Драконий Погост Драконий Погост: Задача не из легких (10)

Чарис
Борода
Мегида Гарпия

Чарис:
Проснулась она через несколько часов, когда рассвет лишь забрезжил. Просто открыла глаза, и стала прислушиваться, пытаясь понять, что ее разбудило.
Ветка хрустнула. Где-то хрустнула ветка. Несколько минут неподвижности, но хруст не повторился. А может просто деревья на морозе трескаются?
Чарис слезла с бревна, забросила в тлеющие угли новую порци дров и стала ходить вокруг, разминая ноги и потягиваясь. Мегеры нигде не было видно, друида, впрочем, тоже. Чарис потопталась вокруг огня и направилась в кусты. в которые тогда направился ее непосредственный начальник. Авось, далеко не убежал.

Борода:
Начальник, действительно, не убежал далеко. С обратной стороны на кусте косо висели штаны и один сапог. Чуть поодаль из снега торчал второй сапог. В зарослях пошевеливала пустыми рукавами шерстяная фуфайка. А из-под припорошенных снегом веток торчал конский круп.
Впрочем, если присмотреться повнимательнее, можно было заметить, что круп, скорее, олений. И на нём лежало что-то намного более крупное, тёмное и массивное, полностью укрытое разросшимся кустом.
Рядом с оленьей ляжкой торчала широченная мохнатая медвежья лапа.

Чарис:
- Надо будет потом поинтересоваться у друида, какого черта он устроил... - начала ворчать Чарис себе под нос. - Ой...
Мозги заклинило, потом щелкнуло. Чарис аккуратно отложила в сугроб чужую куртку, чтобы не мешала убегать, если что, вытащила из нарукавного кармана метательный нож и громко заявила:
- Медведь, вставать пора, весна пришла!
Оставалось надеяться. что она не ошиблась. Хотя странно это все. Особенно дергающийся олений хвост...

Борода:
Из-под куста послышалось утробное ворчание. Лапа втянулась внутрь. Потом с веток посыпался снег, и весь куст заходил ходуном. Слышно было, как кто-то с натугой стонет и шумно выдыхает; кажется, пару раз даже хрустнули кости.
Наконец, из веток показалась заспанная (но явно смотрящаяся лучше, чем вчера) физиономия друида. В его бороде торчал клочок светло-сиреневого меха.
- Глупая ты, Келнир, и шутки у тебя... - он умолк и прищурился. Прочистил горло, изучая эльфийку. На его лице изображалась работа мысли.
- Мадам, не будете ли вы так добры подать мне нижние штаны? - поинтересовался он. - Они должны быть вон в том сапоге.

Чарис:
- В моем контракте этого не было, - фыркнула Чарис, подбирая из снега еще не успевшую выстудиться куртку. Набросила ее на плечи, нахлобучила капюшон.
- Сам ищи свои портки, - и затопала обратно к костру. Но мысль о том, что этот извращенец делал с дриадой (а это определенно была дриада) - головы упорно покидать не хотела.

Борода:
Если друид и одевался, то делал он это очень неспешно. Когда он, наконец-то, появился из-за кустов, вид у него был смущённый. Если в это можно поверить.
- Чарис, если моя память по-прежнему крепка. Как лучше, на вы или на ты?
Глянул в костёр, одобрительно крякнул, огляделся в поисках мебели и за неимением таковой подкатил к костру валун. Хороший такой валун, хоть и не очень большой.

Чарис:
Эльфийка сидела на бревне в его же куртке и грызла вяленое мясо. Запивала она его разогретой водой из небольшого ковшика.
- Мне все равно, - фыркнула и вытянула шею, оглядываясь за спину друиду, видимо, хотела узнать судьбу незадачливой дриады.

Борода:
- Меге... Могеды нет? - друид оседлал валун. Скривил губы, словно мысленно протянул "Паняяятно". - И кого ты там высматриваешь?

Чарис:
- Что ты сделал с дриадой, старый извращенец? - в лоб спросила часовая.

Борода:
Друид на миг смутился.
- Во-первых, не настолько старый, - проворчал он. Умолк, и через некоторое время вздрогнул от смеха. Он хлопнул себя по лбу, да так и оставил руку на голове, содрогаясь от низкого хохота.
- Прости, я... Немногим удавалось заставить меня оправдываться, - сдержанно усмехнулся он. - Я перед ней извинился. И кстати, её зовут Элайнис.

Чарис:
Чарис демонстративно закатила глаза и тяжело вздохнула.
- Ясно с тобой все, - "И это его поставили мной командовать?!" - Тебя вообще посвятили в детали? Нет, не куцехвостая, а твое начальство?

Борода:
При упоминании начальства эльф поморщился, словно его рот был набит киследью.
- А ты здесь каким боком?

Чарис:
- Подозреваю, что не нашлось никого еще более "неблагонадежного", - фыркнула эльфийка, отодрала крепкими зубами очередной кусок от вяленого мяса.- Так что там тебе рассказали? Мне, как ты мог понять из моей неподходящей одежды, рассказали ровно ничего.

Борода:
- Так значит... это... ты, - друид переваривал услышанное, сопоставляя тычинки и пестики. - Когда я услышал про "кураторство", то преставлял себе кого-то более...
Он рассеянно огладил бороду, мрачно раздумывая.
- Значит, у нас есть кое-что общее, - склонился вперёд, разглядывая ушастую. Живот при виде еды напомнил, что в нём давненько не было ничего съестного. - Вот что, ваша очаровательность. Как бы нам с тобой поладить? По возможности - в сжатые сроки.

Чарис:
- Запроси кого-то более... - оскорбленно отрезала ушастая, умыкая из-под носа друида себя и еду. - А поладить проще простого. Ты меня не трогаешь, я тебя не трогаю. А еще можешь мне одежду мою зачаровать от холода. Если умеешь, конечно.

Борода:
- Я похож на чародея? - брезгливо поморщился эльф. Вздохнул. - Таскай пока куртку. Подозреваю, я смогу вернуть её только если руки тебе оборву. Что же касается "не трогать"... обещать не могу, у меня нет привычки позволять подопечным уши отбрасывать от ран. Во всех остальных случаях... Я стар, но не настолько. Ещё в прошлый раз усвоил.

Чарис:
- В какой такой прошлый раз? - удивленно воззрилась на эльфа Чарис. Она, конечно, порадовалась, что куртка ей останется, но та была удобна лишь для сидения рядом с огнем, а не для путешествий или охоты. Тем более - разведки.

Борода:
Эльф деланно закатил глаза. Взьерошил пятернёй и без того лохматые волосы, сбросив их себе на лоб, втянул живот, выпростал трясущуюся руку и вопросил с выражением:
- КТОООООО... стучится в дверь моя?!

Чарис:
Эльфийка чебурахнулась с бревна, на котором сидела. Вместе с куском мяса в зубах и опустошенным ковшиком в руке.
- Чтоб тебя сатиры во все щели без масла, - ругнулась она, недолго барахтаясь, словно черепаха, перевернутая на спину.

Борода:
- Не успели, - пожал плечами эльф. Потянулся, расправляя плечи. - Как я уже говорил, я стар, но не настолько. Теперь, когда мы разобрались с этим неловким моментом... Что успела рассказать наша гарпия?

Чарис:
Чарис выбралась обратно на бревно, насупилась:
- Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что, - фыркнула она, пытаясь найди в недрах друидской шубы выпавший из зубов кусок мяса. - Нам нужно будет примкнуть к группе парнокопытных таким образом, чтобы никто не догадался, что мы это нарошно... И внимательно за ними следить. Чтобы они чего-то случайно не нашли. Что это "чего-то", я не особо поняла.

Борода:
- Что-то ещё она сказала? Раз уж я твой непосредственный начальник...

Чарис:
Чарис громко пренебрежительно фыркнула:
- Я ожидала, что мне в начальники дадут кого-то более... - сделала неопределенный жест рукой и отправила в рот нашедшийся кусочек вяленого мяса.

Борода:
- Молодого? - предположил друид. - Подготовленного? Девочку?

Чарис:
- Можно, естественно, о да, - покивала она на все его предположения. - Особенно последнее. А ты не подпадаешь ни под один из этих пунктов, - эльфийка развела руками. - Сплошное разочарование.

Борода:
Друид снова пожал плечами. С его размахом это, пожалуй, выглядело даже комично.
- Похоже, у Круга не так много расходного материала. И среди него нет Часовых. Особенно Часовых-командиров. Отправить друида-медведя на задание по шпионажу действительно очень дурная шутка.
Свесил с камня ноги.
- Гарпия не сказала, что именно ищут эти... дренеи? И что мы можем применять, чтобы им помешать?

Борода:
Если в словах эльфки и был двойной смысл, он его не заметил.
Или сделал вид.

Чарис:
- Применять? Я так понимаю, что все, что угодно. В любом случае они заявят, что они тут не причем, а это была наша инициатива на местах. Ищут они какой-то кристалл...
Чарис замолчала, оформляя мысль.
- На самом деле у нас есть одна глобальная проблема. Язык их будешь понимать лишь ты. Как и любой другой язык, я так понимаю... И я тут подумала. Почему бы не пойти дальше и не прикинуться, что ты и понимаешь, и говоришь, лишь на нашем языке. Вконец свихнулся с ума и исследуешь местных полярных зайчиков. А я при тебе типа "принеси-подай" и переводчика. Таким образом, они не будут стесняться обсуждать свои дела хотя бы при тебе...

Борода:
- Неплохо, - кивнул друид. С сомнением дотронулся до амулета. - Если это творение делает именно то, о чём сказала Мегера, и ничего больше. Я ещё поразмыслю над этим.
Он поднялся с камня и гулко шукнул в кусты.
"Если эти дриады ещё тут..."
- Для начала нам бы неплохо разжиться припасами. За едой дело не станет, но одежду из воздуха я творить не умею.

Чарис:
- Птицеглазая сказала, что тут где-то у кого-то можно торговать. Я не запомнила, у кого, - заметила Чарис, насторожив уши.

ДМ:
Дриады были - как не быть. В опустевшем лагере нечасто бывали гости, и за парой у костра наблюдали несколько любопытных нимф. Друид заметил знакомое скуластое личико, застенчиво прикрытое ветвью. Элайнис.

Борода:
Друид старательно сделал виноватое лицо (вышло не очень - видно, мешали зрители) и поманил рукой.
- Нужен совет, - сообщил он.

ДМ:
Элайнис вышла на поляну, переступив через низко стелющиеся лозы. Оружия при ней не было вовсе, только тоненькая палочка в кулаке. Может, волшебная.
- Сове-ет? - протянула дриада, широко раскрывая глаза. - Но ведь это мы всегда просим совета у Спящих!

Чарис:
- Упс, - прокомментировала Чарис. Вряд ли Мегида имела в виду дриад, когда говорила про торговлю.

Борода:
- Сон во многом отражает то, что могло бы быть, а не то, что есть в реальности. Друиды не всеведущи, Элайнис. А вы, дриады, наверняка знаете эту местность как шёрстку на своей спине. Нам сейчас очень поможет, если ты расскажешь, какие здесь есть поселения. Как видишь, моей спутнице могла бы пригодится тёплая одежда.

ДМ:
Нимфа задумчиво поморгала. Ей на выручку пришла товарка, по плечи показавшись из переплетения ветвей.
- А-а, крылатая полетела к толстикам, пока вы спали. Сказала, что за одеждой и припасами.
- Почему вы просто не отрастите себе зимнюю шерсть? - вставила Элайнис. - Смотри, какая у меня густая здесь и вот здесь тоже.
- А где шерсти нет, там тоже не холодно, - добавили из кустов.
- Надо только сказать ветерку, чтобы он не кусался.

Чарис:
- Потому что я не знаю этих друидских фокусов, - буркнула часовая, озвучивая очевидное. - Мог бы и сказать ветерку, чтобы он не кусал меня за нежные места, замшелый ты пень, - произнесла она уже громче друиду. Может надо узнать, как его зовут?

Борода:
- Не выглядишь покусанной, - не остался в долгу друид. Но глаза прикрыл, бормоча под нос. Колючий воздух отозвался в сознании горстью хрусткой снежной крупы. Уверенности, что подействует, не было: друиды неделями и месяцами искали общий язык с незнакомой местностью, познавая местный баланс. Но ничего не мешало попробовать.
- Хорошо, раз припасы уже в пути, всё чуть проще. Но нам всё-таки не помешало бы узнать, что нас окружает. Где враги, где возможные друзья и где дренеи, которых мы ищем. Да ты подсаживайся к Чарис, не стесняйся, - спохватился он.

Чарис:
- Я тебе потом покажу, когда наедине останемся, - фыркнула на замечание о непокусанности.
А вот на предложение присесть часовая прыснула в кулак, только представив себе оленьий круп на бревне рядом с собой. Как он себе это представляет?

ДМ:
Элайнис застенчиво покосилась на часовую, но подошла и улеглась в снег возле костра, изящно подобрав под себя ноги.
- Толстики безобидные и никого не обижают. Они живут на озере к востоку и еще у моря, рядом с мохнатиками. Мохнатики бывают сердитые, но не ссорятся с нами. Дре... Вы о синих козлоножках? Я видела недавно целых три штуки!

Чарис:
"Толстики? Мохнатики? Куда я попала и где мои вещи?"

Борода:
- Да, - кивнул друид, припоминая внешний вид дренеев, которых видел всего пару раз. - Синие, с копытами и рогами. Расскажи, где ты их видела, и есть ли здесь кто-то, кого нам стоит остерегаться.

ДМ:
- О, я сначала подумала, что это три потеряшки, которые искали свой камень, а потом пошли к морю и не вернулись, но у потеряшек было две девушки, а у этих наоборот, - защебетала Элайнис. - Одна козлоножка и два козлонога, а еще с ними был милашка Селинар, он эльф и давно живет среди толстиков, и была скверная серая женщина, мы ее не любим. Они все шли к могильникам, где противные духи. Вот кого опасайтесь - им скучно, они делают пакости.

Чарис:
- Скверная серая женщина? Это как? - поинтересовалась эльфийка. Было еще интересно про потеряшек, но они потерялись и узнать про них можно попозже.

ДМ:
- Помесь зеленого человечка с розовым, - сморщила красивый носик дриада.

Чарис:
- Ээээ, - зависла Чарис, пытаясь понять, что это за помесь. Допустим, зеленый это... орк. Да, наверное. - Зеленый - это орки? А розовый - это как мы? Или короткоухий?

ДМ:
- Вы - дети звезд, - торжественно постановила Элайнис. - Розовые - человечки с востока, чей король теперь везде главный.

Борода:
Друид пока молчал, впитывая и раскладывая по веткам. Разговаривать с дриадами было сложновато, хоть они это с лихвой компенсировали некоторыми другими своими особенностями. Но пока его спутница успешно справлялась и без него, он мог сконцентрироваться на запоминании.

Чарис:
- Вот уж не думала, что орки размножаются с людьми, - фыркнула Чарис, у которой от одной этой мысли по заднице пошли пупырчатые мурашки. Вытерла тыльной стороной ладони пот со лба и задумалась:
- А чем она плоха, эта женщина?

ДМ:
- Она ругается плохими словами, любит охотиться в наших лесах и не оставляет подарков, - уничижительно высказалась Элайнис. - Торгует с зелеными человечками из железной крепости. Кто с ними водится, тот враг. Так нас научили сестры-часовые, когда жили здесь.

Чарис:
- Ээээ, - Чарис пыталась вспомнить, ругалась ли она плохими словами при дриадах. Кажется, ругалась. - Понятно. А эти, которые потерялись. Они просто к морю пошли и там взяли и потерялись? Прямо на берегу?

ДМ:
- О-оо, - задумчиво протянула нимфа, - это было целых две луны назад. Может, и не прямо на берегу, мы не знаем, мы только знаем, что они не вернулись в наши леса. Те козлоножки, которых я видела, тоже спрашивали о них. Наверно, пошли искать возле моря, или сперва на западе, а потом возле моря.

Чарис:
- И что у вас там интересного? На запад и у моря?

Борода:
- У моря есть какая-то... - вмешался друид, но умолк, подбирая слова, - неправильность. Что-то неестественное. Довольно большое и отражающееся сразу в нескольких реальностях, если я почувствовал его отпечаток даже во Сне.

ДМ:
- Да, да, - озабоченно кивнула Элайнис. - Очень плохое место. Синие драконы осквернили его, и теперь все там не так, а еще проснулись духи, старые, вредные духи тех времен, когда наши народы почти не дружили из-за злой королевы.

Чарис:
- Азшары? - офигела от собственной сообразительности часовая.

ДМ:
- Мы не говорим ее имя. Мы обижены, - величественно сообщила дриада.

Чарис:
Десят тысячь лет. Обидка так обидка.
- И эти зловредные духи... Что с ними? Чего они хотят?

Борода:
- Чего могут хотеть духи Квел'дорай? - скривился эльф. - Магии и мести. Высокорожденные и орки. Прекрасно, просто прекрасно...

ДМ:
- Еще кидаются злой магией и смеются, - добавила Элайнис, поджав губы. - Но милашка Селинар ходил к ним, водил шаманов-толстиков, чтобы духи успокоились. Они вреднючие, но не совсем выжили из ума, потому что все это время спали, проснулись только тогда, когда синие драконы все здесь испортили.

Чарис:
Чарис крепко задумалась:
- То есть, эти вреднючие духи бродят сейчас по округе и могут быть где угодно? - это было плохо... - А у вас нет никакого... Сигнального амулета на эту дрянь, например? - спросила она со слабой надеждой. Не защита, но хоть знаешь, когда они рядом...

ДМ:
- Не-ет, они не могут отойти от своих могил, - успокоила нимфа.

Борода:
- Могильники, к которым ушли козлоногие, и это исковерканное место на берегу - одно и то же место? - уточнил друид. Он напряжённо раздумывал.

Чарис:
- Откуда я знаю, где натыканы их могилы? Может и тут есть? - эльфийка вскочила с бревна, притопнула, сбросила с себя друидскую шубу и в сердцах воскликнула. - Да что ж тут так жарко, а?!

ДМ:
- Это рядом, но не так, чтобы совсем рядом, а получается, что не очень близко, но и не далеко, - вывела Элайнис. - Хуже всего исковеркано возле старого маяка, его видно с могильников, когда чистое небо.

Борода:
Друид подмигнул дриаде.
- Нежные места уже не кусает? - беззаботно поинтересовался он.

Чарис:
- Я тебя щас сама покусаю, - рыкнула эльфийка, демонстрируя ряд белоснежных зубов с довольно заметными клыками. - Это надолго, или я через полчаса закоченею и помру? - поинтересовалась она уже спокойнее, и протянула эльфу его куртку.

Борода:
- Зависит от сговорчивости ветра, но, думаю, на несколько часов хватит, - эльф встал, набросил куртку на плечи, не продевая руки в рукава, и присел рядом, мимоходом невесомо потрепав дриаду за ухом. - И где сейчас этот самый артефакт, за которым все охотятся? Как он выглядит?

ДМ:
- Ой, глупышка Трия позволила оркам его отобрать, - вздохнула Элайнис. Хотела что-то добавить, но осеклась, оглядываясь.
С высокой еловой лапы облетел снег - его задело крыло снижающейся гарпии. По какой-то причине Мегида не принимала облик ворона-буревестника; ее превращение было неполным, словно Авиана обделила друидку дарами или, напротив, щедро отметила, позволив становиться одной из своих дочерей.
Женщина-птица выронила из когтистых лап сверток и опустилась на землю. Непомерно вытянутые пальцы с маховыми перьями принимали прежнюю форму.
- Я вижу, здесь воцарилась гармония. Это вселяет определенные надежды.

Чарис:
- Ну этот старый извращенец определенно "подружился" с парой дриад, - фыркнула эльфийка птицеглазой. Ревность в ней заговорила, что ли.

ДМ:
- Полезное умение.

Борода:
Друид вознамерился было прочитать лекцию о том, что переоценивать силы так же плохо, как и недооценивать. Но огляделся, сжал губы и промолчал. Спросил вместо этого, подбирая свёрток.
- Стало быть, артефакт, о котором мы по-прежнему почти ничего не знаем, сейчас у орков. А дренеи сейчас уходят всё дальше от него. И среди них есть только некая... полуорка, если я правильно понял нашу общую лесную подругу... которая хоть как-то с этими орками контактирует. Начало неплохое. Тот таурен был нужен, чтобы добыть артефакт из оркской крепости?

ДМ:
Мегида закуталась в оперенный плащ, села у огня, предоставляя друиду изучать сверток. Перетянутая веревкой оленья шкура содержала бесформенную, взятую у клыкарров одежку на меху и запас солонины.
- Чарис это уже известно. Она предпочла испытать твою догадливость... не иначе как из особой любви.

Чарис:
Чарис громко фыркнула, выражая свое мнение о любви к старым замшелым пням. Кстати.
- У старых... прости, не старых, извращенцев имя есть? А то как-то неудобно получается - ты мое имя знаешь, а я твое - нет.

Борода:
Эльф рассмотрел комплект одежды, покачал головой и вручил его часовой.
- Мадам думает обо мне лучше, чем я того заслуживаю, - заметил он, глядя на Мегиду. - У меня только один вопрос. Пока один. Если этот артефакт, вокруг которого все, включая нас, вынуждены водить хороводы, так важен, почему бы его не уничтожить? Не спрятать? Не вывезти с материка, в конце концов? К слову, чем он так важен и что нам грозит, если он попадёт не в те руки? У меня есть некоторые сомнения в том, что орки по доброте душевной подарят его нашему мохнатому и рогатому другу.

Борода:
Держать часовую в неудобном положении его, кажется, вполне устраивало.

Чарис:
Неудобное положение часовую вполне устраивало. Она даже мысленно позлорадствовала по этому поводу.
А вот изучение одежды от "толстеньких" друзей радости не вызвало. Да, добротная, да, мешковатая. Но при этом ее оружие дальнего боя оказывалось вне пределов досягаемости. Плохо... А если из этой одежды сообразить себе теплое мягкое под низ своей собственной? Каким образом?
Чарис вертела одежку в руках и так и этак, разве что на зуб не пробовала. И чутко слушала, что там эти двое обсуждают.

ДМ:
- Такая скромность, - приподняла темную бровь друидка. - Уничтожить, спрятать, вывезти - для всего этого нужно, чтобы кристалл не болтался на шее у юной нимфы и не лежал в кармане нестираных орочьих штанов. Круг подозревает, что это ключ к линиям лей, над которыми раньше была властна лишь стая Малигоса. Не думаю, что орки узнают в нем образец дренейских технологий. Скорее, будут играть на него в кости или расплачиваться с продажными женщинами за ночь любви. Столько иронии.

Борода:
- Не припомню, чтобы этот край славился продажными женщинами, - поморщился эльф. - Кости - другое дело. Значит, у нашего мохнатого и рогатого друга всё же есть какие-никакие шансы. Наша же задача - дренеи. Часовая обмолвилась, что в выборе средств мы ничем не ограничены. Это следует понимать так, как я это понимаю?

ДМ:
- Так, как это понимает Круг, если не хочешь огорчать своих старших. Так, как это понимаешь ты, если не хочешь огорчать себя.
Мегида прикрыла свои птичьи глаза, отогреваясь после перелета.
- Если спросишь, как это понимаю я, что ж... Пустые смерти огорчают. Из всего, что еще живо, можно извлечь пользу.

Чарис:
Чарис вздохнула. Околеть от холода не хотелось. Но и оставаться почти безоружной - тоже. И ноги мерзли...
- Я вот думаю... Если я попадусь этим вашим дренеям одетая в это, а под этим - это, - она ткнула в свою, расшитую карманами для метательных кинжалов куртку, - не покажется ли это слишком подозрительным?

ДМ:
- Зависит от прилагающейся истории.

Чарис:
- К этому снаряжению можно приложить только бестолочь, которая полезла в снега без подготовки, - раздраженно фыркнула часовая.

Чарис:
- А потом ей попались добрые... Кто там у нас добрый? Толстенькие или мохнатенькие?

Борода:
Друид снова пожал плечами. Кажется, с этой парочкой жест уже входил в привычку.
- Внезапно выдернули из командировки на юга, чтобы охранять почтенного исследователя.

Чарис:
Чарис с трудом удержалась, чтобы не отвесить друиду подзательник. Для этого пришлось бы подняться с бревна. Ограничилась лишь отповедью:
- Что я говорила о том, что нас не должны связывать с Кругом?

Борода:
Друид вздохнул.
- Наёмницу. Работающую на... гоблинский картель. Эти мелкие мразотники у вас предоставляют услуги по охране? Неужели я всё должен придумывать сам?

Чарис:
Чарис с размаху хлопнула себя ладонью по лбу и "стянула" ее вниз по лицу. Глянула жалобно на Мегиду:
- А можно я сама пойду, ааа? - пробормотала негромко.

ДМ:
- Из добрых у нас толстые, но советую назвать калу'ак Борейской тундры, на случай, если дренеи знакомы с местными и могут запросить подтверждения.
Мегида помолчала, нахохлившись. Казалось, уснула или вот-вот заснет, но когда заговорила, голос звучал внятно.
- Не все исследователи - кенарийцы. Есть археологи. Высокорожденные, в конце концов.

Борода:
- Археологи... - невпопад отозвался эльф. - Элайнис говорила, что тут неподалёку вскрылись древние эльфийские руины с призраками и прочими восхитительными вещами. Туда, кажется, дренеи и направлялись.

Чарис:
- Предлагаешь прикинуться парой охотников на артефакты? - хмыкнула эльфийка, разглядывая одежку. А что, если верхний слой содрать. а нижний, утепленный, ушить под свою одежку?

Борода:
- Почему бы нет, - снова пожал плечами друид. - Даже лгать не придётся. Почти.

Чарис:
- Угу. А вызволять нас дренеи будут, когда озлобленные духи захотят нас выпатрашить, - кивнула эльфийка, задумчиво разглядывая бледную, светлую кожу кулуакской одежды. В отличии от ее, темной, эта не должна была бы на снегу так отсвечивать. И вот что тут делать?

ДМ:
- Духи - болтуны. Изнывают от скуки и скорее развоплотятся, чем выпустят потроха дельному собеседнику.
Мегида приоткрыла один глаз, блеснув на друида желтизной из-под ресниц.
- Эта твоя... архаичность, на которую столько сетует Чарис, может стать хорошим подспорьем в образе высокорожденного.

Чарис:
- Выоскорожденные кумекают в магии. А он чуть не проблевался, когда я предложила ему зачаровать мою одежду от холода.

ДМ:
- Не обязательно. Бездарный потомок видных чародеев?

Борода:
Эльф неодобрительно покосился на говорливую часовую, но смолчал.
- Спасибо на добром слове, - раскланялся он.

Чарис:
- Если духи просекут, что он друид... - Чарис скептически хмыкнула.

ДМ:
- Не смогут, если не творить при них чары.

Борода:
- Разумно.

Чарис:
- Ему туева хуча лет, я думаю, он может слепить что-то просто автоматически. На инстинктах.
Чарис подумала и добавила:
- Впрочем, как раз будет повод для спасения, - громко фыркнула и осторожно похлопала по крупу молчаливую дриаду. - Кстати, где эти козлоножки сейчас?

ДМ:
- Я бы сказала, что порок недержания силы свойственен новичкам. Не наоборот, - хмыкнула Мегида. - Козлоножки, что очень удобно, встали лагерем на могильниках.

Чарис:
Чарис пожала плечами:
- Если ты привык что-то делать, просто потому, что это может - сложно от этого отазаться, - хмыкнула. - Ну вам виднее, я ж не друид.

Борода:
- Мои инстинкты - моё дело, - отозвался друид. - Высокорожденного я достоверно изобразить не смогу, ту эпоху я уже не застал... хотя кое-кто и любит напоминать мне про возраст. С ролью исследователя руин или археолога справлюсь. А вот как представить нашу воительницу... и как будем держать связь?

Чарис:
Чарис тоже посмотрела на птицеглазую:
- В крайнем случае, можно сказать, что я дизертировала... Погналась за приключениями и легким золотом. Морозить жопу в снегу, - резюмировала она.

ДМ:
- Сон. Птицы, если появится что-нибудь срочное. Не советую полагаться на чаек - эти могут погнаться за бликом на воде, приняв за рыбью спину, и забыть обо всем на свете.
Мегида с ленцой открыла оба глаза, чтобы смерить часовую оценивающим взглядом.
- Можешь добавить историю о несчастной и запретной любви. О чем-нибудь, что сделало тебя изгоем.

Чарис:
В ответном взгляде часовой мелькнуло что-то злое и хлесткое. Словно нечаянные слова друидки попали по больному месту.
- Обязательно, - фыркнула, сбросила свою куртку и принялась примерять принесенную одежду. Рукава длинноваты. И широковато. Но явно рассчитано на морозы местные. И даже верхом на легкую рубашку должно быть тепло...
- Старый пень, можешь отозвать свое заклинание холода? Я хочу проверить одежду в боевой, так сказать, обстановке?

Борода:
Эльф собирался ответить любезностью в тон, но передумал. Снова прикрыл глаза и шепнул пару слов под нос.

Чарис:
Эльфийка подумала, что поспешила, ну да фиг с ним. За три минуты не околеет, пока остальное переодевать будет. Меховые сапоги ее особенно позабавили... Надо будет в них чего-то натолкать, тчобы на ноге так не болтались... Или... Или одеть поверх своих. Вуаля.
- И значит я, бежавшая, присоединилась к нему, исследователю-археологу, чтобы вкусить приключений. По полной. Так? - уточнила она дальнейший план.

ДМ:
Мегида ответила скупым кивком. Ее глаза снова были закрыты; видно, друидка рассчитывала, что о деталях эльфы договорятся между собой.

Борода:
- Если тебя это устраивает, о остроязыкая, - друид вполглаза наблюдал за её приключениями с одеждой. Сам он с иголкой не дружил, и в голову ничего подходящего не приходило. Чтоб этому Фарлусу сто лет скверножижу разгребать.

Чарис:
Чарис подкатала рукава, старым поясом перетянула новую куртку. Получилось даже терпимо. Осталось посидеть на бревнышке, заценить, как оно от мороза защищает, и не надо ли под одежку чего надеть еще...
- Меня то устраивает. Но как ты относишься к тому, чтобы сделать тебя вообще не разумеющим другие языки, о замшелый пенек.

Борода:
- Учитывая, что так оно и есть? Не вижу проблемы, светлоокая. С точки зрения эльфийского археолога мне достаточно знать старые диалекты калдорайского.

Чарис:
- И ты сможешь выслушать что угодно с каменной, НЕПОНИМАЮЩЕЙ рожей?

Борода:
- Я могу отдать амулет языков тебе, - друид непринуждённо вперился в часовую. - Но для этого нужно, чтобы я чувствовал, что на тебя можно положиться. Немного веры друг в друга нам бы не помешало, не находишь?

Чарис:
- Я не подхожу на эту роль, - хмыкнула Чарис. - Не я тут выгляжу так, словно сошла с древнего барельефа... Впрочем, если у тебя сомнения в собственной невозмутимости, и будь у нас побольше времени, хорошая борода, типа той, что я видела. тебе бы помогла.

Чарис:
Холод покусывал. Но только пальцы и лицо. В остальном эльфийка чувствовала себя прекрасно. А потом, на досуге, можно будет заняться ушивкой и подгонкой... Если, конечно, на это будет время. С другой стороны, лишаться метательных ножей тоже не хотелось...

Борода:
- У меня нет сомнений, - отрезал друид. - И не будем больше об этом. Как одежда?

Чарис:
- Просторновато, но в целом неплохо, - Чарис удивилась, чего это друид так резок стал. Любимая мозоль - доверие? - Жаль, ножи метательные девать особо некуда.

Борода:
- Говорят, широкие рукава хороши тем, что в них можно спрятать что угодно, - задумчиво сообщил друид. - А ещё они смазывают движения.
Снова прикрыл глаза, сосредотачиваясь, прощупывая течение жизни вокруг. Спокойствие и умиротворение. Им бы не помешали союзники.
Открыв глаза, он вытянул из похудевшего свёртка кусок мяса и рассеянно вцепился в него зубами.

Чарис:
- Боевую белку? Или полевую мышь? - хмыкнула эльфийка, задумчиво разглядывая свою старую куртку.

Чарис:
Если отрезать нижнюю часть рукава, на которые нашиты кармашки для ножей, то можно было бы сделать своеобразные наручи... Тем более, что утягивающие ремешки есть. Эльфийка вынула из ножен кинжал и примерилась оттяпать рукав.

Борода:
- Одна из твоих коллег как-то умудрилась спрятать в рукав чакрум, - отозвался эльф. - Белки не особенно опасны. Если рассчитываешь сражаться вместе с животными, лучше выбирай кого-то из кошачьих. Их от головы можно отодрать только с уша... - он осёкся и пристально посмотрел на неё. - Хотя, думаю, это ты знаешь не хуже меня.

Чарис:
Чарис фыркнула:
- Живодер.

Борода:
- Разве я сказал, что лунопард при этом должен умереть?
Друид помолчал и добавил.
- Думаю, нам вообще не обязательно попадаться этим дренеям на глаза. По крайней мере, на первых порах. Кто-нибудь из местных животных вполне может присмотреть за ними для нас.

Чарис:
- В смысле? Кто-нибудь из местных живооооааааа... черт, - заключила она, осененная внезапной мыслью. - Ты можешь управлять животными?

Чарис:
Часовая лихорадочно думала. Дриады сказали, что они попросили зверье, на которое охотятся - уйти. Интересно, к этому зверью относятся волки? Тут же есть волки? Должны быть, волки есть везде.
- Например, ты мог бы попросить стаю волков напасть на нас... Чтобы доблестным дренеям было от кого нас спасать. Вот и знакомство.

Чарис:
- Я даже разрешу меня немного покусать... - цокнула языком.

Борода:
- Не управлять, - поправил бородатый. - Попросить помочь. Мог бы, пожалуй... Но если кто-то из дренеев поджарит хотя бы одного волка, сомневаюсь, что остальные станут потом нам помогать. Я не знаю, чем вооружены наши копытные союзнички.

Чарис:
- А как же "меньшее зло"? - эльфийка откровенно насмехалась. - Пусть выберут старого и больного, и я устрою "последний бой" на виду у наших козлоножек и обеспечу нам отличную легенду.

Чарис:
- А остальные могут повыть издалека, нагоняя шороху. И правдоподобия.

Чарис:
- Типа спасались бегством от стаи, случайно вырулили к их убежищу. А?

Борода:
Друид собирался что-то ответить, но закрыл рот и бросил быстрый взгляд на дремлющую "мегеру".
- Может сработать. Но я бы предпочёл сначала узнать о них побольше. Когда ты сможешь двигаться?

Чарис:
- А что мне мешает? - не поняла эльфийка.

Борода:
- Одежда, - коротко ответил эльф. - Мне казалось, ты собиралась немного подогнать её под свою фигуру. Сколько времени тебе потребуется?

Чарис:
- Потерпит, - эльфийка высунула руку из рукава подальше и застегнула на запястье импровизированный наруч с кинжалами. - Чем свободнее сейчас - тем лучше. Если твои четвероногие друзья нам подыграют.

Борода:
- Понимания не жду, но всё же. Одно дело - попросить зверей быть нашими глазами и другое - попросить их пожертвовать за нас жизнью. Результат должен стоить того, - голос его посуровел. - Я не буду рисковать чужой жизнью, пока не увижу, что это необходимо. Я ясно выразился?

Чарис:
- Расскажешь это ей, - эльфийка указала острием кинжала на дремлющую птицеглазую. - Когда ее начальство прикажет нас убрать, как ненужных свидетелей.

Чарис:
- Ах, прости, дорогой, я забыла, это же ВАШЕ начальство.

Борода:
- Обязательно, - он догрыз остатки мяса и встал, разминая плечи. - А теперь идём, раз тебя ничего не держит.

Чарис:
- Куда идем? - эльфийка не потрудилась отодрать задницу от бревна, на котором сидела.

Борода:
- Выполнять задание? - предположил друид. - Дриады смогут проводить или хотя бы указать направление. Может, даже подвезут, - хмыкнул. - Тебя. Я не в их весовой категории.

Чарис:
- Если бы не необходимость ныкаться от духов, я бы предложила ТЕБЕ меня подвезти, - усмехнулась эльфийка. - Предлагаю пройтись пешком. Потому что, если нас засекут в обществе дриад, это будет странным. Разве нет?

Борода:
- Мыслишь. Что касается "подвезти"... - эльф усмехнулся в ответ. - Напомни, когда выберемся из этой передряги.

Чарис:
- Если выберемся, - скептически поправила часовая, подбирая свою котомку и забрасывая ее на спину.

Чарис:
- Так. Ты понимаешь и говоришь только на дарнасском. При этом даже в разговоре со мной ты говоришь так, чтобы случайно оказавшиеся рядом призраки не просекли, что это все лажа. Понял? - решила уточнить она последний раз. Погореть на пустяке будет очень глупо. - Эх. Так бы пригодился артефакт для ментального общения... Какой-то.

Борода:
- Пригодилась бы карта, - поправил друид. - Если только ты не хочешь сыграть ещё и роль провожатой.
То, что он видел во Сне, увы, могло быть бесконечно далёким от реальности.

Чарис:
- Провожатая без знания местности, - фыркнула эльфийка и повернулась к дремлющей гарпии.

Борода:
- И считающая всех вокруг идиотами, - мрачно пробурчал под нос друид. - Что духов злить не стоит, я понял и с первого раза.

Чарис:
- Злить? Злить? - почему-то вскипела часовая, резко развернувшись к друиду. - Они настучат козлоногим обо всем, что узнают. И я потом погляжу, как ты это будешь объяснять нашим недолгим синим "друзьям"!

ДМ:
Мегида проснулась так же незаметно, как и уснула - если вообще спала, а не притворялась, чтобы коварнейше подслушать разговоры новоиспеченных агентов. Поднялась под тихий шелест перьев, прошлась в разбитый неподалеку шатер. По снегу ей не приходилось ступать босиком: на месте птичьих лап появились мягкие унты. Это была одна из новых *штук*, которые не застал в свое время друид-медведь. Зачарованная одежда.
Вернувшись со склянкой туши, калдорейка без слов разложила на коленях оленью шкуру, в которую раньше были завернуты теплые вещи. Принялась рисовать короткими, летящими штрихами.

Борода:
- У меня сразу уйма вопросов, - едким тоном проворчал друид, изучая яснеющее небо. - Почему они должны им об этом настучать? И с каких пор дренеи знают наш язык, чтобы с ними общаться?

Борода:
- И самое главное: как они с ними общаться собрались?

Чарис:
- Она, - резкий тычок в сторону рисующей Мегиды, короткой отлучки которой, кажется, ругающиеся эльфы не заметили, - рассказала, что их самка общается с местными духами. Я в вашей этой магии не разбираюсь. Сам у нее спрашивай, - зло фыркнула и отвернулась.

ДМ:
- Их "самка", - у Мегиды, не поднимающей глаз от рисунка, это вышло иронично, - действительно ходила в руины Покоя Звезд. Ради духов или ценностей - неизвестно. Если первое, то им хватило всеобщего языка, чтобы договориться. Если второе, ей хватило сил держать духов на расстоянии.

Борода:
- Лю-бо-пыт-но, - процедил друид, переводя взгляд с одной на другую. - И вы, девочки, собирались сообщить мне об этом... когда?

Чарис:
Глаза часовой нехорошо сверкнули:
- Увидев тебя "оседлавшего" дриаду я как-то забыла о том, что собиралась рассказывать, - процедила она.

ДМ:
- А я понадеялась, что часовые не бывают забывчивы, - сухо заметила вторая "девочка".

Чарис:
- Не надо путать "офонаревший" и "забывчивый", - фыркнула эльфийка.

ДМ:
- Ты так юна, что тебя приводят в оторопь естественные вещи? - косо поглядела Мегида. - Два десятка лет? Три?

Чарис:
У Чарис только пар из ушей не пошел от возмущения. Громко фыркнула, плюхнулась задницей на бревно и выдала хрипло:
- Старый пень и юная неопытная часовая. Отличная парочка. Если в среднем считать - самый сок.

Борода:
Друид подобрался и вытянулся. На его жеках заходили желваки. Некоторое время он рассматривал парочку женщин, которыми его одарила судьба, переводя взгляд с одной на другую, словно решая, кого из них следует разорвать первой.
Воистину, пошутить хуже, чем он уже пошутил, Фарлус едва бы смог.
Когда он заговорил, голос вышел глухим, тихим, хриплым, почти утробным. Кажется, даже его клыки стали длиннее.
- Девочки. Позвольте сказать вам две вещи. Первое. Не будите спящего медведя. Второе. Разбудив, не испытывайте его терпение.

Чарис:
Часовая только уничижительно фыркнула в ответ. Но одну ладонь, словно ненароком, засунула в рукав другой руки.

ДМ:
Мегида отнеслась серьезнее: отложила шкуру с недорисованной картой и медленно поднялась. Желтые глаза друидки сошлись в щели.
- Ты обвиняешь меня в том, что я не повторила инструкции два раза? В том, что ввела в курс дела твою помощницу и полетела через половину Погоста за теплым мехом для ее зада, пока ты отсыпаешься?

Чарис:
Чарис слегка охренела. Ей еще не доводилось так близко наблюдать разборок двух друидов. И теперь она, невольно и совершенно ненарочно, в уме делала ставки.

Борода:
Друид вздохнул. Никто, даже он сам, не заметил, как он успокоился - так же внезапно, как и впал в ярость. Осклабившись, он потёр несуществующие усы и принялся загибать пальцы.
- Давай кое-что разъясним. Сперва часовая обвиняет меня то ли в совращении, то ли в изнасиловании дриад. В звероформе. Во множественном числе. При этом называя "замшелым пнём". Возможно, юная неопытная часовая ни беса не смыслит в друидах. А может, гормон играет. Или же она завидует. Допускаю. Но она всё же должна понимать, что этим оскорбляет не только меня, но и дриад.
- Потом друидка, бровью не поведя, называет это естественными вещами. Я мог бы спросить, сколько хранителей рощ уже на её счету. Но не думаю, что это знание будет мне полезным. Я знал, что Малфурион погорячился, когда позволил женщинам заниматься друидизмом. Но хотелось бы, чтобы я убедился в этом при других обстоятельствах.

ДМ:
Мегида разочарованно цокнула языком, не меняя выражения лица.
- И это когда я решила, что тебя выбила из равновесия накладка в приготовлениях к важному делу. Нет. Все, что тебя заботит, это кто и в каких словах выразился и о чем при этом подумал. Прошу тебя учесть кое-что: мне безразлична чувственная озабоченность твоей подруги. Мне безразлична твоя ханжеская озабоченность ее озабоченностью. Все, что мне нужно, это чтобы вы исполнили поставленную перед вами задачу, как того хочет Круг. И нет, Малфурион не давал мне своего личного разрешения. Если Фалрус забыл упомянуть - а он, скорее всего, забыл, - меня растило и обучало племя хиджальских гарпий. А теперь идите и озаботьтесь тем, чтобы дренеи не получили трижды иметый богами кристалл. Элуна в помощь.

Борода:
- Больше всего меня выбивает из равновесия то, что карта ещё не готова, и я вынужден наслаждаться вашим обществом, - бесцветно отозвался друид.

Чарис:
- Ты предпочел бы общество дриад? - не смогла не ввернуть часовая, правда, довольно тихо.

ДМ:
- Тебя может утешить мысль, что я наслаждаюсь компанией не больше твоего, - сухо ответила Мегида, возвращаясь на скамью к неоконченной работе.

Борода:
"Дриады, по крайней мере, честнее", - с тоской подумал эльф. Ему бессмысленно было тешить себя мыслями о том, что "когда-то было лучше", потому что он помнил, как было "когда-то". Но всякий раз, когда реальность оказывалась неприятнее ожиданий, он воспринимал как первый.
Привыкнуть к этому за долгие годы ему так и не удалось.

Чарис:
Часовая разочарованно вздохнула. Не понятно, чего она ожидала, но то, что она получила, с ожиданиями не совпало. Какими бы они ни были.
Оставалось молча ждать, когда будет готова карта.

ДМ:
Свернутую карту вручили друиду, как только просохла тушь. Мегида ничем не показывала, что ее задела или обидела ссора: может, потому, что быть еще молчаливее удалось бы не каждому. Но перед самым расставанием калдорейка смягчилась.
- Мне следует сказать, что в глазах недостойнейшей из друидок *естественны* отношения двух разумных существ, будь то Элуна с Малорном, Зейтар с Терадрас или Авиана с избранником из рода великих орлов. Неестественен чужой докучливый интерес. Если юная и неопытная будет слишком досаждать, дай знать об этом. Возможно, Круг расщедрится на замену.
Говорилось это в присутствии Чарис и, наверное, должно было звучать предупреждением.

Чарис:
- А можно прям щас заменить, а? - тут же влезла упомянутая незрелая часовая. - Я успею домой на летние праздники.

Борода:
- Мечтай, - ухмыльнулся друид. - Она мне понравилась. Можно мне её оставить?

Чарис:
Чарис опешила и широко хлопала ресницами. Молча. Удивительно.

ДМ:
- Кто я, чтобы перечить? - повела плечами калдорейка. - Доброго пути.

Борода:
- Воистину, - заключил друид. Бросил взгляд на карту в руке, потом на светлеющее небо, на котором ещё были видны звёзды. Галантно подхватил часовую свободной рукой, мягко положив железные пальцы на ягодицу, и повлёк за собой в кусты.

Чарис:
Только предельное замешательство не позволило увлекаемой в кусты часовой среагировать так, как того требовала ее натура.
Впрочем, замешательство прошло, как только лагерь Мегеры пропал из виду.
- Лапы убрал, - зло прошипела, а через одежду друида под ребро кольнуло что-то очень острое.

Борода:
- Слушаю и повинуюсь, - отозвался друид. И руку убрал - достаточно неспешно, чтобы сохранить достоинство, но достаточно быстро, чтобы его не настигло возмездие. - Грозить железкой было не обязательно. Прошу... - он мотнул головой и продолжил немного изменившимся тоном. - Извини за этот балаган.

Чарис:
- Ну-ну, - хмыкнула эльфийка, пряча метательный кинжал обратно за рукав. Это неожиданное извинение сделало неуместной вертевшуюся на языке угрозу про "отрежу все выступающие части, станешь друид-бревно, а не друид-медведь".

Борода:
- Подставилась, - пояснил эльф. - Не мог отказать себе в удовольствии. Полагаю, мне простительно, учитывая... обстоятельства.
Покосился на неё, пытаясь понять реакцию.
- Айнгерн, - теперь он уткнулся в карту. - Ты спрашивала, как меня зовут. Подозреваю, Фарлус и в письме написал прозвище.
Он вполголоса пробормотал что-то про золотые тучки горных великанов и что с ними должен делать руководитель ветви Круга Кенария Осквернённого леса.

Чарис:
Брови эльфийки поползли вверх. "Подставилась?! Это он что, про дриаду? И на какие это обстоятельства он намекает? Ах, да, он же спал"...
- Я десять тысяч лет не видел женщин, ага, - фыркнула. - А что за прозвище?

Борода:
- А ничего, что ты мне перед этим пол-утра мозги полоскала? - справился друид. - Я бы предположил, что тебя подослал тот же Фарлус, чтобы накопать компрометирующих обстоятельств и обвинить меня в предательстве... Но это, пожалуй, было бы слишком сложно для него. Многовато усилий ради одного старины Айнгерна.

Чарис:
- Прозвище? - напомнила Чарис. Когда ее что-то интересовало, она могла капать на мозги методично и целенаправленно.

Борода:
- А, это... - друид махнул рукой. - Поскольку родители осчастливили меня невыговариваемым именем, то я почти сразу стал Бородой. Как выяснилось, за пять тысяч лет сна ещё не растерялись те, кто об этом помнит. Уж лучше бы они помнили более полезные вещи, - пренебрежительно скривившись, добавил он.

Чарис:
- Например то, что ты живодер? - хмыкнула Чарис, покачав головой. - Борода. Пожалуй, тебе подходит.
Эльфы неспешно перлись по заснеженному лесу. Часовая старалась не только слушать спутника, но и поглядывать по сторонам, чтобы ничего нехорошего к ним не пристало ненароком.

Борода:
- Всё ещё злишься из-за того раза? - друид снова покосился на неё. - Как зажило, кстати?

Чарис:
- Теперь у меня иногда спрашивают, где я раздобыла такой экзотический шрам, - хмыкнула часовая, не уточнив, кто спрашивает и в каких обстоятельствах.

Борода:
- Подходящая тема, чтобы завязать разговор, - кивнул друид. - В некоторых обстоятельствах. И раз уж у нас сейчас обстоятельства располагают, не откажусь услышать продолжение твоих мыслей про моё начальство. Которое прикажет нас убрать. А заодно и про твоё начальство. Не Круг же тебя сюда послал?

Чарис:
- Мне доводилось уже выполнять поручения для Круга, но ни одно из них еще ни разу так отчетливо не пахло дерьмом. И я не про продукты жизнедеятельности. А меня, скорее всего послали потому, что остальных было жалко.

Борода:
- Полагаю, героическая смерть при выполнении этого задания в твои планы не входит, - друид снова оторвался от карты. - Поправь, если я ошибаюсь.

Чарис:
- Как будто это входит в твои планы, - хмыкнула эльфийка, поправила пояс с кинжалами. - Я вообще не верю в героическую смерть. Она паскудна, отвратительна, бессмысленна... Какая угодно, но не героическая. Бррр, избавь меня от этого.

Борода:
- Не знаю, насколько ты посвящена в дела Круга, - начал друид. - Красноречив не буду, долгий Сон ещё никого не сделал мастером-оратором. Ты участвовала в битве на Огненной Передовой?

Чарис:
- Нет, - Чарис скривилась. - Не участвовала. Причем тут это?

Борода:
- Если вкратце, Фандрал Олений Шлем и часть примкнувших к нему друидов предали нас и перешли на сторону Рагнароса. То, почему это произошло, сейчас не так важно. Важно то, что один из тех, кому мы доверяли, кто был одним из наших лидеров, в итоге едва не сжёг Нордрассил.
Ты можешь не знать, но после того, как Рагнарос был повержен, было решено, что инцидент исчерпан. Что оставшиеся члены Круга чисты. Успеваешь за ходом мысли?

Чарис:
Чарис, конечно слышала кое-что. Вот только это кое-что было весьма поверхностным.
- Пока - успеваю, - кивнула, оглядывая окрестные деревья и полянки.

Борода:
- Распоряжение было срочным, - друид изредка поглядывал на неё. - А меня в Круге недолюбливают. Я не мог ни проверить его, ни выяснить, кто настоящий автор. Фарлус, чтоб ему икалось, только подбирал исполнителей. Но, пользуясь твоими же словами, задание плохо пахнет. До сих пор Круг не настолько интересовался магическими артефактами, чтобы посылать ради одного из них отряд на другой материк. Снабдив разрешением не стесняться в средствах к союзникам.

Чарис:
- Думаешь, кто-то решил еще чего-то сжечь? - хмыкнула скептически Чарис. С одной стороны - было понятно, что друид куда-то клонит. С другой, он мог бы и просто проверять ее лояльность. И пристукнуть на месте, если результат проверки его не удовлетворит. Поэтому часовая ограничивалась широкотрактуемыми фразами.

Борода:
- Почему бы нет, - эльф свернул карту. - Хочешь взглянуть? Вполне возможно, руководство Круга очень удивится, если узнает, что по его заданию кто-то разыскивает в Нордсколе дренейский артефакт.

Чарис:
- На что взглянуть? - не поняла Чарис.

Борода:
Вместо ответа друид протянул ей свёрнутую в трубку шкуру с картой.

Чарис:
Эльфийка развернула карту и окинула ее внимательным взглядом, скептически хмыкнув:
- И что меня должно удивить? - схематический рисунок она то запомнила, но пока могла слабо приложить его на местность.

Борода:
- Разве я сказал, что хочу тебя удивить? - поморщился друид. - Одна Часовая недавно сказала мне, что не ищет героической смерти. Один из способов не нарваться на героическую смерть - знать, где ты находишься.

Чарис:
- А, - протянула карту обратно. - Спасибо, Борода, - расплылась в улыбке. - Вовек не забуду.

Борода:
- Мне уже начинать жалеть о своей прямолинейности?

Чарис:
Чарис пожала плечами и снова пробежалась взглядом по кустам, мимо которых они шли:
- Кстати... Возвращаясь к вопросу героической смерти. Как ты относишься к... назовем это "тактическим отступлением"?

Борода:
- Нашла кому этот вопрос задавать, - эльф хмыкнул. - Братья-медведи знают, что такое отступление... хоть и не всегда готовы внять голосу разума. Тебе ещё везёт, что я не последователь Голдринна.
Проследил за её взглядом и добавил:
- Если решишь тактически отступать, дай сигнал ушами, что ли. Терпеть не могу, когда выясняется, что спину прикрыть некому.

Чарис:
- Поверь, ты узнаешь, когда я решу дать деру, - немного расслабилась Чарис. - А теперь давай вживайся в роль одержимого артефактами кладоискателя. И никаких разговоров о деле, пока мы не закончим с этим. Разве что иносказательно. Я не хочу погореть на том, что нас подслушает случайный дух.

Борода:
- Значит, добычей пропитания занимаешься ты? Я бы сейчас пол-Легиона съел, - в голосе эльфа прорезался старческий скрип. Он немного откашлялся и продолжил. - А почтенный учёный тем временем может пообщаться с нашими четвероногими друзьями, пока вокруг нет случайных духов.

Чарис:
- Дриады сказали, что прогнали отсюда всю живность. Если ты не расслышал, - напомнила эльфийка.
"Если я упоминала".
- Неужто солонина тебя не устраивает?

Борода:
- У тебя найдётся столько солонины? - друид почесал бороду, отряхивая от ледышек. - Может, и прогнали, когда проходили дренеи... Но сейчас вокруг зверьё есть. Я бросил клич, пока мы были в "лагере" - может, удастся вывести на тебя кого-нибудь больного.

Чарис:
- Надеюсь, это будет не белка. Засмеют же.
Часовая на всякий случай взяла в пальцы метательный кинжал, спрятав руку в просторный рукав куртки.
- Или ты не про нападение?

Борода:
- Я про еду. Для нападения сперва пошлю туда какую-нибудь... белку. На разведку. Возможно, они уже снялись с места. Не люблю устраивать представление без зрителей.

Чарис:
- Разумно, - кивнула часовая. - А твой больной что, будет тихонько ждать, пока я его прирежу?

Чарис:
Чуткие уши эльфийки дернулись, вылавливая нездоровый хруст в кустах перед ними. Скрип снега и на дорожку перед ними вывалилась зверушка. Часовая инстинктивно сначала запустила в полет нож, а потом уже только удивилась, что за зверушка ей досталась.
Белопятнистый зайчик перекувыркнулся, дико взвизгнув, Чарис набросилась еще на трепыхающуюся добычу, хрустнула шея, и часовая с нехорошей ухмылкой, держа за задние лапки, протянула друиду свою добычу.
Зайца. С рогами. Хорошими такими ветвистыми оленьими рожками.
- Это чей такой приплод диковинный?

Борода:
- Если ты на меня намекаешь, то у меня рогов нет, - друид пожал плечами, прикидывая, не исчерпал ли он свой сегодняшний лимит. - Говорят, тут когда-то была Плеть... Они не экспериментировали на кроликах?
Он разгрёб снег сапогом, обломил с деревьев несколько нижних веток и принялся разводить костёр.

Чарис:
- А я откуда знаю? - резонно заметила эльфийка, достала из котомки нож для разделки тушек и резво ободрала несчастного кролика, а рогатую голову отрезала целиком и повесила шкуру с головой на ближайший сук.
- А если и экспериментировала, то может его есть не стоит? - задумчиво поинтересовалась, выскребла внутренности и прикопала их в снегу.

Борода:
- Поэтому полезно иметь с собой... набор полевых специй, - друид порылся в своей сумке и протянул ей пучок какой-то сушёной травы. - Натри изнутри вот этим. Вкус будет своеобразный, но по крайней мере не будем бегать по кустам.

Чарис:
Часовая скептически понюхала травяной пучок, пожала плечами и сделала, как просили. Присовокупив к натирке немного соли. Выломала сук поровнее, нанизала, как сумела, упитанную тушку. Когда она закончила возиться с будущим жарким, костер уже полыхал вовсю.
- И надолго мы тут задержимся? - поинтересовалась она, протягивая нанизанного на палку олене-кроля друиду, и принялась оттирать руки и ножи снегом.

Борода:
- Самое большее два часа, - отозвался друид. Сложил пальцы домиком и ухнул. Больше всего было похоже на крик совы. После чего принялся прилаживать будущий завтрак над огнём. - А что?

Чарис:
- Да так, ничего, - эльфийка достала из-за голенища ножик, срезала обломок ветки, присела на пенек и принялась обстругивать деревяшку, чтобы чем-то занять себя.
- Чем занимался эти два года? - спросила равнодушно.

Борода:
- Спал, - в тон ответил эльф. - Помогал пострадавшим, разгребал последствия на Хиджале. Привыкал. В том числе и к тому, что у нас теперь куча соседей.

Чарис:
- И сволочей... - буркнула она себе под нос. - И что ты разгребал на Хиджале? - спросила уже с любопытством. Потому что до нее, в ее лагерях, информация доходила противоречивая и довольно странная.

Борода:
- Сумеречный Молот, - коротко ответил друид. - Не знаю, откуда у них оказалось столько культистов. Назови меня старомодным, но мне идея всеобщего Конца Света не кажется такой уж привлекательной.
Эльф поворачивал шипящего оленезайца то одним боком, то другим.
- Они объединились с огненными элементалями Рагнароса и жаждали раздуть из Мирового Древа Мировой Костёр.

Чарис:
- А смысл? - скептически хмыкнула Чарис.

Борода:
- Ты меня спрашиваешь? - усмехнулся друид. - Сам в этом вижу смысла не больше твоего. Однако Фандрал перешёл на их сторону.
- Но при этом пробудилось множество Древних, считавшихся погибшими в ту войну. Сам Кенарий вернулся из мёртвых, хотя я до сих пор не понимаю, как этим оркам удалось его убить.
Он поморщился.
- Странно только, что братья-Медведи не вернулись.

Чарис:
Эльфийка поморщилась, потерла пальцами глаза. Ей до сих пор снились иногда кошмары. Но ни один не шел в сравнение с тем, который снился ей тогда.
- Спали, может. Медведи те еще ленивые задницы.

Борода:
- Ленивее, чем Тортолла? Не недооценивай их.

Чарис:
Чарис пожала плечами, руки продолжали работать с деревяшкой не зависимо от ее мыслей.
- Не знаю, я плохо разбираюсь в этих друидских штуках. А вот в медведях разбираюсь. Зимой они ленивы.

Борода:
Руки двигались здорово. Друид аж засмотрелся.
- Как думаешь, что можно подарить дриаде? - вдруг спросил он, следя за шкворчащим зайцем.

Чарис:
Чарис удивленно возрилась на эльфа:
- Ах ты ж, старый извращенец... А еще говорил, что "это не так", - фыркнула громко.

Борода:
- Не знаю, что ты там себе вообразила, но женщина не приходит в восторг от того, что её без спросу сделали подушкой. Даже если это непосредственная дриада и на одну ночь. Нужно чем-то отплатить за доставленные неудобства.
Mariya Volzheva: - Надеюсь, ей понравилось... - хмыкнула эльфийка, возвращаясь к обстругиванию деревяшки. - Ты хотя бы поцеловал ее на прощание?? - усмехнулась она, размышляя, что бы такое можно было подарить дриаде.

Борода:
- Во многих знаниях многие печали, - друид потыкал зайца палочкой и, увидев капающий жир, удовлетворённо кивнул. - Угощайся.
Mariya Volzheva: - Ешь, - хмыкнула эльфийка, - я подожду, вдруг твои травки не подействовали?
Она принялась за более тонкую работу, осторожно орудуя самым кончиком лезвия.
- Подарки эти - это все пустое. Внимание. И забота, - усмехнулась она. - Дриады, они ж словно дети. Ты ей яркую ракушку подари, на шнурке, она ее на шею повесит и будет радостно таскать, потому что это ты подарил. Если, конечно, ты ей понравился... Или что-то красивое. Чем украсить себя сможет. Вон, как мелкая кристаллом красовалась. Пока не умыкнули.

Борода:
- В Осквернённом лесу действовали, а тут вдруг не подействуют, - проворчал друид. Но спорить не стал. Всегда можно оставить ей кусок... если успеет передумать.
После недели без еды вид и запах печёного разбудили притупившийся голод. Он уплетал за обе щеки, что аж потрескивало. Мысленно благодарил твёрдую землю под ногами и слушал Чарис, которая рассказывала простые, но правильные вещи. Обращению с женщинами во Сне тоже научиться было не у кого, так что тут молоденькой Часовой было что ему рассказать.
Возникал, правда, вопрос с источником её знаний. Но об этом можно и позже поинтересоваться.

Чарис:
- А вообще, если ты просто часик послушаешь ее щебетание с заинтересованной мордой, кивая время от времни и говоря в подходящих местах "да-да, конечно", возможно, она оценит это даже выше, чем яркую безделужку, - заключила она, вертя обструганную деревяшку так и этак, подправляя.

Борода:
- Для обычного воина Ашенвальской стражи у тебя богатые познания, - заметил друид с деланным безразличием.

Чарис:
- Я умею делать женщинам приятно, - оскалилась она в ухмылке, поднимая взгляд на эльфа.

Борода:
- Кх-хмм, - на лице Айнгерна снова отразилась работа мысли. Или, что вернее, памяти. - И женщины тебе, полагаю, тоже. Так вот чего тебя аж перекосило, когда ты тогда очнулась в келье, а сверху я.
Он задумчиво цыкнул зубом.

Чарис:
- Сообразительная Борода, - усмехнулась эльфийка. - А женщины разные бывают, - хмыкнула она, пряча нож и подбрасывая на ладони оструганную деревяшку. - С некоторыми не хочется видеться второй раз. Некоторые не хотят видеть второй раз тебя. И как кролик? Поперек горла не стала зверушка?

Борода:
- Пожуём - увидим, - сообщил друид, изучая похудавшего кролика, лишившегося ляжки и части бока. Вытер нож снегом. Нужно было сделать паузу - наедаться до отвала после голодухи тоже не полезно для здоровья. - Через полчаса не скукожусь - можно есть. Если через полчаса тут что-то останется.

Чарис:
- Ты уж потрудись оставить кусочек, - она бросила деревяшку эльфу, почему-то решив, что тот ее обязательно поймает. Небольшая, довольно детально вырезанная фигурка стоящего на задних лапах медведя, даже бороздки на шерсти для шкуры. - Укрась ее яркими перышками, посади на шнурок - может сгодится на украшение для рогов твоей красавицы. Ну или ракушку найди.
Эльфийка нахохлилась, спрятала руки в рукава и стала ждать полчаса. Испытывать судьбу с кроликом она решила пока повременить.

Борода:
Друид поймал, хотя грация у него была поистине медвежья.
- Похоже получилось, - одобрительно отозвался он, - спасибо.
Сове было ещё рано возвращаться, и он решил немного помедитировать, примеряя на себя шкуру пожилого учёного и охотника за древностями. Со стороны могло показаться, что он спит.

Борода:
А может, и правда спал. Не разберёшь. Но когда над притихшим костром послышалось хлопанье крыльев, безошибочно вытянул в сторону руку, в которую вцепились крепкие когтистые лапы. Большая полярная сова. Такой и охотница бы позавидовала.
Друид оторвал кусочек мяса и протянул сове. Та подозрительно зыркнула на предложенное лакомство глазом-тарелкой, попереступала по рукаву когтями, но в итоге еду взяла.
- Ну, рассказывай, - предложил Айнгерд.

ID: 18499 | Автор: Dea
Изменено: 19 апреля 2016 — 4:20