Драконий Погост Драконий Погост: Несломленный (11)

Молки
Тельраан
Эрофем

Харфомос:
С висевшей в воздухе мыслью, что в Инду'ле было потрачено достаточно времени, были согласны если не все, то большинство. Потому были обсуждены финальные планы, согласован маршрут, и наставала пора собирать вещи в дорогу. Прямым ходом до руин, минуя и древо, и оленьих баб, так любимых сердцу проводницы. Идти приходилось налегке, потому что сани с люторогом в густом лесу были не лучшей идеей, и к недовольству Кхисгары их пришлось оставить в деревне. Тельраан же вскоре после итоговых обсуждений отправился в лес разговаривать духов, и поклажу стали распределять без него. Останется перед своей долей груза, как перед фактом.

Неизменно бывший налегке Харфомос в этом плане выглядел несколько выгодней. Ножны с кинжалом он переместил на левое бедро, а из внезапно новых вещей выяснились только старая карманная карта времен нордсколькой кампании, да широкое кольцо цвета слоновой кости с плоским бирюзовым камнем. Обе вещицы были выужены из широких штанин, карта отправилась в одну из сумок, колечко уместилось на безымянном пальце правой руки. А сам Харфомос выражал готовность нести самое тяжелое, но в разумных пределах.

Тельраан:
Потом явился из лесу шаман, при своём топоре и небольшом заплечном мешке, видно, заранее позаботившийся о сборах перед уходом. У его ног в натуральном смысле вертелся беспокойным колобком валун, замшелый с одной стороны и сверкающий мокрым, облепленным землёй и снегом боком с другой. Мельком осмотрев собравшихся, отрывистой командой Тельраан услал валун вперёд и занял место в хвосте процессии.

Камень укатился, подпрыгивая на кочках и оставляя после себя извилистый след в снегу.

ДМ:
Кхисгара больше волновалась из-за того, что оставляет люторога на попечение слегка двинутого народца Индуле, чем из-за обнаруженной поутру пропажи человека Мора - судя по тому, что и Алый приблуда куда-то исчез, наемному убийце не приходилось скучать.
- Захочет догнать, догонит, нет - знает, где нас дожидаться, - только и сказала проводница, прежде чем захрупать снегом в направлении лесов Лоталор.

Шли без приключений - иногда большим сугробом поднимался белый медведь, разглядывая процессию издалека, пару раз шмыгнул в кустах любопытный северный лис. Полярная сова, отчего-то бдящая днем, долго ухала вслед путникам. На полпути сделали привал; Селинар устал, но не жаловался - держался героем.
Когда до Звездного Покоя оставалась какая-то пара часов, по заснеженному склону скатилось каменное созданьице и предупреждающе заюлило у ног Тельраана.

Тельраан:
- Бабы с копытами впереди, - коротко озвучил шаман. - Сколько - он не доложит, считать не обучен.

Харфомос:
Харфомос уже успел несколько раз пожалеть, чтоб предложил нести самое тяжелое, потому как Кхисгара своей буквальности не изменяла. Да и даже без этого, дневной переход через зимний лес с одним привалом был непрост, хоть все и старались сохранить невозмутимость, и Харф в том числе. Чему дреней больше дивился, так это тому, что ни одной дриады они по пути не встретили, да и вообще ни на кого не наткнулись. Редкая удача, которая, похоже, подходила к концу.
- Долго они заставили себя ждать, - кисло отметил Харфомос, поправляя съезжающий рюкзак.

Молки:
Закатившиеся на миг глаза Молки выразительно проиллюстрировали царивший вокруг уровень удачи. Дренейка не стала выпутываться из снегоступов ради сомнительного удовольствия продемонстрировать "бабам с копытами" "дешевые левитационные заклинания" и свою принадлежность к касте магов. Едва ли пришло время делать новых врагов.
- Надеюсь, Селинар всё так же мил им. Что бы мы не говорили, не рушим друг другу истории. Вперед? - слова об историях прозвучали на родном.

Харфомос:
Дреней посверлил спину Молки взглядом и усмехнулся.
- Мы достаточно похожи на охотников за аномалиями?

Тельраан:
- Мы похожи на дренейскую диаспору на выезде, - меланхолично уронил Тельраан откуда-то сзади.

Молки:
- Скажем правду. Посеяны дренеи.

Харфомос:
- Определись, Молки, - угрюмо донеслось из-за спины.

Молки:
- Противоречия нет. Одна абберация, несколько пропавших дренеев, наш друг Селинар в довесок. Вперед.

Харфомос:
Ответа не последовало, а молчание, как водится, - знак согласия. По крайней мере на востоке.

ДМ:
Измотанному Селинару оставалось расправить плечи и надеяться, что его заметят первым.
- Хочется верить, что пропавшие господа ничем не обидели зимних сестер, - добавил он, пока Кхисгара грубо и замысловато бранилась, обдавая паром высоко поднятый шарф. Потом замолчала.
Так, в молчании, и прошли пятьдесят шагов до края оврага, где заснеженные заросли встретили мелодичным "Стойте".
Ну, хоть не стрелой.
- Вы те или не те? - продолжал звонкий голосок.

Харфомос:
- Мы эти, - не выдержал Харфомос и выкрикнул из хвоста каравана.

Молки:
Молки потратила секунды приветствий на оглядывания вокруг. Дриады могли быть мастерами маскировки, но даже в самом волшебном лесу оставался шанс уловить оттиск чужой энергии, а спрятать оленье тело мог не всякий куст.
- Зависит от того, кем были те. Такие, как она, ай? - кивнули на Кхисгару. - Такие, как мы?
Дренейка опустила на шею закрывавший лицо шарф.

Харфомос:
Харфомос последовал примеру и стянул платок, выходя из процесси. Пришлось пригибаться, дабы не поломать ветку растущей рядом ели. Он сомневался, что словит за это стрелу, но проверять не хотел.

ДМ:
- Это же милашка, - рассмеялись заросли, и навстречу пытливому взгляду Молки выдвинулась ушастая мордашка морозной нимфы, глазастой и белокожей. Дриада сделала еще шаг, показывая такую же белую оленью шкуру и солидный лук из серебристого дерева.
- Фу, зачем с вами серая дочь зеленых и розовых человечков? Не вертитесь, синие козлоноги, я сосчитаю вас. Тех было трое.

ДМ:
Милашка вымученно улыбался и молчал, оставаясь лицом дипломатии.

Харфомос:
- Тех? - Поднял бровь Харфомос и сделал шаг навстречу дриаде, - две девицы и старик?
Насколько бы серьезная тема не была, а харфомосов взгляд невольно скользнул малость ниже нимфьего лица. Он тут же поднялся обратно, но факт был.

Тельраан:
Шаман не вертелся. Вертелся булыжник у его ног, пока Тельраан созерцал диалог дриады и Харфомоса.

- А ты не могла бы, прелестная нимфа, обозначить, как давно были те? - негромко уточнил ещё он.

Харфомос:
- Месяца два назад, - ответил за нее Харфомос, чуть склонив голову в сторону собрата.

Тельраан:
- А вдруг не те? - усомнился собрат.

Харфомос:
- Если трое, то те. Первых было пятеро.
Следом Харфомос умолк, давая наконец продолжить нимфе.

ДМ:
Факт был, можно сказать, голый - стойкие к холоду дриады Нордскола не умели шить, не убивали зверушек ради меха и обходились украшениями из того, чем делилась с ними здешняя растительность.
- Этот козлоног прав, прошло две луны, - подтвердила нимфа. - Но вы не они, если кто-то из больших козлоногов - не толстая девица.

Молки:
- Ты что-то знаешь о них, дочь Кенария? - Молки как раз стояла, давая пересчитать себя.

Харфомос:
Привлекла то, в общем, не сама голость, а удивительная правильность формы. Взгляд дренея вот-вот рисковал опять спасть с ушастого лица.
- Мы их ищем, - невозмутимо ответил он.

ДМ:
- Они ушли к морю и не возвращались, - грустно ответила дриада. - Совсем-совсем. Я думала, что вы - они, но раз это не так, те козлоноги, наверно, умерли.

Харфомос:
- К морю, - повторил Харфомос и прищурился, - я слышал, они прошли дальше на запад.

ДМ:
- Кто знает? - лирично отозвалась нимфа. - Вы можете пойти на запад, а можете пойти к морю, а еще на запад и к морю или сначала к морю, а потом на запад. За две луны не осталось следов, просите Элуну, чтобы помогла вам с удачей.

Молки:
Возможность ходить к морю, на запад, а также к морю, на запад и снова к морю была щедрым предложением. По чести, так именно тем, что нужно. Молки не удержалась от того, чтобы прикрыть глаза с самым искренним умилением, но свою лепту внесла.
- Люди в Инду'ле говорили, что видели женщину-птицу, улетавшую в эти леса с востока. Здесь загнездились гарпии?

ДМ:
- Ах нет, это наша сестра друидка. Гарпии так плохо пахнут! Фу!
На этом "фу" морозная дева просверлила взглядом Кхисгару, и полуорка аж побурела от злости. Да, пахло от нее и рыбой, и упряжью, и люторожьей шерстью, но как иначе-то?

Молки:
- Друид? Редкость в этих местах. Отчего? - Молки прикрыла рот ладонью: от удивления или чтобы скрыть получившуюся гримаску.

Харфомос:
Подошедший к Кхисгаре Харфомос легонько шлепнул по ее плечу тыльной стороной ладони и вышел вперед, напустив на лицо задумчивый донельзя вид.
- У нас там еще были ветра в бинтах... или тряпках. Как-то так.

Тельраан:
- В лентах, - подсказал шаман. - Улетевший жить на взморье.

ДМ:
- Мы не спрашиваем сестру, - с достоинством ответила нимфа. - Если друид Круга здесь, значит, так хочет Элуна и отец наш Кенарий! О-оо, сестра Квирья выпустила стрелу в один живой ветер, но все, что осталось, это клочок тряпки. Наверно, они и правда живут у моря, а к нам залетают редко.

Харфомос:
- Они... разноцветные? - Вкрадчиво уточнил Харф.

Молки:
Вопрос был подобран отлично. Молки оценила.

ДМ:
- Радужные. Красивенькие, но злые, - дриада неодобрительно покачала головой. - Стрекаются магией.

Харфомос:
- Понятно, - сухо отозвался дреней и обернувшись на Молки красноречиво на нее посмотрел.

Молки:
- Они не выходили к каменным кольцам, что парят над развалинами храма? На западе.

ДМ:
- Мы сами туда не ходим, и вам лучше не надо. Вокруг столько противных духов, - наморщила нос лучница. - Милашка, что с тобой?
Замерзший от стояния на месте Селинар мелко подпрыгивал, чтобы согреться; под вопросительным взглядом нимфы сконфузился и перестал.

Молки:
Очевидно, Селинар тоже избегал согреваться магией при нимфах. Об этом стоило переговорить.
- Мы примем твой совет, насколько получится. Ты не скажешь нам, кто еще ходил через лес в последнее время? Духи и ветер в лентах - уже плохо.

ДМ:
- Сестры видели, как одна козлоножка ходит в одиночестве, туда и сюда, раз или два, - вспомнила дриада. - Я сама не видела. На севере ходят зеленые человечки, иногда обижают сестер. Здесь ходит милашка, мы его знаем - когда сам, когда с толстиками. И пушистые быки! Им можно.

Харфомос:
- Где эта козлоножка ходит? - Нахмурил брови Харфомос, - Как выглядит?

Молки:
- Вы позволяете таунка охотиться в своих лесах?

Тельраан:
- Северные народы живут в мире, судя по тому, что говорил Суори в деревне.

ДМ:
- Только не возле Колодца, - строго подняла палец дриада. - Они уважают природу и не берут больше, чем нужно, и иногда оставляют для нас подарки!
По козлоножке подробностей не было - нимфа только пожала плечами.

Харфомос:
- Ну, где ее сестры видели? - Харфомос поспешил уточнить хотя бы это.

ДМ:
- Ты же спрашивал про лес, козлоножик. Ее видели в лесу, - к дриадской логике трудно было придраться.

Харфомос:
- Действительно, - хмыкнул Харфомос и бросил косой взгляд на Молки, - ее тоже надо бы найти. Но сперва нам надо на запад.

Молки:
- Кенарий не дал нам умения находить лесные тропы. - "извинилась" перед оленьей бабой Молки. - Ты назовешь нам какое-нибудь памятное место, по которому можно найти козлоножку?

ДМ:
- Сестры говорили, она ходила к противным духам, - неуверенно ответила та.

Молки:
- Спасибо. Мир тебе, сестрам и зверушкам.
Бывшая послушница натянула шарф обратно, отступая к Селинару и Кхисгаре. Её вопросы закончились, а те что нет... что же, задавать их, когда над священной рощей проятнулась кенарийская тень, не следовало.

Харфомос:
Харфомос застыл на мгновение, таки отпустив взгляд в свободное падение. И именно в тот момент, когда пауза могла затянуться, а неприличия стать слишком уж явными, он вновь поступил по примеру, скрыв лицо платком и уйдя назад в хвост процессии.

ДМ:
- Смотрите, чтобы серая женщина не чинила зла в наших лесах! - напоследок погрозила дриада, исчезая в заснеженных зарослях.

Молки:
- Ц-ц-ц. Всё обмерил? Жениться будешь, Харфомос? - Хвост чародейки пару раз шлепнул по взрыхленному снегу - на одну сторону и на другую. Хозяйка выразительного причандала уже топала к Селинару. - Друид. Плохо-плохо-плохо.

Тельраан:
- Чем? - проявил любопытство Тельраан.

Харфомос:
- Рассматриваю возможность, - хмыкнул Харф, улыбнувшись под платком, - а друид нам чем помешает?

ДМ:
- Можно я куст обоссу? - в тоске и негодовании справлялась у Селинара Кхисгара. Тот отговаривал, ссылаясь на то, что это для дриад не оскорбление, а вот то, что их на самом деле обидит, затевать не стоит.

Молки:
Молки лишний раз, скупым движением оглянулась на лесные заросли.
- Я немного пожила в пустоши. Не скажу, что там одни мудрецы да наару... нет, на самом деле местные сплошь потравленные скверной ублюдки, но в одном они мудры. Круг не любят не из-за обострения ублюдочности, а от того, что тот во всякие дела сует длинный нос. Не спрашивая. Ждите глаза в небе.

Тельраан:
- А мы собираемся совершать что-то противоестественное и противозаконное? - оставался сущей невинностью Тельраан, снова усылая валун вперёд, на этот раз с наказом предупреждать обо всех встретившихся впереди двуногих. Или двукопытных.

Молки:
- Нет. Пока Круг не сочтет его таковым. Аай, я видела поехавших друидов и друидов с чистыми головами. Одна общая черта. Твоё мнение по этому поводу интересует их мало.

Харфомос:
У Харфомоса не было много опыта в общении с друидами, поэтому оценку Молки он не прокомментировал. Впрочем, новость, что в дела может влезть хрен с горы заставила его скептично поджать губы и сделать недовольный взгляд.

Харфомос:
- Если Круг влезет, мы поясним, - спустя пару мгновений отозвался дреней, - без любезностей, если придется.

Молки:
- Кругу едва ли будет дело до наших дел с потерявшимися. - подумав, добавила бывшая послушница. - Но в деле Селинара я быть уверенной не могу, так что начнем с него. Пойдемте, компания? Селинар, ты не говорил нимфам, что колдуешь?

ДМ:
- Нет, я... - в такие моменты у квельдорея краснели уши, но мохнатая шапка мешала это увидеть. - Мне не хотелось, чтобы они нашли что-то общее у меня и духов высокорожденных.

Молки:
Дренейка в выразительном молчании зашарила в глубинах своей свободной развески и извлекла на свет бледный хрустальный осколок лимонного цвета, несколько раз ткнув тот острым коготком. Маги могли уловить слабые, едва ли способные привлечь маназмея колебания энергии.
- Грейся. Если что, скажешь, что чары мои. Вернешь в Даларане.

ДМ:
Селинар простучал зубами благодарность, пряча одолженный камень за пазуху.

Харфомос:
Харфомос не был магом, да и со спины не увидел, что конкретно передают эльфу, но он уловил этот слабый фон, чего вкупе с бликом хватило, чтобы насторожиться. Озвучивать подозрения он, впрочем, не стал. Только в очередной раз поправил тюк и молча продолжил ход, смотря себе под ноги. Его внимание и так было достаточно занято восприятием окружающих потоков.

ДМ:
Дреней первым и увидел, как заканчивается снег - резко, будто из-под копыт выдернули скатерть. Его следующий шаг ухнул в бездну, оскаленную острыми скалами далеко внизу, и тело отреагировало так, как требовали инстинкты, спотыкаясь и пытаясь ухватиться хоть за что-то. От муторного чувства падения желудок взяло холодом. Рядом от души вопила полуорка - тоже, наверное, оступилась.

ДМ:
- Что т-творят, - выдохнул вцепившийся в рукав Молки Селинар.

Харфомос:
Будь Харфомос просто дреней, он бы продолжил хвататься за скалы. Но Харфомос это Харфомос, дреней с тузами в рукаве. Посему он отбросил попытки ухватиться за что-нибудь и начал сиять. Ярче и ярче, шире и шире, пока Свет не охватит все вокруг него, не укутает в мягкую пелену, спасая от всего. Харфомос даже потянулся к Кхисгаре, хотя был уверен, что та шла в голове каравана. Это было странно, но думать об этом не было времени.

Молки:
Молки никуда не рухнула, потому что пропасть была иллюзорная, а дренейка - понимающая в фокусах.
- Сволочи, угу. - бегло соглашалась она, рывком утягивая Селинара в сторону. Первое правило попавшего под магический обстрел: не стой на месте. Широкий взмах деренейской руки послал в небо над поляной несложное, но полезное плетение, перенаправляющее на себя входящие арканные заклятья.

ДМ:
Поглядел бы кто со стороны, удивился бы тому, как по-местному одетая женщина со всей дури расталкивает снег руками и ногами, лежа ничком в сугробе, и продолжает голосить - это Кхисгара думала, что падает в пропасть, и не иначе как пыталась взлететь подобно легендарному дворфу, поправшему законы вселенной.
Харфомос в своем коконе Света, по крайней мере, мог успокоить сердце, получившее выброс адреналина, и уж точно спасся от осколков заклятия, почти полностью нейтрализованного плетением Молки: то были мелкие, жалящие подобно шмелям стрелки арканы. Не убить, а отпугнуть.

Молки:
С иной стороны, заклятия дренейки могли не хвастать силой, но были составлены умно. Принявшая основной удар сеть наскоро переплела входящую энергию и отследив маршрут, послала ответку. Маленькие вспышки чародейской энергии беззлобно, но часто били туда, откуда только что пришел жалящий подарок.

Молки тратила время за сугробом. Плела вокруг себя с Селинаром несложный барьер.

Харфомос:
Потребовалось время, чтобы прийти в себя и развеять кокон - за ним как Харфомоса не было видно, так и он ничего не видел - но, благо, немного. Мешок со жратвой, котелками и, кажется, палаткой был сброшен в сугроб, а сам дреней бегло осмотревшись продолжил колдовать. Хотя "колдовать" это не совсем верно, потому что Харфомос принялся определять вокруг себя область, свободную от магии.

Тельраан:
Тельраан сначала не понял. Восприятие странным образом раздвоилось: он то ли падал в бездну, то ли твёрдо стоял на снегоступах на плотном слою снега, земля то ли предательски уходила из-под копыт - то ли ощущалась, как незыблемая, мягко поддерживающая его ладонь матери Теразан. Потом, сообразив, окриком позвал к себе укатившийся вперёд на разведку валун и пригнулся за тот сугроб, в котором барахталась полуорка, снова выгибая воздушный поток в щит перед собой. И попытался сосредоточиться за этим укрытием для себя и Кхсигары на том, чтобы разубедить свои обманывающие его глаза в том, что пропасть вообще существует.

ДМ:
Воздушный поток ослушался, а все потому, что до Тельраана и Молки доползло могучее паладинское заклинание - с этой секунды магия на небольшом пятачке Нордскола была под запретом. Кхисгара перестала трепыхаться и в полный голос пригрозила сломать шутника о колено; ответом ей был взвихрившийся впереди снег, за секунду сотканный в иллюзию высокого, метра в три, калдорайского воина в доспехах времен королевы Азшары. Глазницы оперенного шлема сияли зимней стужей. Меч, как полагается, указывал рукоятью в небо и служил опорой для мощных рук в латных перчатках.
- Вас здесь не ждут, смертные, - прошелестел призрачный голос. - Поверните или пожалеете.

Тельраан:
- А что, если ждут? - щурился из сугроба шаман, смирившийся с отсутствием управления над воздушным потоком до поры до времени, и потому пригнувшийся ещё ниже. Только макушка с заплетённым на ней хвостом торчала.

Харфомос:
Харфомос впечатлился настолько, что в пафосную иллюзию улетел не менее пафосный сотканный из Света молот. А следом за ним двинул и сам дреней, проявляя вокруг себя золотой силуэт. Не бледный, как тогда с Молки, но четко различимый и яркий до едкости. До возвращения прочей магии на поляну осталась пара секунд, потому что поддерживать подавление дреней не стал. Но и того должно хватить.

Молки:
Молки потребовалась секунда только на то, чтобы понять, кто был виноват и к кому нужно воспылать праведной обидой. Ладно, детали. Молки видела свои целеуказатели, знала что иллюзии, созданные издалека, не транслируют голос в отличие от магически созданных передатчиков и сосредоточилась, не подымаясь над сугробом. Нужно было:
- найти взглядом плетение
- отследить нить, соединявшую его с тем, кто действительно толкал речи.
Оставалось выяснить, не был ли фантазм запрограммирован повторять одну и ту же фразу. Вопрос шамана был кстати.

ДМ:
Орудие Света пролетело сквозь иллюзию, зарывшись в снег шагах в двадцати.
- Ты, - величественно поднял руку призрачный воин, указывая на моргающего Селинара, - предатель, привел иномирца, разорителя некрополей, бич древних могил.
Все красивые эпитеты относились к шагающему вперед Харфомосу, хотя уступить ему дорогу иллюзия медлила или, может, не могла вовсе. Молки тем временем поняла - истинный создатель чар притаился поблизости, подобравшись к самой поляне, чтобы заговорить.
- За то ты будешь проклят...
- Minn'da!
- На веки вечные.

Молки:
Попался, который кусался. В этом суждении был отчасти виноват схлынувший блок на магию, и Молки разразилась веером приметной, липнущий ко всему разумному энергии. Промахнуться было невозможно. Пометить цель - легко. Решив освободиться от чар, та выдала бы себя колдовством. Молки умела и любила воевать вслепую.

Молки:
В подвернувшуюся секунду заклятье было дополненно, пометив цель ярким, выстреливающим искры (во избежание пряток в овражках) ореолом.

Харфомос:
Сейчас перед Харфомосом была конкретная цель, а потому он сконцентрировался на иллюзии. Молот был просто всплеском эмоций, дреней и не рассчитывал, что он возымеет какой-то эффект. А вот невидимые глазу потоки Света, которые как щупальца потянулись от Харфа к иллюзии с намерением пожрать ее без остатка, - вполне могли. Тут и Молки подоспела, он не совсем понимал, что за ее бомбежкой последует, но догадывался, что после сего у него появится новая цель. И Харфомос приготовился метать второй молот.

Тельраан:
Перехвативший топор поудобнее шаман взял низкий старт из сугроба в ту сторону, где случилась искрящая иллюминация. Решать, заезжать ли топорищем, обухом или вовсе попросту ронять своим телом в снег, предполагалось на месте - когда поймёт, что там конкретно оказалось подсвечено.

ДМ:
Пока Харфомос доламывал иллюзию - та поплыла, расползлась, как льдинка в горячей воде, - Молки накрыла ее создателя, и между колючих ветвей подмороженной волчьей ягоды обрисовался расплывчатый контур: исчезающе-прозрачное тело, бесформенная голова, длинные руки с пальцами, похожими на струи дыма. На мгновение обнаруженный чародей застыл, а потом ринулся в лес, по обычаю своего вида свободно левитируя над снегом.

Харфомос:
Вслед ему, как обещано, полетел искрящийся молот. Он был потусклее первого, то бишь Харфомос вложил малую толику силы. Не повредить, но замедлить и оглушить. Если призрака вообще можно было оглушить.

Молки:
У сгустка приметной энергии была еще одна важная функция: он крайне облегчал наведение.
Молки была более, чем уверена в том, что ей противостоит дух, и потому не долго думала о выборе средств. Вслед беглецу подряд выстрелили несколько, нарушающих стабильность эктоплазмы, плетений. Замедлить. Задержать. На что-то, способное пленить бесплотного, требовалось время.

ДМ:
И требовалось, чтобы кто-то угомонил Селинара, повисшего на руке у дренейки с просьбами не убивать духа (после этого нечего было и думать о теплом приеме) и остановить разорителя некрополей. Последний как раз удачно подшиб невезучую нежить - судя по леденящему кровь возгласу, Свет жегся, а судя по тому, что призрак завертелся на месте, еще и ослеплял.

Харфомос:
Призрак, кажется, был нежитью. А нежить можно было заставить застыть. Этим Харфомос и занялся, продолжая надвигаться на полупрозрачную фигуру. Одной рукой дреней развеял остаточный Свет, дабы прекратить муки, другой рукой, сделав шаг, - направил еще больше Света, но не в призрака, а вокруг него.

Тельраан:
Скакавший через лес на снегоступах горным козлом Тельраан замедлился, а после и вовсе опустил топор, ожидая результата действий Харфомоса. Он был готов вмешаться, если что-то пойдёт не так.

Молки:
Кажется, до разорителя гробниц дошло и так.
- Никто твоего эльфа из хорошей семьи убивать не будет. Почтенные предки не обидятся, если мы его привяжем к предмету, у?

Молки:
В глазах дренейки читалось некое острое дежа вю. Виснущие на руках эльфы. Это становилось привычкой.

ДМ:
- Если и не обидятся, то сделают вид, - перевел дыхание Селинар. Рядом отряхивалась от снега полуорка - с лицом, которое было красноречивее любых слов.
Тельраан тем временем мог любоваться почти вплотную, как мечется в кругу Света пойманный дух.

Молки:
- Ох, пусть хоть пролятию предают. На веки вечные. - выдула через рот бывшая послушница. - Уговорят, отпущу.
Молки отправилась к духу. Колдовать. Для доверительной беседы требовалось что-то большее, чем временная темница из света. У Молки было много кристаллов и других вещичек с незаданными свойствами.

Харфомос:
- Как только он скажет все, что может, он будет свободен, - предостережительным тоном бросил Харфомос вслед Молки.
Он был готов ослаблять хватку, как только она будет готова начать привязку.

Молки:
Она и начала. И закончила. Оставалось решить, идти ли дальше.

Харфомос:
- Место для стоянки я оставлю выбирать нашему проводнику, - заметил Харфомос, двинув подбирать сброшенный рюкзак.
Проходя мимо полуорки дреней скосил на нее взгляд и издал звук, похожий то ли на сдавленный смешок, то ли на покашливание. Видок у нее и правда был дикий.

Молки:
- Или мы можем опросить его на ходу, а не стоять до того, как Иоланис и его присные... ладно, может быть Иоланис и присные, примут меры. Тельраан мог бы всё ускорить.

ДМ:
Кхисгара страдала еще и от того, что обрушиться с руганью на кристалл было б как-то странно - все равно что орать на дерево, а дух теперь заключался в предмете и был тем самым спасен от грубейшей ноты протеста.

Тельраан:
- И всё же нужна хоть небольшая стоянка, если вы хотите дать мне его... убедить всё сказать. Тем или иным способом, - виновато развёл руками шаман и протянул ладонь за кристаллом. - Позволь, прекрасная Молки...

Молки:
- Конечно. - Молки вымученно улыбнулась. - Просто заставь его отвечать на вопросы быстро и честно.

Тельраан:
Дух, конечно, был спасён от грубейших нот протеста, но и только. От вкрадчивого тельраанового внимания его уже ничего не укрывало, покоящегося в ладонях шамана своей кристаллической оболочкой и медленно рассматриваемого с каждой из граней.

"Здравствуй. Как мне тебя называть?" - попробовали уточнить для начала.

ДМ:
"Несломленным", - гордо прошелестел дух. - "Заточен, но не сломлен. У-уу, дайте мне только выбраться".

Тельраан:
"Мы можем договориться. Ты ответишь на некоторые вопросы и ты будешь свободен, Несломленный," - на последнем слове дреней отчего-то на миг запнулся.

ДМ:
"Да, да, нет, да, может быть. Не благодари. Дар предвиденья всегда был со мной".

Тельраан:
"Боюсь, я не смогу этим удовлетвориться," - не без вежливого сожаления сообщили в ответ, - "Мне не хотелось упоминать эту альтернативу, но твой второй выбор - подвергнуться принуждению отвечать."

ДМ:
Дух мрачно молчал. Хотя бы не отвечал колкостями - видно, пора было перейти к вопросам.

Тельраан:
"Попробуем ещё раз. Как мне тебя называть и какой фамилии ты принадлежишь?"

Для Молки вслух было обозначено, что пленённый призрак склоняется к сотрудничеству, пусть и неохотно. Принимались предложения, что стоит уточнить в первую очередь.

Молки:
Тельраану предложили начать с того, что есть. Нежелание видеть Селинара в Покое было необычно. Если подробностей будет мало, стоило дополнить вопрос ролью Иоланиса.

ДМ:
"Гаэрсвальдин Селувиар Халис, - огорошил перечнем имен дух, умудрившись совместить в своем тоне оскорбленность с бахвальством. - Я дозорный".

Молки:
Молки поинтересовалась заодно и тем, что хотел бы знать сам Селинар.

ДМ:
- Д-да, в общем-то, не хватился ли кто-нибудь Эрраха, а то ведь такое дело... - квельдорей с беспокойством поглядывал то на камень, то на шамана.

Тельраан:
"Кто и почему поручил тебе гнать Селинара от Покоя, Селувиар?" - сжимая в ладонях камень, продолжал допрос Тельраан. - "Кто назначил тебя дозорным?"

ДМ:
"Семья, - ответил дух на первое и второе разом. - Селинар должен был идти к Шандалару, а он здесь и привел незнакомцев. Глупый мелкий восточный эльф".

Тельраан:
"Должен был идти с Шаэларом или с Эррахом?" - уточнил шаман. - "Какую роль в этом играет Иоланис?"

ДМ:
"Он посвятил иномирцев в свою родословную?! - разгневался дух. - Ты произносишь имена великих, имей уважение. Я не знаю, с кем, я знаю, что семья отослала его в Шандалар, и это было важно".

Тельраан:
"Со всем уважением к великим, давно ты встречался с Эррахом?" - полюбопытствовал шаман.

ДМ:
"Нет. Он исчез. Может, такие, как вы, истребили его", - уничижительно высказался владелец тройного имени.

Тельраан:
"Кто знает? И всё-таки, что ты знаешь о том, что делал Иоланис в связи с поручением Селинара?"

Между делом он продолжал вслух озвучивать те ответы, что дал ему дух, для присутствующих и прислушивающихся.

ДМ:
- О Колодец... - нервный Селинар спрятал лицо в ладонях. - Это ребенок. Халис едва достиг телесной зрелости, когда погиб, сорвавшись с башни у балкона прекрасной палатиновой дочери. Такая потеря. Была. Будет. Если...

"Что делал Иоланис? То же, что и всегда. Парил над руинами. У нас здесь не очень много дел", - снова взялся за колкости пленник.

Молки:
- Почему бы не рассказать ему историю целиком? - рассеяно предположила Молки. - Так или иначе, это мы решаем, когда его выпустить. Я могла бы попробовать... но, может быть Селинар?

ДМ:
Квельдорей не возражал, а немертвая жертва романтики выслушала его, перестав грозить проклятиями с той минуты, когда оказалось, что у возвращения Селинара есть причина из веских.
"Тебе сказали не тревожить статую в пути, но ты потревожил? Да если б я мог, я бы выполнил поручение в тысячу раз лучше! Если внутри оказался Эррах, значит, семья этого и хотела, а ты несчастный глупец".

Молки:
"Аай-аай" - молчаливо вклинилась в беседу иномирная захватчица. - "Если и так, семья была с ним лукава. Возможно, не только с ним. Скажи, что ты думал о том, чтобы переехать под кроны Хрустальной Песни? Я задаю этот вопрос не из праздного любопытства"

ДМ:
"Там должно быть лучше, чем здесь", - без чрезмерного энтузиазма отвечал дух.

Молки:
"Так что я просто донесу до тебя то, что думал на этот счет Эррах". - дренейка и донесла, передав несколькими ёмкими фразами чужое желание превратить лучшее место в свинарник мести, смерти и преисподней. - "Если это то, что хотела видеть семья, она хотела еще и обиду даларанцев, расследование, досаждающих магов... и остаться здесь навсегда. Не очень мудро для эльфов из хороших семей, у?"
Молки помолчала, давая узнику камня обработать всё прозвучавшее. Такие вещи вообще доходили не очень быстро.
"Но всё еще имеет смысл, если Иоланису просто захотелось верховной власти. Лучше здесь, чем никак. Мы здесь только потому, что Селинар способен думать о благе своей семьи, а не бездумно исполнять приказы"

ДМ:
Много веков прошло с тех пор, как юный Халис потерял способность презрительно фыркать, но он постарался передать свои эмоции мысленным импульсом:
"Смысл Игры в том, что побежденный умирает или уходит. В Покое Звезд мы не можем ни того, ни другого. Иоланис не стал бы сердить Шаэлара, зная, что дед никуда не денется".

Молки:
"Но теперь Шаэлара можно переместить, и даже мне не сложно вообразить несколько способов. Прошу, вспомни для меня одну вещь. Некоторое время назад, на взморье появились духи в шелковых шарфах. Иоланис говорил с ними?"

ДМ:
"Это ты так думаешь, женщина, - не без ехидства заметил дух, - но Шаэлар покинул статуэтку, и он был тем, кто принимал посольство. Не принижай ум моего деда".

Молки:
"Это многое облегчает" - заметила Молки, тревожно опустив брови... для своих. - "Им с Селинаром будет проще объясниться. Ты знаешь, где найти Шаэлара?"

ДМ:
"Он любит быть в своем склепе".

Молки:
Молки оглянулась на Селинара.

ДМ:
- Да-да, я знаю дорогу, - пасмурно ответил тот, обескураженный последним признанием.

Молки:
- Наверно, нам стоит оставить пылкого стража при себе. По крайней мере, пока ты не поговоришь со своим предком.

ДМ:
Квельдорей кивнул, озабоченно сдвинув брови.

Тельраан:
- Собираем коллекцию духов? Оставьте мне парочку, как закончим, - обезоруживающе улыбался Тельраан.

Харфомос:
А вот Харфомос улыбок не разделял. Напротив, он выражал опасения, что плодотворных сношений с неупокоенными спесивцами не выйдет, если таскать их родича в заточении. По крайней мере добровольных сношений. Конечно, в планах Молки был смысл(а как иначе), и духи могли внять гласу разума, с ними можно было сторговаться или на крайний случай их можно было заставить. Но Харф, откровенно говоря, не считал духов чем-то полноценным и способным адекватно воспринимать не односложные проблемы. О чем он, конечно, сказал к вероятному недовольству определенной части их группы.
Что его больше напрягало, так это эфириалы и их возможное участие во всей этой истории. С эфириалами дреней связываться не хотел, о чем точно так же сообщил. Но пока что он был готов прикрывать Селинара, если это потребуется.

ID: 18500 | Автор: Dea
Изменено: 19 апреля 2016 — 6:23