода, покомандуете дриадами, когда им нужно будет делать то, что нужно. Чарис, капитан Зэкэриас и оставшийся из двух друидов будут свободны для других дел, которые могут, но надеюсь, что не будут, включать драку. И да, я хотел бы побеседовать с дренеями до того, как они решат нам препятствовать.

Чарис:
- Вопрос. Как вы узнаете, что магия надежно заблокирована? Второй. Что вы будете делать, если это не поможет, и они активируют систему? Я думаю, никаких дополнительных телодвижений мы сделать уже просто не успеем. Три. С чего вы решили, что кучка дриад и два друида смогут заблокировать устройство синих драконов? Что у них хватит силенок? В борьбе с драконьими артефактами, мне кажется, нужны драконы. Борода, у тебя не завалялось пару штук?

Айнгерн:
- И четвёртый вопрос от меня. Мы уже знаем, к какому волнолову они идут, - хмыкнул медведь. - Но если волноловов не два и не три - какая разница? Они просто найдут другой, разве нет? Если для блокирования этой магии дриадами надо непременно дойти туда, то это плохой вариант.
- Кто знает, ушастая, - вдруг ухмыльнулся он в ответ Чарис. - Кто знает...

Гильермас:
- В таком случае оставляю это дело вам. - Порешил Гиль, пригубив чай. Спорить и доказывать что-то сейчас ему совершенно не хотелось. - А я буду наслаждаться свежим воздухом и вкусным чаем. В конце концов я просто слепой старик, а вы - будущее Азерота.

Чарис:
В словах слепца Чарис послышалась если не издевка, то уж насмешка точно. Глянула на друида, проворчала не слишком громко:
- Знаешь, я всегда была лучшего мнения о том, как ваш Круг обстряпывает свои делишки. Видимо, они порядком поистрепались, раз к бестолковым нам спасать мир посылают всего лишь слепца и одну друидку, - часовая покачала головой. - Я была о них лучшего мнения...
Эльфийка поднялась с места и сказала уже громко:
- Я могу предложить дорогим гостям место в шатре, они, небось устали, так далеко идти. Но для начала, я думаю, вам стоит подумать, чем мы завтра займемся. Сейчас, например, у меня больше вопросов, чем ответов на них.

Кьяриль:
– Они о вас, полагаю, тоже были лучшего мнения, – сухо дополнила всего лишь одна друидка, в несколько быстрых глотков ополовинив чашку. – Мы уже подумали и даже озвучили свои планы на завтра. От шатра лично я откажусь, а то, боюсь, ночью на голову упадёт что-то потяжелее камушка.

Гильермас:
- Я от шатра не откажусь. - Тут же отозвался Гиль, опустив чашу себе на колени. Препирания дам его не трогали, потому как влезать в них он научился еще в те бородатые времена, когда был юнцом. - Это куда лучше для старых костей, чем мёрзнуть на снегу без тёплой грелки.
Зэкэриас, который до этого старался не вмешиваться в дела своих попутчиков и насладиться процессом чаепития с настоящим мастером этого дела, тут уже молчать не стал.
- Я не понимаю одного, если у вас общее задание, почему вы не работаете вместе, а пытаетесь уличить друг друга в нелицеприятных вещах. Это как-то поможет делу?

Чарис:
"Ну теплую грелку то ты с собой прихватил", - усмехнулась эльфийка своим мыслям.
Остальное ее занимало намного меньше вердикта "непосредственного" начальника.

Айнгерн:
- Ты спрашиваешь меня? - медведь пригубил чай. А недурно. Интересное сочетание.
- Кьяриль, не пыхти, - сказал он наконец. - Можешь злиться на часовую сколько угодно. Молодо-зелено... Но камней на голову ронять вам никто не будет. Отдыхайте. Кристалл я считаю самой важной задачей, и хочется выйти до рассвета.
Он разгладил бороду и, потягивая чай, продолжил.
- Ваш план мне не по нраву, но в нём тоже что-то есть. У дренеев, как верно заметила Чарис, есть сильный маг. В случае боя я считаю именно её главной угрозой. Если нам удастся с помощью дриад хотя бы на короткое время лишить её магии, будет намного проще. Кьяриль, расскажешь мне, как это, раз уж спать не собираешься?

Чарис:
- Если она вежливо попросит, я обязательно исполню пожелание уважаемой друидки, - пробурчала часовая, опускаясь обратно на бревно рядом с друидом, когда поняла, что в шатре ей сегодня больше не поспать. - Даже найду камень покрасивее.

Кьяриль:
Кьяриль сжала губы: спорить со старшим друидом не было ни желания, ни возможности. Уж в слишком разных весовых категориях они находились. Косо глянула на Гиля, однако с ним спорить было ещё бесполезнее. Куда ни кинь – всюду клин, и ей действительно оставалось только злиться. Впустую.
– Мы не лишим её магии до конца, но заблокируем доступ к могущественным чарам, – сочла нужным поправить девушка, выдыхая и стараясь расслабить напряженные плечи. Отставила чашку. – Один друид – например, я – может, используя природную энергию, уменьшить вред от заклинания. Но если есть несколько друидов или даже Хранитель рощи, то между ними можно растянуть «сеть» и вложить в землю, тем самым блокируя возможность чародея использовать силу линий-лей, текущих в земной тверди. С нашими возможностями это долго не продлится, поскольку нужно тщательно и постоянно следить за дриадами, но, как говорил наставник, в землях калдорай это поддерживается практически постоянно. Хотя Катаклизм и переворошил многое. Как здесь, например, это сделал хозяин синей стаи.

Зэкэриас:
Зэкэриас удовлетворённо выдохнул, раз уж дискуссия перешла из русла взаимных укоров и упрёков в русло делового обсуждения. Теперь можно было и успокоиться, попить чай, заодно послушав то, о чём во время службы ему вряд ли бы пришлось слышать. Мужчина взял чашку и приоткрыл крышку, чтобы сделать глоток. И запах, и вкус разительно отличались от того, что он заваривал себе сам. Если подбирать сравнение, то его чай был руинами, а чай мастера Гильермаса величественным дворцом Азшары.
Слепец же, сказавший ранее, что оставляет дела молодым, от своих слов не отступался, смакуя прекрасный напиток и блаженно улыбаясь. Перспектива ночевки в шатре его несказанно радовала, поскольку изначально предполагалось, что спать придётся в снегу, а спать в заснеженном лесу совсем не тоже самое, что в тёплом Ясеневом или Хиджальском лесу.

Чарис:
- Нам потребуется дриада или парочка, чтобы проводить до Мегиды, - заметила часовая, не вникая в то, что услышала. Хотя бы потому, что в этой вашей магии не разбиралась. - У них тут обитают какие-то пушистыки и пузатики, и я не думаю, что нам стоит тратить на них время, раз у дриад контакт уже налажен. И местность они лучше нас знают.

Айнгерн:
- Если тебе будет спокойнее, я не против. Но отпустим её, прежде чем лезть в пекло, - друид прищурился. - Значит, вы идёте говорить с дренеями, а мы добывать кристалл, верно? Приказать вам идти со мной я всё равно не могу.
Именно этот момент выбрала сова, чтобы с проникновенным уханьем чебурахнуться ему на голову.

Гильермас:
- Как-то так. - Кивнул утвердительно Гильермас. - Враги и недруги нам ни к чему, а союзники пригодятся.

Кьяриль:
Кьяриль большую часть времени предпочитала молчать и слушать старших. Черта была полезной при Круге до определённого момента, но пока Кьяриль ходила в ученицах, волноваться не было нужды.
– У вас есть питомцы? – спросила рассеяно, оглядывая сову.

Чарис:
На слове "союзники" Чарис поперхнулась воздухом. Кажется, не только растленные магией дренеи неразборчивы в связях...

Айнгерн:
"Намекает, что нам лучше не ссориться? - мысленно хмыкнул друид. - Ох уж эти старейшины."
Он на минуту забыл, что в чьих-то глазах может и сам казаться старым маразматиком.
- Говори, - коротко указал он.
Сова вращала глазами и ухала на все лады, заменяя собой целый оркестр. Время от времени бородатый прерывал её жестом или бросал в сторону "Гм?", "Этого только не хватало" и "вот даже как". Разведчица оказалась на удивление полезной и не забыла ни про количество, ни про состав, ни про расположение. Медведь всё больше убееждался, что часовые не вдруг выбрали своим спутником ночную птицу.

Гильермас:
- Какие новости? - поинтересовался Гиль, спокойно допивший чай, пока шел доклад совы друиду.

Айнгерн:
- Кристалл уже не в лагере орков, - сообщил медведь. - Это упрощает задачу. Штурмовать крепость вдвоём - не самое увлекательное занятие.
Он повернулся к кустам.
- Девочки, я понял всё, кроме одного. Что это за пушистики, в лесу которых остановилась ордынская группа? Просветите?

ДМ:
Элайнис не заставила себя ждать - развела ветви и выглянула, застенчиво покосившись на новоприбывших.
- Пушехвостики? Они бывают вредными и немножко жадными. Не любят, когда чужие ходят по их лесам. У них много детишек, и всегда не хватает еды.

Кьяриль:
– Нападают на чужаков? – спросила Кьяриль, глядя на дриаду.

Чарис:
- И как нам сделать, чтобы эти пушистые жадины не помешали нам быстро добраться до места? - поинтересовалась часовая сразу сутью.

ДМ:
- На нас не нападают, но ведь мы не совсем чужаки.
Элайнис задумчиво сморгнула, прежде чем выдать типичную дриадскую премудрость:
- Можно их прогнать, а можно не прогонять.

Айнгерн:
- Если ты пойдёшь с нами, сможешь убедить их пропустить нас? Может, нам стоит запастись подарком, раз они всегда впроголодь?..

ДМ:
- Тогда возьмите много подарков, потому что пушистики живут не дружно, и если покормить одних, другие будут в обиде, - отвечала дриада, кивком подтвердив, что готова следовать и попробовать убеждение.

Чарис:
- Мне кажется, проще прогнать, - хмыкнула Чарис. - Напугать одних, другие будут бояться...

Чарис:
- У нас нет времени запасаться подарками, - пояснила она свою позицию.

Кьяриль:
Кьяриль задумчиво отхлебнула остывшего чаю. Прогнать и не прогонять.
– Обратной стороной монеты может стать то, что они соберутся толпой. – Друидка пожала плечами. – Надо думать, что Орда тоже не притаскивала им мешок подарков.

Айнгерн:
- Я думаю о том же. Если они так не любят чужаков, возможно, они пропустят нас, если мы пообещаем им увести ордынцев из их леса?

Кьяриль:
– Сова ничего не знает про то, как Орда прошла мимо их логова? – спросила у друида Кьяриль.

Айнгерн:
- Она нашла, где они сейчас. Как они туда попали - неизвестно.

Чарис:
- Если эти пушистики такие "голодные" - можно наобещать им мяса. И припугнуть, что если не пропустят, то их снесет к чертям взрывом волнолова, - пожала плечами часовая. - Если они вообще могут в причинно-следственные связи...

Кьяриль:
– Можешь попробовать побеседовать со зверьём там и узнать больше. Или попросить сделать это… – Кьяриль замешкалась, не зная имени дриады.

Зэкэриас:
Пока шло обсуждение, Гиль допил чай, а Зэкэриас без лишних слов вызвался помочь мастеру собрать чашки и вычистить их снегом, чтобы не пачкали сумку. Одна за другой чашки исчезали в бездонном волшебном рюкзаке, занимая свои места, а затем туда же отправились чайник и котелок.

Айнгерн:
- Попробую быть уважительным, - буркнул друид. - С дренеями не сработало, но не может же нам не везти вечно? Звериный эскорт я обеспечу. Чтобы желание напасть на нас заставляло всерьёз задуматься о последствиях.

Гильермас:
- Главное, чтобы зверьё было не тем самым, на которое маленькие пушистики охотятся, - улыбнулся Гиль, собравшись и потянувшись довольно.

Чарис:
Часовая скептически хмыкнула:
- Они ушли довольно далеко от крепости, да? Может нам стоит выйти пораньше, до света? Чтобы они не убрались далеко, если уж они так спешат?

Кьяриль:
– Если вы достаточно отдохнули, – согласно кивнула эльфка.

Айнгерн:
- Тогда мы берём Элайнис в провожатые, - друид поклонился дриаде. - Если она не против, конечно. Выходим немедленно. Вам же пожелаю удачи. Она вам понадобится. Хотя чем Элуна не шутит... Возможно, в чае их слабость.

Гильермас:
- Дорогая, проведёшь меня к шатру? - улыбнулся довольно Гиль, явно оценив шутку друида, и поднялся.

Чарис:
Чарис ухмыльнулась, поднимаясь с места. Стоило прихватить котомку, проверить оружие. И, кажется, настала пора окропить клинки ядом. Не смертельным, но парализующего должно быть достаточно...

Кьяриль:
– Удачи. Если что-то пойдёт не так, пришлите сову. – Кьяриль кивнула им прощание и поднялась следом, чтобы помочь Гилю дойти до шатра, а затем перенести сумки туда же.

Айнгерн:
- Пойду переоденусь, - хмыкнул друид. - Чарис, прошу, прибери сумку с моей одеждой. Швейных мастерских в округе нет. Зэкэриас, если собираешься с нами, подумай. Бежать будем с одной скоростью - моей.

Зэкэриас:
- Бежать не буду. Пойду следом в своём темпе. Предупредите только местных любителей мяса, что я не вкусный. - Спокойно заметил Зэкэриас. - Иначе голодных ртов у них станет намного меньше, и не потому, что их накормили.

Чарис:
- Куда мне ее прибрать? - не поняла эльфийка друида. - Взять с собой твою одежку?
На слова воина она лишь хмыкнула. Самоуверенность сгубила многих. И не всегда это были местные любители мяса...

Айнгерн:
- Именно, - медвед уже знакомым движением сбросил с плеч куртку и принялся размеренно раздеваться. - Скромностью не страдаю, но без штанов неудобно.

Кьяриль:
Друидка ото входа с любопытством наблюдала за приготовлениями к превращению. О том, кто такой этот старший друид, ей вкратце рассказали, а вот поглядеть вживую на архаичную технику ей не удавалось пока.

Чарис:
- Куртку твою я не потащу, - фыркнула часовая, - рубаху и штаны. Максимум. Или потащишь сам, а сам ты не потащишь.
Эльфийка не теряла времени, выудив из мешка склянку и осторожно обработав острия обоих кинжалов, чтобы яд не попал на руки. Подумала, и обработала ядом еще и острия шести метательных ножей. Теперь достаточно было царапины, чтобы в скором времени противник познал на себе все прелести паралича.

Гильермас:
Гильермас устроился в шатре не без помощи Кьяриль, и теперь сладко зевал, постепенно погружаясь в дремление. Можно было, наверное, сделать сегодня еще что-то полезное, но было лень и не было особого смысла. Если парочка справится, то замечательно, и утром можно будет уже ничего не делать, вернуться домой и продолжать другие дела, а если нет, что же, придётся напрячься и помёрзнуть еще немного здесь.

Айнгерн:
Трансформация была видимой, но какой-то... смазанной. Неравномерно увеличавающиеся руки и ноги, деформирующаяся челюсть, мех, расползающийся как пожар от клочков на груди и предплечьях.
- Приторочь одёжку и сумки, - проворчал медведь на неправильном калдорайском. - И сама полезай, раз на то пошло.

Чарис:
- Куда я их тебе приторочу? - хмыкнула эльфийка, озираясь. Подумала. Достала из своей котомки длинную веревку, затолкала туда штаны и свитер друида. - Постой смирно. Попытаюсь сообразить веревочную упряжь.

Айнгерн:
- Это можно, - отозвался медвед. - Ты не забудешь мою сумку? Мы можем сюда уже не вернуться.

Чарис:
- Ты еще скажи, чтобы я взяла твой топор. Куда я их дену? К хвосту тебе привяжу? - Чарис разрезала веревку пополам, связала оба куска посредине прочным узлом. - Будешь греметь на весь лес, пушистики сами разбегутся.

Айнгерн:
- Вот и вози таких, - медведь подтянул лапой свою котомку. - Ходь сюды.
Пошарившись в мешке, он уцепил когтями неприметный предмет и подвинул ей.
- Прихвати, - буркнул он вполголоса.

Чарис:
Чарис вздохнула, запихнула безделицу в свою сумку, затянула горловину и забросила ее на спину.
- Теперь стой и не дергайся.
Она не собиралась придумывать ничего грандиозного. Под лапами, по груди, с узлами между передних лап, и завязать где-то на холке, чтобы можно было надежно держаться, не боясь, что клок линяющего меха опять вырвется. Хвосты веревки остались довольно длинными, так что если приспичит, можно и себя привязать... Или кого-то другого.
Запрыгнула на спину медведя, взялась за веревки:
- Поехали, мохнатый. И давай быстро... Может эти пушистики нас вообще в темноте не заметят, а если заметят - то не догонят.

Зэкэриас:
Зэкэриас так же был готов выходить, но только по следам.
- Вперёд. - Подтвердил он озвученный Чарис план.

Айнгерн:
Дважды повторять не пришлось. Медвед взрыл задними лапами снег и с низкого старта забурился в темноту вслед за дриадой, буркнув что-то вроде "удачи" напоследок.

Кьяриль:
– Пусть Элуна осветит ваш путь, – сказала вслед им Кьяриль и скрылась в шатре.

Зэкэриас:
Воитель прикинул, что догнать ему медведя явно не получится, но глубокие следы в снегу не позволят и потерять их даже если пойдёт снегопад.
- Успеха нам всем. - Сам себе уже сказал мужчина, и двинулся за парочкой, ускакавшей во тьму ночи.

ID: 18533 | Автор: Dea
Изменено: 30 апреля 2016 — 4:59