Драконий Погост Драконий Погост: Не хильда (17)

Эрофем
Мелха Сеил
Молки
Чарис
Тельраан
Борода

ДМ:
Сова передавала образы на свой совиный лад: бескрылые забрели в самое сердце могильников, развели огонь в полуразрушенной ротонде и квохчут, ухают не умолкая. Бескрылые чем-то встревожены, хотя на вид не больны, не облезлы и не слабы от голода.
Рядом с ними сова заметила гиппогрифа и удивилась: полуптиц не видели здесь с тех пор, как часовые сняли лагерь.

Что-то не сходилось в картинах, открывшихся разуму Айнгерна, со словами Элайнис. Дренеев обнаружилось четверо - двое мужчин, две женщины. Нежданное пополнение?
Что ж, хотя бы серокожая полуорка и эльф-заморыш оказались такими, как их описала дриада. Был и человечек, сбоку припека.

Чарис:
- Чего там? - поинтересовалась Чарис у друида через некоторое время. Сов она любила, ночные ловцы всегда вызывали у неё симпатию.

Айнгерн:
- Чего-то они там ворошатся. И их больше, чем ожидалось, - отозвался друид, скармливая сове второй кусочек. - Я думал, у часовых свои совы есть.

Чарис:
Чарис пожала плечами и встала с пенька, направляясь к костру:
- Я плохо лажу с животными, - ответила она. - Особенно с теми, кто жрет мою еду, - хмуро уставилась на друида, кормящего сову остатками кролика.

Айнгерн:
- Могла бы уже присоединиться, - хмыкнул друид, - к "животным". Зверьё всякую гадость есть не станет. Тебе ещё осталось.
Почесал сове щёку и встал, разминая ноги.
- Дренеев уже четверо. И впридачу к ним эльф, человек и, я так понял, какая-то странная... Видимо, та, которую нам обозначили как серую, - он нахмурился. - Не нравится мне их шебуршение. Пока они там же, где нам и обещали, но как бы не ушли. Думаю, нам лучше поторопиться.

Чарис:
- Можем и поторопиться, - хмыкнула Чарис, снимая с костра палку и отдирая от нее остатки кроленевской тушки. Принялась засыпать угли снегом и затаптывать.
- Я и по дороге пожрать могу, - пояснила она, уже успев отгрызть от кроличьей ляжки внушительный кусок.

Айнгерн:
Эльф пристально посмотрел в кусты и кивнул.
- Тогда идём.
Хвостатые тени следовали за ними по пятам, держа некоторое расстояние и посвёркивая жёлтыми глазами.

ДМ:
День был как день - не лучшее время для калдореев, зато смена обычного распорядка отдаривалась теплом и безветрием, а сквозь пелену облаков норовило выглянуть солнце. Через полчаса впереди показались первые колоннады некрополя, разрушенные непогодой. Сады Лунного покоя встречали тишиной и...
Внезапным порывом холодного ветра. Задувало с севера, а впереди, на юго-западе, вставал конус невиданного в таких широтах смерча.

Чарис:
Чарис надвинула капюшон на лоб и резко остановилась:
- Это что еще за беда? - задала она вопрос, ни к кому конкретно не обращаясь.

Айнгерн:
- Рискну предположить, что не ты одна задаёшься этим вопросом, - отозвался рассеянно друид. - Думаю, когда мы доберёмся до руин, то найдём, где укрыться. Если, разумеется, это природное явление.
- Вернётся твоя сова, часовая - быть может, поведает нам подробности, - добавил он. - Если непогода не заставила её забиться в какую-нибудь щель.

Чарис:
- Природное явление?! Ты эту херню вообще видишь? И нет... - Чарис собиралась возмутиться, что у неё нет никакой совы, но вовремя прикусила язык. - Это новая сова, я её еще не выдрессировала как следует...

Чарис:
- Может она вообще сбежит... В смысле "слетит", - расстроенно проворчала эльфийка, приставляя руку ко лбу козырьком и вглядываясь в крутящиеся вихри.

Айнгерн:
- Впечатляет, не спорю, - пробормотал эльф. - Хотя, помнится...
Его фраза оборвалась на полуслове.
- Кажется, сова о тебе лучшего мнения, чем ты о ней, - усмехнулся друид. - Неуверенная молодёжь пошла, не то что в моё время...
Сова упала на них почти вертикально, суматошно хлопая крыльями. Сейчас она больше была похожа на взьерошенный комок перьев. Глаза-блюдца, кажется, были ещё больше, чем обычно.

Чарис:
Чарис поставила ей руку и сунула в клюв кусок остывшего недогрызенного кроля - надо же было поддерживать легенду.
- Ты знаешь, - протянула она, глядя на светопреставление из шторма, арканных вспышек и желтоватых сполохов. - Мне кажется, нам не стоит туда лезть...

Айнгерн:
- Если это тебе говорит твоя сова... - начал было эльф, но в этот момент над руинами взлетела и плавно скрылась в облаках прозрачная фигура. Абсолютно голая.
- А вот такого я не видел, - признал он. - В своё время.
Сова тем временем нервно щёлкала клювом, и друид поморщился.
- Я едва разбираю, - пробормотал он, и перевёл взгляд на часовую. - Она сказала "воздушный элементаль"?

Чарис:
- Похоже на то, - кивнула Чарис, включаясь в игру. - Только я не могу понять, за коим демоном они сцепились?
Эльфийка дернула ухом и удивленно посмотрела на друида:
- Это был боевой рог?

Айнгерн:
- Ты меня спрашиваешь? - поморщился эльф. - Рога - это больше по твоей части...
Он осёкся, заметив бегущие фигурки. И одна из них была уже на опушке, не так далеко.
А сова продолжала судорожно щёлкать. И кажется, эльфу её щёлканье не понравилось.
- Держись рядом, - огрызнулся он. Рванул с плеч куртку, сплюнул. Не было времени.
Древние процессы трансформации были, пожалуй, зрелищнее нынешних. Друид, ломаясь в суставах, припал к земле. Одежда полопалась сразу, навстречу ошмёткам меха взметнулись снежные хлопья. А силуэт калдорея уже стремительно обрастал шерстью, выпячивая вперёд то одно плечо, то другое.

Чарис:
Чарис сначала отшатнулась, было собираясь возмутиться по поводу "а как же не палиться?!" Сова хлопнула крыльями, но удержалась на предплечье эльфийки.
Часовая вовремя вспомнила, что медведи даже по снегу бегают сильно быстрее старых друидов. Да и молодых часовых, пожалуй, тоже обгонят...
Зрелище трансформации было и отвратительно, и завораживающе одновременно.
Было ясно, что друид собирался быстро бежать... Но вот куда - в драку или от нее - было пока не ясно. А что впереди была драка, ей было уже понятно и без всяких пояснений.

Айнгерн:
Здоровенный седеющий шатун в пару копков закидал снегом остатки одежды и выжидательно уставился на шевеление впереди. Его, конечно, подмывало броситься в заварушку. Но бросаться в драку против не пойми чего не стал бы даже он.
Впрочем, "не пойми что" очень скоро стало очень даже пойми чем. От моря хлынул туман, в котором с пугающей быстротой двигались бородатые фигуры с топорами и гарпунами. Десяток... два... три.
Медведь угрожающе заворчал, но, помедлив, развернулся и, припав к земле, будто бегун, вопросительно глянул на Часовую.

Чарис:
Часовая соображала быстро. А может это адреналин в мозг шибанул.
Подбросила в воздух слегка офигевшую от таких поворотов сову, часовая вскочила на холку медведю, крепко вцепилась одной рукой в длинную всклокоченную шерсть на загривке. Второй рукой вытащила из наруча под рукавом куртки пару метательных ножей.
- Держись поближе, пернатая, - весело рявнкула перелетевшей на ветку сове и дернула медведя за шкуру, словно за повод, выворачивая к берегу.

Айнгерн:
"И это она говорила о побеге?"
Медвед тряхнул бородой, утробно зарычал и, разбрасывая комьями снег, скакнул вперёд. И ещё. Прислушался. Вроде держится.
Ну держись, демоново отродье.

***

Молки:
*

Инопланетные захватчики еще поквохтали и поухали на своём инопланетном наречии, а потом шустро засобирались в сторону леса, благо были налегке. Тельраан не хотел подставлять Иоланиса, Молки говорила - жаль. Порешили заметя следы отойти в лес, на северо-восток; разорвать дистанцию до того, как вечно злые бородачи достигнут руин и, если те двинутся в лес следом, сами или по наводке духов, заставить их растянуться по местности настолько, насколько получится. Для растягивания были приготовлены яркие моменты. С усланного прочь, прятаться или в Инду'ле, гиппогрифа было взято слово, что он помаячит на вражеском горизонте прежде, чем уйти на восток. Халиса спросили, не соизволит ли его каменное магичество сотворить что-то убедительное к северу от руин. В противном случае стараться пришлось бы Молки. Та же Молки набросила на себя и спутников нехитрую иллюзию, сделавшую их одежду и скарб подобными местному лесу: белыми, с темными пятнами корней и полутонами древесной тени.

Удачей условились считать возможность нанести потери далеко забредшим квалдирам. Черным невезением - наличие у последних хитроумных средств поиска. Бороться с туманом и считать его обитателей никто так и не научился. Средненьким результатом - потеряться.

Наколка случилась где-то на заметании следов.

ДМ:
Халис был только рад случаю проявить свой талант, но оказалось, что он художник и презирает реализм - иллюзия дренейской стоянки к северу от руин была *слишком* хороша, как будто у инопланетных захватчиков было время выстраивать кристаллическую структуру, устремленную в небо подобно космической колеснице; кроме того, поддельные фигурки Молки и Мелхи были усовершенствованы юным скульптором и издали походили на песочные часы с рожками.
Однако не было времени переделывать авангардные чары: стоило Тельраану, отошедшему чуть в сторону, обратиться с просьбой к духам воды, как налетел хлесткий колючий ветер, и в кутерьме вихрящейся хвои, щепок и снега оформилась монументальная фигура.
- Я разорву тебя смерчами, предатель! - громыхнуло на половину погоста.

Харфомос:
- Тебе стоило предупредить, что это возможно! - Выкрикнул Харфомос в сторону Теля.
Внезапное появление духа ветра в планы дренея не входило никак, и сейчас вместо того, чтоб делать ноги, ему пришлось резко пригнуться, чтоб не словить лицом летящую ветку. Самому-то Харфомосу проявление духа помешать уйти не могло, но вот про остальных он сказать это не смог.
В голову пришла единственная мысль, и Харф искренне надеялся, что она пришла кому-то еще. Проявив вокруг себя щит дреней распустил свои невидимые глазу щупальца и потянулся к элементалю. Каждое было жирным и тяжелым, будто культя Озумата. Иных они могли всей праведной силой придавить к несуществующей земле, но вот для такой крупной цели, скорее всего, были маловаты. А потому нужна была помощь.

Мелха:
Оставалось понадеяться, что гром и молнии не настигнут предателя - и его подельников заодно - даже там, где им удастся затеряться средь древесных стволов. Впрочем, даже так Мелхе не казалось, будто бы прятаться от громовержца в лесу - вещь определенно умная, но раз уж начали...
Убегала воздаятельница быстро, насколько могли позволить чертов наст и хлещущий в лицо ветер с разномастными примесями. Помешал разве что только всплеск Света за спиной; оказалось - Харф.

- Мы не успеем!

Тельраан:
- Ну, положим, я сам... - морщился от резко ударившего по ушам звука выпрямлявшийся шаман, поднимая рогатую голову, чтобы смерить масштаб образовавшейся воронки и заглянуть стихийному духу в глаза. Потом безнадёжно махнул рукой, не став объяснять дальше: время в конце концов их поджимало.

- Я бы попросил объяснений, - заорал он в ответ элементалю, упирая копыта в наст покрепче и воздевая руки к нахмурившемуся небу, - Но обстоятельства, как и ты, мне не оставляют выбора.

Война ветра и льда могла сыграть ему на руку. Со всей заимствованной у враждебной воздуху стихии Тельраан планировал навалиться на появившегося духа, чтобы сковать его в тиски.

Молки:
Молки так и не решила для себя, что думать первым. Можно было восторгаться гением юного мастера, можно рассуждать о том, что явившаяся громадина и Скъелдар учились манерам в одном месте, можно сетовать на то, что обучалась не в сумеречном культе.
Оставленная играть в защите чародейка подстраховала Тельраана сплетенным в несколько движений щитом и двинулась за Мелхой. Если и помогать, то от опушки.

ДМ:
Элементаль был слишком силен для одного шамана: сумеречный культ не призвал бы другого для решающей битвы, а враждебная джинну стихия воды была бессильна без столь же могучих манифестаций на своей стороне. Чародейская преграда остановила удар ветряной плетью; Харфомос тоже устоял, хоть ему и приходилось жмуриться от летящего в лицо снега, одновременно пытаясь не терять сосредоточенности. Проку от праведной силы пока что было маловато.
С юга донесся слабый отзвук боевого рога.

Харфомос:
И это был плохой звук. Хотя хуже было то, что после элементального ветра силуэт харфомосов сделался блеклым и вялым. Щупальца пришлось втянуть, чтобы обновить щит, и затем дреней начал медленно пятиться в сторону фонтана, вытягивая Свет снова и крича на ходу:
- Квалдиры с юга не будут делиться добычей! Они уже заклеймили голову шамана!

Молки:
Ну было печали. Набросив щит уже на себя, отступающая дренейка обернулась только у деревьев и разразилась роем ярких, заряженных богатой арканой этих мест, снарядов. Наверняка воздушная громадина должна была воспринять их, как элекк керамитовую дробь, но Молки не ставила целью подавить врага мощью. Ей нужно было доставить в его яркий энергетический контур что-то, с чем можно было работать. Художнику нужен был не только холст, но и краски.

Мелха:
От опушки помогли: Харф почувствовал, как с его духовной силой в унисон запела другая, уже знакомая, принадлежащая Мелхе - воздаятельница не стремилась ломать рога об элементаля вблизи, но издалека помочь против не была. Тем паче, что своих оставлять было опасно.

Тельраан:
- Или оставьте меня ему и проваливайте! - на дренейском рявкнул шаман, не оборачиваясь и не отводя глаза от разбушевавшегося стихийного духа. - Или же помогите мне его сдержать все вместе!

И пока щит прекрасной Молки держался, стоял и он, собираясь с силами для следующей попытки. Если не сработало позаимствовать силу - можно было на скорую руку творить самостоятельно из щедро рассыпанного по окрестностям снега и льда. Тельраан взялся швыряться острыми ледяными осколками, намереваясь подразбить воздушную оборону противника.

ДМ:
Ветер взвыл так, что заложило уши. Свет, аркана и чары стихий в виртуозном Тельраановом исполнении не пришлись элементалю по вкусу, и если огненный продолжал бы сражаться до победы или развоплощения, то дух воздуха счел за благо отступить, гигантской свечой взмывая под облака.
Внезапная тишина показалась неестественной.

Харфомос:
- Тельраан, двигай! - рявкнул Харфомос.
Белокожий дреней потратил драгоценный миг, провожая элементаля взглядом, а затем метнул на восток, в сторону, откуда должны были появиться квалдиры, сотканный из Света молот. Врезавшись в землю(или в строение, или в дерево, как повезет) он должен был освятить максимально большую область вокруг себя, чтоб замедлить толпу.

Молки:
- В лес. - коротко буркнула Молки, едва отвлекаясь от быстрого и грубого плетения, которое было по широкой дуге запущено к "небесной колеснице" Халиса. Да, та мало походила на лагерь дренеев, но очень напоминала диковинную сторожевую башню. Плетение дренейки помнило сигнатуру квалдиров и было обучено автономно плеваться арканными стрелами в сторону таковой. Башне стоило придать... подобие жизни.

Мелха:
В лес - так в лес. Мелха, не обладающая особым талантом в оживлении иллюзорных построек, постаралась как можно быстрее сныкаться меж древесных стволов. Уже на самой границе опушки и леса воздаятельница бросила в сторону Амридаара и Тельраана солнечный диск - наступи, и перегонишь даже друида-гепарда.

Тельраан:
Поминутно озираясь в ту сторону, откуда должны были вырваться квалдиры, Тельраан рванул в сторону леса. Попутно ступил копытом в диск, даже не особо вглядываясь, что у него под ногой - и собственной резвости несколько удивился, обгоняя замешкавшегося для создания молота Харфомоса.

ДМ:
Первым пришел туман; отступавшему позади всех дренею приходилось видеть его вблизи, и Харфомос мог бы поклясться, что вдали от берега квалдирская мгла стала не такой плотной. Теперь это был не густой, мешающий дышать кисель, а всего лишь дымка, заструившаяся по заснеженной земле между обломками мрамора.
Совсем близко прогудел рог из витой раковины. Квалдиры показались из-за южных склепов и, увидав вдали сияющее творение Халиса, с воинственным "Йарр" бросились на врага.
Их наступление выглядело внушительным до первого шага на освященную землю. Харфомос, быстро отходя к лесу, слышал крики агонии и гнева. Видел, как морские великаны рыщут глазами в поисках того, кто устроил эту ловушку. Чувствовал на себе взгляд случайного разведчика.
- ДЕРЖИИИИ!

Харфомос:
- Нажий сын! - Гаркнул Харфомос куда-то в туман, прежде чем завершить свой отход ярким рывком.
Он метил на поляну, беря ориентир на Мелху. Коль скоро все пройдет удачно, Свет пронесет его и остановит в паре метров от нее.

Мелха:
Ориентироваться на Мелху было нетрудно - даром что ее доспехи, овеянные Светом, засверкали не хуже стальгорнской новогодней елки. С ворожбой ей явно стоило повременить.

Молки:
Стараясь не повторить ошибки воздаятелей, Молки на ходу сменила направление, едва мелькнув между деревьев белым камуфляжем. Шаг один - смутить толпу. У Молки было хорошее заклинание, прозванное поэтичными человеческими магами штормом пустоты. Ненадолго задержавшись, чародейка расширила метку на одном из попавших под безвредные стрелки "башни" квалдиров, заставив того разразиться в соседей градом ярких магических разрядов.

Тельраан:
Напротив притормозивший, Тельраан коснулся коленом земли, что-то быстро выгребая из глубин заплечного мешка и устраивая меж массивных корней ближайшего дерева покрупнее, на промёрзлой земле, прикрытой тонким слоем снега и льда.

Тотем. Из лёгкого пористого камня, небрежно обтёсанный чьими-то руками, он изображал исключительно необъятную даму с обозначенной лихим росчерком троянки широкой ухмылкой. Что-то шепнув над ним, шаман космическим козлом заскакал дальше, балансируя хвостом, ну а тотем остался дожидаться в засаде своего часа - когда первые из квалдиров пробегут мимо него.

Мор:
Подоспев к самому началу, Мор, не сбавляя темпа после погони, выбежал на группу с севера. С юга наступал уже знакомый туман. Ничего хорошо, как и в прошлый раз он не предвещал. Осмотрев группу, быстро достал клинок и ожидал появляния врага.

ДМ:
Самые ретивые из квалдиров прорвались-таки к светящейся иллюзии и поймали кусачие стрелки арканы, а потом еще и наведенный издалека взрыв. Стоял ор и гам. Шаман с опаленной бородой низвергал молнии на небесную колесницу, оскорбительно безразличную к его чарам.
Остальные, числом с два десятка, бросились по следам Харфомоса, размахивая топорами. Впереди мчался Скьёлдар Гневный во всей красе воина-заклинателя; на его щите вспыхивали руны, копье зловеще мерцало, а налипшие на доспех водоросли развевались по ветру под стать длинным, изжелта-зеленым волосам.
И тут случился медведь.
Каждому врайкулу, даже проклятому столетья назад, было известно о поселении Брунхильдар, где покорительницы мужей укрощают боевых белошкуров. Дева была мелковата, с обилием ушей и нехваткой прочего, а медведь недостаточно белый, но всей сцены хватило, чтобы квалдиры перешли с бега на шаг, а потом вовсе остановились, готовясь к обороне. Строй ощетинился копьями, готовый встретить несущегося с холма хищника и его всадницу.

Чарис:
Летящая верхом на медведе по склону холма часовая еще и завизжала, что есть мочи, что-то среднее между "Йиххаааа!" и "Ааатвоюмаааать!"

Харфомос:
Харфомос уже собирался ставить полупрозрачную стену, в которую квалдирам было дозволено долбиться, пока решается план атаки, но осекся. Такое нетипичное для вонючих великанов поведение откровенно сбило дренея с толку, но стоило только оглянуться, чтоб все осознать.
И тогда вместо стенки он метнул под ноги Скьелдару еще один освящающий землю снаряд. Это, правда, выглядел не молотом, а просто сгустком Света. Отсутствие оформления было сигналом, что дальше с непрерывной тратой сил придется повременить. Как только снаряд отправился в полет, Харфомос продолжил пятиться назад, не выходя из боевой стойки и обращая свое внимание теперь еще и на медведя с эльфийкой позади себя.

Тельраан:
Краем глаза уловивший движение шаман повернул на бегу голову и самую малость ошалел. Затормозил, упираясь копытами в землю, развернулся и стянул с пояса закреплённый там топор. И так, с топором наголо, и рванулся следом за медведем на выручку неожиданным союзникам, всерьёз озабоченный перспективой увидеть насаженного на копья зверя.

Молки:
"Теперь я видела всё" - с некоторым философизмом проносилось в рыжей голове хорошо спрятанной Молки. В союзных намереньях она сомневалась. Тельраану достался новый щит, после чего дренейка решила выждать секунду, припав к земле за стволом массивной ели. Если бы у шамана не возникло проблем, преимущество скрытности стоило использовать в полной мере - начать с аккратностью сводить богатые арканные токи этого места над площадкой немного позади врайкульского строя.

Мелха:
Мелха помогала уже из-за частокола стволов - как могла, разумеется. Явление нежданных союзников (союзников ли?) заставило воздаятельницу поднапрячься еще немного и нарисовать в воздухе один из жреческих глифов. Знак раскрылся в сияющую вспышку, и на земле под лапами медведя нарисовался круг из защитных оберегов.

Чарис:
- Лёд! Заморозка, - проорала эльфийка на всеобщем, когда ее "ветроногий" скакун с кровожадным ревом проносился мимо спрятавшихся под деревьями дренеев. Сова летела следом бесшумным белым росчерком. Среди козлоногих же есть маги? Тут определенно должны быть маги, она же видела арканные вспышки.
- Вашу маму в хвост и гриву, - это художественное ругательство эльфийка исполнила на родном языке, крепко дернула за гриву разогнавшегося медведя. - Ты же не собираешься?!. - немного растерянно протараторила, склонившись к шее медведя. До ощетинившихся копьями квалдиров оставалось шагов сорок, может даже меньше.

Айнгерн:
Медведь собирался, ещё как собирался.
Эх, мечты, мечты. Не доскакав до ощетинившегося железом строя, медведь забрал в сторону, выпустив вбок веер снежных осколков - хрупкий наст проламывался под его весом. Едва не опрокидываясь, завернул, показав морским пришельцам хвост.
Если девчонка удержится - выйдет из неё какой-никакой толк.

Чарис:
Клочья серой с проседью шерсти почему-то неожиданно легко выдрались из медвежьей шкуры, и эльфийка под хруст то ли наста, то ли костей, сверзилась с медведя. Чуть прокатилась и замерла неподвижно, не подавая признаков жизни.

ДМ:
Со стороны могло показаться, что медведь развернулся из-за ослепительный вспышки Света, случившейся перед строем квалдиров - несколько с воплями покатились по земле, остальные отшатнулись, закрывая лица. Зажмуриться успели не все, но Скъёлдар был не промах: прикрылся щитом, выглянул, заметил, как дева-наездница слетает с мохнатой спины.
- ЭТО НЕ ХИЛЬДА! - проревел морской великан. - Кругом нажьи мороки, братья, бей их! Хватай их!
Этим квалдиры и занялись под воодушевленное "Йарр": пятеро рванули навстречу Тельраану, трое во главе с предводителем помчались подбирать упавшую всадницу.

Харфомос:
Беречь силы или не беречь, на этот раз Харфомос нашел экономичное оформление своим броскам. В Скьелдара полетела искрящаяся желтая молния, брошенная дренеем на манер копья. А сам он побежал к эльфийке, силясь на ходу окутать ее бодрящим барьером.

Мор:
Проскочив мимо Харфа, окозался рядом с эльфийкой. Вытащив клинок, оскалился на приближающихся великанов. Свободная рука уже лежала на подсумке, готовясь в любой момент извлечь одину из многих склянок.

Молки:
Надо сказать, что советы от последних новостей помешавшегося мира были последним, в чем нуждалась занятая плетением заклинательница. Пришло время больших пушек и все самые серьезные калибры требовали времени на подготовку. У оставленной в покое Молки было время: связанный ей за спинами квалдиров узел энергии позволял колдовать на большом расстоянии. Дренейка начала с малого, обрушив на спины злых бородачей волну фиолетового пламени.

Тельраан:
Уже разогнавшийся Тельраан останавливаться не собирался. Овеянный очередным щитом Молки (и крайне за это признательный, но не имеющий возможности прямо сейчас выразить это каким-либо образом), он нёсся вперёд, и лезвие топора с гудением рассекало воздух, заносимое над головой.

Первого из квалдиров он попытался сходу зарубить, утопив топор в его грудной клетке. Второго, сразу разворачиваясь, с силой лягнул копытом. От остальных оставалось только отбиваться, пытаясь не пропустить ответных ударов.

Мелха:
Вообще говоря, Мелха сильно сомневалась - стоило ли помогать двум непонятным созданиям, свалившимся на дренейские головы вот просто так, с бухты-барахты. Но, по-видимому, воздаятельское воспитание взяло свое, и Мелха, вооружившись своим светоносным мечом, снова вышла на опушку. Ей понадобилось около пары секунд, чтобы распознать и запомнить ауры чужаков и исключить их из потенциальных целей ворожбы, и буквально полсекунды, чтобы воздеть меч вверх.
Во взглядах квалдиров клинок сначала распался на две копии, потом на четыре и восемь. И все они разили как один - резкой вспышкой.

Чарис:
Эльфийка, после неудачного приземления решившая притворится мертвой, оказалась отделена от набегающих квалдиров и особо горластого бородатого мужика с копьем и щитом неожиданным защитниками.
Посему она решила перестать прикидываться мертвой и немного подровнять шансы. Вскочила, выхватила оба кинжала, больше похожие на короткие мечи, приняла боевую стойку.
Словно в ответ на ее мысль о том, что все равно как-то врагов многовато, на крайнего слева воина налетела полярная сова и впилась когтями в лицо, стараясь выдрать глаза. Хлынула кровь, сова забила крыльями, уворачиваясь от взмаха топора и отлетая повыше.

Айнгерн:
Судя по необыкновенной лёгкости, образовавшейся во всём теле, не удержалась.
Справедливости ради, девчонка была не девчонка - пушинка. Надо будет дать ей пару уроков, как выпутаемся. А теперь к этим туманным оборванцам... Хорошо бы найти их лидера. Без него они вряд ли загорятся желанием стражаться...
От философских размышлений его оторвал боевой клич квалдира.
- ЭТО НЕ ХИЛЬДА! Кругом нажьи мороки, братья, бей их! Хватай их!
О. А вот и лидер.
Медведь крутнулся на месте, выхватывая из рассыпавшейся толпы бродяг голосистого. Краем глаза заметил недвижно лежащую в снегу фигурку. Он, кажется, прибавил в весе и размере, шерсть встопорщилась. Медведь рванул с места, петляя из стороны в сторону, как заяц. Большой такой заяц в несколько центнеров. Сделал обманку в сторону, снова обманку в прыжок сверху и рывок вперёд.

ДМ:
Молния Харфомоса ударила в рунический щит и рассеялась, не причинив вреда Скьёлдару и не помешав ему швырнуть сорванный с пояса топорик в дамского угодника Мора. Человек увернулся; в следующую секунду мимо него пронеслась медвежья туша, сшибая предводителя квалдиров с ног.
Бок друида обожгло болью - Скьёлдар успел выставить копье, хоть врайкулу и не хватило сил принять на него вес огромного зверя.

Тельраан тем временем рассек топором грудь одного из врагов, отшвырнул ударом другого. Остальных отвлекла далекая вспышка - Мелха.

Самыми невезучими оказались квалдиры, оставшиеся позади прочих. Не успели они проморгаться, как с половиной расправилось лиловое пламя дренейской магички.

Харфомос:
Увидев, что у внезапной союзницы союзников предостаточно, и помериться силами с вожаком квалдиров не выйдет, Харфомос обратил взгляд туда, где союзников явно не хватало. Судя по тому, что два великана напротив Тельраана лежали мертвыми, а сам он оставался невредим, речивый археолог был вовсе не так прост. Харфомос впечатлился, но это было вопросом времени, когда шамана достанут.
Посему дреней резко повернулся, так и не добежав до эльфийки, и ярким сгустком Света рванул к крайнему из сражавшихся с Тельрааном квалдиру. Первый короткий рывок - вполсилы, давя только на скорость. Второй рывок - уже атакующий, в него Харфомос вложил почти все силы, что оставались. Он не собирался тормозить перед квалдиром, намереваясь обжигающим тараном смести его и всех, кто стоит дальше.

Чарис:
- Йихха! - взвизгнула эльфийка, обходя по широкой дуге сцепившегося с лидером медведя, чтобы не попасть под горячую лапу. Перехватила оба кинжала одной рукой, а другой быстро использовала метательные. Оба - в лицо чуть притормозившего и еще не тронутого никем помошника. Целиться в бородача она поопасалась, боясь задеть медведя, а истекающий кровью из пустых глазниц был легкой добычей для человечка.

Айнгерн:
Медведь не уделял большого внимания таким мелочам, как воткнувшиеся в него копья. Подмяв вожака под себя, он с наслаждением кромсал размашистыми пудовыми ударами когтистых кап его голову.

Мор:
Увидев что эльфийка жива да еще и вооружена, усмехнулся. Увидев слева раненого гиганта устремился к нему.

Тельраан:
Пронёсшийся мимо сгусток Света, врезавшийся в одного из оставшихся противников и покатившийся с ним кубарем по снегу откровенно впечатлял. Рогатый сначала даже не понял, но разбираться, всматриваться и хлопать глазами не было времени: ещё два косматых великана оставались на ногах.

Подгоняя себя яростным воплем, Тельраан крутанул топор в широком замахе и врубился в первого. И практически сразу же, отпрыгивая назад, отплюнулся веером острых ледяных осколков во второго, используя тот же манёвр, что и во время драки с порождением ветра. То, что они дрогнули и замешкались под объединёнными усилиями Мелхи и Харфомоса, играло ему на руку.

Молки:
Большое колдовство - большие трудности, большая сладость. Молки выдохнула в своём укрытии, чувствуя как примокают к вспотевшему лбу волосы и пульсирует в животе тяжелый откат силы. Аай, магия развращает. Магия может отвлечь от таких вещей, как помощь Тельраану: Молки выдохнула еще раз - с почти восхищенным облегчением - когда тому пришли на помощь - и занялась тем, что становилось действительно важным. Использовав плетение на "сторожевой башне" для локации квалдиров она сбросила излишки энергии отстрелявшегося узла в виде магических стрелок, ищущих цели неподалеку, и начала готовить тот к новому разрушительному выстрелу.

Мелха:
У Мелхи не было больше сил на поддержку издалека - тем паче, что квалдиров оставалось не так много, и союзники ушастые и рогатые и так собирались их добивать. Поэтому вместо того, чтобы уйти в медитацию и восстановление, воздаятельница сотворила полупрозрачный сияющий щит взамен реального отсутствующего и в боевой стойке подобралась поближе к медведю и эльфке, готовая разить первого, кто ринется на них.

ДМ:
С запада донеслись вопли - половина квалдиров, разочарованных в искусстве Халиса и бегущих на подмогу к остальным, полегла под арканным взрывом. Тем временем Харфомос раскатал одного врага в коврик из водорослей и по инерции вынесся за спины тех двоих, что пытались достать Тельраана. Не очень успешно: один получил топором и теперь дымкой возносился к туману, второй перекатом ушел от ледяных осколков, но и сам промахнулся, швырнув в шамана копье.

Харфомос:
Дренея подбросило и перекинуло через разлетевшегося ошметками квалдира. Однако кувырнувшись в воздухе он сумел сгруппироваться и приземлиться на все четыре конечности. Пара мгновений ушло на гашение инерции, когда Харф ломал копытами наст, а ладонями скользил следом, и как раз в этот момент он застал расплывающегося от тельраанского топора великана. Еще один все же был жив, и он стал следующей целью.
Харфомос не стал подниматься, позволив себе еще проскользить достаточно, чтоб сильнее согнуть ноги и упереться копытами в трещины на льду. А затем он вновь призвал Свет, но уже в разы меньше. Ровно столько, чтобы усилить собственный рывок и долететь до квалдира, в воздухе делая разворот и метя копытом в бородатое лицо.

Молки:
Мало? Значит надо добавить еще, чтобы стало светло хотя бы на миг - следовала словам старой песни Молки. Набравший энергию узел отстрелялся в сторону недобитой троицы, пока сама заклинательница приподнявшись над своим укрытием оглядывала случившееся поле боя. Выживших оставалось не много, а дистанция была велика, так что Молки могла потратить время, чтобы спокойно и без кипеша невести не слишком смертельный, но хорошо улавливающий квалдирские сигнатуры шквал ракет в сторону спешащей в бой пятерки.

ДМ:
Надо сказать, Скъелдар Гневный боролся до последнего - даже с одной сломанной рукой пытался ухватить медведя за морду и отвернуть ее от себя. Не помогло. Момент, когда вкус живой крови и плоти сменился гниловатым привкусом застоявшейся воды, был отрезвляющим для друида и горестным для тех пятерых, что спешили на выручку предводителю.
Кинжалы Чарис вонзились в поднятый щит; больше того, квалдир исхитрился достать выпадом копья пробегавшего мимо Мора, отправив человека истекать кровью в снег, а потом еще и прикрыться от удара подоспевшей Мелхи.
Не менее отчаянным бойцом оказался тот, кого ослепила сова: зашарил вокруг руками, извергая проклятия, добрался до медведя и вцепился в него одной рукой, вслепую выхватывая из-за пояса топор.

Чарис:
- Эй! - возмутилась эльфийка на происходящее все вокруг слишком быстро.
Вторая пара метательных кинжалов отправилась в голову слепцу почти одновременно, чтобы наверняка. "Моего медведя могу обижать только я!.."
Судьба доблестного человечка, кажется, Чарис тронула намного меньше. Она быстро полезла в рукав за следующими кинжалами.
"Интересно. когда это он успел стать моим?"

Айнгерн:
Под лапами плеснуло и с чпоканьем лопнуло. На носу медведя повис обрывок мокрой водоросли. Разочарованный, он поднял морду, в которую ещё недавно упиралась слабеющая рука обижателя эльфиек, и на всю глубину лёгких угрожающе заревел, скаля зубы на приближающееся квалдирово "подкрепление".
И тут его нетвёрдой рукой сцапали за хвост.
Хуже момент и часть тела трудно было подобрать. Медведь обернулся и, заметив не в меру обнаглевшего слепца, с разворота от души приложил его лапой. Такими ударами обычно ломают шеи. Или сносят полчерепа.

Мелха:
Удар меча отразил квалдирский щит, но Мелха не сдалась: ее ведущая рука напряглась, подпитываемая воздаятельским колдовством, и замахнулась снова.

Тельраан:
Увёртливый был гад. Юркий. И последний против них двоих: и потому окрылённый предыдущими победами дреней, чувствуя за собой поддержку союзника, не ослаблял натиска. В больно прыткого копьеносца по красивой дуге вписывалось замерцавшее электрическими искрами лезвие шаманского оружия.

ДМ:
Последнему против двоих, напротив, полагалось упасть духом, но квалдир был не из таких: увернулся от копыта, ушел от удара, поднырнув под руку дренея, и вознамерился повалить Тельраана в снег, зажимая правое запястье. Может, хотел отнять топор.
Харфомос не успел восстановить равновесие после промаха. В него влетел последний выживший из задержавшейся десятки; швырнул в снег мощным ударом щита, замахнулся копьем.

Молки:
Молки хотела сотворить Харфомосу щит, но из соревновательно-практических соображений сотворила чародейскую вспышку - благо и дистанция была подходящая.

ДМ:
Медведь мог позволить себе смачную расправу - пятеро мстителей так и не добежали, с воем покатились в снег, остановленные магией Молки. Кинжалы Чарис уже были ни к чему и только просвистели в воздухе в том самом месте, где еще недавно была голова квалдира.

Удар Мелхи разрубил щит противника. Квалдир пошатнулся, упал на колено.

Мелха:
И Мелха, не будучи наделенной особым милосердием, рубанула сверху вниз.

Харфомос:
Тычок квалдирским щитом был хорош, но недостаточно, чтобы пробить щит харфомосов. Хотя последний от удара и зашелся волнами, а дреней таки улетел в сугроб. Свет хорошо рассеивал магию, а вот с физическими энергиями у него было куда хуже.
Как бы там ни было, из сугроба в квалдира полетела очередная молния.

Тельраан:
Увлечённая возня двух укатившихся в снег борцов продлилась некоторое время, прежде чем обозначился победитель. Мелькали руки, ноги, копыта, хвост и топор. А затем в какой-то неуловимый миг Тельраан оказался сверху, вжимая своего противника в лёд, и твёрдо вознамерился обухом разбить ему череп.

С тем и замахнулся: коротко, выжимая всё из выигранных долей секунд.

Чарис:
Чарис мысленно ругнулась, представив, как будет выколупывать из снега свои кинжалы. Окинула взглядом поле брани, прикидывая, где ситуация самая плохая, и куда она может успеть. До еще живых квалдиров, сцепившихся с... упс, последнего живого квалдира было далеко. Пусть сами разбираются.
Взгляд эльфийки упал на медведя. Из мохнатой шкуры того торчал острый обломок древка копья. Ну и чуть подальше в подплывающем багровым снегу скорчился человечек.
Эльфийка осторожно заговорила на дарнасском, опасаясь боевого помутнения рассудка, присущего медведям:
- Мохнатый, нам бы стоит заняться твоим... украшением, да, - она спрятала в ножны оба кинжала, демоны с ними, с метательными, потом разыщет. - Только не дергайся, хорошо? - осторожно протянула руку, стремясь коснуться тронутой сединой шкуры.

Айнгерн:
Медведь сердито рыкнул и глянул в сторону ещё сражающихся. Пораскинул мозгами. И всё-таки лёг в снег, примостив башку на мокрые лапы. Повернул голову и негромко проворчал. Мол, раз вы настаиваете.
Огонь в его глазах подутих.

Мелха:
Мелха вонзила окровавленный меч в землю и выдохнула. Сотворенный щит сам собой развеялся золотой пылью по ветру. Где-то неподалеку било по ушам унисоном чужой боли: воздаятельница смога различить медвежью и человечью. Последний явно помирал, и Мелха вознамерилась это событие всеми силами предотвратить. Она присела на колено рядом с Мором и, бегло осмотрев его, первым делом лишила его боли: возложив руки на грудь, взяла агонию себе - и, по-видимому, почти ее не почувствовала. Потом - остановила кровотечение, замедлив кровоток глифом, выведенным у Мора на лбу.

Молки:
Сделалось тихо. И как это случается после всех побоищ очень непосредственно - насилие, как известно, сближает. Из-под лесных крон, кося взглядом на серое небо и откровенно странных гостей выбрела дренейка в хорошо пошитых одеждах, с которой мало-по малу стекал светлый хамелеоновый рисунок. Эльфскую пару сочли слишком занятой друг другом, чтобы представлять угрозу и Молки поспешила к Амридаару с Тельрааном.
- Все целы? Одно очко Иоланису или это не все.

Харфомос:
Спустя секунду вслед за молнией в ошарашенного квалдира влетел сам Харфомос. Он не вставал, не отряхивал снег и судя по всему даже не целился. Просто в один миг из сугроба вылетела ослепительная крылатая вспышка, прорезала квалдира насквозь, растворяя его без остатка, и приземлилась в пятке метров позади, оставив под собой неглубокую воронку. Свет этот был красноватый, и для воспринимающих тонкие материи за версту разил гневом.
Как только дымка после приземления рассеялась, из ямки вышел Харфомос, тяжело дыша и устало озираясь. Направился к Тельраану и Молки, помог первому встать, второй адресовал короткий кивок.

Чарис:
Чарис опустилась на одно колено, пытаясь рассмотреть в длинном спутанном мехе, что ж там такое случилось с копьем, прощупывая пальцами.
Похоже, от удара об одну из костей грудины копье сломалось, а наконечник ушел в сторону, застряв под шкурой. Или в шкуре. Было не очень понятно.
- Так... Ты сейчас только резко не дергайся, хорошо... Обуздай гнев, все такое, - тараторила она, распутывая пальцами слипшийся в сосульки от крови и воды мех. Рисковать говорить более прямо она не решилась, мало ли, вдруг кто-то из дренеев понимает по-эльфийски. - На тебе же хорошо раны заживают... Зашивать же не надо... - задумалась, втайне надеясь на подсказку от друида.
Белая сова бесшумно опустилась на спину лежащего медведя, заинтересованно вертя лупоглазой башкой.

Айнгерн:
Во время пассажа про гнев медведь тряхнул бородой и испустил долгий, усталый вздох. Если бы медведи умели закатывать глаза, он бы, несомненно, так и поступил.
На полувопрос о шитье препочёл промолчать. Страдальчески спрятал нос под лапу, отдавая решение на откуп Часовой.

Тельраан:
Выпутавшийся из сугроба с помощью Харфомоса Тельраан выглядел довольным, взъерошенным и до неприличия целёхоньким - для того, кто вылетел в схватку на пятерых проклятых врайкулов разом. Шатнувшись на копытах, он накренился к Молки и неожиданно крепко обнял её.

- Восхитительная, если бы не твои щиты... - прозвучало над ухом. От шамана всё ещё резко пахло морской солью и кровью. - И я должен попросить прощения за... духа стихии. У вас обоих.

Харфомос:
- Ты вполне, - белокожий окинул взглядом место побоища, - за это отыгрался.
И молча кивнув в сторону остальных Харфомос двинул к ним, на ходу затягивая ослабший узел платка.

Молки:
- Ай! - убийца полутора с хвостиком десятков воинственных бородачей явно упустила момент, шмыгнув носом у тельрааанова уха и упираясь пальцами в бока. - Аай, ладно, ладно, ты так спешил вперед всех, что я подумала, будто тебя зачаровал Харфомос... разбазаривать тебя было бы совсем несуразно!
Молки вдохнула продолжив тише.
- Эльфка на нашем пороге. Что за странность. Дриады вернули дарнассцев на старые места, у?

Тельраан:
- Вот уж не представляю. Всяко лучше подойти и просто спросить, не так ли? - с этим Молки и выпустили, жестом галантно пропуская вперёд. - Правда, если я услышу очередную историю в духе "мы здесь просто гуляли по лесу, вдруг слышим - впереди резня, дай, думаю, поучаствуем" - я... скажем... окончательно разочаруюсь.

Мелха:
Закончив с малознакомым Мором, Мелха плавно перетекла к раненым эльфам. Прежде чем приступить к непосредственным обязанностям, поинтересовалась:
- Можно?

Молки:
- У нас тоже есть история. И правдивая. - хмыкнула Молки. - Пойдем послушаем.

Чарис:
Чарис подняла взгляд на парнокопытную:
- Только аккуратно, он чужаков не жалует. Я вытащу, а ты сразу... сожги, или чем ты там можешь, - не на самом лучшем всеобщем попросила эльфийка, ухватилась покрепче за обломок древка.

Мелха:
Мелха облекла обе ладони в Свет и кивнула незнакомке: мол, доставай.

Харфомос:
- Над нами все еще нависает дух ветра, - монотонно протянул Харфомос, добравшись до эльфов и Мелхи.
Взгляд дренея остановился на затылке воздаятельницы, и как-то бесцельно пилил его пару секунд, прежде чем Харфомос хмыкнул и подошел к лежавшему без чувств Мору. Дреней присел около него на корточки и хмуро оглядел обработанную Светом рану.

Чарис:
Чарис даже зажмурилась, глядя одним глазом в узкую щелочку. И осторожно, но быстро, извлекла наконечник копья и отбросила его подальше от себя и медведя.

Молки:
Прошествовавшая за спиной правдолюбимого дренея Молки только кивнула, приседая на одно копыто возде невезучих останков квалдирского ярла. Амулеты? Рунные камни? Памятные вещи?
- Пока только наблюдает. - взгляд дренейки поднялся на пришлых. - Аай, скажите когда закончите с раненным. Нам лучше поговорить, пока дух не превратил это хорошее знакомство в плохое.

Мелха:
Медвежью шкуру сначала обожгло так, как будто прижигали каленым железом. Потом - по телу от раны и дальше, вглубь разлилось успокаивающее тепло. Мелха старалась не обращать внимания на медвежье недовольство - если таковое было, конечно.

Айнгерн:
В награду целительнице достался глухой злой рык, который, впрочем, вскоре смолк так же, как и боль. Мишка расплющился и расплюшился и, казалось, растёкся по снегу, а его морда приобрела умиротворённое выражение, какое бывает у взлохмаченных и не вовремя поднятых лежебок разве что во сне.
Он потёрся ухом о руку Часовой и, кажется, даже замурчал.

Чарис:
Чарис автоматически почесала медведя за ухом, и тут же вдруг уткнулась мордой в лохматую шкуру и громко разрыдалась.
"Сволочь" - бормотала довольно громко эльфийка на своем языке сквозь всхлипы и рыдания. - "Если ты сдохнешь, что я потом делать буду? А? Ты вообще хоть минуту подумал, бестолковая твоя башка?!"

Харфомос:
Всхлипы встрепенули Харфомоса, заставив выйти из созерцания запекшихся ран и обернуться.
- Нам надо возвращаться, - сухая фраза на дренейском была, очевидно, адресована Молки и Тельраану.

Тельраан:
Со вкусом, толком и расстановкой шаман на пару с Молки предавался грабежу, обшаривая оставшиеся от квалдиров груды водорослей. В нём не было особой брезгливости, и запах гниения не отбивал ему охоту копаться в останках. Зато был энтузиазм - каждая найденная безделушка особо искусной работы вызывала бурный восторг, и заплечный мешок Тельраана раздувался совсем уж угрожающе.

Между делом обсудив с колдуньей предназначение найденных мешочков с рунами, с ней же он поделил трофеи, не став претендовать на магические амулеты, но забрав себе зачарованное оружие и щит.

Фраза Харфомоса застигла Теля над последней кучкой водорослей, вынудив аж вздрогнуть увлёкшегося шамана. Выпрямившись, он кивнул и забросил на спину рюкзак.

Молки:
Молки наблюдала сцену с тем выражением лица, какое случается у застанных в расплох людей всех рас и народностей. Неожиданно.
- А... Ишварра не вернется раньше завтра, так что если мы решимся на разведку берега до ночи, то только так. Интересно, остался ли туман.

Мелха:
Мелха встала, не позволив себе ни вздоха, ни слова, и, посмотрев на медведя уже сверху вниз, подала эльфке руку, мол, пора идти.
- Тут опасно. Как тебя зовут?

Чарис:
- Чарис, - ответила эльфийка, спешно вытирая нешуточные слезы и громко шморгая носом. Помощью она воспользовалась, поднялась на ноги, огляделась.

Харфомос:
- Я пойду сейчас, - бросил все на том же дренейском Харф, - но сперва надо отнести его в лагерь.
Эльфийку с медведем он, казалось, не замечал, хотя хлопоты Мелхи были удостоены какого-то неоднозначного взгляда. Нет, заместо таких же проявлений дружелюбности к незнакомцам Харфомос аккуратно поднял Мора на руки и побрел в сторону их стоянки.
- Мне нужно, чтобы ты подготовилась, - не изменяющую языку фразу обронил Харфомос воздаятельнице, когда проходил мимо.

Молки:
- Твой зверь может идти? Духи вовсе не безопасны. - с акцентом осведомили эльфку, пока остальные занимались Мором. - Особенно после того, что здесь было.

Мелха:
- Я Мелха. С твоим другом познакомимся позже, как оклемается, - дренейка вскользь мазнула взглядом по Молки, - На нас висит элементаль, которого наш шаман, кажется, предал.

Чарис:
- Вставай, скотина, - не сильно, но обидно эльфийка пнула медведя, чтобы поднимался. Было видно, что она одновременно и рада, что он жив, и обижена на него. - Может, конечно. Спасибо вам за помощь, - взгляд, брошенный на Мельху, был полон несусветной благодарности и обожания.

Молки:
- И духи, мнения которых об... этом... - воистину, усеянный водорослями и пятнами сажи наст был выразительным "этим", - мы еще не слышали. Если ты пришла сюда охотиться, тебе будет лучше вернуться. К нимфам? В Инду'ле? У? Конечно, мы не откажем вам в костре на одну ночь.

Тельраан:
- Не предавал я!.. - вскинулся Тельраан на несправедливое обвинение. Потом, впрочем, тут же сник и в спину Харфомосу уточнил: - Брат мой, сопроводить тебя или не стоит? Учитывая... ветер.

Борода:
Медвед заворчал и неохотно поднялся. Вообще он был, похоже, из тех неразговорчивых типов, которые предпочитают не разбрасываться словами, оставляя скупым жестам, интонациям и мимике выражать свою реакцию.

Чарис:
- Да, конечно, спасибо, - невпопад заладила эльфийка, руки которой заметно дрожали. То ли от прилива адреналина, то ли по какой-то другой причине. - Мне надо подобрать оружие, - спохватилась она, лихорадочно шаря глазами по снегу в поисках метательных ножей.

Харфомос:
Харфомос остановился, услышав Теля, и через плечо на всеобщем ответил:
- Ты не собираешься в лагерь?

Молки:
- Аай. Так откуда ты?

Тельраан:
- Я обещал тебе помощь. В свете последних обстоятельств, это может оказаться медвежьей услугой, но я всё ещё её предлагаю. Оцени для себя риск, - откликнулись Харфомосу.

Харфомос:
- Я не отказываюсь, - безэмоционален был ответ, а Харфомос возобновил движение.

Мелха:
Мелха, тем временем, отошла ненадолго и вернула меч в ножны. Потом, приветливо махнув рукой Чарис, приблизилась к Амридаару и спросила на своем:
- Что ты имел ввиду?

Харфомос:
- К очищению наших собратьев. Ты еще не забыла свои аукенайские практики? - голос дренея стал поживее, а сам он скосил взгляд на Мелху.

Борода:
Медвед, услышав про медвежью услугу, насторожил уши.

Чарис:
- Оттуда, - рассеянно махнула рукой Чарис в сторону холма, с которого они с медведем не так давно, но так впечатляюще спустились. И бросилась к тому месту, где в снег упал отбитый ударом квалдира метательный кинжал.

Тельраан:
И тогда Тельраан двинулся за Харфомосом, напоследок бросив всего один любопытствующий взгляд в адрес новоприбывших, эльфки и её медведя.

Молки:
- Священная роща нимф? - по-своему поняла дренейка. Молки оглянулась с рассеяностью, свойственной разогретым колдовством арканистам, которых мало трогают улыные пейзажи и бесчисленные жертвы. - Я слышала, ваш род оттуда ушел.

Мелха:
Мелху как током шибануло. Она глянула на Амридаара исподлобья.
- Ты думаешь, у нас получится?

Харфомос:
- Я знаю, - твердо ответил тот, - но мне нужно, чтобы ты была готова. Собери Свет, я его тебе дам. Вспомни молитвы.

Чарис:
Чарис довольно споро разыскала кинжалы в снегу. Оглянулась на рыжую дренейку.
- Ушли, да, - кивнула. - Я тоже ушла... Сбежала, - глупо хихикнула, вытирая кинжалы о куртку и пряча в рукава.

Мелха:
Воздаятельница могла бы поспорить с ним, но не стала: Амридаар наверняка знал, что молитвы она помнит едва ли не лучше своего имени.
- Хорошо. Сейчас?

Молки:
- От рода или нимф? - без лишней подозрительности уточнили у беглой.

Харфомос:
Тот в ответ прикрыл глаза и покачал головой.
- Вернемся в лагерь, устроим Мора, - дереней скосил взгляд на человека, - пока Тельраан или Молки буду разведывать волноловы, мы будем готовиться. Разберемся с духом, если он сунется. Потом проведем ритуал.

Молки:
- Похоже квалдиры сбили с тебя торопыжество. - удовлетворенно кликнула из-за амридааровой спины Молки.

Харфомос:
- Не они, - через плечо возразил Харфомос, но дальше разжигать спор не стал.

Тельраан:
Пока Харфомос объяснял детали плана, вспомнивший о своём прирученном валуне Тельраан взялся на ходу высвистывать питомца, рассеянно оглядываясь по сторонам. Тот, естественно, сбежал в укрытие ещё при появлении разгневанного элементаля воздуха, и шаман его в том не винил.

Чарис:
- Нимфы меня не обижали, - хмыкнула Чарис, подходя к своему медведю, потрепала его по загривку. - Иди туда, делай так, делай то, не делай это, - произнесла она не своим голосом, явно кого-то передразнивая и сплюнула в конце. - Сами пожили по 10 тысяч лет, а нам теперь что? Я тоже мир поглядеть успеть хочу. А он большой, да.

Молки:
- Иди на восток, в Моа'ки. Калу'ак хороший народ. Оттуда ходят корабли. - Молки сузила плечи, не обременяя эльфку лишними вопросами. - Мы слышали, Круг прислал в рощу друида. Надеюсь не из-за тебя?

Чарис:
Чарис коротко хохотнула:
- Кому я надо? Сдохну и никто не вспомнит!
Эльфийка бросила взгляд на дренея, что уносил человека, дернула медведя за шкуру, приказывая идти за собой и побежала по снегу вприпрыжку:
- Эй, рогастенький, давай помогу? На медведе то оно быстрее будет, а?

Харфомос:
Харфомос притормозил и скосил взгляд на эльфийку. Платок надежно скрывал лицо дренея, но приподнятая бровь выдавала.
- Я могу нести его так, чтобы рана оставалась недвижимой, - Харфомос выдержал паузу и склонил голову набок, - медведь сможет его так везти?

Харфомос:
И не дожидаясь ответа белокожий продолжил ход.

Молки:
- Прости, если буду с тобой честна, но я не хочу стать той, кому придется защищать тебя от Круга. Их репутация просто ужасает. Если это устраивает тебя, будь. - цокнула языком заклинательница. - Скажу то же о местных духах. Нам слишком дорого стоило их понимание, чтобы мы защищали тебя от них или их от тебя. Если это устраивает тебя, будь.

Чарис:
- Если на него залезу я и буду держать, то да, почему нет? Он не такой уж и большой, - кажется, дренейку эльфийка попросту не слушала, или пропустила ее предупреждения мимо ушей, поглощенная попытками быть хоть в чем-то полезной.

Тельраан:
- Не забудь ещё разок предупредить гостью нашего лагеря о том, что на нас в любой момент может вновь упасть разъярённый стихийный дух с ворохом пакостей за пазухой, - озаботился, выгибая брови, шаман. На хорошем и чистом всеобщем.

Молки:
Молки не стала настаивать, ушагав вперед.

Харфомос:
Харфомос, кажется, намерение эльфийки уловил, качнув головой и ответив:
- Дождись, пока не придем в лагерь.

Чарис:
- А кто его разьярил? - расстроилась эльфийка, что и тут ее отшили. Мало того, что в заварушке оказалась практически бесполезна, так и тут... Тяжело вздохнула, плетясь следом за паладином и являя собой эпическое полотно "никто меня не любит".

Харфомос:
- Наш шаман, - ответил за Тельраана белокожий отшиватель, - дух с чего-то решил, что шаман ему должен.

Чарис:
- Шаман? - глаза эльфийки, устремленные на Теля, округлились, в них читался детский восторг. - Настоящий шаман?!

Харфомос:
- Палочку дать, чтоб потыкать? - с усмешкой ответил Харф, скосив на эльфийку взгляд.

Чарис:
- Нельзя тыкать шаманов! - оскорбилась за шамана эльфийка. - Они могучие. И хорошие! Вот!

Харфомос:
- Тыкать можно кого угодно, - хмыкнул дреней, вернувшись взглядом на путь до лагеря.

Чарис:
- И если злой дух вернется, он обязательно нас защитит, вот! - закончила свою мысль ушастая, довольно улыбаясь.

Харфомос:
- Злой дух в первую очередь вернется из-за него.

Мелха:
Мелха слушала какое-то время, а потом замолкла совсем и, кажется, замкнулась в себе. Амридаар мог понять: концентрируется и готовится. Затем все-таки ответила на эльфкино искреннее восхищение: - Вряд ли защитит, если не договоримся или не замолим грех.

Чарис:
- А... Но... - растерялась эльфийка. - Если не договоримся - мы ему наваляем! Вон мы как этим... Наваляли!
Медведь плелся следом за "хозяйкой", не встревая в разговор, а полярная сова нахохлилась на его спине и чистила перья.

Мелха:
Воздаятельница только кривовато улыбнулась.

ID: 18506 | Автор: Dea
Изменено: 20 апреля 2016 — 22:16

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
19 апреля 2016 — 7:09 Kypetc

Ох уж этот спам.

19 апреля 2016 — 15:56 Dea

Массовая рассылка коммерческой и иной рекламы или подобных коммерческих видов сообщений лицам, не выражавшим желания их получать? Где?

19 апреля 2016 — 16:29 coolkawam2

Демагогию-то зачем разводить? Как будто тут кто-то не знает, что у этого слова не одно значение.

19 апреля 2016 — 16:51 Explosions of life! BabzaBloom

Действительно, го лучше посоревнуемся в "кто умнее обзовет флуд".

19 апреля 2016 — 16:53 Dea

Затем, что альтернатива может ранить чувства.

19 апреля 2016 — 18:16 Charis
Ох уж этот спам.

завидовать нехорошо Ж)
могут вырасти волосы на ладонях