Драконий Погост Драконий Погост: Правда и ложь (18)

Чарис
Тельраан
Молки
Эрофем

Харфомос:
Оказавшись в лагере Харфомос первым делом опустил Мора на один из каменных блоков, предварительно прогрев его Светом. А дальше началась раздражающая рутина с повторной установкой лагеря. Хорошо было то, что вещи они побросали недалеко, плохо: что элементаль их изрядно раскидал, а квалдиры потоптали. Но палатка оказалась цела, и даже какие-то припасы спаслись. С помощью всех желающих помочь лагерь вскоре снова стоял на прежней ротонде, лежанки были расстелены, костер полыхал, а вот палатка была занята отдыхающим Мором.
Харфомос сам дивился своему альтруизму.

Чарис:
Эльфийка зевала, и чем дальше - тем больше. Все таки она больше привыкла к ночному образу жизни, и у ее способностей не спать в дневное время суток был ограниченный ресурс.
Поэтому как только их группа добралась до лагеря, она сначала помогла расставить лагерь в меру своего разумения и сил, а потом уложила медведя у костра и сама устроилась у мохнатого под боком со стороны огня, используя спутника и как согревалку, и как защиту от ветра, и как место для спанья.
Сова взлетела и затерялась где-то среди деревьев, возможно, тоже спать отправилась. Или охотится.

Харфомос:
А после лагеря пошла рутина более своеобразная. Напомнив всем лишний раз про маячившего неподалеку ветрогона и попросив заклинателей заняться разведкой волноловов, Харфомос направился куда-то за ближайшие колонны и нагромождение каменной рухляди, подзывая за собой Мелху. Им предстояло многое сделать.

Тельраан:
Пока медведь и его эльфка дремали, Мор восстанавливался после ранения, а Харфомос с Мелхой уединялись в руинах с известными целями, Тельраан искал Молки. Вышагивая по обновлённому лагерю, он негромко взывал к чародейке, а у его ног вертелся обретённый обратно валун. И, удивительное дело - если можно было говорить об экспрессии ожившего камня, то конкретно этот валун явно был одновременно пристыжен и одновременно напуган, судя по тому, как робко он жался к копытам шамана.

Молки:
Искать пришлось недолго: Молки и захочешь, так не примешь за часть этих мест, а камуфляж окончательно оставил чародейку вместе с навеянной арканой эйфорией. Тельраан нашел Молки в стороне, занятую приемом показаний со своих оставленных на далеком побережье маячков. Осунувшуюся, с едва посиневшими глазами и недоброй линией бровей. Аркана взымала большую плату.
- Аай, Тельраан?

Тельраан:
- Хотел спросить, требуется ли он ещё тебе, - кивнул вниз, на валун, Тель. Покосился на измученное лицо сестры, сделал какие-то выводы и мягко уточнил: - Или, может, я что-то ещё могу сделать за тебя?

Заелозивший было под упоминание себя маленький элементаль снова притих, улёгшись на одну из плоскостей и подставив взгляду мшистый бок.

Молки:
- Можешь отослать его к берегу, туман сам на себя не посмотрит. - без уверенности прозвучало в ответ. Хвост заклинательницы гульнул туда и сюда, словно пытался прогнать рассеяность. - Не знаю, что ты можешь сделать для меня, если у тебя случайно нет секретной техники против навязчивых мыслей. Моя - мы теряем время. Я теряю время. И наверно тебе лучше не связываться. Ай, хорошо. Помоги мне составить суждение о новой.

Тельраан:
- Медитация, - пожал не в меру могучими плечами исследователь, - Пока пытаешься услышать, что шепчет стихия, успеваешь освободиться от всего, прекрасная Молки. Я отправлю его... снова с твоим плетением?

- Первое, о чём я думаю, глядя на неё, - продолжал он, устраиваясь на разбитой ступеньке и привычно подгибая мёрзнущий хвост, чтобы сберечь тепло, - Это то, что нам с ней не по пути - для её же блага. Наши проблемы не невинного создания, впервые увидевшего "настоящего шамана". Что она успела о себе рассказать?

Молки:
- Немного. Я не рылась, как голодная колири. - прикрыла глаза дренейка. - Она говорит, что жила с нимфами в священной роще. Может быть оттого, что ей не нашлось места в Дарнассе. Теперь ей прихотелось посмотреть мир.
Молки запнулась, жестко сузив губы и повторила последнее. Теперь с едким привкусом.
- Посмотреть мир. Прости, если я очерствела в рассеянии, Тельраан, но я не верю в истории из Штормградских романчиков. Мир не смотрят, начиная с руин, полных высокорожденными духами. - выяснилось, что Молки умела не только фыркать, но и резко смягчаться. - Аай, эльфка лжет. Я начну гадать почему не раньше, чем она начнет липнуть к нам или нашим делам. Может быть она бежит от Круга. Может быть охотница за сокровищами, не сопособная найти группу и прослышавшая, что мы стоим в руинах. Что за возможности! В обоих случаях мы её разочаруем. И, надеюсь, разойдемся мирно. Хочешь задать ей свои вопросы?

Тельраан:
- Для не очень невинного создания - тем более. Скажи мне, что я ошибаюсь, но от вашего интереса пока что пахнет тайнами храма... - рассеянно теребя один из придатков на подбородке, Тель глядел куда-то за Молки. - Давай зададим их вместе, чудесная Молки. Попытка сочинить на ходу подробности может дать какие-то зацепки нам. Начнём, положим, с того, что она рассчитывала увидеть именно в этой части мира?

Молки:
- Идет. Но, похоже это мне придется помочь тебе в малом, Тельраан. - чародейка не то рассеяным, не то шутливым движением потянулась к шаману, подцепив освобожденным от перчатки пальцем один из его боковых отростков. Губы Молки сложились в кривую, отдающую горечью усмешку. - Аай, мир - такое интересное место. Пойдем. Убьем мою версию о сокровищах. Охотнице нужно откуда-то браться. Начинаешь ты.

Тельраан:
Возражений не поступало. Пощупанный за придаток Тельраан снялся с пригретой задницей ступеньки в одно плавное движение, и свистнув валун, двинулся обратно к очерченному светом костра кругу. По его прикидкам, невинному созданию уже полагалось более-менее отоспаться.

Чарис:
К чести невинного создания надо сказать, что скрип снега и наста не оставил ее равнодушной, и вопрошателей встретил внимательный взгляд из-под прикрытых век и одна ладонь в рукаве другой руки. Вздохнула с облегчением, поняв, что это свои, и улыбнулась.

Тельраан:
- Добрая?.. нет, доброе утро?.. - припоминал чудное эльфское наречье самый-настоящий-шаман, чарующе улыбаясь в ответ и устраиваясь напротив. Вообще лукавил: помнил язык он прекрасно, но для всеобщего удобства перешёл на удобный всеобщий сразу следом. - Боюсь, у нас даже не было времени толком познакомиться - но мы можем исправить этот промах сейчас. Тельраан.

Чарис:
- А я - Чарис, - широко улыбнулась эльфийка в ответ и поглядела на небо. Дело, на самом то деле, близилось к вечеру. Широко зевнула, даже не потрудившись прикрытся, и опустила взгляд на дренеев.

Молки:
- Молки.
Помянутая примкнула к компании с простым кивком и занялась делом. В конце концов без неё никто не додумался снова водрузить на огонь котелок.

Тельраан:
- Поправь меня, если я ошибаюсь, милая Чарис - после боя говорилось, что ты жила у нимф священной рощи? - неизменно вежливо уточнял дреней, к чему-то вооружаясь письменными принадлежностями из неведомых глубин рюкзака.

Чарис:
- Разве? - искренне округлила глаза эльфийка. Она не помнила, чтобы говорила что-то про житье у нимф. Кроме того, что они ее никогда не обижали. - А что за священная роща?
"Когда эльф дерево? - Когда он - со сна", - гласила древняя мудрость.
Эльфийка уселась поудобнее, опираясь спиной на всхрапывающего во сне медведя, и подтянула ноги к груди, чтобы сберечь тепло, обняла их руками.

Тельраан:
Здесь наступил черёд Тельраана слегка округлить глаза, подавшись вперёд. А потом расстроиться:
- То есть, это просто заблуждение? - он вздохнул, откладывая пергамент, - Допускаю, после горячего боя мы в самом деле могли понять неправильно... Роща, в которой живут морозные нимфы, объявлена заповедной. Местные уважают природу и её сестёр. Могу ли я тогда уточнить, откуда ты?

Чарис:
- Родом? С Темных Берегов, - с готовностью ответила ушастая, широко улыбаясь. - Меня потом немного помотало, но родилась я там, да, - закивала она. - А что за роща? Там правда живут настоящие нимфы? Они всегда там жили? Как давно? - засыпала она вопросами шамана.

Молки:
- Так говорят. Это в той стороне, на которую ты указала мне тогда. - между делом вставила Молки. - Два часа пути.

Чарис:
Чарис нахмурила брови, стала загибать пальцы, что-то высчитывая.
- Не видела... Никакой рощи. Там только заброшеная разрушеная стоянка была, - растерянно посмотрела она на дренеев.

Тельраан:
- И ты не видела ни одной нимфы, проезжая по лесу, милая Чарис? Какое упущение, - продолжал огорчаться дреней, мужественно не дрогнув под градом вопросом, - Мне, как исследователю малых азеротских культур, это крайне досадно - но похоже я снова останусь без ответов на твои вопросы, волнующие меня не меньше. А что вообще привело тебя в эту часть Погоста?

Чарис:
- Я видела, - обиделась эльфийка. - Ну, не дриад. Я видела, что за мной следят. Но не нападают. Сложно увидеть того, кто не хочет показываться.

Молки:
Никак не прокомментировав первое заявление, Молки продолжила свою возню - чай, прозванный в народе бульоном, был хорош всем, но сам себя не заваривал. Второе было занятнее.
- Ну и как давно по твоему бросили стоянку? Новости из тревожных.

Чарис:
- Не больше двух лет назад, это точно, - эльфийка поспешно захлопнула рот. - Мне так кажется, - добавила уже менее уверенно.

Молки:
- Ууу-хумм. - рассеяно отозвалась дренейка. Наверно соглашалась. - Так ты с тракта пришла? Восток, запад? Моа'ки? И отчего эти руины? Мы были удивлены, что кто-то, кроме нас, потянулся в такую дичь.

Чарис:
Эльфийка молчала, теребила побледневшими от холода пальцами пушистый край рукава куртки. Явно не на нее шитой, а на кого покрупнее.
- Мне это направление показалось ничем не хуже других, - ответила наконец.
Мозги напряженно работали. Придуманная вчера в адреналиновом угаре история и легенда уже не казались хорошими. Они казались дырявыми, словно старый друшляк.

Молки:
- Зависит откуда идти. - хмыкнула Молки. - Тельраан знает места. Он тебе точно поможет.

Тельраан:
- Знаю, и буду счастлив помочь, - лучился доброжелательностью помянутый Тельраан, выжидая, что ответит их собеседница.

Чарис:
- Я соврала, - неожиданно сказала эльфийка, резким движеним руки вырывая из несчастного рукава немалый клок меха. Она смотрела в сторону, мимо дренея, на горящий под булькающим котлом огонь.
Это был опасный ход. Но другого, осмысленного, у нее не было. Разыгрывать и дальше карту непроходимой наивной дурочки было глупо. И чревато.

Молки:
- Угум. - не менее отстраненно повторила Молки, не отвлекаясь от котелка. Дренеи были цивилизованным народом и не хватались за топоры чуть что. - Не то, чтобы ты не могла начать историю сначала. Чай еще не готов.

Тельраан:
- Ты голодна, милая Чарис? - вздохнул и устало сгорбился обладатель наибольшего количества топоров на одну пару придатков, только покосившись на Молки.

Чарис:
- У меня есть мясо, - эльфийка пошарила под длинной мохнатой медвежей шерстью и выудила котомку, а из нее достала сверток с длинными лаптями вяленого мяса. Оставила себе один кусочек, а остальные протянула прямо на тряпке Тельраану, поскольку он был ближе всего. - Тут на всех хватит.

Тельраан:
- Не то, чтоб мы собирались тебя грабить на твои припасы... - руководствовавшийся принципом "дают - бери" шаман отщипнул для себя один шмат с краю и наклонил рогатую голову. - Но спасибо. Наш костёр - твой костёр. Вернёмся к истории?

Чарис:
- Я прибыла сюда пару дней назад, - ответила эльфийка. - Только. Из все тех же Темных берегов. На корабле... У меня не так много денег, чтобы можно было воспользоваться чем-то более быстрым.
Она замолчала, отгрызла кусок мяса от своего куска, тщательно размачивая слюной и пережевывая. Хорошая пауза на подумать свои следующие слова.
Что ж...

Молки:
Молки этим самым словам мешать никак не собиралась.

Чарис:
- Молки вчера спросила меня, сбежала ли я, - улыбнулась невесело эльфийка. Заодно и выяснилось, что с памятью у нее все в порядке. - Но она не угадала. Я не бежала ни от рода, ни от дриад. Я бежала искать пропавшую сестру, - горестно вздохнула и снова замолчала, собираясь с мыслями.

Молки:
Молки не собиралась мешать и мыслям.

Тельраан:
У шамана сделалось участливое выражение лица, но перебивать эльфку он тактично не собирался.

Чарис:
- Она пропала уже давно. Меня не было рядом, когда это случилось, обычно мы всегда были вместе...
Эльфийка скрипнула зубами от злости, когда в голове снова промелькнуло воспоминание о ссоре, о том, как Кали отослала ее в другой лагерь. На лице эльфийки читалась неподдельная горечь и злость. Она не лгала. Сейчас она говорила исключительно правду.

Молки:
- И почему Нордскол?

Тельраан:
Забеспокоившийся Тель в рамках попытки вытащить собеседницу из порочного круга тяжёлых переживаний и вернуть в конструктивное русло мягко поддержал вопрос Молки:
- В самом деле, что позволяет тебе предположить, что она может быть именно в этой глуши?

Чарис:
- Я пыталась искать ее. Не нашла. Не было никаких подсказок, намеков, сказали, что она просто пропала. Ушла из ставки и не вернулась. Бросив все свои вещи, награды, всё. Мой род похоронил ее и оплакал. Как героя, как образцовую Часовую, - тяжело вздохнула эльфийка, не слишком хорошо поддаваясь попыткам увести от тяжелых дум. - Но недавно... Недавно я узнала, что, возможно, все было не так, как нам говорили...
Она отвела взгляд в сторону и полезла за пазуху куртки, нащупать шнурок, болтавшийся на шее.

Молки:
Ладно же. У Молки был свой предел терения. Молки перешла его как раз к тому времени, как взялась подавать Тельраану ковшик.
- Аай... давай сделаем всё проще, Чарис. Ты лжешь нам с Тельрааном второй раз, а причина всё та же. Ты не знаешь карты. - дренейка протяжно выдохнула через рот. - Корабли бросают якоря на западе, в Крепости Отваги и на востоке в Моа'ки, но Тельраан был тем, кто сошел на востоке и знает, что лед сковал их судно у самых берегов. Не было никаких других судов и не могло быть. Даже хорошо снаряженный караван дошел бы до Крепости Отваги за четыре дня... и притом у тебя не было причин сворачивать с тракта. Леса опасны.
Чародейка помолчала несколько секунд.
- Я не люблю ложь, но верю, что у людей есть хорошие причины скрывать вещи. Если это так, я не помешаю тебе встать и уйти до того, как мы причиним друг другу неудобства. И если нет, давай решим всё честно, не уклоняясь от прямых ответов.

Чарис:
- Я не вру! - взорвалась гневом эльфийка сразу после первого обвинения во лжи. Вскочила, сорвала и бросила в снег перед дренеями значок на шнурке. Если кто-то хоть раз видел знаки различия Часовых - это был именно он. Не рядовой, чуть повыше. Ровно на один ранг. Ей было плевать, что вещает сейчас эта круторогая рыжая дева. Ее несло, ее буквально трясло от гнева и едва сдерживаемых слез.
- Я приплыла на корабле в Крепость отваги. Я прилетела сюда на грифоне. Раз вы такие умные - вы можете расспросить мастера грифонов в крепости, или эту сраную Мегеру, на голову которой ночью приземлился мой грифон, с закоченевшей мной! - эльфийка кричала, путая всеобщий и дарнасский, - Да-да, именно она отогрела меня и выдала одежду потеплее. Все эльфы братья! - эльфийка горько расхохоталась, хотя ее душили слезы.
Вспышка гнева закончилась так же внезапно, как и началась. Эльфийка обессиленно плюхнулась на снег рядом с медведем, который даже ухом не повел. Подтянула к груди колени и обняла их руками.

Молки:
- Я могла бы. У меня есть гиппогриф. - буднично, как между делом, заметили в ответ. - Это одна из причин, по которой я знаю, что грифоны не дешевы. К слову, твою одежду шили калу'ак?

Тельраан:
Ссутулившийся Тельраан застыл с ковшиком в руках, пережидая взрыв эмоций в мрачном молчании. Потом аккуратно отставил чашу, подобрал знак различия из снега и протянул обратно владелице:
- Не нужно швыряться такими вещами. Что ж, это всё ещё не отвечает на наш вопрос: что за интерес у силовых структур Дарнасса конкретно к этой области Погоста. Не пойми неправильно, мы не хотим чинить препятствий - но нам и своих проблем хватает.

Чарис:
Эльфийка подняла на дренейку взгляд. Кажется, она разрывалась между желанием ударить и проигнорировать.
Тельраан отвлек ее, она не протянула руки забрать знак.
- Я дезертировала. Никто не отпустил бы меня искать здесь сестру. Я сбежала, рогатая ты стерва, - вяло ругнулась эльфийка и уткнулась лицом в колени. - Проверяй, что хочешь, - пробубнила негромко.
При всей хлипкости и двусмысленности ситуации она умудрилась и здесь отделаться исключительно правдой.

Тельраан:
- Мы вернулись к сестре, - подвёл итог шаман. Вздохнул, потянулся ладонью ободряюще похлопать Часовую по плечу, осторожно подбирая следующие слова: - Насколько вероятна за тобой погоня?

Молки:
- Полно, полно... я не обвиняю тебя во всех грехах двух миров. - хмыкнула "рогатая стерва". - Однако Тельраан прав. Если за тобой нет погони, не было смысла забираться в такую дичь. Нордскол - сам по себе глухое место.

Чарис:
- Пару лет назад это было не так, - проворчала она, не делая попыток отбросить шаманскую руку, но и головы не поднимая. - В Покое Звезд даже была ставка. В которой, возможно, была и моя сестра. Прежде чем... "пропала".

Молки:
- Ты встретила там друида, так? Эту "Мегеру". Она посоветовала тебе руины высокорожденных? И, вероятно, одолжила зверя.

Чарис:
Эльфийка подняла голову. На лице была написана работа мысли:
- Ннет... Зверя она мне не одалживала. Но она действительно сказала, что мне стоит начать с руин. Якобы тут есть духи, которые могут помочь. Взамен за плату.

Тельраан:
- А не уточняла, чем могут помочь и какого рода плату могут потребовать?

Чарис:
- Может видели чего... Может расскажут... Я не знаю, чем я могу заплатить духам, - эльфийка судорожно шморгнула носом.
Мягкое, бесшумное хлопанье крыльев, на плечо Чарис опустилась сова. Уронила ей на колени крупную дохлую мышь и радостно потерлась боком головы о мохнатую оборку капюшона.

Тельраан:
Еле заметно дёрнувшись, когда промелькнувший на краю зрения белый силуэт оказался совой, Тельраан потёр подбородок и медленно протянул:
- Положим, у нас есть один дух, склонный отвечать на вопросы больше остальных. Положим, мы можем помочь тебе с ним пообщаться. Может, он что-то видел.

Чарис:
- Спасибо, - хрипло проворчала эльфийка, поднимая за хвост трупик невинноубиенного грызуна. Вовремя сообразила, что выбрасывать не стоит прямо сейчас, еще охотница ночная обидится. Достала из сумки тряпку, завернула в нее тельце и спрятала в котомку. Главное, потом не забыть выкинуть.
Сова с чувством выполненного долга вспорхнула и улетела. Может спать, может охотится дальше. Вон, какая хозяйка большая, ей много мышей надо. От этой мысли Чарис вздрогнула.

Молки:
- Можешь поговорить с ним. Можешь поговорить с другими... наверное это не наше дело. - согласилась с Тельрааном Молки. - Так ты маг? Так быстро приручить медведя из местных... прости, если не поверю, что ты привезла его на грифоне.

Чарис:
- Не привезла, - кивнула эльфийка, завозилась, устраиваясь поудобнее, выдернула нечаянно клок шерсти из линяющей присыпанной сединой шкуры. - Он меня от волков отбил. Сначала думала, что просто сам сожрать хочет. А нет... Может его хозяин бросил... Или погиб. Не знаю. Но он кажется ручным. И даже понимает вроде бы все... Только вот на квалдиров кинулся, как ненормальный. Я надеялась, кто-то из вас его заморозит, я же видела арканные вспышки... Бестолочь мохнатая, - вздохнула она и потрепала спящего медведя за ухо.

Тельраан:
Тельраан скосил несколько сомневающийся взгляд на спящего медведя, которого не пробудило даже такое насилие над его шкурой, но промолчал. Только протянул вперёд на ладони крупный кристалл, мерцающий гранями в отбрасываемых костром отблесках.

- Тебе нужно прикоснуться к нему. С остальным я помогу.

Чарис:
Чарис инстинктивно, даже прежде, чем подумала, спрятала руки за спину, как маленький ребенок.
- Что это? - в голосе испуг мешался с любопытством. Кажется, наивность, сыгранная вчера, не была полностью "сыгранной". - Я не очень люблю... магию. И магов, уж прости, рогатая, за откровенность, - покосилась на Молки извиняющимся взглядом.

Молки:
- Дух. Во временном вместилище. Не стану врать, он связан арканой. Если ты из тех, кому досадно даже коснуться чужих чар, что ж... вокруг гуляет множество свободных духов. Не неволим.

Тельраан:
- Но этот - скучает, и оттого склонен делиться ответами охотнее, - пояснил шаман, продолжая удерживать кристалл на весу.

Чарис:
Чарис взвесила варианты. Высокорожденные, говорила Мегера. Мало можно найти тех, кто не любил бы друг друга больше, чем ночные эльфы и эти заносчивые любители арканы.
- Я надеюсь, что я не пожалею о своей доверчивости, шаман, - вздохнула она, осторожно протягивая руку.

Тельраан:
- Называй его Халис, - посоветовали в ответ, постаравшись пропустить мимо ушей обидное недоверие.

Молки:
- Гарсваэльдин Селивуар Халис. - поправила присутствовавшая Молки. - Духи высокорожденных заносчивы.

Чарис:
- И что? Просто позвать? - почему-то шепотом спросила Чарис, все еще не решаясь опустить ладонь на кристал.

Молки:
- Проговаривай слова в уме.

Чарис:
- Он читает мысли? - удивилась эльфийка.

Молки:
- Пока ты держишь руку на кристалле. Рта у него нет, если ты заметила.

Чарис:
- Вообще все мысли? - почему-то смутилась и порозовела бывшая часовая.

Молки:
- Нет. - не поясняя отозвалась чародейка.

Тельраан:
Тельраан гнул брови, но комментировать не комментировал.

Чарис:
- Да? - Чарис вздохнула, словно перед прыжком в воду.- Хорошо, давай.
Положила руку на кристалл и "громко" подумала: "Гарсваэльдин Севулар Халис?"
Мысль "А эта рогатая стерва очень даже ничего", сопровождаемая не самыми приличными видениями, почему-то упорно крутилась на фоне, и эльфийка не могла перестать про это думать.

ДМ:
"Нет", - сварливо стукнула мысль в голову Чарис.

Чарис:
Эльфийка испуганно подняла взгляд на шамана, который тоже держал в руках кристалл. "Что я сделала не так?"
Лихорадочный полет мысли показал, что в волнении она перепутала его имя.
"Прошу прощения, Гарсваэльдин Селивуар Халис", - поправилась она, хотя от этой любезности у нее сводило оскоминой скулы.

ДМ:
"Нет, - еще надменнее повторил дух. - Селувиар, и пусть косноязычные откусят бесполезные отростки, которые болтаются у них во ртах".

Тельраан:
Дреней оставался сосредоточенным и отстранённым. В ответ на испуганный взгляд он только еле заметно кивнул, подбадривая продолжать в том же духе.

Чарис:
"Как мне сказали, так я и повторила", - позволила себе слегка огрызнуться эльфийка, переходя в мыслях на свой родной язык. - "Я тревожу тебя, Гарсваэльдин Селувиар Халис, потому что хочу узнать судьбу пропавшей моей сестры... " - осторожно подумала, стараясь, чтобы эта просьба не была проникнута ни излишним заискиванием, ни излишней надеждой.

ДМ:
"Ее трахнул медведь", - издевательски ответил высокорожденный. К такому повороту Чарис не готовили.

Тельраан:
Шаман сохранял идеально невозмутимое выражение лица: как будто не понимал, о чём речь. Или просто имел неплохую выдержку.

Чарис:
Поток неоформленных ответных мыслеогрызков, которые эльфийка вообще плохо могла контролировать от возмущения, включал в себя не только мнение об умственных способностях отдельно взятого эльфа, но так же мысль о том, что делали сатиры со всеми его предками, до какого поколения и в каких позах.
"Ты даже не спросил, кто это" - наконец ответила эльфийка, когда сумела взять себя в руки.

ДМ:
"Потому что всех вас е6ут медведи, низкорожденные зверопоклонники, - мстительно высказался дух. - С чего мне помогать потомку тех, кто обрек мне подобных на мучительную смерть?"

Чарис:
"Потому что ты заперт тут и тебе скучно", - не менее мстительно ответила эльфийка. - "Как тебе видок из окон? Не приелся?"

ДМ:
"И ты, стало быть, пришла спасти меня от незавидной участи? Ха. Ха. Горю желанием узнать, как у тебя это выйдет".

Чарис:
"С чего мне спасать тебя от твоей участи? Даже если бы могла? Ты все равно ничем для меня не полезен", - фыркнула Чарис.

ДМ:
"Мне и не надо быть полезным тебе. Я сделал достаточно одолжений дренейке. Рогатой стерве, которая ничего".

Чарис:
Эльфийка залилась румянцем по самые кончики длинных ушей, торчавших над съехавшим на спину капюшоном.
"Не удивлена, что тебя прокатили, красавчик. С таким то характером".

Чарис:
Чарис автоматически подумала, обращаясь к Тельраану:
"Как долго он заперт в этом кристалле?"

Тельраан:
"Сутки," - втесался в диалог кто-то третий с коротко оброненным комментарием. Видимо, шаман. И видимо всё же слышал и понимал, о чём речь.

Чарис:
"Всего то? Так он еще не успел привыкнуть к пейзажу. А можно отдать кристалл мне, я поговорю с ним через пару тысяч лет - он точно станет сговорчивее" - Чарис мысленно рассмеялась собственной шутке.
Мысле-разговор она восприняла естественно и спокойно, и то, что ей ответил тот, кто, предположительно, в разговоре участвовать не должен - как-то не отследила.

ДМ:
"Даже не знаю, как ты можешь оказаться полезней, чем я, в глазах рогатой стервы", - пренебрежительно отозвался дух.

Чарис:
"А причем тут полезность? Когда ты перестанешь быть им нужен, они просто отдадут тебя мне... И каждый день я буду петь для тебя"... - Чарис попыталась исполнить один из гимнов. Ей всегда говорили, что ей медведь наступил на оба уха, у нее даже в мыслях получилось бессовестно переврать мелодию и дать петуха в особо высоком месте.

ДМ:
"Я не из тех, кто исчерпывает свою полезность", - надменно ответил владелец трех имен, прежде чем обрушить на Чарис военный марш времен королевы Азшары. С фанфарами и грохотом латных сапог. Иллюзионисту это было нетрудно.

Чарис:
Как хорошо, что медведь смачно топтался по ее ушам. Правда, это же не уши. Это мысли... А если она возьмет и "прикрутит" их громкость? Идея была крайне странной, но показалась интересной.

Чарис:
Марш не сильно впечатлил, хотя мыслеуши слегка подзаложило. Чарис никогда не была ценителем музыкальных изысков.
"Ты знаешь, - задумчиво протянула она "вслух". - Я обязательно донесу до них эту мысль. О неисчерпаемой твоей полезности. Говорят, эльфий род теперь смертен, и со мной тебе светила бы всего лишь пара тысяч лет... А вот дренеи - они якобы вообще бессмертны, мой музыкальный друг".

ДМ:
"И не настолько тупы, чтобы до них нужно было доносить мысли".

Чарис:
"Еще и по наследству тебя передавать начнут. "Смотри, какое прекрасное подспорье я тебе приберегла, мой сынок"" - передразнила Чарис тонким голоском. - "Какой красивый кристаллик"".

ДМ:
"Ох, как больно. Попробуй еще надавить на то, что я умер и не пойду играть в мяч с придворными юношами", - дух, как мог, передал мысленный зевок.

Чарис:
"Поиграть в мяч? У нас это по-другому называется", - эльфийка как могла, пахабно залыбилась, а пахабно лыбится она умела. Ее невидящий взгляд при этом почему-то был устремлен на наблюдающую за всем Молки.
"Мне нужно было лишь немного информации, дух", - хмыкнула она. "И может быть за это я могла бы для тебя устроить... немного развлечений... Ты, кстати, мяч гонять любил сверху или снизу?"

ДМ:
"Еще бы не по-другому. Зверолюбы точно придумали сотню названий старой доброй е6ле, чтобы утешить друидских прихвостней, знающих одну позу: на коленях, задом кверху, чтоб медведю было удобно, с именем Элуны на устах и моржовым хером в оных".
Дух, кажется, уже сыскал себе развлечение.

Чарис:
Чарис удивленно приподняла бровь:
"Хм, ты так хорошо осведомлен о друидских развлечениях... Они тебя поймали или ты добровольно? Из любви к искусству, так сказать?"

ДМ:
"Мне рассказала твоя сестра", - не раздумывая ответил дух.

Чарис:
"Ты ее в глаза не видел, свистун-сказочник", - фыркнула эльфийка. - "А как тебе на вкус моржовый хрен? Рыбой не воняло?"

ДМ:
"Ты застала меня врасплох. Понятия не имею. Не шевелись, попытаюсь извлечь сведенья из твоей памяти,"- парировал заключенный.

Чарис:
"Там нечего извлекать, друидская ты подстилка, - рассмеялась эльфийка. - Я по самочкам. А у самочек хуев не бывает. Если что-то вспомнишь полезное, скажи шаману. Может я передумаю".
Чарис отдернула руку от кристалла и почесала правую бровь.
- Какой-то он у вас... озабоченный, - пробормотала она машинально, осмысляя произошедшее.

Молки:
- Не знаю, не знаю. - без особого инетереса заметила Молки, приподняв лицо над краем ковшика. Чай был хорош. - Успели поругаться за раскол и прочее, прочее, прочее?

Чарис:
Эльфийка буркнула "Что-то вроде того", перевела взгляд на Тельраана и... зависла. До нее внезапно и сильно дошло.

Молки:
- Аай. - кивнули с той стороны костра. - Высокорожденные маги - такая сложная публика. Так или иначе, их здесь много. У тебя есть шансы.

Тельраан:
Пряча кристал в сомкнувшихся вокруг него пальцах, шаман слабо улыбнулся в ответ.
- Моя коллекция оскорблений под монографию обсценной и вульгарной лексики в архаичном дарнасском пополнилась на несколько любопытных экземпляров.

Молки:
- Ты уверена, что друид желала тебе добра?

Чарис:
- Я, это... - эльфийка залилась краской в ответ на слова Тельраана. - Того... Он меня спровоцировал, - громко бормотала, отодвигаясь под бок медведя и пряча глаза. Она же там еще про самочек... оооох. И он про дренейку... ооой.

Тельраан:
- Он неплохо оторвался за твой счёт, развеяв скуку. - либо предпочтения эльфки его не сильно волновали, либо он из общей деликатности предпочитал не смущать Чарис ещё больше. - А я-то полагал, что понадобится моя помощь, и оставался рядом...

Чарис:
- Толку... Я ничего не узнала. Кроме его сексуальных пристрастий, - эльфийка попыталась взять себя в руки и тяжело вздохнула. - Кто он вообще такой и что вы ему наобещали?

Тельраан:
- Один из младших представителей семьи Гаэрсвальдин, когда-то владевшей... этим всем, - плавным жестом описали руины, вторую часть вопроса оставив для Молки.

Молки:
- Немного свободы и магии, конечно же. - легко отозвалась Молки. - Раз уж он загремел в кристалл.

Чарис:
- Свобода и магия в кристалле? - эльфийка непонимающе моргнула. - Это какая-то специфическая маговская шутка?

Молки:
- Нет. Я просто выпущу его на волю, когда он перестанет быть полезным. - эльфке послали прямой и конкретный взгляд. - Мы не изверги.

Чарис:
- Чародей заявил, что его полезность неисчерпаема, - эльфийка улыбнулась. - Я пригрозила, что его будут передавать по наследству.

Чарис:
- В кристалле, - добавила для ясности.

Молки:
-Вы оба ошиблись. Я... по крайней мере буду лелеять память об особо благодарном чародее. Ладно, закроем тему.

Чарис:
- Вы знаете, я не понимаю, что тут происходит. Я плохо учила генеалогию. Вернее - вообще не учила. И мне ни о чем не говорят ни его имя, ни пояснение про младших сынов. Кроме того, что у него было много времени на "погонять мяч" с юношами, - эльфийка вздохнула, натянула на лоб капюшон, засунула руки в рукава куртки, грея продрогшие пальцы. - Жаль, что для меня это все совершенно бесполезно...

Молки:
Молки оставила хладный сказ без комментариев. Почти.
- Вперед, навстречу новым высокорожденным. Здесь целый заповедник этой породы, тебе будет чем поживиться, если ты конечно веришь друиду.

Тельраан:
- Но если это - скованный и совершенно безобидный в силу скованности экземпляр, то остальные... И это ещё не упоминая квалдиров, духа стихии... и прочие наши проблемы.

Чарис:
- Я не знаю, как их заставить быть полезными мне, - пожала плечами эльфийка. - Я не знаю, как их заставить говорить...
Чарис подняла взгляд на дренейку:
- Зато у вас это определнно получилось. Жаль, я так не умею.

Молки:
- Да. - в меру беззаботно кивнули эльфке. - Не нужно повторять мне, что эльфы не в восторге от арканы, но у тех, кто не в восторге от арканы как правило случаются проблемы с тем, чтобы запереть в кристалл высокорожденного.

Чарис:
Чарис почему-то вспомнила слова высокорожденного про "не надо напоминать мне, что я умер".
- Не надо напоминать мне, насколько я никчемна, - эльфийка сгорбилась и отвернулась, привалившись боком к теплой шкуре медведя.

Молки:
- Я не напоминаю... мне просто любопытно, что заставило друида направить тебя туда, где ты можешь надеяться разве что на свой язык.

Чарис:
- Сходи, спроси у нее? - огрызнулась Чарис.

Тельраан:
- И никаких собственных догадок?

Молки:
- Её и твои дела - не мои. Факт. Впрочем почему бы и нет. Друиды - гнилая публика, но у них глаза всюду. Я бы познакомилась с ней просто для того, чтобы не иметь проблем потом.

Тельраан:
- Это она сказала тебе, что твою сестру видели на стоянке в Покое Звёзд, милая Чарис?

Чарис:
- А чего мне догадываться? Может она по одежде догадалась, откуда я. Или знак видела, когда я переодевалась. Повеселиться решила, может. Друидам тоже бывает скучно, наверное, - в голосе эльфийки сквозило раздражение, и отвечала она теперь исключительно на слова Тельраана.
- Нет, она мне этого не говорила. Она сказала, что тут духи. Которых можно спросить. Хха.

Молки:
- Это порядочная ложь, хотя я и не удерживаю тебя от поисков. Ласковый друид спросил бы у зверья.

Чарис:
- Ласковый? Ласковый?! - эльфийка нервно рассмеялась, резко оборвала смех. Поднялась, пнула медведя в бок: "Идем, косолапый", и посмотрела на Тельраана. Исключительно на него.
- Знаешь, я никогда раньше не имела особых дела с вашим народом. Но даже я знаю, что первый встречный дреней не обязан быть ни добрым, ни ласковым. Ни желающим помочь, да, - кажется, в глаза бывшей часовой блестели слезы, а может быть просто так отсветы костра легли. - Просто потому что так не бывает. И я не милая. Тоже. Совсем. Так что дари своих "милых" кому-то другому.
Она шморгнула носом, глубоко вздохнула, подняв взгляд вверх, проворчала на своем языке, не для дренеев, для себя, что бы дать выход эмоциям:
- И лишнего лука у вас нету, так... Вы же маги, зачем вам оружие, - снова ткнула пяткой медведя. "Идем, ленивая жопа, пора жрать добывать", - бросила она недовольно заворочавшемуся медведю.

Тельраан:
- Не обязан, и с чем-то не смогу вовсе, - тяжелым взглядом смотрел дреней в ответ, - Когда схлынут эмоции, возвращайся - нам нужно будет поговорить о твоей сестре, о том, чем я могу тебе помочь, и при каких условиях я смогу чем-то тебе помочь.

Молки:
Молки не прокомментировала. Рассеяние учило: помогает тот, кому можно пригрозить оружием, обманутый или купленный. Эльфка не могла в нейтральность... что ж... Молки давно отвыкла от эмоциональных всплесков. Возможно, если бы новые ушли, за ними увязался бы и друидский глаз.

ID: 18527 | Автор: Dea
Изменено: 30 апреля 2016 — 3:42