Драконий Погост Драконий Погост: Ветер в кувшине (23)

Мелха Сеил
Молки
Эрофем
Тельраан

Харфомос:
Путь был спокоен, тих и даже слишком. Никаких духов из кустов не выскакивало, никаких друидов внезапно не десантировалось. Даже зашуганного зверья толком не было. Только морозный утренний воздух, прочищавший голову и норовивший подморозить легкие при особо усердном вдохе.
Харфомос вышагивал впереди, ловко вытаскивая копыта из снега, даже позволил себе спрятать руки в карманы. Он, впрочем, утеплился - застягнул тулуп по самый ворот, затянул пояс да нацепил капюшон. Не будь одежка серой, и не свисай сзади рюкзак, дреней походил бы на культиста какого.
- Мне все же немного жаль, что Чарис оказалась настолько, - начал Харф, выдыхая клубы пара сквозь маску, - непрошибаемой.

Молки:
- Чего ты ждал? - пригнувшаяся, чтобы пройти под разлапистой ветвью, заклинательница чиркнула по спине воздаятеля легкомысленным взглядом и перекинула за спину сбившуюся на бок косу. - Она с самого начала задавала не тот вопрос. Ну знаешь, в этих невинных эльфских глазах так и светилось "отчего вам нет дела до моих дел?" Аай, для некоторых равнодушие хуже вражды. Старый, гордый Дарнасс, город на море, к чему много слов? Старые гордые люди. Заподозрив её мы только разожгли то, что уже горело.

Тельраан:
- Мне кажется, что проблема отсутствия взаимопонимания лежала глубже, чем простой языковой барьер, - обронил сосредоточенно плетущийся спереди группы шаман, с последние полчаса ведущий их каким-то одному ему понятным путём.

Харфомос:
- Хе, - кисло усмехнулся дреней и качнул головой, - я был в Дарнассе однажды и видел их часовых. Конечно, мне только и показали, что образец, но профессионализм из них так и сочился. Предполагать, что на деле они вовсе не такие, что среди них есть вот это... - Харфомос прервался, втянув носом воздух, - это разочаровывает.

Молки:
- Я даже не знаю, смущает меня или радует то, что Круг решился использовать кого-то вроде неё. Мир точно не в надежных руках, но если посмотреть иначе... - дренейка цокнула языком. - Может быть у них просто не нашлось ничего лучшего здесь.

Мелха:
- Чарис врет, - отчеканила Мелха, - Ненавижу лгунов. Что ей стоило сказать все сразу так, как есть? Я для того ее медведю или кому там помогла, чтобы потом меня трогал Круг?.. Кстати, Молки. Расскажи мне о твоей истории с Кругом.

Тельраан:
- Всё ещё остаётся вероятность, что мы несправедливо её обвинили. Попытка Харфомоса ничего не дала, показанное нам с прекрасной Молки воспоминание могло быть сфабриковано. Пусть так - всяко лучше риска и для неё, и для нашего дела.

Харфомос:
- А... - дреней разочарованно выдохнул и махнул рукой, - не веди она себя, как пубертатное дитя, еще действительно можно было бы взять с собой, пока не начнет конкретно вредить. Спихнуть на нее охоту, сделать из ее зверя подспорье в бою.

Молки:
- Моя история с Кругом? - Молки жала плечами, насколько позволяли ходьба и отяготивший их груз. - До сих пор мне везло, но один знакомый нам патриарх всегда обвинял меня в том, что я родилась под счастливыми звездами. Не всем везло так, как мне. Два месяца назад я покинула Пустошь. Я говорила?

Харфомос:
- Не так детально, - хмыкнул дреней, - продолжай.

Мелха:
Мелха кивнула.

Молки:
- Аай. - задумчиво, на глухой ноте соглашалась чародейка. - Это совсем не веселая история. Я видела, к чему приводит друидская гордыня.
Молки сделала краткую прелюдию, обрисовав калимдорскую Пустошь выжженной землей, где правят меч, демонические культы и орды варваров о четырех конских ногах; где человек и эльф не таясь вкушают скверну, кости кодоев копят силу искалеченных стихий, а песни и танцы чудо как хороши.
- Пять лет назад Круг пришел туда и не стал вдаваться в подробности, чтобы послать наёмников убить элементаля Терадрас, мать всей конелюдской веры. Сейчас против них поднялись три ханства и четыре культа, полные гнева варвары режут друидов и друг друга, скверна сильна, как никогда, а фераласские сатиры играют на этом поле в квадраты. Вот - мудрость Круга.

Тельраан:
- Прекрасная Молки, а какое место среди всех заняла ты сама в Пустошах? - оглянулся через плечо бодро пробиравшийся сквозь снег дреней.

Харфомос:
- Я слышал об этом, - протянул Харфомос, - но под другим углом, мол, благородный Круг возвращает жизнь на бесплодные земли. Все молчат про аборигенов, конечно.
Харфомос сделал пару шагов в молчании, вскапывая копытами снег, словно специально. Через пару секунд дреней горько усмехнулся.
- Я могу подтвердить их репутацию. Круг это словно Корпус, переставший предлагать альтернативы, - дреней поморщился под платком, - мерзкое зрелище, но местами полезное.
О месте Молки в пустошной системе Харфомос мог легко догадаться, но обошелся без комментариев. Границу между подлостью и подколкой он все же видел.

Молки:
- Торговля. - неопределенный ответ дренейки назначался Тельраану. - Магия. В пустоши не говорят слов против магии.

Мелха:
Мелха была возмущена состоянием Пустошей, и Молки вряд ли удивилась бы этому.
- Возможно, им стоило бы начать с дикарей, а не с их богини. Боги обычно умирают и чахнут, если им некому поклоняться.

Харфомос:
- Им стоило оценить обстановку, а не врываться, - изрек Харфомос мудрость, которой сам не всегда следовал.

Молки:
- Аай. Но по чести, теперь у них новая богиня, десяток новых фракций и... ты знаешь, Мелха, я уже не верю, что ошибка была одна. Как будто кто-то вынул с чердака истории все скопившиеся обиды. Свою для каждого. Я думаю, Пустошь... ну, ладно, Кругу просто выбило пробку. За весь Калимдор.

Мелха:
Воздаятельница пожала плечами - картину она видела исключительно темной и, скорее всего, была бы готова выжигать Скверну напропалую, не подумав. По крайней мере, можно было так представить, зная прошлую Мелху.
- Надо предполагать, у тебя много знакомых со времен Пустоши.

Молки:
- Достаточно. Странные разные знакомые. Может быть я вернусь туда к исходу года. Расскажи, где была ты.

Харфомос:
Тут Харфомос сбавил шаг, почти поровнявшись с остальными, и бросил на Мелху взгляд. Но промолчал.

Мелха:
Мелха взгляд поймала. Ответила честно:
- По большей части, охотилась на твоих знакомых. По меньшей - искала откровения и всепрощения у новой пророчицы, но получила только предсказание, похожее больше на проклятие.

Харфомос:
- Пустое настолько же, насколько ты принижаешь свои заслуги, - фыркнул Харфомос.

Молки:
- Новая пророчица? Это за красными вратами?

Тельраан:
На уклончивые ответы археолог слегка смурнел, но с дальнейшими вопросами не набрасывался. В конце концов, поделенный на двоих однажды спальник - ещё не повод изменять обычной тактичности.

- Красные врата сделали возможными много странных встреч.

Харфомос:
- Та, с которой возилась половина того Дренора, - пояснил за воздаятельницу Харф и улыбнулся под платком, - лучше расскажи что-то более... жизнеутверждающее. Штурм Шаттрата или как помогла мне проникнуть в Цитадель. Плен у железных тоже сойдет.
Тут дреней тихо усмехнулся и снова прибавил шагу, выходя вперед.

Молки:
- Каждый судит себя сам. - тихо заметила Молки, покосившись на Мелху. - Если способен делать это честно. Опирается на учение, если нет. Или дает тому, кто продвинулся в учении больше. Эта Ирэль продвинулась больше нас? Когда её мирок цел и невредим?
Фыркания не прозвучало, но... это было похоже.

Харфомос:
- Едва ли. Ее туда пропихнули, или сделали вид, - пренебрежительно бросил Харфомос через плечо.

Мелха:
- У тебя странные понятия о... жизнеутверждающести, - не в первый раз откомментировала Мелха, - Эту Ирэль, тем временем, посчитал достойной их пророк, а за ним - и наару. У меня нет смысла спорить с их представлениями о том, кто должен быть пророком, а кто нет.

Харфомос:
- О, но штурм города был очень жизнеутверждающим, потому что показал наглядный пример... нет? - хмыкнул дреней, - не буду спорить о "новом пророке", мы уже и так успели. Но Молки, да Тельраану я посоветую не опираться на благоговейные слухи. Сама она ничего не добилась.

Молки:
- Я не верю в то, чего не видела. Чего она сказала тебе, Мелха? Аай, не говори, если не должна.

Мелха:
- Ей дали шанс, и она им умело воспользовалась, - возражала Амридаару Мелха, а для Молки поясняла: - "Ты станешь раной в Свете рано или поздно, поэтому трать свое последнее время как воздаятель".

Харфомос:
Дреней только в очередной раз пренебрежительно фыркнул, но таки обернулся и бросил на Мелху слегка удивленный взгляд.

Молки:
Молки помолчала, качнув головой туда и сюда. Наверно, если ей стоило поговорить об этом с Мелхой... разговор едва ли подходил лесной тропе.
- Если и так, мы все меняемся. Это не значит того, что мы катимся в бездну с каждым шажком, да? - спеша сменить тему, Молки догнала Тельраана. - А ты, Тельраан? Расскажи о своём. И прости нас, если мы выглядим свалившейся с луны компанией цирковых гроннышей.

Харфомос:
Харфомос тем временем поровнялся с Мелхой и тихо спросил:
- Зачем?

Мелха:
- Она заслуживает хотя бы этого, - так же тихо ответила она.

Харфомос:
- Этого - нет, - горько ответил дреней тем же шепотом и покачал головой, - не упусти момент, когда она подцепит тебя за это и потащит за собой в пропасть.
На этом он умолк, разочарованно глядя на снег перед собой.

Мелха:
Амридаар хорошо знал Мелху, а потому мог надеяться как минимум на "я не маленькая и все знаю сама". Однако воздаятельница промолчала, возжелав избавить Молки и Тельраана от наблюдения очередного междусобойного спора.

Харфомос:
- Так или иначе, - спустя миг голос дренея смягчился и он с улыбкой посмотрел на воздаятельницу, - я здесь, и я либо не дам тебе туда пасть, либо отправлюсь следом. Позволишь ты или нет.
Сделав еще пару шагов молча Харф окликнул топающую впереди парочку:
- Тельраан, нам тут тоже интересно.

Тельраан:
- Вы выглядите, как компания с множеством застарелых... проблем. Впрочем, знакомство с вами меня пока только радует, - отозвался шаман из головы рогато-хвостатой процессии. - Я только размышляю... насколько нашу жизнь и нашу дальнейшую судьбу определяет сам факт того, что мы когда-то услышали пророчество о себе?

Он помолчал. Потом опустил голову, не замедляя шаг:
- Простите. Что вы хотели узнать из моего?

Мелха:
- Лично у меня нет проблем ни с чем - подчеркнуто твердо заверила Тельраана Мелха, - Я тебя не знаю от слова совсем, поэтому вопросов слишком много, чтобы просто так взять и завалить тебя ими.

Молки:
- Если здесь кто-то не с луны, это ты. - на ходу хмыкала заклинательница, подозреваемая во всём, включая вымащивание дороги в бездну. - Расскажи, что делал в старом мире. И чего забыл в Лиге великий воин, расшвыривающий морских пиратов могучими ударами, у?

Харфомос:
Харфомос промолчал, сочтя вопросы Молки исчерпывающими и будучи в целом согласным с Мелхой, рядом с которой вышагивал. С другой стороны он уважал личное пространство незнакомцев, так что сам бы и не стал ничего спрашивать. Если кто-то хочет чем-то поделиться, он расскажет сам, а нет - так нет.

Тельраан:
- Искал. И продолжаю искать. Это всё ещё вопрос взаимопонимания - он не исчерпывается одним преодолением языкового барьера, нужно понимать, как они думают и что даёт предпосылки к их образу мышления, - его явно несло, оседлавшего любимого конька. Шаман ожил, размашисто жестикулируя на ходу и поглядывая через плечо загоревшимися глазами на внимающих слушателей: - И... положим, любая мелочь, как эдикт, объявляющий белый королевским цветом на второй сотне лет правления Азшары, обуславливает множество других вытекающих из неё - белые одежды жриц, демонстративно игнорирующих эдикт, изменение принятой формации Часовых под прикрытие на поле боя таких замечательных, издалека видных мишеней, как жрицы, влекущее за собой изменение их тактики ведения войн, и...

Прервавшись, дреней коротко рассмеялся:
- Извините, но я могу читать об этом лекции вечно. Меня всегда изумляло, как взаимосвязано прошлое и настоящие, и как события нанизываются в цепочки, раскручивающиеся и переплетающиеся. Лига оказалась близка по духу.

Харфомос:
- Это разумно, - кивнул слушавший шамана Харфомос, - прибиться к тем из местных, кто следует тем же целям. Не первый раз встречаю кого-то из своих, увлеченных чужой историей, но все никак не удается задать один вопрос. Может, обидный. Если позволишь.
Харфомос хмыкнул, поймав себя на мысли, что вот оно личное пространство незнакомцев, а он в него собирается лезть. Утешил себя, впрочем, тем, что вопрос был действительно занятным.

Тельраан:
- Конечно, - пожимал плечами дреней, не обременённый излишней обидчивостью.

Харфомос:
Харфомос кивнул и опустил взгляд на миг, подбирая слова. Когда он начал говорить, его голос был ровным, и даже каким-то излишне сухим.
- Зная, сколько всего мы утратили, что заставляет тебя рыться в прошлом чужаков вместо того, чтобы восстанавливать свое наследие?

Молки:
Приумолкшлая Молки предпочла дождаться ответа и на этот вопрос, отстав от Тельраана на пару шагов.

Тельраан:
- Каждый делает то, к чему он лучше приспособлен, так? - пожали плечами в ответ. Нельзя было сказать, что исследователь хоть сколько-то был задет. - Пророк видит путь единения с чужаками, как тот, что ведёт к нашему процветанию. Я верю, что всё накопленное мною знание действительно поможет в этом, и я не забываю отсылать на родину то, что может представлять интерес для нас. Кому-то другому, но не мне, будет лучше даваться восстановление утерянных наших технологий и забытых наших техник.

Молки:
- Ты не историк, но коммуникатор, так? - негромко заметила из-за плеча Молки. - Это причина, по которой ты примкнул к Нобундо?

Харфомос:
- Но ведь технически это не отличается от того, что ты делаешь сейчас, - с сомнением протянул дреней, - возможно, меньше работы в поле, однако ж.

Тельраан:
- А так же причина, по которой я был отправлен в эти руины. От недостатка усидчивости я делаю хуже там, где нужна кропотливая восстановительная работа, но хорош там, где нужно искать, собирать и налаживать связи, - уже значительно короче объяснял Тель, вынужденный перескочить на скользкий путь обсуждения себя - и оттого слегка смущённый.

Харфомос:
- Не скажу, что удовлетворен ответом, - тихо усмехнулся Харфомос, - но это похоже на правду.

Молки:
- Это тебе стоило отправиться в Пустошь, а не мне, Тельраан. - без едкости кольнула Молки. - Но тебя верно затаскали бы по исповедальням. Люди из чертога любят вызывать на беседы тех, кто высовывает голову в большой мир. В Лиге всё иначе?

Харфомос:
Харфомосу было, чем прокомментировать вызовы с беседами, но заместо того он промолчал, бросив многозначительный взгляд на Молки.

Тельраан:
- Лига - учёные и авантюристы в самых трогательных своих проявлениях. Не все и не всегда, но в целом нарушение аполитического статуса обычно бьёт по ним же больнее, а беседы сводятся к обсасыванию пользы принесённого на хвосте для выигрыше в гонке "кто первый совершит научно-исторический прорыв".

Молки:
- Шаманы так же милы? - подумав дополнила Молки. - Не скажу, что когда-нибудь понимала то, как работает всё это. Спроси сто человек, и они не сойдутся в том, господа или слуги - Кольцо Земли. Раз не приходится на раз. Я слышала даже тех, кто обвинял таких, как ты, в предательстве.

Харфомос:
- Таких, как он, это..? - переспросил недопонявший Харф.

Молки:
- Шаманов. - без эвфемизмов отозвалась дренейка. - Хотя те, кто говорит так, предпочитают "духопоклонников".

Харфомос:
- А... ты про наших умников, - хмыкнул дреней, - да, есть такие, кто разбрасывается предателями.

Тельраан:
- К которому я не имею удовольствия принадлежать, - спокойно напомнил предмет обсуждения и предполагаемый предатель. - Спросишь меня?.. Кольцо тот же Круг, только в профиль. Забота о балансе стихий важнее, чем происходящее в мире, но методы сдержанней. Может потому, что шаманская практика требует большого терпения и большой терпимости.

Молки:
- Нобундо роздал могущественные силы, не прочитав морали о том, что с ними делать? Для тебя это только подспорье во всем, что ты делаешь? - любопытно изогнула бровь Молки. - Или правила всё же существуют?

Харфомос:
- Нобундо крокул, но он тянется к корням, хоть и другими путями, - вставил Харфомос, выдохнув особо крупное облачко пара, - да и Тельраан уже не раз продемонстрировал, что правила есть. В них есть смысл, Молки.

Тельраан:
- Я не хотел бы жить в мире, в котором силы выдаются каждому желающему без всяких ограничений, - рассеянно улыбнулся шаман. - Видишь, я один раз нарушил правила общения с призванными воплощениями стихий, и что теперь? Обременяю вас необходимостью помогать мне разбираться с этой проблемой. Когда ты шаман, мир сам следит за тем, чтобы ты соблюдал правила.

Молки:
- Мир или дух, которого выдрали с собственного плана и сделали машиной войны? - догнав собеседника, Молки взялась на мгновение поймать его взгляд. Уверенность - важная вещь в таких делах. - Ты всего лишь встретил кого-то, мнящего себя хозяином жизни. И борешься... разве нет?

Тельраан:
- Борюсь, - согласился дреней, глянув на Молки со спокойной убеждённостью. - Но это частности. Общий смысл истории не меняется, какими словами ты бы не описала то, что можно условно называть личностью стихийного духа.

Молки:
- Много вещей начались с того, что кто-то решил сослаться на общий смысл вместо того, чтобы работать с частностями. Аай, красивое имя для простой закономерности. - прокомментировала Молки. Тон выдал то, что большая часть этих вещей к возлюбленным чародейкой явлениям не относились. Совсем. Молчание выдало нежелание задавать новые вопросы.

Харфомос:
- Не меньше вещей началось там, где иные видели несуществующие частности, - сухо протянул Харфомос.
И дальше пошел так же молча.

Тельраан:
К слову о частностях - пока дренеи развлекались беседой по пути, точка назначения всё приближалась. Бесплодная, лысая скала на прогалине между деревьев торчала одиноко и сиротливо, белея сугробами на уступах. Еле заметная цепочка старых следов вилась до вершины: известно чьи копыта уже протаптывали здесь дорогу раз-другой, а снега с тех пор не случалось. И в этот раз всех желающих послушать, о чём он говорит с духом, Тельраан приглашал за собой наверх, искать себе укрытие от ветра на продуваемой верхушке меж россыпей валунов.

Здесь же, на естественной площадке, он занялся тем, что иначе, как полным крокульством, не назовёшь. Неприспособленное и ненатренированное сознание нужно было открыть в той мере, чтобы дать его спутникам возможность слышать, и, что важнее, понимать. С этой целью в разведённый костёр улетел пучок резко пахнущих трав, и каждого заставили вдохнуть терпкий дым, с этой целью были установлены тотемы по четырём углам, выточенные из того же лёгкого пористого камня, с этой же целью каждого попросили запастись терпением и помедитировать хотя бы с полчаса.

И пока холодный ветер гнул кроны деревьев и набрасывался на возвышавшуюся над ними верхушку скалы, закончивший с предварительными приготовлениями Тельраан взялся простой глиняной свирелью высвистывать стихийного духа, вызывая его на разговор.

Молки:
Внесла свою лепту и развращенная арканой Молки: пока шаман готовился на своих фронтах, она обошла ритуальное место, разбросав в лесу настроенные на приближение некоторых форм жизни маячки-сенсоры. Одним из многих достоинств этих плетений было то, что их было несложно быстро замкнуть в полноценный магический круг.
Чародейка потрудилась и над тем, чтобы скрыть облик подаренного кувшина шкурами и легким налетом иллюзии.

Мелха:
Мелха несла свою вахту неусыпно и с большим рвением. Вряд ли что-то изменилось с тех времен, когда крокульство и вся эта примитивная шелуха казались ей недостойными настоящего дренея, но если чему-то воздаятельница и научилась за пару лет - так это молчать и дать другим делать свои дела. Но чем бы дитя не тешилось, а ограждать и защищать было ее прямой обязанностью.

Харфомос:
У Харфомоса прямая обязанность была немного иной, и до нее еще надо было добраться. А пока он снял тулуп и уселся на него сверху, подобрав ноги под себя и уместив на коленках ладони. Холодный ветер пронизывал дренея едва не насквозь, но для концентрации какое-то стабильное и острое ощущение было самым тем. Холодный ветер помог раскрыть сознание и настроиться на нужные паттерны даже лучше, чем резкий аромат трав или свист шамана, потому как помимо прочего явственно давал понять, чего ожидать.
Так Харфомос и застыл, прикрыв глаза и подготовившись расцветать светлым веером.

Молки:
Медитация была более сложной частью. Молки едва заметно морщила переносицу, смакуя разницу. Аркана и философия никогда не стремились освобождать разум - только концентрироваться на том, что действительно важно.

ДМ:
В отличие от скромного Гарсваэльдина Иоланиса, предпочитавшего проекции личным встречам, дух воздуха любил помпезные появления и обозначил свое присутствие высоко взвихрившимся снегом, постепенно принимая облик великана с открытым торсом. Волосы реяли. Глаза метали молнии.
От поднявшегося ледяного ветра больно закололо открытую кожу.
- Мольбы о прощении? Самое время, - едко просвистела метель.

Харфомос:
Харфомос чуть дернул хвостом, но вовремя вспомнил, что действительно важно. А это было смотреть в ветрогона и изучать его. Форму, оттенки, потоки, даже голос и интонации. Определять границы и дыры, за которые можно было зацепиться крюками.

Тельраан:
- Я признаю свою ошибку в том, как я повёл себя, - разводил руками шаман, медленно укладывая на колени больше ненужную свирель и наклоняя голову. Что примечательно, правдив был целиком и во всём: он действительно сожалел о том, как оно всё вышло. - Не подумал о том, что нанёс тебе оскорбление...

Молки:
Сидевшая рядом Молки только перебрала пальцами на коленях. Два остались выпрямленными. Это был условденный знак - это значило занять внимание элементаля на минуту и лучше - крепче.
- И мы просим за своего незадачливого друга.

Разум Молки сновал вокруг, пытаясь выглядеть, как распределена окрест сила элементальных планов. Есть ли у духа прикрытие?

Мелха:
Мелха остановила свои хождения взад-вперед, вперившись взглядом в то, что заменяло духу лицо. Смотрит ли он на всех, или, поглощенный гордыней и упившийся важностью, теряет бдительность?
Это было важно... так же, как краски, утекающие из мира и разгорающиеся в самой Мелхе новым пламенем.

Харфомос:
Харфомос это почуял и даже немного сбил концентрацию на элементале. Краски мира должны были оставаться на месте, потому что были нужны ему. Но он и заблокировать Мелху не мог. Мог сделать кое-что другое: из проходящих сквозь Харфомоса потоков один отделился и упорядоченно направился в Мелху, замещая собой если не все, то большинство хаотично тянущихся из мира. Как минимум, упорядоченный Свет был всяко приятнее. А Харфомос только надеялся, что элементаль либо не заметит этих манипуляций, либо не придаст им значения.
В конце концов и сам дреней старался действовать незаметно и деликатно.

Тельраан:
- И приношу свои извинения за нападение у некрополя... - разливался Тельраан, не поднимая головы и только скосив взгляд на жестикуляцию Молки. - И потому пришёл к тебе с предложением. Я помню о том, как неприятны тебе духи льда, оспаривающие твоё право владеть, и не отказываюсь от обязательства повергнуть их...

ДМ:
- Что-шшш...
Воздушник не мог не помнить, какую силу показали схлестнувшиеся с ним смертные. Мелха видела - поглядывает то на одного, то на другого, хоть и раздулся от слов Тельраана, как индюшачий зоб.
- Ты знаешь цену моей благосклонности, шаман. Срази нахальных ледяных духов.

Молки:
Молки добавила еще один палец. Это значило - есть прикрытие. Не такое большое, чтобы пальца стало два или три.

Как бы там ни было, сила дренейки пребывала вне её. Тянущиеся к триггерам арканных маячков нити были исчезающе тонки и Молки ждала только знака, чтобы запустить их.

Тельраан:
- И они будут сражены. Взгляни, я заручился поддержкой сородичей, чтобы твоё поручение было исполнено надёжно и точно! Однако, уповаю на то, что ты раскроешь мне подробности точного местонахождения ледяных духов, количества их, тех сил, которыми они располагают и прочая, чтобы проработали мы план атаки под твоим мудрым руководством... - вот тут он уже начинал безбожно врать, но с такой прямодушной и открытой миной, что усомниться в нём было сложно.

Харфомос:
Харфомосу пока что было все равно, на что там поглядывал ветрогон. Свет теперь справится сам, а значит, можно было снова сконцентрироваться на этом пафосном ветряном лбе.

ДМ:
О, элементалю было что рассказать о своих врагах. Метель возмущенно выла, пока над головой Тельраана гремели обличающие слова - ледяные загробники, мол, зазнались с тех пор, как им было поручено сторожить какую-то ковырялку, доставшуюся жалкому человечку, и на востоке их целый выводок, на застывших озерах у стен человечьей крепости.

Мелха:
Мелха выжидающе глянула на Молки. То, как она посмотрела ей в спину, заставило прокатиться холодком по коже: что-то стало не так. Еще сильнее, чем обычно рядом с Мелхой.

Харфомос:
Харфомос тем временем начал по тихому оформлять Свет вокруг себя. Вчерашние щупальца нынче были едва различимыми, тонкими и гибкими, и расположились вокруг дренея кругом, будто лепестки распустившегося болотного цветка. Конец каждого лепестка был острым и загибался вверх, они покачивались, но не от местного ветра, а будто от какого-то своего, ирреального.

Молки:
Собственно на этом бесед хватило. Сеть Молки ожила в одно - пусть резкое и заметное, зато нежданное движение энергии. Молки училась на ошибках: в прошлый раз у неё было мало силы, чтобы делать что-то быстро, но в её новой заклинательной сети было восемь узлов и каждый знал свою команду.
Первый выстрелил в сторону сидящих рядом дренеев незамысловатым, но надежным щитом. Пять разрядили в элементаля свою аркану. Два направили приметную, готовую пометить цели, энергию за его спину. Туда, где таились духи. Воздаятели нацелились на самого воздушного лорда - Тельраан мог лучше разобраться с его свитой.

Браться за кувшин или разыгрывать свои карты? Молки дала секунду Мелхе и Амридаару.

Харфомос:
Последний не шелохнулся. А вот его лепестки стали тонкими лентами и все, как один, резко устремились к элементалю, норовя глубоко погрузиться в его тело. Чистой манифестацией было превратить конец каждой в крюк, что надежно вцепится в плоть. Будет ее терзать, а самого ветрогона удержит. Трюк Молки тоже следовало развить, а потому Свет внутри великана должен был расшатывать аркану, делать ее нестабильной и мучительной, но не рассеивать.

Мелха:
Рядом взорвалась каскадом Света Мелха; то, что она брала себе без всякого спроса, разрывая реальность между элементалем и собой на черно-белое и цветное, было возвращено сторицей, без оглядки на то, что друиды зовут балансом. Ворох красок, вернувшихся в мир изъедающей восприятие кислотой, расшатывал осознание и вырывал из равновесия; мешал манифестации воздуха ощущать и чувствовать, как следствие, - поступать правильно.

Тельраан:
А затем по меткам уже готовый действовать Тельраан ударил ветвящейся дугой цепной молнии. Преломляющися, дрожащий разряд ослепительной змеёй рванулся вперёд, срываясь с его вскинутой руки, и заплясал между попавшими под метку малыми духами. Будто и без того недостаточно вспышек...

ДМ:
В стане элементалей обиделись все - от глубоко оскорбленного джинна до укрывшихся позади мелких воздушников, по которым прилетело молнией. Великан, пытаясь устоять под натиском обезумевшей арканы и липучего Света, не отдавал приказаний, и потому его подмога, не мудрствуя, обрушилась на обидчика. Тут не хватило даже наведенного щита: Тельраана подбросило, как плюшевого элекка, помотало в ревущем смерче и прокатило по снегу, завернув в бесформенный шар.
Остался торчать хвост - самым кончиком.

Харфомос:
Харфомос даже глаз не открыл. Продолжил недвижимо терзать и сковывать духа, отдав этому делу всю концентрацию, прибавив к уже существующим крюкам еще несколько. Судя по ощущениям, подаренный ему щит все еще был цел, Мелха все еще боеспособна, а потому защитить колдующую Молки, как и обещалась, могла.

Мелха:
Мелха увидела, как живописно пролетает мимо Тельраан. Думала недолго - тем более, что времен не было. Из всего того потока Силы, который разливался от элементаля и дальше, она отделила ручеек шаману, и уже через пару секунд ком разорвало изнутри на белые клочья снега.
Другой такой канал Мелха подвела к Молки, и Свет облек ее в защитный золотистый купол.

Молки:
Вместе с собственным щитом это было подспорьем, но в этом сражении Молки играла на скорость и только на неё. Каждый уязвивший элементаля поток энергии нес зерно еще не рожденного плетения, ждавшего только короткой указки. Два затаившихся в теле воздушного гиганта заряда обрисовали вокруг себя сферы недолгих, но прочных куполов и полыхнули изнутри пламенем, выжигая воздух. Если твоё тело - ветер - ты задержишься, когда тебе нечего контролировать. Одно грохнуло фиолетовой вспышкой, норовя задеть ближайших духов. Два оставшихся нашли горлышко кувшина и сделались воронкой, норовящей опознать и втянуть духа внутрь.
Надеясь на свои щиты, Молки заискала взглядом Тельраана - хватит ли секунды для помочь?

Харфомос:
Воронка не ускользнула от истинного ока Харфомоса. И потому он натянул ленты и принялся тянуть ветрогона в кувшин. Взрывы дреней тоже заметил, но, видимо счел их недостаточными. А потому по лентам вверх пробежали яркие искры, чтобы затем хлопнуть внутри элементаля, нарушая структуру его тела поболе.

ДМ:
Почти перестарался: очертания могучего элементаля поплыли и были готовы слиться с бушующими ветрами за секунду до того, как совместные усилия затянули духа в воронку. Руны на боках каменного кувшина ярко полыхнули.

Харфомос:
Как только местный царек ветряной обрел новый дом, и множество рук Харфомоса оказались свободны, он вытянул их снова. И ударил по оставшимся духам помельче, будто плетьми, ориентируясь на молкины метки и свое собственное восприятие.

Тельраан:
Внезапно улетучившийся дреней нигде не наблюдался. Наблюдался большой снежный ком, в котором подёргивался кончик хвоста. Потом, усилиями Мелхи, ком распался и из него выбрался изрядно потрёпанный всеми ветрами, в буквальном смысле, шаман. Сил и желания трепыхаться самому у него уже не оставалось, но оставались тотемы, заранее закреплённые на площадке - и тотемы отозвались короткими огненными всполохами, вытянувшимися к помеченным противникам. И на том Тельраан осел обратно на камень, переводить дух.

Молки:
Молки укрывала собой драгоценный кувшин, почти не глядя сбросив остаточную энергию воронки, чтобы укрепить щиты и уязвить духов. Как получится. Аркана была хаотичной штуковиной.

Мелха:
Мелха вышла из сомнамбулического транса и помотала головой, ищущая твердости в ногах и силы в осознании. Да, кувшин был полон, и оставались только мелкие приспешники воздушника, но на них воздаятельница не нашла сил и только осела в снег.

ДМ:
После хлесткого удара Харфомоса и вспышек арканы оставалось всего трое мелких духов, но обида... воздух не прощает обид! Выжившие элементали слились воедино, чтобы мощным толчком ветра обрушить скалу и похоронить коварных дренеев в обвале.
Задумка была хороша, даже красива. Исполнение хромало - каменная площадка содрогнулась, но выстояла.
Духам оставалось улепетывать восвояси.

Молки:
Одинокое "фффф" пошатнувшейся на своём месте Молки победно прозвучало над оставленным ветрами холмом. Дренейка всё еще прижимала к животу кувшин, дробя по нему пальцами.
- Живые скажите "А'дал".

Харфомос:
И только когда духи скрылись за границами восприятия, Харфомос позволил себе шевельнуться. Открыл глаза, обвел площадку перед собой взглядом, втягивая носом воздух. Успех, стало быть. Комментарий Молки он пропустил мимо ушей, он-то знал, что все были в порядке. Но удостовериться следовало, а потому первым делом поднявшись он направился к Мелхе, чтобы помочь той подняться и, если надо, подставить свое пусть не монументальное, но плечо.

Молки:
Ничего более амридаарного придумать было невозможно. Молки озираясь двинулась искать в снегах Тельраана. Аркана, особенно последнее, напитанное энергией самой цели плетение, еще била в голову, настраивая на шутливый лад.
- Духопоклонник?

Тельраан:
Тельраан нашёлся - выступом ниже, весь в снегу, встрёпанный и усталый на вид. Впрочем, вежливость обязывала поприветствовать подошедшую даму, оторвав рогатую голову от камня и кивнув на кувшинчик:
- Всё хорошо?

Мелха:
Мелха приняла помощь, но ноги у нее все равно были ватные, как у загулявшей на званом ужине эльфки.
- Все хорошо. Что теперь?

Молки:
Молки только продемонстрировала кувшин. с тем, чтобы, подтянув под себя подол бухнуться в снег рядом с шаманом. Уф.
- Маяк? Можем успеть до ночи.

Харфомос:
- Маяк, - сухо отозвался дреней, аккуратно поддерживавший воздаятельницу, и кивнул на Молки, - эта посуда его удержит?

Молки:
- Должна. Если бы не всеобщая нужда, я отставила бы эту посуду себе просто для того, чтобы через год мы щеголяли плетениями лучше тех, что были у сумеречных. - продышалась Молки. - Увы.

Тельраан:
- Ты замечательно управляешься с потоками арканы. Умело и изобретательно, - совершенно искренне расщедрились на комплимент с шаманской стороны, потянувшись сжать чародейское плечико. - Скопировать не выйдет?

Харфомос:
- Ну, пока что твои плетения были и так неплохи, - хмыкнул дреней и таки позволил Мелхе опуститься на землю, чтоб дать отдых ногам. В этот раз, впрочем, удостоверившись, что та удобно села, а не развалилась, как элекк.

Молки:
- Направить может и гнолл. Если бы ты мог посмотреть внутрь, ты бы видел, что... оно делает с духом. - неожиданно серьезно заметила Молки. - Это как если бы тебя разрезали на тонкие пластинки, а ты остался жив, но больше не мог думать целиком. Удивительно. Из тебя можно было бы собрать что угодно.

Мелха:
Мелха была выше и грациозней этого.
- Давайте на маяк. Никто не знает наверняка, будет ли кувшин целым долго.

Харфомос:
- Мерзко, - возразил Молки дреней, чуть поморщившись, но лицо его тут же разгладилось, - но любопытно.

Харфомос:
- Переведите дух, думаю, пара минут у нас есть, - покачал головой Харф, посмотрев на Мелху, - и пойдем. Нам еще надо будет, чтоб тварь не заметила нас... слишком рано.

Молки:
- Наверное мы достаточно отошли на восток, чтобы обойти её. - рассеяно отозавалась чародейка. Случайно или нет, Тельраану не препятствовали. Рука на плече меньшее, что может дать путник путнику, разве нет? - Однако даже Иоланис не знал, как действует плетение эфирных. Передатчик или портал. Нам стоит быть осторожными.

Харфомос:
- Вы же так и не попали внутрь маяка, да? - Харфомос же напротив, остался стоять рядом с воздаятельницей, - неизвестно, как квалдиры могли повредить передатчик.

Молки:
- Никак, если они так и не разобрались с нашей с Халисом... башней.

Харфомос:
- Они могли повредить и случайно, - дреней пожал плечами.

Молки:
- Не знаю, способно ли шаманство случайно порвать арканные плетения. Что скажешь, Тельраан?

Харфомос:
- Любая магия может повредить любую магию, - чуть закатил глаза дреней.

Тельраан:
- Разве что случайно, - отозвался Тель, поднимаясь с тем, чтобы отправиться собирать разбросанные по площадке тотемы и разыскивать в снегу укатившуюся свирель.

Молки:
- Мне кажется, это как раз тот случай, когда тебе лучше не учить меня, Харфомос. - напрягла брови Молки. - Но если тебе повезет попасть пальцем в небо, что ж. Скажи-ка, давно руины синего святилища стали "взморьем"?

Харфомос:
- Я как раз удивлен, что мне приходится поправлять тебя в этом, - поднял бровь дреней, - мне казалось, что ты то уж должна знать, что разные виды энергий могут влиять друг на друга.

Мелха:
Мелха молча встала и, размяв конечности, окончательно пришла в себя.

Молки:
- Духи не всегда прибегают к выбросам энергии. Еще один урок из Пустоши. Неважно. Иоланис был полностью уверен, что его друзья в шелках засели у синих. Может быть наши предыдущие источники ошибались.

Харфомос:
- У друзей в шелках есть несколько фракций, - как бы между делом протянул Харф и метнулся взглядом между дренейками, - мы готовы идти?

Молки:
- Делать привал здесь не стоит так или иначе. - наверно это было согласием.

Мелха:
Воздаятельница была всеми щуплами за.

ID: 18532 | Автор: Dea
Изменено: 30 апреля 2016 — 4:52