Драконий Погост Драконий Погост: След сестры (22)

Молки
Эрофем
Тельраан
Мелха Сеил
Чарис
Борода
Зэкэриас

Зэкэриас:
Зэкэкриас замедлил шаг, а затем и вовсе остановился, ожидая пока Чарис оседлает мишку, после чего двинулся вместе с ними через заснеженный лес, снег на котором блестел мириадами отражающихся от ледышек солнечных лучей.
Дышалось хорошо и свободно, хотя в то, что призраки на самом деле добры и гостепреимны он не поверил. Высокорожденные просто не могли быть такими, и, пока маленький отряд детей звёзд не отойдёт достаточно далеко, мужчина внимательно смотрел по сторонам, прислушиваясь к звукам окружавшей их природы, которая жила, в отличие от призраков, нормальной жизнью.

Айнгерн:
Через некоторое время медведь принюхался и стал заметно забирать влево. Воин вряд ли ушёл бы далеко, не заметив их отсутствия, но зверь на всякий случай негромко заворчал, нарушая заснеженную тишину.

Чарис:
Чарис нахмурилась, почесала переносицу.
- Я не знаю, чего ты хочешь, но я с тобой не пойду. У тебя из пасти воняет, - она спрыгнула на снег и побежала к воину, проваливаясь в снег. - Вон руины над колодцем виднеются, - махнула она рукой в прежнем направлении. - А за ним часа два пути, и сможем отдохнуть... Безопасно.

Зэкэриас:
Не заметить идущего рядом медведя, когда он везёт цель прибытия в северные земли, было для воина сложно, хотя причин такого поворота от места назначения, которое определила Чарис, Зэкэриас и не понимал. А раз не понимал, стоило поинтересоваться, что к чему.
- У медведя свои планы? - Поинтересовался мужчина, когда сестра его пропавшей возлюбленной спрыгнула со спины зверя.

Чарис:
- Видимо да. Догонит, я думаю... - кивнула часовая. Если ты не устал, можем сразу пойти дальше. Или почтить колодец.
В обществе себе подобных она иногда резко вспоминала про обычаи. Иногда.

Зэкэриас:
- Можем набрать оттуда воды на всякий случай. - Кивнул согласно мужчина, понимая, что вода эта будет слабой помощью против призраков, если они вдруг снова встретятся, но может пригодиться в других делах. - А отдыхать незачем. Я час как проснулся и еще не устал.

Чарис:
- Воды, да, - покивала эльфийка, припомнив, что умыкнула из лагеря дренеев фляжку с ромом от человека. Как его там звали?.. Мер? Рем? Ром? Не важно. Будет куда набрать.
- Освященное водами колодца оружие очень действенно против признаков. И вообще, не понимаю, как ты так легко днем можешь ходить. Меня все время в сон клонит, - в подтверждение своих слов эльфийка широко зевнула.

Зэкэриас:
- В Зимних ключах и простого всегда хватало. Беда только в том, что привязанные к месту духи всегда возвращаются, сколько их не убивай. - Вспомнил опыт своей службы Зэкэкриас и поглядел коротко на идущую рядом Чарис. - На корабле пока плыл делать нечего было, кроме как спать. Выспался на неделю вперёд.
Воитель вернул взгляд туда, где должен был быть лунный колодец, а затем снова перевёл его на сородичку.
- Тебе бы тоже снегоступы сделать, чтобы не вязла. Меньше уставать будешь и меньше будет хотется спать. - Предложил он посильную помощь. - Как дойдём до колодца, займусь этим.

Чарис:
- Из чего? - удивилась эльфийка. Он что, с собой еще и мастерскую таскает? Хотя. Большой. Сильный. С него станется...

Зэкэриас:
- Берёшь пару веток, которые можно согнуть, верёвку, чтобы их связать, и делаешь. - Буднично пожал плечами мужчина, который делать подобные приспособления для походов по снегу научился делать еще в самом начале своей службы в Зимних ключах. - Это просто.

Чарис:
- Я снег третий раз вижу, - фыркнула часовая, немного задетая этим его "это просто". - А столько снега - вообще в первый раз.
Оглянулась, но медведь уже скрылся за деревьями. Сова уехала на нем. Интересно, если посвистеть - она вернется или нет? Ладно, черт с ней, таскать сейчас на себе лишнюю тяжесть спящей совы Чарис не хотелось.

Зэкэриас:
- Понятно. Главное в холодном климате иметь с собой достаточно еды или средства её добывания, не мёрзнуть и не уставать слишком сильно, иначе смерть. - Констатировал первые три правила путешественника по снегам Зэкэриас. - Мне это привычно, большую часть жизни в снегах провёл. Красиво, свежо, спокойно.
Мужчина вдохнул глубоко морозный утренний воздух, а затем выдохнул облако пара, накинув капюшон и завязав на шее шнурок, чтобы не задувало.
- Расскажешь что тут случилось с тобой до моего появления? - Поинтересовался он негромко.

Чарис:
Они уже практически подошли к лунному колодцу, оставалась какая-то сотня метров.
- Знаешь, я не уверена, что это хорошее место делиться откровениями, - она махнула головой за спину, где простирался обширный некрополь. - Хотя... Говорят, духи не могут приближаться к священным колодцам. Но я не знаю, на что способны духи-маги. Помимо всего того, что они демонстрируют в бою.

Зэкэриас:
- Как скажешь. - Кивнул согласно мужчина, который куда меньше собеседницы знал о местных жителях и делах, которые их связывали. Взять хотя бы тех же дренеев, которые не особенно дружелюбно вели себя с Чарис, да и его встречали подозрительностью и настороженностью. - А вообще о местности и том, кто здесь живёт? Зимние ключи и западную часть Фераласа я знаю прекрасно, а вот тут хоть и снег тот же, и деревья похожи, но какое-то всё другое. Даже птицы другие.

Чарис:
- Я впервые здесь, до этого особо не интересовалась. Знаю, что тут где-то есть великое древо, которое осквернилось и его срубили. Где-то тут великий город магов - Даларан. Орды есть оплот севернее, чем мы сейчас идем. И еще много всякого, больше похожего на сказку или вымысел. Наверное, вымыслом оно и есть, - пожала плечами эльфийка и пригорюнилась. Не слишком полезный спутник, выходит...

Зэкэриас:
Великое дерево, город магов и крепости Орды мало интересовали воителя, который хотел на этом мёрзлом континенте найти свою любимую, а пока что нашел только людей, гостеприимных таунка, странных дренеев и загадочного призрака. Чарис в этом списке стояла особняком, как единственная важная на данный момент находка, и тот факт, что он уже оказался ей полезен, грел душу Зэкэкриаса.
- Интересно, что из этого могло бы заинтересовать Калидетту. - Мужчина слегка нахмурил брови, глядя вперёд, а затем обернулся. - Почему ты решила именно здесь искать? Помню, что ты сказала, будто это место ничем не лучше и не хуже других, но это не выглядит достойной мотивацией.

Чарис:
Чарис наконец добралась до камней, ограждавших лунный колодец. Прикрыла глаза, коротко благодаря Элуну за то, что им таки удалось сюда выбраться.
- Понимаешь, Снежок, - начала она, садясь на один из камней и принимаясь рыться в котомке в поисках прихватизиррованной фляжки. - За последние два дня мне столько раз угрожали, что я уже сбилась со счета. И угрожали не только дренеи и призраки, - многозначительно и уклончиво добавила она, делая небольшой глоток из фляги и протягивая ее эльфу, все равно там оставалось на донышке. - Буду честной - мне тяжело поверить, что именно сегодня, именно сейчас, забытый воздыхатель сестренки решил разыскать именно меня посреди забытых Богиней снегов. Хочу, чтобы ты понимал - у меня мало причин доверять тебе. Сестра очень хорошо отзывалась о тебе, но я даже не могу проверить, что ты тот эльф, за которого себя выдаешь... А историю о их чудесном спасении знало ох как много народа.

Зэкэриас:
- Негостеприимный край для тебя, Чарис. - Констатировал Зэкэриас, выслушав признание соплеменницы и устроившись на краю колодца. На снег рядом были спущены щит с сумкой, а затем мужчина снял перчатку и наклонился, чтобы зачерпнуть ладошкой воды и сделать глоток. Вода лунных колодцев прекрасно утоляла усталость и помогала залечивать раны, не говоря уже о том, что просто повышала тонус. - Мне нечем доказывать тебе свои намерения, кроме действий. У нас общее дело, и поскольку ты единственный близкий для Калидетты эльф в этом мире, то забота о твоей безопасности для меня первостепенное дело пока мы вместе.

Чарис:
Чарис вздохнула. Вовремя вспомнила, как от нее самой требовали доказывать "непричастность" Кругу. Вздохнула еще раз.
- Я вляпалась в очень скверную историю. И я не хочу вовлекать в нее тебя. Пока ты ничего не знаешь, ты волен уйти и продолжить свои поиски один... - она неуверенно глянула на эльфа. - Все равно я ничего не знаю о том, где она пропала.

Зэкэриас:
- Я уже сказал, что ты единственная близкая Калидетте личность в этом мире, потому мой долг сберечь тебя, тем более, что ты не меньше моего хочешь её найти. - Пояснил свою мотивацию Зэкэриас и встряхнул ладонью, сбрасывая капельки в снег, после чего снова надел толстую кожаную перчатку, идеально подходящую для защиты от холода в подобных местах. - Если хочешь меня прогнать, то другое дело, не стану тебе навязываться, но если нет, то давай обойдёмся дальше без предостережений. Я достаточно силён и опытен, чтобы постоять за себя и за тебя перед любой угрозой.

Чарис:
- Понимаешь, - эльфийка отвела взгляд на гладкую поверхность незамерзающего колодца. - До вчера я и не помышляла ее искать. Наша... наши разногласия были настолько сильны, что когда она пропала, я даже не помышляла о поиске, посчитав, что если она жива, то выживет и без моей помощи. А если мертва - я ей ничем уже не помогу, - эльфийка закончила совсем тихо, словно ей мешал говорить ком в горле. - Ты слишком хорошо обо мне думаешь...

Зэкэриас:
Зэкэкриас женщин не понимал в принципе, и этот случай не был исключением. Знал он только то, что они живут и говорят эмоциями, а не умом, так что смена настроения с "да, ищем!" на "не собиралась искать" осталась для воина не понятой, хотя и принятой. Мужчина вздохнул и поглядел в сторону взошедшего и медленно взлетающего всё выше солнца, размышляя о том, как поступить дальше. Он был брошен, а Чарис бросила сестру сама, но оба они были одиноки и нуждались в друг друге. Ему нужна была она, как кто-то родной Калидетте и помощница в его поисках, а он нужен был ей, как тот, кто не даст сгинуть без следа так же, как прпоала её сестра. Или это он только думал, что нужен ей?
Молчание становилось всё дольше, но не могло продолжаться вечно.
- Если тебе нужна моя помощь, я останусь с тобой и помогу в том деле, которое привело тебя сюда, а потом мы вместе возьмёмся за поиски Калидетты. - Выдал он наконец после глубокого вдоха. - Если же не нужна, то, полагаю, мне лучше проводить тебя к дриадам, а потом самому отправиться к храму Драконьего покоя.

Чарис:
- Ты настолько уверен, что тебя не пугает опала Круга Кенария, или то, что меня теперь скорее всего посчитают дезертиром со всеми вытекающими?.. - криво улыбнулась эльфийка. - Если так, то я согласна принять твою помощь. Также я не обижусь, если ты решишь уйти.

Зэкэриас:
- Меня мало что в жизни пугает. Друиды не пугают вовсе. - Хмыкнул, скосив губы в подобии улыбки Зэкэриас. - Что до дезертирства, но ты разве не взяла увольнительную, когда оставляла расположение Часовых? Я написал прошение командору в тот же день, как узнал, что Калидетта пропала, и сейчас не на службе, а с личными делами.

Чарис:
- Меня вообще сюда прислали, - Чарис почесала за ухом. - Приказом. Прямым. Правда, не выдали на руки вообще никаких бумаг. Все - на словах. И если еще в Берегах это дело показалось мне странным, то теперь я абсолютно уверена, что большего дерьма в жизни еще не встречала...
Эльфийка умолчала, что дерьма она видела не так уж и много, и в основном в Темных Берегах, Ясеневом и Оскверненных лесах.
И она все еще сомневалась, стоит ли откровенничать. С другой стороны... Беды не будет большой, если этот эльф и правда сможет ей помочь выбраться из этой передряги.

Зэкэриас:
- Если тебя сюда прислали, и ты тут на задании, то почему вдруг дезертир? - Не совсем понял рассказа воитель, склонив голову набок и изучая лицо собеседницы. - Задание я помогу тебе выполнить, потом возьмёшь увольнительную и займёмся поисками вплотную, если уж сейчас сделать этого толком не можем.

Чарис:
- Заданием было примкнуть к группе дренеев, быть им полезной и держаться рядом, - скривилась Чарис, - только меня забыли предупредить, что они там все пришиблены Кругом. И в каждом видят его приспешника-лазутчика. К такому меня не готовили. Меня вообще ни к чему такому не готовили. Особенно к тому, что союзники по Альянсу будут мне угрожать смертью.

Зэкэриас:
- Не вижу проблемы держаться рядом с ними. Следы на снегу остаются несколько дней, если не начнётся сильный снегопад. - Развёл руками мужчина, не понимая сложностей. - Если убить первой волшебницу, то они будут не так уж и опасны. Но это в крайнем случае, которого лучше было бы избежать. Бой это всегда последний аргумент.

Чарис:
Чарис удивленно посмотрела на эльфа. Вот он тоже рассуждает об убийстве. Вроде бы союзников. Может он не тот, за кого себя выдает?
- Ты, видимо, упустил, или это было не при тебе, - Чарис задумалась, пытаясь вспомнить дословно слова шамана. - "Твоя сова, твой медведь, ты сама - если кого-то из вас мы увидим после того, как ты уйдёшь, мы возьмёмся за оружие" - сказал мне один из них, - повторила она по памяти, раздражаясь уже от одного этого воспоминания. - А еще из совы собирались сварить суп. Вот.

Зэкэриас:
- Ты же дочь звёзд и леса, как они тебя заметят? - Удивился даже мужчина, который привык считать сестёр из Часовых мастерами маскировки, тенями, что неслышно скользят лесами. Чарис однако была молодой и могла еще не научиться всем премудростям ведения слежки и прочих полезных в деле стража леса умений. - Если возьмутся, будут иметь дело со мной.

Чарис:
- Я не привыкла к этому, - скорбно сообщила эльфийка. - Голым деревьям, сугробам, камням и призракам.

Зэкэриас:
- Я же обещал тебе снегоступы. Сможешь потренироваться. - Спохватился мужчина, вставляя в снег копьё, затем лук с колчаном и доставая из сумки верёвку, которую бросил на край колодца, и с пояса снял нож, чтобы нарезать подходящие ветки. - Приказы нужно выполнять.

Чарис:
- Я не знаю, как наблюдение издалека, чтобы никто не видел, выполняет приказ "влиться и следовать вместе", - скептически хмыкнула эльфийка. Но открыто перечить не стало. Доберутся до нимф, там мохнатый с друидкой поговорит, и если Богиня смилостивится, то она забудет об этом приключении как о кошмарном сне.

Зэкэриас:
- Тебе же для чего-то это приказали, а не просто так, чтобы проветрилась в северных краях. - Возразил Зэкэриас, отходя от колодца и выбирая кривую ветку, которую можно было без особого риска согнуть и не сломать при этом. - Значит, дренеи чем-то важны для командования и оно хочет что-то о них узнать. Мало ли предатели какие или диверсанты.
Пока говорил, срезал ветвь, затем другую примерно такого же размера, и, сев на край колодца, начал связывать края верёвкой так, чтобы образовывалась в итоге плотная сетка.

Чарис:
- Я думаю, что моему командованию на них плевать. И оно просто выдало "расходный материал" по запросу Круга. Потому что моя роль этим и ограничивалась. "Влиться и быть рядом", - эльфийка допила пару глотков со дна фляжки и наполнила ее из колодца. - Все остальное было не моего ума дело.

Зэкэриас:
Как-то сомнительно выглядела отправка на север слабо подготовленной часовой для работы, которую куда лучше выполнили бы более опытные солдаты из Зимних ключей или члены тайной организации, которая происходила корнями из шпионов, которых готовил Реванкрест. Вероятно, нужен был кто-то срочно и послали того, кто первый попался под руку. Мужчина вздохнул и продолжил стряпать снегоступы.
- И тем не менее, приказы нужно выполнять, пока это возможно. - Выдал он, слегка наморщив брови.

Чарис:
- Мне кажется, приказ стоит уточнить, раз условия кардинально поменялись, - протянула она, придвинувшись поближе и внимательно наблюдая за работой эльфа.

ДМ:
Наблюдала не только Чарис: едва слышные шорохи в заснеженных зарослях выдавали присутствие любопытных, но стеснительных нимф, всегда обретающихся возле колодца.

Зэкэриас:
- Если тебя прикомандировали к кругу, то значит к тому друиду. Ты из-за того, что мы не пошли с ним, посчитала себя дезертиром? - Поинтересовался Зэкэриас, и только потом услышал за чириканьем птиц и скрипом ветки с верёвкой в руках еще чьё-то присутствие. Пришлось обернуться и приглядеться к покрытым снежком кустам.

Чарис:
- Я пролюбила свой знак, - качнула головой эльфийка. - А он вернется. Скоро. Надеюсь... Наверное.
Оглянулась за движением эльфа:
- Это нимфы... Надюсь.
Она уже ни в чем не была уверена.

ДМ:
Звонкое хихиканье в кустах подтвердило ее догадку.
- Как можно что-нибудь пролюбить? Любовь не кончается, - зашептал чей-то удивленный голосок.
- Тс-с-с...

Зэкэриас:
- Согласен с тобой, незнакомка. Любовь вечна. - Усмехнулся грустно Зэкэриас, слегка расслабившись и продолжив плести сеть между согнутой ветки. - Чарис, побег из расположения или с задания дезертирство, а потеря зната отличия - нет.

Чарис:
- Возможно, я раньше не теряла, - хмыкнула Чарис, решив обойти скользкие рассуждения о вечной любви стороной. У нее с этим было все... сложно, да. Особенно после тех событий.
- Не прячьтесь, мы не кусаемся, - максимально дружелюбно сказала она, улыбаясь.

ДМ:
Из зарослей выступила знакомая калдорейке Элайнис, полунагая по местному обычаю нимфа с серебристой шерстью, бледно-голубой кожей и огромными сияющими глазами на круглом личике. За ней следовала дриада помельче и помладше, известная часовой как Трия - виновница бед с кристаллом.

Чарис:
- Приветствую, тонконогие, - улыбнулась Чарис. - А почему вы так далеко от лагеря? Все хорошо?

Зэкэриас:
Зимних дриад на Калимдоре мужчина не видел, а местные отличались не только цветом, но и формами, будучи больше смеющихся сестёр и круглее лицом да в паре других мест. Вчера вечером воин видел их меж деревьев, но рассмотреть тогда не смог, да и не особенно стремился. Сейчас же, когда предоставилась такая возможность, изучал с интересом.
- Доброго утра. - Кивнул Зэкэкриас четвероногим дамам.

ДМ:
- Далеко от лагеря? - не поняла Трия.
- Весь лес - наш дом, - подтвердила Элайнис. - Но мы любим оставаться возле колодца. Он такой красивый.

Чарис:
- Красивый, - согласилась эльфийка. Оттаявшая земля вокруг колодца была усеяна мелкими цветами, похожими на звездочки. Чарис замолчала, пытаясь сообразить, о чем и как можно спросить этих незамутненных созданий?

Зэкэриас:
- Вам призраки не досаждают? - Поинтересовался у дриад воитель, закончив первый снегоступ для Чарис и взявшись за второй. - А то мне один показался хоть и манерным, но не очень воспитанным.

ДМ:
- Они злюки, - напыжилась нимфа с худеньким торсом подростка.
- Ужасно вредные, - со вздохом согласилась Элайнис. - Мы к ним не ходим.

Зэкэриас:
- А куда ходите? - С лёгкой улыбкой поинтересовался Зэкэриас, взглянув на дочерей леса. Они своим появлением рассеяли ту тяжелую и может быть даже мрачную атмосферу, в которой они с Чарис пребывали, обсуждая жизненные проблемы разного рода, и за это одно им можно было быть благодарным.

Чарис:
Чарис немного нервно хихикнула, спрятала наполненную флягу в мешок. В разговор влезать не стала. Самой интересно, до чего они договорятся.

ДМ:
Вопрос был такой, что дриады глубоко задумались, переглядываясь.
- Ходим в лес, - неуверенно сообщила Трия.
- А где не лес, там лучше не ходить.

Зэкэриас:
- Как же я с вами согласен. - Сдержал смех мужчина, в очередной раз убедившись в том, что с дриадами скучно не бывает и не даром их в Калимдоре зовут смеющимися сёстрами. Однако шутки шутками, а надо было еще кое-что у них узнать. - А что вы думаете о рогатых и хвостатых дренеях?

ДМ:
- О, синие козлоножки, - просветлела лицом Элайнис. - Сестра Чарис недавно спрашивала о них, и я показала, куда они ушли. Надеюсь, они не потерялись, как те первые.

Зэкэриас:
- А что стало с первыми? - Поинтересовался живо мужчина, раз уж такой кладезь знаний перед ними открылся.

ДМ:
- Они ушли к морю и не вернулись, - грустно поведала нимфа. - Мы думаем, они умерли.
- Возле моря много недоброй силы, - поддержала младшая. - Мы туда тоже не ходим.
- Совсем не ходим. Это все синие драконы.
- Такие безобразники.

Зэкэриас:
- Да, синие не зелёные. - Согласился задумчиво мужчина, а затем его осенило. - Погодите, Чарис, а эти не к морю случайно собирались? Может, они ищут тоже, что и первые, или тоже, что первые искали.
И уже тише, чтобы дриады не услышали, на ушко сородичке добавил.
- И именно поэтому тебе задание дали приглядеть за ними?

Чарис:
- Возможно, - кивнула эльфийка, не очень понимая, как может быть бахнувший волнолов связан с кристаллом и дренеями. - Только я об этом не знала. Ты давай, расспрашивай дальше, у тебя хорошо получается, - прошептала Чарис и громче добавила. - Они такие красивые, правда? В наших лесах совсем другая стать.

ДМ:
- Да, эти козлоножки спрашивали, куда ушли первые, - подтвердила Элайнис. - Они хотели пойти на запад, где злые духи, а потом к морю, или сначала к морю, а потом на запад.
- Кто красивый? Козлоножки? - задумчиво переспросила Трия.

Чарис:
- Вы красивые, - рассмеялась часовая. - Очень.

ДМ:
Нимфы, не сговариваясь, застеснялись, колупая копытцами снег.

Зэкэриас:
- Думаю, нам нужно тоже к морю. Только не через земли призраков. Я обещал, что мы больше там не покажемся. - Вполне серьёзно заявил Зэкэриас, улыбнувшись в душе при виде стесняющихся нимф. Мужественным Часовым зачастую не хватало именно такого простого женского поведения, хотя в том была не их вина, а драконов, что уложили столько мужчин спать в Изумрудный сон в давние времена. Немудрено было женщинам стать жесткими и совсем не женственными в поведении. - Вы нам очень помогли, красавицы. Чем можем помочь вам в ответ?

Чарис:
- А где птицекрылая, - наконец подала голос Чарис, удивленная, что их так никто и не вышел встречать... Интересно, Мегида убьет ее на месте за то, что "растрезвонила" секрет, или порадуется хоть кому-то, кто знает, что делать в этом отмороженном месте. Отмороженном во всех смыслах, пожалуй.

ДМ:
- Крылатую унес бык, - насплетничала Элайнис, пока Трия робко объясняла воину, что хотела бы украшение вместо того, что отняли у нее орки.

Чарис:
- Это как "унес"? - удивилась Чарис, стараясь говорить не слишком громко и не мешать Трие изливать душу в благодатные уши.

ДМ:
- Она стала птицей, он посадил ее на руку и унес, - объяснила нимфа.

Зэкэриас:
- Постараюсь найти что-то достойное вас. - Кивнул с легкой улыбкой на левой части лица эльф в ответ на пожелания одной из дриад, а затем прислушался к разговору находящихся рядом дам. Что за бык и крылатая он понятия не имел, но почему-то думал, что еще узнает. Чарис ввязалась тут в действительно что-то серьёзное, пусть мужчина пока и не понимал что именно и чем оно обернётся для них.

Чарис:
- Она сказала, когда вернется? - Чарис старалась задавать один вопрос за раз, чтобы ветренные дриады не забыли, о чем их спрашивают.

Зэкэриас:
И пока эльфийка с дриадой выясняли кто куда ушел, стоило закончить начатую ранее работу, доделав второй снегоступ, чтобы Чарис могла быстро и с минимальными усилиями ходить по снегу без того, чтобы проваливаться в него каждый раз, как это было по дороге к колодцу.

ДМ:
- Не-ет, - протянула Элайнис. - Ничего не сказала. Крылатая всегда так.

Чарис:
- А как вы с ней связываетесь, когда она уходит? - спросила часовая.

ДМ:
- Она снится нам, когда ей что-нибудь нужно.
- Или присылает птиц.

Чарис:
- А, - кивнула Чарис. Это уж явно было не по ее части, оставалось ждать, пока сюда припрется медведь. Она, конечно, догадывалась, зачем он свалил, но мало ли...
- Пожалуй, Снежок, мы пока расположимся тут. Вон там у поваленных камней есть пара удобных бревен и можно развести костер. Шатер не наш, его лучше не трогать. В остальном располагайся, не стесняйся...

Зэкэриас:
- Попробуй снегоступы, пока я устраиваюсь. Верёвками к сапогам их только примотать нужно. - Пояснил систему для Чарис воитель, после чего собрал вещи и перенёс их туда, куда указала девушка. Без друида им было двигаться нельзя, как он понял, да и в сущности раз сестра Калидетты приставлена к этому мишке, то без него и смысла идти не было.

Чарис:
Часовая кивком поблагодарила эльфа и повернулась к дриадам:
- Красавицы, - она сдавленно засмеялась, внезапно вспомнив некоторые детали своих недавних приключений. - А у вас тут есть какая-то одежда, которая будет впору тому вежливому медведю, который был тут в прошлый раз со мной?

ДМ:
- Зачем ему одежда? - удивилась Элайнис, широко раскрывая глаза. - Он ведь может попросить ветерок, чтобы не кусался. Мы не любим одежду. Пусть зверьки сами носят свои шкурки.

Чарис:
Чарис только внутренне посмеялась этой детской непосредственности.
- Понимаешь, я думаю, ему будет стеснительно демонстрировать нам всем свою могучесть и мужественность... Так что это не тепла ради, - начала она издалека. - Когда он в эльфей форме, шерсти у него маловато, чтобы... прикрыться, - и поспешно добавила. - Я так думаю.

Зэкэриас:
Зэкэриас откровенно хохотал в душе над такими беседами, потому как дриады действительно обходились без одежды из-за наличия меха. Правда, мех был далеко не везде и эльфийская часть тела имела обычную кожу, и как она защищает от мороза мужчина понятия не имел, хотя подозревал, что в этом замешана магия природы.
- Пусть решает сам свои проблемы. - Высказался он наконец. - Вдруг ему нравится ходить, как наши новые знакомые. Природная красота и ничего лишнего.

Чарис:
- Давай ты ему это сам предложишь? - рассмеялась эльфийка. Она точно помнила, что к костру после побудки друид вышел одетый, пусть и частично. Любви к эксгибиционизму в нем Чарис не разглядела... Может не туда глядела?

ДМ:
- Он худой, когда эльф, - доверительно поделилась Элайнис. - Ему надо лучше кушать. Пусть только попросит, и мы принесем меда от диких пчел.
- Я тоже люблю мед, - ввернула Трия.

Зэкэриас:
- Предложу, конечно. - Кивнул так, будто это само собой разумелось, Зэкэриас, пройдясь взглядом по точеным фигуркам дриад, но он уже не одно столетие как получалось от подобного только эстетическое удовольствие. - Он же должен быть близок с природой не только когда в облике медведя, а дочери леса готовы о нём позаботиться и научить всему, что нужно.

Чарис:
В ней боролось желание лишний раз поддеть мохнатого, причем даже не своими руками. И желание отблагодарить его сторицей хотя бы за то, что под копьями квалдиров он не бросил ее.
- Дочери леса на дают советов Спящим, - насмешливо повторила она для эльфа слова самой Элайнис. - А мед - это всегда хорошо. Я бы тоже не отказалась. Где вы его берете в этих снегах?

Зэкэриас:
- Тогда вам виднее, не буду вмешиваться. - Пожал плечами эльф, прикидывая чем заняться в ожидании друида. Можно было подумать над тем, где достать украшение для Трии, но мужчина склонялся к тому, чтобы на досуге сделать для неё что-то своими руками, благо росли они из правильного места.

ДМ:
- О-оо, это чудесный лес, - с восторгом стала рассказывать Трия. - Рано-рано весной здесь цветут деревья, которые называют зимней сливой, и когда дует ветер, лепестки облетают вместе со снежинками. А потом из-под снега выбираются ирисы и крокусы. Но больше всего меда дикие пчелы собирают осенью, когда расцветает вереск.

Чарис:
Чарис попыталась себе представит.
- Красиво, - задумчиво протянула она, покивав головой с одухотворенным видом. - Очень красиво.
Перемещать свое седалище с нагретых камней очень не хотелось, но она таки переползла к костровищу и принялась возиться с углями и дровами. Котомку бросила на бревно, чтобы в снегу не валялась.

Айнгерн:
Медведь выбрел к колодцу немного погодя. Тащил зубами за лямку вещмешок, из которого торчало блестящее лезвие топора.
Заметив компанию, направился к ней, принюхиваясь. Признаков нечисти в лесу он не заметил... Но его и не готовили искать нечисть.

Чарис:
Чарис медведя заметила, помахала ему рукой, мол иди сюда, мохнатое чудовище.

Айнгерн:
Мишка подобрался к костру и опустил мешок в снег.
- Могла бы и со мной сходить, - проворчал он. Говор выходил хриплым и несколько корявым. Несмотря на его умения, медвежье горло было не больно-то предназначено для трёпа.

Чарис:
- Прости, мохнатый, но ты и сам справился, - улыбнулась часовая. - Наши легконогие нимфы сказали, что одежды тебе не достанут, потому что ты хорош и без нее. Зато сказали, что могут добыть тебе меда.

Айнгерн:
Медведь смущённо почесал нос растопыренной лапой.
- Болтушки несчастные. Всё-то они расскажи... Хотя мёд...
Он мечтательно примолк.
- Коли знаете, где испросить мёду посреди снегов, от угощения не откажусь, - обратился он к дриадам, подмигнув Элайнис.

ДМ:
- И меду, и орешков! - просияла старшая нимфа. - Белки делятся с нами своими кладовыми, а мы следим, чтобы они были здоровы и счастливы.
- И пушисты, - добавила Трия, устремляясь в заросли за угощением.

Зэкэриас:
Зэкэриас взглянул по-новому на вернувшегося друида, прикидывая, он одежду сам где-то тут потерял, её у него украли или он так и прибыл на северный континент в облике медведя? Поскольку обитель друидов, пусть и покинутая, была в гарнизоне в Зимних ключах, друиды всё же иногда там появлялись, а опыт жизненный напоминал воину, что друидам рискованно было долго оставаться в облике зверя, потому что звериная сущность могла взять верх на эльфийской, и тогда уже сложно было вернуть его в прежний вид.
- Я буду помогать Чарис до окончания вашего с ней задания. - Обратился мужчина к медведю, когда дриады удалились. - Если есть возражения или пожелания, то хотелось бы выслушать их сразу, чтобы потом не возникло разногласий и недопонимания.

Айнгерн:
- Вот что они собрались с белками делать, - проворчал медведь. И без паузы продолжил, - Вот так? Интересно. Пожелание одно - без нужды не махаться оружием направо и налево. Особенно в сторону медведей.

Чарис:
- Мегеры нет, когда будет - неизвестно, - сообщила медведю Чарис, провожая взглядом удаляющиеся оленьи хвостики.

Зэкэриас:
- Я на орка не похож, да и они не всегда клинками машут. - Спокойно заметил Зэкэриас, решив не упоминать своего служебного положения, раз уж он тут по личным вопросам. - Договорились, значит.

Айнгерн:
- Значит, придётся устроить сеанс спиритической связи, - почти по-эльфийски вздохнул медведь. - Я, конечно, мохнатый, но излишний сон может побудить излишне... вжиться в роль.

Чарис:
Чарис зевнула и задумчиво уставилась на пустующий друидский шатер...
- Мохнатый, а ты можешь попросить ветерок не кусаться вооон там? - указала пальцем на шатер.

Зэкэриас:
"Вы что, ночью не спали?" - Хотел было спросить воин, но вполне могло так и быть, хотя для дренеев, с которыми он встретил Чарис и друида, было бы странным после ночи бодрствования снова отправиться в дорогу. Хотят отдохнуть, пожалуйста, всё равно его личные поиски в ближайшее время вряд ли сдвинутся с места, если только Калидетту не занесёт сюда каким-нибудь ветром, а на это надежды не было практически никакой.
- Я посторожу, чтобы вам не мешали. - Сообщил двум сородичам мужчина, поскольку сам валяться не собирался.

Айнгерн:
- Если вы скромно отвернётесь на минуту, сделаю, - проворчал мишка. - Хотя я сейчас всё равно дремать по работе, могла бы и на мне. Или слишком жёстко? - он проинспектировал носом клок шерсти на плече.

Зэкэриас:
- Я всегда считал, что друиды носят одежды из шкур в своём истинном облике для того, чтобы она сливалась с телом, когда перевоплощаешься. - Заметил как бы между делом Зэкэриас, когда мишка сам заговорил об этом. - У тебя украли одежду?

Чарис:
- Могу и на тебе, - махнула рукой часовая на предложение медведя. - Но ты поработаешь и пойдешь дриадам хвосты крутить, а я бы попала так поспала, - и хихикнула на слова Зэкэриаса. - У него особая друидская магия... Нам не понять.

Айнгерн:
- Угу, особая. Не освоил, - неохотно отозвался медведь. - А тут пришлось прорубаться сквозь толпу полоумных пиратов.

Чарис:
- Ты уделал их вожака, - как бы между прочим заметила Чарис. - Попросил бы дриад у толстиков одежды купить. Только денег много не давай. Изведут на перламутровые ракушки.
Бесшумно хлопая крыльями, в лагерь прилетела её сова и уселась на одной из веток над шатром.

Зэкэриас:
"Такой же дилетант, как Чарис", - со вздохом подумал мужчина и задумался серьёзно над компетенцией тех, кто их послал сюда таких неподготовленных. Если они вернутся живыми, следовало провести служебное расследование на эту тему и наказать виновных.
- Еще и пираты? - Удивился воитель, сощурившись и поглядев на друида, а затем на Чарис.

Айнгерн:
- Если тебя интересует, что они делают на суше, то не имею ни малейшего представления, - мрачно отозвался мишка, а потом повернулся к часовой. - Думаешь, с дриадами будут торговать? Попробовать, конечно, можно...

Чарис:
- Эти пираты, умирая, превращались в кучку водорослей и морского хлама - я таких ещё не видела... Если не уверен, что будут торговать - сходи с ними, - пожала плечами эльфийка на вопрос друида.

Зэкэриас:
Про распадающихся на водоросли и прочее морское непотребство пиратов Зэкэриас не слышал, потому как в местах его службы, да и вообще в местах, где плавали корабли ночных эльфов, пиратов не водилось, ибо было бы это им себе дороже каждый раз тонуть и умирать из-за стрел огненных в бортах и обычных в горле. Тем не менее, на заметку такую невидаль взял, чтобы потом расспросить о них подробнее.
- Расскажете как-нибудь побольше о них. Я об этих землях почти ничего не знаю, кроме того, что тут была цитадель Короля лича и водятся зимние тролли. - После недолгих размышлений высказал своё скромное пожелание мужчина.

Айнгерн:
- Что так? - поинтересовался мишка, косолапо ковыляя к шатру. - Ладно мы, но у тебя-то не было никакой нужды спешить. Мог бы подготовиться основательнее... Я ошибаюсь?

Зэкэриас:
- Ошибаешься. - Кивнул утвердительно мужчина, который разом похмурнел и потёр пальцами лоб, проигрывая снова в памяти все события, которые привели его сюда. - Я торопился не упустить хотя бы Чарис, потому следовал за ней без особой подготовки.

Чарис:
Часовая хмыкнула:
- То есть, если бы ты подготовился, для твоего скарба ещё бы и вьючный зверь потребовался?
Наглядная демонстрация несостоятельности принципа "все своё ночи с собой".

Айнгерн:
Мишка ввалился в шатёр, едва поместившись в нём, и зубами задёрнул отворот. Потом из шатра послышался хрип, неожиданно оборванный фразой, сказанной уже на чистом калдорайском.
- Странно, что ты её вообще нашёл. Я думал, командование часовых не разбрасывается информацией обо всех своих операциях. У тебя что, связи в Дарнасе?

Зэкэриас:
- Кто ищет, тот всегда найдёт. Элуна оказалась ко мне благосклонна в этом деле. - Хмыкнул в ответ воитель, который как раз-таки озвученными друидом связями не пользовался, поскольку банально не знал о том, что девушка на задании. - А если бы было время, то просто взял бы карту и дневник путешественника по этим местам.

Чарис:
- Возможно, благосклонна. А может и нет. Учитывая перспективы...
Лицо часовой при взгляде на шатер красноречиво говорило "эй, я же там спать собиралась!"

Айнгерн:
- Тебе что, жххххррррблблблхххх... жрицы помогали? - голос снова сломался и охрип, но иронии не утратил. - Сколько возни из-за одной часовой. Не хочешь, не отвечай, дело твоё...

Чарис:
- Любовь делает с нами странные вещи, - не громко заметила эльфийка так, что расслышал, наверное, только стоявший рядом Зэкэриас.

Зэкэриас:
- Если быть конкретным, то из-за двух, но это личное дело. - Серьёзно ответил Зэкэриас, и раз уж друид решил поиронизировать, то стоило задать другой вопрос о компетентности, однако же это было их заданием от высшего руководства, и разбираться с руководством стоило уже после выполнения задания. А ну как они всё просчитали и большего было не нужно? - И до окончания вашего задания я с вами.

Айнгерн:
Медведь приподнял носом полог и выбрался обратно на свет.
- Залезай, - кивнул он. - Будем надеяться, я там нигде не наследил.

Чарис:
- Чем ты там вообще занимался?

Айнгерн:
- Примерял вещички Мегеры, разумеется, - невозмутимо сообщил мишка. Дёрнул косматыми плечами и пояснил. - Устраивал тебе комфортную температуру. Должно продержаться несколько часов, но если будешь раздеваться, далеко одежду не убирай. Мало ли.

Чарис:
- Для этого обязательно было там голяком выплясывать? - проворчала, скорчив рожу, Чарис и полезла в шатер.

Зэкэриас:
С фразой про любовь, сказанной Чарис, воин был согласен, хотя добавил бы наверное еще пару слов, если бы это имело хоть какой-то смысл. Она прекрасно видела его решимость идти вперёд по велению сердца, а значит, в озвучке с его стороны подобное поведение не нуждалось.
- Тут никаких интересных красивых камешков не наблюдали? - Поинтересовался он, когда вопрос с благоустройством шатра был решен. - Хочу сделать Трие фигурку из кости драконьей, если найдём, но без красивых глаз это будет не то.

Айнгерн:
Второй раз за полчаса его тыкали носом в недостаток умений. Друид пожевал губу, но не стал ругаться. Заслужил, ха.
- Тут везде снег, - ответил он воину. - А я не увлекаюсь камнями.

Чарис:
Чарис расстегнула куртку, улеглась на шкуру, расстеленную поверх лапника, и почти тотчас уснула.

Зэкэриас:
- Значит, поищу сам или у дриад спрошу. Спасибо. - Кивнул Зэкэриас друиду, и прислонился спиной к обломку колонны, после чего взглянул на небо, практически чистое и без облаков, как он любил. В теории подошел бы и какой-нибудь кристалл, не обязательно камень, но кристаллы найти было не проще. В любом случае без дриад не обойтись.

ДМ:
Те не заставили себя ждать: вернулись вскачь, разбрасывая снег тонкими ногами. В руках у Элайнис были сложенные пирамидкой медовые соты, а Трия несла в ладонях очищенные лесные орехи.

Айнгерн:
- Девушки-красавицы, - мишка слегка поклонился , пока не спеша притронуться к еде, - давно ли отбыла наша Мегида? И хорошо ли спала минувшей ночью?

Зэкэриас:
К тому моменту, как копытные вернулись, Зэкэкриас уже примерно представлял что именно хочет сделать, раз уж их задание не предполагает постоянных перемещений и тому подобного, и лёгким прищуром оценил ношу дриад. Мишка после лосиной ноги, которую съел практически сам, должен быть довольным десертом.
- Зимние сёстры, а здесь в округе красивых камешков или кристаллов не видели? - Поинтересовался мужчина, прикинув, что раз дриад лесных кличут дочерями леса или смеющимися сёстрами, то этим пойдёт определение зимние или снежные.

ДМ:
Простой вопрос так расстроил Трию, что у нее даже опустились длинные уши.
- Был только один, и его отобрали орки, - вздохнула нимфа. - Там, где лес становится зачарованным, вообще все стало кристаллами, даже дедушка древний, но лучше туда не ходить и кристаллы не трогать. Это волшебство синих драконов.

ДМ:
Элайнис тем временем объясняла, что Мегиду прошлым вечером утащил бык, и где она спала, выходит совсем непонятно.

Зэкэриас:
- Понятно. - Отчеканил по-солдатски просто воин. Даже если те кристаллы были красивыми, то вырезать их и дарить дриаде было не лучшей идеей, особенно если она потом встретится с драконом. - А что-нибудь красивое и блестящее, что никому не принадлежит?
Впрочем, даже если ничего такого в пределах обитания дриад не было, могло быть за пределами. Оптимизма на этот счёт у мужчины было куда больше, чем на предмет поисков Калидетты.

Айнгерн:
- Думаю, я всё же смогу с этим помочь, - неожиданно отозвался медведь. Всё это время от прикидывал так и эдак, прислушивался к ощущениям. - Друидка, которую мы думали здесь застать, Мегида, едва ли скоро вернётся. И если она спала этой ночью, едва ли она снова ляжет спать раньше вечера. Так что я вполне могу осмотреть окрестности. Может, что-то удастся найти.

ДМ:
- Камушки на берегу? - неуверенно предположила Трия. - Но к морю ходить очень опасно, там живет чудовище.

Зэкэриас:
- Я и сам не потеряюсь, но если заняться больше нечем по делу, то можешь помочь. - Кивнул Зэкэриас друиду, а затем повернул голову к дриаде и попытался вспомнить что можно найти на берегу. Камешки тамошние вряд ли для его нужд сошли бы, а вот ракушки с перламутром внутри очень даже. Единственная загвоздка была в упомянутом чудище. - Если увижу его, избавлю вас от напасти. Описать его можете, чтобы не перепутал ни с чем, если вдруг окажусь там?

Айнгерн:
- Думаю, они о том монстре, к которому направлялись дренеи, - отозвался медведь. - Кто-то должен остаться здесь. Не хочу бросать девчонку одну.

ДМ:
- Да, о монстре козлоножек, - озабоченно закивала Элайнис, вытирая снегом липкие руки. - Смотри, смотри, сын звезд, я покажу тебе.
Дриада подогнула под себя ноги, чтобы ловко скатать четыре снежка и украсить каждый веточками.
- Это четыре козлоножки. Теперь бумс!
Под хруст сломанных веток снежки слепились в один угловатый ком.
- Вот такой. Бродит и бродит.

Зэкэриас:
Иллюстрация была наглядной и понятной, а заодно объясняла куда делись первые дренеи, о которых он слышал ранее. На взгляд Зэкэкриаса вторым бы тоже следовало поступить, как их предшественникам, слепившись воедино, и тогда, вероятно, задание Чарис было бы завершено, но на подобную удачу солдаты никогда не рассчитывали, разве что шутили на эту тему.
- Хорошо показала, спасибо. - Кивнул благодарно дриаде мужчина, после чего обратил внимание на друида. - А ты не можешь птицей обратиться и так понаблюдать за всем? Сражения я всегда оставляю, как крайний выход.

Айнгерн:
- У меня птица выходит не очень незаметной, - поведал медведь. Подхватил кучку орехов, макнул в мёд. - А эти копытные и так нервные донельзя. Ммм... Мммм! Сёстры, подсаживайтесь. И ты, вояка, не стой столбом.

Зэкэриас:
- Спасибо, но я уже поел с утра, а на полный желудок сражаться неудобно. - Зэкэриас покачал головой отрицательно на предложение угощаться. Он привык к аскетичности и ел столько, сколько нужно было для тех задач, что он перед собой ставил сам или ставило руководство, а наедаться сверх этой меры означало подвергнуть риску себя и товарищей, что само по себе было неприемлемо для капитана. - Приятного аппетита.

ДМ:
Дриады, напротив, не отказали себе в удовольствии взять по кусочку сот.

Айнгерн:
- С кем это ты сражаться собрался? - мишка облизнул лапу. - Я туда пока возвращаться не собираюсь.

Зэкэриас:
- Я не знаю кто тут еще живёт, потому предпочитаю быть всегда готовым. - Спокойно ответил на поставленный вопрос воитель, еще раз взглянув на небо, а затем на говорящего медведя и дриад. - Уверенность в том, что ничего не произойдёт, порой играет плохие шутки, особенно если ты не умеешь быстро соображать, быстро бегать или... обратиться птицей и улететь от опасности. Думаю я не быстро, бегать в моих доспехах тоже не выйдет, а в довершение я не друид.
Зэкэриас прицокнул языком и развёл руками, мол, каждый выживает, как может.

Айнгерн:
- Можно подумать, улечу я. И брошу вас тут. Раз ты пока никуда не спешишь, пойду прогуляюсь, - хмыкнул медведь. Поклонился дриадам, - спасибо за угощение, сёстры.

Зэкэриас:
- Не умирать же, когда можешь уйти живым, а помочь другим уже не можешь. - Несколько удивлённо заметил Зэкэкриас, а затем огляделся по сторонам, прикидывая насколько удобно тут будет в случае чего сражаться и обороняться. Место было относительно открытым, и его явно никогда не использовали более, чем временным лагерем, так что выводы оказались неутешительными. - Я тут покараулю. Спокойной прогулки.

ID: 18531 | Автор: Dea
Изменено: 30 апреля 2016 — 4:47