Драконий Погост Драконий Погост: Пополнение (14)

Молки
Мелха Сеил
Эрофем
Тельраан

Харфомос:
Как только спальники, полатки и прочая туристическая утварь, которую они с собой таскали, была готова принять в свои объятия первых спящих, Харфомос из лагеря ускользнул. Не совсем молча, хмыкнул Кхисгаре что-то про то, что скоро вернется. И поспешил, пока та не разразилась руганью.
Выйдя во дворик он после секундного промедления направился к арке, через которую компания вошла, и остановился за ней. Призраки его не особо смущали, хотя от их невидимых взглядов было не по себе. Но, подобные мысли отринув, дреней поднял правую руку и потер большим пальцем кольцо на безымянном, что-то прошептав. Кольцо отозвалось бликом в драгоценном камне и тонкой нитью арканы, улетавшей в неведомые дали. Затем Харфомос принялся ждать, направив камень перед собой.

Мелха:
Кристалл загорелся изнутри; свет в нем преломлялся причудливым калейдоскопом, пока не ударил лучом ввысь. Луч потускнел и разделился на тысячи других, сквозь которые рисовался знакомый силуэт. Все те же широкие рога с фигурными засечками, те же украшения, тот же доспех - костяной, который был в почете на Килкори...
"Здравствуй".
Голос Мелхи был ее и не ее одновременно; он переливался неестественным звоном. Голограмма не была идеальна.

Харфомос:
Дреней ответил не сразу, цепляясь взглядом за знакомые детали. Ему было все равно на качество голограммы, потому что подгоняемый ей образ Мелхи явственно встал перед глазами со всеми ее мелочами, как Харфомос и запомнил. Наконец легкая и даже облегченная улыбка заиграла на белоснежном лице.
- Как ты? - Неоригинально поприветствовал ее Харфомос, склоняя голову набок.

Мелха:
Мелха вымученно улыбнулась и посмотрела по сторонам так, как будто боялась увидеть кого-то ненавистного.
"Не жалуюсь. Мать не оставляет попыток вернуть меня. Помнишь, что ты сказал мне во время нашей последней встречи?"

Харфомос:
- Что дом наш позабыт и умирает.
Он безотрывно смотрел на Мелху, но улыбка с его лица исчезла, а взгляд сделался печальным. Он снял капюшон, зацепив рогами за прорези, и развязал покрывающий шею платок. Холодный ветер не преминул напомнить Харфомосу, где тот находится, заставив дернуть придатками.
- Что я не сказал, так что это неважно, - тень улыбки снова промелькнула на его лице.

Мелха:
Голограмму покорежило слегка - где-то на том конце аркана бушевала бурей.
"Я уже не на Дреноре. Он не стал мне домом, ты был прав... Те, кем могли стать я и моя сестра, справляются сами. Им не нужно еще одно напоминание о том, что может случиться, если..."
Мелха замолчала и опустила голову. Сдвинула плечи. Сразу перестала быть той Мелхой, которую помнил Амридаар.
"Ты уже в Тундре? Я отправляюсь туда".

Харфомос:
- В Погосте, - поправил ее Харфомос, выгнув бровь, - Идрис решил, что мы вдвоем не справимся, или ты истосковалась сильнее, чем я?

Мелха:
"Я избегаю Идриса. Ты знаешь, что мать не из тех, кто не сможет его расколоть, знай он обо мне... Так что половина второго и половина другого. Я ищу двух потеряшек. Дренейки, воздаятельницы, идеальный продукт Чертога. Я знала их и намереваюсь найти если не их самих, то хотя бы подтверждение о том, что они живы."
Тут Мелха хлопнула себя ладонью по лбу.
"Святые наару, что я несу... Почему я еще не сказала тебе, что скучаю? Что просто хочу видеть тебя, как раньше, рядом, а не голограммой из кристалла?"

Харфомос:
- Ты несешь профессиональщину, - усмехнулся Харфомос и вздохнул, - это что-то, что из тебя не выжечь никогда и ничем. Ладно... Я рад. Ты мне нужна, Мелха, и мне еще предстоит извиняться.
Харфомос умолк и опустил голову, уставившись куда-то себе под ноги. Спустя пару молчаливых мгновений он наконец поднял взгляд на Мелху и продолжил:
- Но с этим успеем, когда ты прибудешь, - его лицу возвращалось непроницаемое выражение, а голосу привычная сухость, - я не сообщил тебе подробностей, потому что сам их не знал. Я тоже ищу близнецов, а еще их командира. А еще группу, которую искали они. А с ними матрицу защитных орудий Беллаха, опционально. И со мной этим занимается Молки.

Мелха:
Мелха улыбнулась: ей всегда нравилось, что Амридаар ее понимал - со всей ее неуклюжестью в том, что даже обыкновенному ребенку близко и понятно.
"Что ты знаешь про них? Я - только то, что они мои хорошие знакомые, и что у них проблемы".

Харфомос:
- Я знаю, что они скорее всего мертвы, - хмыкнул Харфомос и покачал головой, - прости. Суть в том, что близняшек послали за отрядом, который сгинул тут в Час Сумерек, и сейчас все выходит так, что этот первый отряд спаялся в позорную абоминацию. Волноловом убивая культистов из Молота. Близняшки перестали выходить на связь вскоре после высадки, а поганище все еще существует. Предположу, что они встретили, но не одолели его. А вот что случилось дальше, я не представляю. Возможно, убиты, - дреней выдержал паузу, давая Мелхе время переварить информацию, - но с ними был Археон, а он стар и опытен, бывший экспедиционер. Если он так же убит, все куда хуже, чем я предполагаю. Если он жив, то скорее всего сохранил и сестер.

Мелха:
"Если их учили тому же, чему и меня - а мать быстро связалась с Идрисовой евгенической программой как независимый эксперт по созданию идеальных воздательниц - то... Хуже, чем убиты. Я никому не пожелала бы такой участи. Поэтому я так за них переживаю".
Мелха покусала с мгновение губы и продолжила: "Археон... Знакомое имя. То есть, ты предлагаешь искать не их, но его?"

Харфомос:
- Да, - кивнул дреней, - они нестабильны, и это их первое серьезное дело. Археон же, с другой стороны, - ответственный исполнитель, который всю жизнь водил отряды по чужим мирам. Если мы найдем его живого, найдем и сестер. Если найдем мертвого, то пытаться искать и возвращать их безнадежно. Хотя попытаться все равно придется.

Мелха:
"Он оставил какие-то следы? И как мне найти вас?"

Харфомос:
- Никаких, и это странно. Сейчас мы в Покое Звезд, это, - Харфомос прервался и обвел взглядом руины перед собой, - древний могильник высокорожденных на юге Погоста, западнее Моа'ки и Инду'ле, восточнее волноловов. Побережье тут оккупировали эфириалы, и завтра мы скорее всего пойдем с ними беседовать, потому как Молки опасается, что они могли наложить лапы на волноловы, аберрацию и уцелевшее имущество пропавших отрядов. Сколько тебе еще добираться, и где ты планируешь высаживаться?

Мелха:
"Совсем не странно. Если я правильно оцениваю умения Археона, то могу сказать с точностью: мудрецы вроде него знают мир достаточно хорошо, чтобы он позволял им пропадать и появляться по доброй воле..."
Чужая женская рука передала Мелхе карту, и темные глаза воздаятельницы забегали по извилистым дорожкам маршрутов.
"Я сейчас у Даларана. Надеюсь, у меня будет возможность лететь в Погост на птицах".

Харфомос:
Харфомос зацепился за руку сразу же, как та появилась в кадре, и хмурым взглядом проводил ее, когда исчезла.
- Если так, то отправляйся прямиком в Покой. Мы разбили лагерь на веранде у двора, ты должна будешь увидеть его сверху. Мы скорее всего будем уже на берегу или у волноловов сдаваться эфириалам в рабство или истекать кровью, но ты меня вызови. В лагере по идее останутся двое - син'дорай и полуорк. Первого зовут Селинар, вторую Кхисгара.

Мелха:
Мелха никогда не была особенно наблюдательной - тем более, если это касалось взглядов, намеков и подтекстов - и просто свернула карту.
"Хорошо. Вам нужно что-нибудь из города? У меня есть немного золота".

Харфомос:
- Нет, но.. - Харфомос опустил взгляд на миг, задумавшись, - ты можешь узнать, кого заинтересует независимое исследование волноловов, результаты последних наблюдений за ними. Почти готовый труд у нас уже есть, специалист тоже.
На этом дреней умолк, принявшись молча смотреть на Мелху. Он обвел ее взглядом с ног до головы и постепенно опять начал тепло улыбаться.
- Не знаю, на что я рассчитывал, когда вызывал тебя, - он усмехнулся и покачал головой, - но точно не на это. Я люблю тебя, Сеил.

Мелха:
"Я думаю, у магов есть покупатели. Загляну к ним, договорились".
Мелха опустила пергамент и улыбнулась - одними уголками губ, робко и очень тепло. "Все равно хотела связаться с тобой, но мне не хватало силы духа... Я тебя тоже люблю. Но скажи мне это, когда встретимся, хорошо?"

Харфомос:
- Ладно, - почти игриво ответил Харфомос, - а сейчас нам обоим, я полагаю, пора. Не затягивай.
И уделив еще миг на любящие взгляды дреней отключился. Сразу вернулась реальность, с ее пронизывающим ветром, снегом, ночным мраком и огромным количеством проблем, завтрашних и не только. Ему не хотелось все это впускать, но по счастью, был еще один способ отвлечься.
Простояв в предвкушении встречи еще пару секунд Харфомос двинул назад во двор. Повязал по пути платок, а вот тулуп наоборот снял и положил на один из узорчатых валунов. И выйдя в центр двора дреней приступил к своим ежедневным упражнениям. Минута на вдохи и выдохи, заглушить собственный фон, чтоб не смущать духов, а затем была тысяча и один удар в воздух, доведенные до автоматизма.

*

Молки:
Молки прошлась по руинам и вернулась к тем, кто был готов слушать охренительные истории. Историей этой ночи был тот факт, что все противники Шаэлара и его идеи получить эфирные тела своевременно получили тела каменные, а как только Селинар покинул Покой, были забраны эфирными духами. Последние выигрывали время. Для чего-то. Истории рассказыались тихо. С оглядкой на духов.

Тельраан:
- Вот поэтому я бы и хотел поговорить с эфириалами перед тем, как идти к волноловам. Но задание ваше, решать вам, - коротко резюмировал шаман. И, с лёгким поклоном извинившись перед присутствующими, отошёл в сторону - выбирать точку для очередной медитации.

ДМ:
- То есть... - заморгал синдорей. - Я имел основания думать, что первые статуэтки достались приближенным Шаэлара. Вы хотите сказать, госпожа Молки, что мой предок подстроил добровольное заточение недругов? Но почему они согласились на камни, зная, что есть лучший способ провести посмертие?
Селинар помолчал, прежде чем выдать единственное логичное предположение.
- Они не знали.

Молки:
- Выходит, что так. Я всё еще согласна с тем, что с эфириалами нужно поговорить, как бы там ни было. Но если нет, мы окажемся между двух огней и нам придется бежать или положиться на "молодых" духов. Что скажешь, Селинар?

ДМ:
- Вы хотите, чтобы я пошел с вами, а не вернулся в Ундуле? - уточнил самый застенчивый Похититель Солнца в мире.

Молки:
- Мы можем говорить на ты хотя бы после того, как ты изобразил меня, даже не попросив попозировать? - приподняла брови Молки. - Ладно, ладно, я предпочла бы услышать то, что ты знаешь о местных духах. Любые знакомства, любые секреты, всё, что может пригодится.

ДМ:
- Можно было просить?.. - длинные Селинаровы брови полезли на лоб. Он, кажется, даже слегка расстроился - такая непорочная, такая святая женщина намекает на развратность! Пришлось как можно скорее менять тему.
- Я считал очень лестным, что со мной всегда, или почти всегда, говорит сам Гаэрсвальдин Шаэлар. Теперь мне кажется, что меня просто ограждали от разговоров с лишними... а лишние считали меня доверенным членом семьи и не искали встречи. Ну... если подумать... Шаэлар как-то оговорился, что ему досаждает супруга, и так, что ее пришлось запереть ограждающей магией в отдаленной части склепа.

ДМ:
- Вот вредный хер, - откомментировала с лежанки Кхисгара.

Молки:
- По-про-сить... даже не знаю, что бы я ответила тогда. В Моаки, где кругом шкуры да кости. Зная тебя хуже, чем сейчас. Аай, я могу подумать об этом в Даларане. Просто потому, что узнала тебя достаточно хорошо.
Молки совершенно сжалась, покачиваясь на месте и водрузив подбородок на скрюченные руки.
- Придется сходить. Тельраан мне наверно не откажет. Кхисгара?

ДМ:
- К бешеной привиденихе через колдунские ловушки? Ну-уу... Может, я сверху посторожу? - покривилась полуорка, пока синдорей краснел, бледнел и предсказуемо не находил слов.

Молки:
- Поняла-поняла. Хотя ловушки я скорее всего найду... высокорожденные колдуют грубо. Да что с тобой творится, Селинар? Заточенная жена это всё?

ДМ:
- Она приходится старшей матерью Халису, - Селинар не без труда переключился на вопросы родословной. - Бабушкой. Этот термин в те времена совсем не употреблялся.

Молки:
- Не знаешь, в каких они были отношениях?

ДМ:
- Боюсь, Халис в восторге от своего деда, и под его влиянием вряд ли мог проникнуться чувствами, - покачал головой Селинар.

Молки:
- Ладно же, подумаем об этом завтра. - это звучало вердиктом. Котелок был вычерпан, Молки поползла в логовище. Дремать.

*

Мелха:
..Мелха была из тех людей, которые не бросают пустые обещания на ветер - и поэтому уже к утру следующего дня нарисовалась на месте встречи - как всегда сияющая, высокая и внушительная.
Цель воздаятельницы была предельно проста - найти если не Амридаара, то Селинара или Кхисгару.

Харфомос:
Благо, искать долго не приходилось, потому что все как были в лагере, так пока в нем и оставались. Разве что заметить лагерь с воздуха могло быть трудно, но для этого был Харфомос. Отоспав свои положенные четыре часа и наскоро перекусив он вывалился во двор. Не только для того, чтобы утренне позаниматься и набрать хворостинок для костра, но еще чтоб караулить Мелху. То и дело сияющие глаза обращались к небу, а сам дреней был отвлечен и непривычно взволнован.
И нетерпение было вознаграждено. Стоило только гиппогрифьему силуэту показаться в небе над руинами, как Харфомос застыл и выцепил его взглядом. Так и вышло - дреней оказался в паре метров от приземлившейся Мелхи и был неподвижен, пока та спешивалась. Его лицо закрывал платок, но скулы выдавали улыбку.

Молки:
За его спиной маячила и Молки - почти такая же, как в прошлый раз. Крепкая, прижимистая, с чуть напряженным и внимательным взглядом над линией багряного шарфа и одним нарисованным на лбу глазом-тилакой. Более ухоженная... более цивилизованная. Может быть, Мелха была еще одним камео из злых времен. Может быть, Молки умела горевать одной вещи два раза. Может быть, нет, но как бы там ни было, Молки умела скрыть что угодно.
- Мелха. - бывшая послушница махнула, не отрывая взгляда. Тот случай, когда важна каждая деталь, не так ли?

Мелха:
Воздаятельница распахнула руки вширь; там, под доспехами из кости и кристаллов, все еще были жилы. Мелха не изменила привычке аскетствовать даже тогда, когда это не было нужно. Когда этого не требовали ни Чертог, ни строгая мать.
- Значит, так, ребята. Меня не хватит на двоих, так что обниматься по одному. Кто первый?

Молки:
- Аай, уступаю.

Харфомос:
Первый так и так получался Харфомос. Не говоря ни слова он двинул вперед, на ходу опуская платок, и сграбастал воздаятельницу в объятья. Крепкие, словно неведомые ветра вот-вот норовили ту унести. И будто того ему было мало, а диким местам - отсутствие приличий, дреней Мелху поцеловал, так же крепко, и своими придатками потянулся к ее.

Мелха:
И она ответила на поцелуй, отодвинув мысль об уместности и манерах на задний план. Молки, наверное, все равно знала. У нее был к этому талант.
"Я люблю тебя", говорил язык ее тела, непонятный азеротцу-чужаку.

Молки:
Может быть и так. Когда дошло до её очередь, зенкарка только замерла напротив бывшей попутчицы, с пристальной внимательностью читая ту суженным взглядом и коснулась её плечей, склонив голову к чужой щеке.
- Успеваешь на утренний чай. - Мелху повели знакомиться с непонимающими чужаками.

Мелха:
Мелха повелась. Молки могла заметить, как жадно ее взгляд смотрел на Амридаара, и как неохотно она покинула его объятия.
- У вас тут есть чай? Чудеса.

Харфомос:
Не то, чтобы ему самому хотелось ее отпускать. И не отпустил же - мелхину руку Харф держал на протяжении всего пути до лагеря. А пожирать ее глазами у него выходило едва ли хуже, разве что не так выразительно.
Дойдя до веранды дреней поочередно представил всех, кто там находился, кивая на каждого:
- Кхисгара, наш проводник, Селинар, наш наниматель. Покупателя ты искала ему. И, наконец, собрат Тельраан, тут по делам Лиги.

Мелха:
- Мелха Сеил, - представилась воздаятельница и изучила лицо каждого - особенно Кхисгары. Было в полуорке что-то, что сразу же привлекло взгляд дренейки, - И если уж говорить о моих поисках, я действительно его нашла. Расскажите об обстановке.

Харфомос:
Харфомос отпустил руку воздаятельницы, отпуская ту искать себе свободное место присесть. Сам остался стоять, хотя взгляда с нее не сводил.
- У нас есть волноловы на западе, и наши мертвые братья там. У нас есть эфириалы на юге, которые могли наложить на все лапу. И, наконец, тут у нас есть духи и их интриги.

Молки:
Чай у Молки был. С салом, какой пили рангари в северных горах. Почти легкий суп, а не чай.
Пояснения прилагались. Вот духи, что здесь живут, а южнее действительно эфириалы. Между собой у них сговор. Если повезет, дел не будет ни с теми, ни с другими, однако южнее, у волноловов бродит мана-абберация из троих сгинувших тут дренеев. Потеряли не только себя, но и имущество. Жаль. Абберацию Харфомос хочет убить, имущество - получится, вернет. Если духи с эфириалами наложили на что-то лапу - не удивимся.

Мор:
Притаившись неподалеку, наблюдал за происходящим. Догнать группу было не трудно: Что может быть проще идти след в след? Особенно когда идешь на легке, не думая о таких вещах как провизия и вода. Их всегда можно одолжить у впереди идущих.

Харфомос:
- И будем возвращать, - кивнул дреней, - в приоритете жетоны, опционально кристал.

Молки:
И лучше мирно. Начальство - известно кто наше начальство - врядли одобрит ссору, но как знать.
- Если доберемся до волноловов, а местные будут мешаться, лей-узел можно использовать для дальней связи. Дадим им поговорить.

Мелха:
Мелха слушала молча, безо всяких "ууу", "ооо" и "ааа".
- Этому месту чертовски нужен хороший воздаятельский отряд, который выжег бы всю эту погань раз и навсегда. Абберация - это те близняшки и их проводник, о которых я спрашивала вчера?

Харфомос:
- Тут было два хороших отряда, - покачал головой Харфомос и сложил руки на груди, - нет, я ставлю на то, что аберрация это первый отряд. Но пока мы не знаем наверняка. Что подводит нас к тому, может ли Тельраан или Молки использовать дальнее зрение.

Молки:
Кстати, это был Тельраан. Он счас правда досыпал, потому как караулил последним. Тельраан был шаман и вроде бы искатель знаний, археолог, якобы в восточном археологическом обществе. Так или иначе, мог заставить духов следить за разными вещами, это было известно.
- Я прихватила с собой оптику, так или иначе.

Харфомос:
- Тогда это первое, что мы сделаем. Посмотрим на волноловы.

Мелха:
- Почему он еще не сделал этого? - строго вопросила Мелха.

Молки:
Был наконец еще один соня, нежного сложения эльф Селинар. Этот обещал использовать арканометр и вообще следил за волноловами давно.

Харфомос:
- Не успел, - мягко ответил Мелхе дреней и пожал плечами, - вчера мы окунались в придворные интриги местных мертвецов. Все конкретные действия были перенесены на сегодня.

Мелха:
- Почему вы вообще с этим разбираетесь? - не прекращала удивляться Сеил, метя глазами то на Амридаара, то на Молки, - Чем вам дались эти интриги?

Молки:
- Ничем... уже.

Харфомос:
- Эфириалы собрались дать духам тела, - не разделил скрытничество Харф, - все упирается в вопрос, наложили ли они лапы на волноловы и как сильно могут нам мешать.

Молки:
- Дела с эльфами были у него. - указали Мелхе на спящего эльфа. - Но уже нет. Харфомос прав. Вся речь о том, не окажутся ли эфириалы... слишком собственниками. Вчера я попыталась убедить нескольких местных духов помогать нам с информацией в обмен на калимдорских союзников, но пока что это всё, что мы имеем, если эфириалы или их подпевалы духи решат ударить в спину, пока мы возимся у волноловов.

Мелха:
- Калимдорские союзники? О ком ты говоришь? - нахмурилась воздаятельница, - У тебя из официальных теперь друзья, Молки?

Молки:
- Я немного пожила в пустоши. - рассеяно отозвалась Молки, пряча рот за ковшиком. - Так что это не те знакомые, которых поминают с гордостью.

Тельраан:
К тому моменту, как он проснулся, в лагере стало одним дренеем больше и в два раза шумнее. Голоса его и разбудили, сонного и мало что понимающего. Только умывшись снегом, шаман наконец осознал, что второй женский силуэт ему не грезится спросонья, и осознав - поприветствовал вежливым жестом.

- Дренейская диаспора всё растёт?

Харфомос:
- Это неважно, - хмыкнул Харфомос и примирительно поднял ладони, - что за друзья и где.
А тут и Тельраан подал голос, так вовремя отвлекая от начинающегося спора. Харфомос обернулся на собрата и кивнул в сторону руин.
- Тельраан? Ты нам нужен, подымайся.

Тельраан:
- Да. Конечно, - сморгнул тот в ответ, всё ещё изучая взглядом новоприбывшую воздаятельницу и скатывая спальник, в котором спал. - Разведка, о которой мы договаривались вчера?

Харфомос:
- Да. Ты умеешь в дальнее зрение? - Харфомос одернулся, глянув на Мелху.
Той достался неизменно теплый взгляд, и дреней легонько приобнял ее за плечо.
- Это Мелха Сеил, только что... из далека. Поможет.

Мелха:
Глаза Мелхи, неяркие, без света в зрачках, сощурились и укололи Тельраана.
- Помогу. Но действовать надо быстро, а я не сильна в интригах призраков.

Тельраан:
- По тому же делу? - как-то даже не был удивлён второй дреней, щуря веки в момент обмена нежными жестами: делал, видимо, для себя выводы. - Я попробую. Нужно немного времени. Займусь сейчас, если позволите.

Что, видимо, означало "если у вас нет других насущных вопросов".

Молки:
- Не скажу, что мы сами знаем много. Те интриги, что были, уже прошли... а о новых местная "молодежь" знает только то, что эфирные платят местным телами за то, чтобы те отвлекли внимание от какой-то операции.

Мор:
Решивший что надо подойти ближе, Мор сократил дистанцию до группы.

Харфомос:
С неохотой отлипнув от Мелхи дреней вышел к костру, молча кивнув по пути Тельраану. Взгляд непроизвольно обратился к отдыхавшему после перелета гиппогрифу, заставив Харфомоса непроизвольно усмехнуться.

Молки:
Молки поднялась подкормить гиппогрифа.
- Ай, Мелха, твой красавец снят на один раз или его еще можно убедить побыть при нас?

Мелха:
- Убедить можно, - кивнула Мелха, поправляя меж делом поседевший пучок волос на затылке, - Но платить буду больше.

Молки:
- Наверно мы могли бы помочь монетой. Я подумывала над тем, чтобы открыть портал на лей-узел в Инду'ле, если всё пойдет плохо... но с гиппогрифом проще вывезти важное, да и... мы могли бы осмтреть побережье с воздуха. Поговори с ним.

Харфомос:
- Это сильно упрощает задачу, - заметил присевший у костра на корточки Харфомос, - если только нас не собьют в воздухе.

Тельраан:
Тель только покосился на появившегося Мора, молча подобрал свой дорожный мешок и ушёл чуть в сторонку - искать подходящее место для провидческого транса, где будет не так шумно. Из виду не скрывался, просто усевшись и скрестив ноги в некотором отдалении.

Следом за ним неожиданно стронулся с места и укатился один из ничем не примечательных валунов, мирно лежавших себе в руинах и покрывавшихся мхом.

Харфомос:
Харфомос молча проводил их взглядом, потирая над пламенем руки. И вскоре сам двинулся с места, уходя с веранды во двор. Не в сторону Молки и гиппогрифа, но севернее. А Мелхе был адресован короткий кивок, чтоб пошла следом.

Мелха:
Мелха немного удивилась предложению Молки - если, конечно, оно адресовалось ей: - Я не пыталась говорить с животным. Это оставьте калдореям и тем, кто ими занимается.
И, сказав это, резво встала - можно было поверить, что ее доспехи не весили ничего, - и пошла за Амридааром. Подкованные копыта только заблестели в отсветах утреннего солнца.

Молки:
Гиппогриф остался кивнушвей Молки. Она не была уверена в том, что тот и вправду... говорит... по человечески, но её должно было хватить на попытку. Или ментальную связь. Животное всё же прилетело из обители колдунов.

Харфомос:
Харфомос только скользнул по ней взглядом, удостоверившись, что действительно пошла следом. Метра четыре пути в тишине, пока они не отошли достаточно далеко от остальных, прежде чем дреней остановился перед разбитым остовом какой-то статуи. Кроме ног у той ничего и не осталось толком.
- Нам придется быть... медленнее, - наконец сказал Харф, заведя руки за спину, - мы больше не одни, и где мы с тобой выстоим, за остальных я не так уверен. Придется думать о большем количестве вещей.

Мор:
Приложив вертикально палец к губам, показал этот знак Телю и продолжил наблюдать за происходящим.

ДМ:
Происходило, в частности, утреннее растирание снегом в исполнении полуорки Кхисгары, не слишком удивленной еще одному дренею: два мужика, две бабы, все как полагается.

Тельраан:
Расположившийся поудобнее шаман, кивнувший Мору, то ли задрёмывал обратно, прикрыв глаза и замерев хвостатой ящерицей на камне под косыми лучами утреннего солнца, то ли о чём-то глубоко задумался. В какой-то мере верны были оба варианта - Тельраан погружался в транс сродни молитвенному, отрешаясь и от обыденного восприятия мира, и от понятия пространства, чтобы разумом своим, внутренним взором, охватить и объять далёкое.

В частности, окрестности волнолова.

Мелха:
- Возможно... Возможно, это причина действовать одним. Мы ведь знаем лучше, у нас есть опыт, сила, ресурсы... - Мелха говорила медленно и четко; каждое слово будто падало камнем в снег.

Харфомос:
- Нет, - покачал головой дреней и обернулся на воздаятельницу, - нам нужна помощь не только в поисках, но и чтобы отсюда выбраться. Нам еще, в конце концов, пора озаботиться полезными связями.

Мелха:
- Кому пора? - нахмурилась просветленная, облизнув губы - позже станет ясно, что сделала она это зря, - Нам с тобой или Чертогу?

ДМ:
Наверное, виной всему была аура этого места; замшелые камни Покоя Звезд молчали под снегом тысячи лет и хотели поделиться с Тельрааном историей. Дреней видел мраморный храм на берегу озера, где горели, качаясь среди кувшинок, плавучие фонари; видел плодородную долину на том месте, где сейчас было море.
Озеро было священным и лучилось мягким светом, отражая высокую белую луну.

Харфомос:
- Всем, - сухо ответил дреней и спустя миг улыбнулся, разворачиваясь к Мелхе, - но больше нам. Я не буду затирать всякую лирику вроде "и пошли они вдвоем против целого мира", но вот с их помощью, - Харф выразительно кивнул в сторону лагеря, - у нас больше шансов найти искомое и выбраться целыми. Просто надо не только их подстроить, но и самим подстроиться. Единая система, помнишь?

Мелха:
Мелха покривила губы и перекрестила руки на груди, выставив с тем ногу чуть влево. Поза была красноречивой.
- Я помню. Но я не обещаю, что, даже если я буду пытаться, я буду менее нестабильной. Понимаешь, я доверяю тебе. Я знаю, что ты... разбираешься во мне, но знаю, что они - нет. Что, если они и меня признают абберацией?

Тельраан:
Тельраан не был против историй. В особенности о тех камнях, что несли на себе отпечаток истории семьи Гаэрсвальдин. В конце концов, за этим он и прибыл сюда, а кроме того - учителя немало втолковывали ему о важности терпения и смирения, поучая, что каждый опыт общения с духами и стихиями будет оборачиваться испытанием его выдержки.

Так что он не противился, открывая свой разум видениям прошлого и позволяя им протечь сквозь себя - чтобы после продолжить свой поиск.

Харфомос:
- Если они признают тебя аберрацией, я их разубежу, - ровно ответил дреней и сделал шаг навстречу Мелхе, подойдя почти вплотную. Чуть запрокинул голову, приоткрыл рот, словно любуясь, и провел пальцами по щеке, положив ее затем дренейке на шею.
- В конце концов ты всяко не груда опаленной плоти нескольких дренеев за раз, - усмехнулся Харфомос, портя момент, - или я чего-то о тебе не знаю.

Мелха:
Мелха обняла протянутую руку Амридаара и посмотрела ему в глаза.
- Нет, в этом плане ты знаешь обо мне, пожалуй, все. Скажи, среди них нет паладинов здешней закалки?

Харфомос:
- Нет, - ответил Харфомос и прервался, чтобы снова поцеловать воздаятельницу, - я все же попытаюсь тебя успокоить.
Он подался назад, но только затем, чтобы мягко развернуть Мелху лицом к лагерю и обнять сзади, уложив подбородок ей на плечо.
- Тельраан порядочен и терпим настолько, что я бы рисовал с него анахоретские иконы. Что-то в его прошлом есть такое, что заставляет его терпеть и вникать во многое. Селинар... Син'дорай, хоть и маскируется. Ты увидишь сама, но пока поверь, что безобиднее и неказистее его на этом материке, наверно, никого нет. Кхисгара слишком проста, как топор, чтобы делать такие зловещие выводы. Ну а Молки... ее ты знаешь, она ничем не лучше нас с тобой. Так что если ты не сотворишь какую-нибудь запредельную дикость, бояться нечего. А сотворить запредельную дикость не дам тебе я. А теперь пора возвращаться и делать дела.
Харфомос отстранился опять и вышел вперед, увлекая Мелху за собой. Свободной рукой дреней натянул платок на лицо и поправил капюшон, и сделав над собой определенное усилие вернул непроницаемый взгляд.

ДМ:
Череда видений продолжилось, и теперь было трудно понять, где прошлое, а где настоящее. Тельраан видел, как озеро мелеет после Раскола; как над его опустевшим кратером поднимается платформа волнолова, как случается взрыв, накрывая фигурки на суставчатых дренейских ногах.
Неведомая сила сжала их, будто мокрую глину, и миру явился монстр.
Магия бушевала. Осколки камня с гаснущими на глазах рунами летели во все стороны. Оставляя сияющий след, пронесся и сгинул далеко-далеко в лесу бледно-розовый, раскаленный от сконцентрированной силы кристалл. Северо-восток.

Мелха:
А Мелха, в свою очередь, подняла руку и легко поскребла пальцами по подбородку Амридаара. Лагерь, живший своей жизнью едва ли не в другом мире, мало ее интересовал.
- Успокоил. Как всегда.

Когда они вернулись к месту отдохновения, лица обоих были крайне каменны.

Молки:
Довольного вида Молки успела достичь взаимопонимания с гиппогрифом и теперь помогала тому освободиться от намешавшегося в полете седла.

ДМ:
- Если надумали чикибрики, - встречала дренейскую пару Кхисгара, уже одетая в свои меха, - то лучше спрячьтесь где потемнее. А то ходит тут, смотрит. Думала из кустов выволочь, но заленилась.

Мелха:
Мелха сначала покривилась и только потом выбросила вымученную шуточку: - Мы слишком прекрасны, чтобы чикибрикиться в темноте. Так что ты из скотины вынула, Молки?

Харфомос:
- Хотим, но сейчас есть дела поважнее, - невозмутимо ответил полуорке Харфомос и отлипнув от Мелхи кивнул на Тельраана, - как успехи там?

Молки:
- "Скотину" зовут Ишваррой. - отстраненно осведомила бывшая послушница. - И Ишварра будет летать для нас даже над побережьем, если ты не будешь пытаться его съесть.

Мелха:
- А я пыталась? - оскорбилась до глубины души Мелха.

Тельраан:
Шаман перебирал картины прошлого, как жемчужные бусины, нанизывая их на нить своей памяти и упорядочивая. Позже он вернётся к мирным видением прекрасного подлунного храма, среди колонн которого видел проходящие и тающие тени высокорождённых. Пока что последнее, что ему нужно было - это увидеть настоящее волнолова, чтобы удостовериться, что тварь ещё там - и может быть узнать, чем наполнены её дни.

После этого можно было возвращаться к своим с докладом.

Молки:
- Он не исключает возможности.

Мелха:
- Вот гад.

Харфомос:
- Ай ай, - покачал головой Харф, все еще искоса глядя на медитирующего собрата, - он ел?
Вопрос, кажется, был про Тельраана, но Харф никаких уточнений не сделал ни жестом, ни голосом.

Молки:
- Не видела.
Вопрос и правда был риторический. Накормить гиппогрифа за пару минут было бы нелегкой задачей.

Мелха:
- Я кормила тем, что дали в Даларане по расписанию. Не знаю, что ему не нравится.

Харфомос:
- И сел медитировать на пустой желудок? Кхисгара, - дреней обернулся на полуорку и потопал к костру, - у нас же осталось, чем его накормить?

Молки:
Молки только кивнула на Тельраана. Не едок наверняка был он. Или, возможно, он не нравился?

Мелха:
Мелха догадалась и только развела руками. - Я взяла припасов сверх меры из Даларана. Если совсем нечем - отдам.

ДМ:
Тельраан хотел узнать, чем наполнены дни аберрации, и узнал - словно с головой окунулся в дрянное болота, без воздуха и света, с грызущим изнутри голодом. Выныривать было тяжко.

ДМ:
- Во, ее ешьте, - согласилась Кхисгара, ткнув пальцем в Мелху. Наверно, имела в виду "ее припасы", хотя кто этих зубастых знает?

Харфомос:
Харфомос как раз вернулся от лагеря, когда шаман вернулся в реальность. Что бы он там не видел, перед глазами стояла картина не менее жуткая: Харфомос, с суровым видом протягивающий какой-то сморщенный овощ.

Мелха:
Мелха прищурилась и шутки Кхисгары не оценила.
- Молки, ты когда расседлывала гиппогрифа... то есть, Ишварру, куда сложила седельные сумки? Словом, еда там.

Молки:
За сумками далеко ходить не пришлось.

Тельраан:
Выдравшийся из исключительно дрянного мироощущения аберрации Тель, упёршись взглядом в Харфомоса, от неожиданности чуть с облюбованного валуна не слетел. Проморгался, что-то всё-таки понял, поблагодарил и самым озверелым образом впился в овощ.

- Пойдём... расскажу при... остальных, - от жадности речь звучала несколько невнятно - сложно разговаривать, когда клыки по дёсны утоплены в чём-то.

Харфомос:
Харфомос удовлетворенно хмыкнул и отошел в сторону, освобождая Тельраану путь до лагеря.

Мелха:
Воздаятельница смотрела на шамана издалека: беспристрастно, без заботы. Как там: сломанный инструмент необходимо починить?..

Тельраан:
Когда они притопали, прожевавшийся к тому моменту дреней обстоятельно посвятил сборище в детали своих видений. Про архитектуру опустил, впрочем.

Харфомос:
- Значит, тварь на месте, - то ли уточнил, то ли резюмировал Харфомос, - а эфириалы?

Тельраан:
- Эфириалов не видел. Или они скрыли своё присутствие.

Харфомос:
- Это возможно, - кивнул белокожий дреней и обвел взглядом остальных, - и теперь мы знаем, в какую сторону отправился камень. Что будем делать с берегом? Отправим птицу, попросим Тельраана еще раз взглянуть?

Молки:
- И это всё усложняет. - Молки хмурилась. - Найти его по излучению, не зная сигнатуры... сразу нет. Духи могут сказать больше.

Мелха:
- Он помрет, если еще раз попробует, - с пренебрежением заявила воздаятельница. - Давайте птицу. А на птицу посадим того, кто умеет выслеживать предметы такого типа. Что касается духов - разве ты не сказала, что уже ничего от них не надо?

Харфомос:
- Оставьте пока кристалл, - качнул придатками Харфомос, - сперва надо обозначить судьбу воздаятелей и избавиться от аберрации.

Молки:
- Духи, с которыми общается Тельраан. - пояснила Молки. - Не местные.

Молки:
Насчет абберации возражений не было.

Тельраан:
Тельраан задумчиво покусывал кончик придатка и молчал. В конце концов, это было не его заданием, и он не имел, чего вставить по вопросу. Отвлёкся, только чтобы пояснить для Молки:
- Восхитительная, все духи, с которыми я общаюсь - местные. Я не ношу их с собой. Просто их множество, и все различны.

Харфомос:
Коль скоро больше ни у кого не было других пояснений, внезапных идей или возражений, было объявлено выступление к волноловам. Молки берет линзы, Тельраан берет себя, Харфомос берет Мелху, а Селинара никто не берет, потому что пусть спит. Кхисгаре же досталась почетная роль няньки.

Молки:
Для осмотра местности Молки решила взять не только линзы, но и гиппогрифа, дав ему немного времени для послеполетного отдыха.

Мелха:
Мелхе не потребовалось готовиться ко взятию долго: доспехи на ней уже были, меч она и не вынимала из ножен, а святость - ну так она всегда с ней.

Молки:
Кхисгаре и Селинару оставили кристалл для подачи магического сигнала. На случай неожиданностей.

ID: 18503 | Автор: Dea
Изменено: 19 апреля 2016 — 5:21