Драконий Погост Драконий Погост: Дела Круга (9)

Чарис
Борода
Мегида Гарпия

Борода:
В этот раз ему повезло. Судя по форме руин и колодцу (его он бы ни с чем не спутал) это был именно тот лагерь, о котором шла речь. Правда, меньше всего он походил на какой-то постоянный лагерь. Уже смеркалось, но даже в надвигающихся сумерках он не заметил особых признаков обжитости места. Разве что две фигуры торчали у костра. Благодаря огню их было хорошо видно, и они отбрасывали длинные дрожащие тени на лежащий вокруг снег.
Грифон тяжело ухнул в сугроб и, проваливаясь лапами в снег, заковылял к ним.
- Это к вам, что ли, я должен пристать? - бородатый осунувшийся эльфяка в кожаной куртке на меху всматривался в здешних обитателей. Один из них определённо не был калдораем.

Ройм:
- Хрхрхр...
Услышав боевой завод Хрюквы, Ройм коротко махнул питомцу могучей ручищей, чем слегка угомонил начавшего проявлять настороженнось кабана. Желтые глаза быка изучали прилетевшего, а так же то, на чем прилетевший, собсно, прилетел.

ДМ:
- Ко мне. К нему - не советую, - отозвалась со скамьи калдорейка в оперенном плаще. - Я гляжу, Круг расщедрился не в пример себе самому? Целых двое помощников. Такое подспорье.

Чарис:
Грифон Чарис в сугробы садится не стал, опустился аккуратно на торчащий из снега крупный каменный обломок. Вцепился лапами, балансировал, помахивая крыльями. Эльфийка соскочила с седла, собираясь спустится по каменным уступам, словно горная коза, но закоченевшее тело внезапно оказалось не слишком проворным, и незадачливая часовая лихо приземлилась мордой в снег, когда ее грифон поднялся в воздух. Судя по всему, ночевать в сугробе тварюка не желала и решила вернуться в теплое стойло и к жрачке.
- Ах ты ж пернатая паскуда, - громко прокомментировала Чарис, вылезая из сугроба и выбивая зубами задорную дробь.

Ройм:
- Эльфы, - констатировал очевидное таурен, обратив свои желтые очи на оперенную калдорейку. - Мегида, зачем они тебе?

ДМ:
- Кроме того, чтобы скрасить мое одиночество? - друидка поманила озябшую гостью поближе к огню. Традиционное "Элуна-адоре" так и не прозвучало. Может, потому, что обращение к пернатой паскуде испортило торжественность момента.
- Дела Круга.

Борода:
Из всего сказанного сквозь хруст снега друид разобрал только то, что он попал по адресу. Остановив зверя в нескольких метрах от костра, он натянул сбившийся за время полёта капюшон, грузно спрыгнул в снег. Похлопал пернатый транспорт по боку и, переваливаясь (грифон за его спиной забил крыльями, поднимая тучи снежинок), выбрел на утоптанное место.
- Насчёт двоих не знаю, - устало пробормотал он, изучая перья на эльфийке, - но Мегера? Магда? Модера? Это, я так понимаю, вы.
Короткий поклон совсем немного не дотягивал до обычного вежливого.

Чарис:
Эльфийка провалилась в снег едва ли не по грудь, намело его у обломка былого архитектурного величия преизрядно. Поэтому ей пришлось немало побарахтаться, прежде чем выбраться на утоптанную площадку. Надо сказать, что от этой физической разминки она согрелась даже слегка.
И выбралась Чарис ровно к тому моменту, чтобы услышать обращение случайного спутника к сидевшей у костра эльфийке. С одной стороны это было реально смешно. С другой... Что там с другой, она подумает потом, а пока она с нескрываемой завистью в глазах изучало лохматую трехметровую тушу, и размышляла о том, что была бы и сама не против отрастить такие... меха. Чтобы нигде не задувало. И уши не мерзли.

Ройм:
Бык, тем временем, дожевывал свой кусок мяса и, кажется, вовсе не горел желанием рваться навстречу новым знакомствам. Ему, по всей видимости, и так было хорошо.

ДМ:
- Не отказалась бы побыть Модерой. Мегида.
Калдорейка вежливо улыбнулась, но ее взгляд, смеривший сначала друида, а потом его спутницу, ничего лестного не выражал. Скепсис, настороженность - и не больше.
- В чем подвох? Вы провинились перед Кругом, оказались досадно лишними, страдаете от застарелых ранений, больны, увечны?

Борода:
Эльф протянул свиток, на удивление почти сохранивший свой первозданный вид.
- Не имею ни малейшего представления. Но Фарлус Дикое Сердце уверял меня, что в этом клочке пергамента сокрыто всё, что потребуется мне в моей миссии. Видимо, мне знать то, что потребуется мне в моей миссии, не положено, - в его голосе проскользнуло пренебрежение. Но тот же исчезло. - Прямиком из Сквернолесья, в целости и сохранности. Включая печать.

Чарис:
Чарис подошла к костру рядом с тауреном и вытянула к огню онемевшие руки. В животе неприлично урчало, обычно розовая кожа приобрела синеватый оттенок, а уши ей самой казались замерзшими до состояния сосулек: тряхни головой посильнее и сломаются.
В разговор она не встревала, решив, что доложиться сможет и после, когда эти двое разберуться. Сам диалог слушала краем уха, не особо вникая, зато разглядывала искоса невозмутимо жующего таурена. Так близко она их обычно не видела.

Ройм:
Таурен ответных взглядов искоса не бросал. Только кушать стал на порядок неторопливее и смачнее; услышал то бурчание желудочное, нетрудно было о том догадаться по дрогнувшему уху под круто загнутым кверху рогом.
Издевался, гад.

Чарис:
Чарис громко сглотнула, не менее громко фыркнула, возможно, передразнивая кого-то из парнокопытных и придвинулась еще ближе к огню. Подумаешь. Бекон ходячий.

ДМ:
- Если Фарлус доверяет тебе еще меньше, чем мне, дела принимают истинно печальный оборот, - меланхолично произнесла калдорейка, взламывая сургуч. Пробежалась взглядом по строкам, скривила губы. - Почти не знаешь всеобщего... Скажи, Дикое Сердце смеялся, отправляя тебя на север? Похохатывал, держался за бока, пощипывал косы? У него дивные зеленые косы и отвратительный юмор. Я просила прислать кого-нибудь, кто сможет вести дела с дренеями.
Воистину, Погост встречал жесткосердием - этой Мегиде, казалось, тоже не было дела до мерзнущей и голодной эльфки.

Ройм:
Бык, к счастью для эльфийки, ее мыслей не читал.

Борода:
Эльф нахмурился, но потом слабо помотал головой.
- Не припомню такого. Правда теперь, когда вы об этом упомянули... Он стоял спиной. Но это за ним не первый раз.
Кажется, он уже впал в то состояние, когда удивить его не смог бы даже рой Стражей Рока, низвергнувшихся с небес прямо в их костёр.
- С грифонарем мне хватило жестов. Если эти дренеи будут столь же понятливыми...

Чарис:
Чарис немного отогрелась, по крайней мере пальцы ее снова слушали. Стащила со спины вещевой мешок и выловила оттуда флягу с крепкой настойкой из луноягоды и тряпку, в которую было завернуто несколько ломтей вяленого мяса. Выбрала один, покрупнее и с широченной улыбкой протянула жующему таурену:
- Держи. А то такого здоровяка прокормить - никаких припасов, поди, не хватит, - произнесла на всеобщем.

Ройм:
Ройм аж жевать перестал. Сперва посмотрел на мясо, потом медленно перевел взгляд на эльфийку.
- Муахахаха! - громыхнуло ленивым раскатом. Счастье, что таурен уже успел проглотить то, что пережевал. Глядя на него, а так же имевшиеся рядом лук и стрелы явно тауренских размеров, тяжело было заподозрить гиганта в сидении на чьей-то шее.
- Ценю щедрость твоих друзей, Мегида, - сказал Ройм, отсмеявшись, - но скажи им, что меня кормить нет надобности, да и брататься с ними общим куском я не собираюсь.

Чарис:
Чарис фыркнула, явно не оценив общение через "передаста", отошла на безопасное расстояние, с удовольствием вгрызлась в предложенный кусок и пробубнила, опять же на всеобщем:
- Всегда хотела глянуть, как корова ест корову... Но шо ж поделаешь.

Ройм:
Подколка эльфийки, замусоленная до дыр "любителями тонких острот", осталась без внимания.

ДМ:
- В столь важном деле нельзя полагаться на "если". Я отдаю тебе свой сигил понимания языков.
На пальце Мегиды блеснуло заостренное кольцо-коготь, когда друидка запускала руку под плащ, чтобы вручить собеседнику амулет из полированной кости. Знаки на нем слабо пульсировали арканой.
- Это лишает меня власти над тайнами магнатавров и кобольдов. Последствия будут на совести Фарлуса. На том, что заменяет ему совесть.

ДМ:
- Как тебя зовут? - на эльфийку, пытавшуюся угостить таурена, наконец-то обратили внимание. - Не стоит задирать Ройма. Он мой гость.

Чарис:
Чарис насупилась, явно недовольная. Полезла за пазуху, достала оттуда значок на шнурке, выданный в ставке, и показала эльфийке:
- Чарис... А вообще меня не надо звать, я сама прихожу, - оскалилась в ухмылке.
Бравый рапорт на дарнасском подпортили все еще слегка постукивающие зубы.

Борода:
Друид неторопливо крутил в руках амулет, вполуха слушая разговор. Похоже на работу Высокорожденных, но больно уж нехарактерный материал. Магию он привычно презирал, но, исходя из услышанного, отказываться было бы глупо.

Борода:
- Не знаю, как насчёт магнатавров, а кобольды, как по мне - невелика потеря, - пожал плечами он, запоздало сообразив, что это слабо похоже на утешение. - Говорить оно мне тоже поможет?

ДМ:
- Чарис, - повторила друидка, наклонив голову к оперенному плечу. - Тебе стоит знать, что предложить еду одному из народа шу'хало со словами, что он сам себя не прокормит, значит нанести обиду.
Бледно-желтые глаза скосились на вручителя свитка.
- Нет, но у дренеев есть свои способы понимать наречия Азерота. Что до твоей задачи... Даже не знаю, стоит ли подсластить горькую ягоду или сказать как есть.

Чарис:
Когда эльфийка отвернулась, Чарис быстро показала ей язык и вгрызлась в вяленое мясо. Запила его глотком жгучей настойки из фляжки и продолжила жевать, поворачиваясь то одним боком к костру, то другим.

Борода:
Эльф пожал плечами. Если он и заметил поведение часовой, то ничем знания не выдал.
- Прошу прощения. Возможно, я был недостаточно учтив. У меня была бессонная ночь. Несколько. Несколько бессонных ночей. Сомневаюсь, вы сможете поведать мне что-то, что сделает обстоятельства намного хуже. Надумаете - говорите, не надумаете - с вашего позволения, я намерен немного вздрыхнуть.
Он перевёл дух (кажется, сказанная фраза было для него слишком длинной) и устало добавил.
- Только девочку согрейте. Не знаю, куда она собралась, но одета не по погоде.

Ройм:
В стороне сухо щелкнула ветка, а потом в кругу света, очерченног костром, появилось четырехклыкое рыло злобносвина. Получив щелчок в любопытный пятак, Хрюква дернул башкой, блеснул глазами и, подогнув передние ноги, уронился на пузо рядом с хозяином. Лежал, дышал неглубоко и часто.

ДМ:
- Тебе предстоит шпионить за группой дренеев, докладывать мне, как идут их дела, и если придется, этим делам мешать. Так, чтобы Круг остался в стороне, - бесстрастно оповестила Мегида. - Добрых снов.

Борода:
Друид сморщился, как печёное яблоко, поджал губу и кивнул. Его рот скривился, а глаза сузились до щёлочек. Лицо было красноречивее слов.
- Полагаю, вы не будете против, если через некоторое время с Фарлусом произойдёт... неприятность. Несколько неприятностей.
Если это и был вопрос, то риторический. Друид надел амулет, поклонился (на этот раз ниже и, кажется, с оттенком искренности) и направился в сторону кустов, ворча и на ходу стаскивая с себя куртку.

Чарис:
Чарис провожала эльфа задумчивым взглядом. Она даже жевать перестала. Нафига он начал раздеваться?

ДМ:
- И ты, Чарис, направлена ему в помощь, - добавила горьких ягод друидка.

Борода:
Непонятно, слышал ли это друид. В сумраке его фигура раздалась в плечах, стала как будто выше и волосатее - и скрылась среди веток. Только куртка повисла на кусте.

Чарис:
Чарис не сразу поняла, что услышала, настолько ее увлекла попытка понять, какого хрена делает это косматое чудовище.
- Что? - повернулась к друидке, округлив глаза. - Помогать? Этот старый пень, что, теперь мой начальник?

Ройм:
Таурен лишь шумно фыркнул на эти трансформации. Как могло показаться со стороны - с пренебрежением.

ДМ:
- Непосредственный. Я получаюсь... посредственным, хотя бы потому, что должна полагаться на Элуна знает кого.
Мегида остро глянула на продрогшую калдорейку.
- У тебя есть опыт разведки? Видят дикие боги, я бы лучше просила об услуге Ройма, не будь он нужен в другом месте.

Чарис:
Чарис сначала хотела демонстративно оскорбиться, потом громко фыркнула.
- Прямо сейчас, что ли? - поинтересовалась у эльфийки, с трудом удержавшись от того, чтобы добавить "о посредственный начальник".

ДМ:
- Я не чудовище, чтобы лишать вас отдыха, - покачала головой Мегида. - Тем более, ваша цель сейчас недалеко.

Чарис:
- Если недалеко, возможно, этот проворный бычок справится лучше меня. Он ведь проворный? - отплатила Чарис таурену его же монетой за разговоры о себе в третьем лице. На всеобщем.
А сама бочком-бочком пробиралась мимо эльфийки в сторону заманчиво болтающейся на кусте меховой куртки. Начальник должен заботиться о своих подчиненных. Разумела она это, естетственно, по-своему.

ДМ:
- Не сомневаюсь. Как и в том, что ему трудно будет войти в доверие к дренеям. Вы хотя бы можете поднять флаг Альянса и воззвать к общему долгу.
Покушение на куртку осталось без внимания - Мегида и бровью не повела.

Чарис:
Чарис ухватила куртку и сморщила брезгливо нос. Ну и запашок. Он моется, вообще?
Впрочем, дареному коню в зубы не смотрят, поэтому она закуталась в меховое изделие, накинула капюшон, спрятав продрогшие уши, и вернулась к костру.
Уселась на бревно рядом с костром и подняла взгляд на друидку. Тепло (или выпитая настойка) сделали ее более разговорчивой.
- Если у нас с волосатым одинаковое задание, то я не очень понимаю, причем тут разведка, - начала она, возвращаясь снова на дарнасское наречие. - И зачем она нужна, если надо втереться в доверие к... А эльфийки там есть? - глаза часовой задорно блеснули.

ДМ:
- Разведка - благородное название дела, которое сведется к наблюдению за дренеями. Эльфийка там будет. Ты.
Мегида отвечала на всеобщем: видно, из вежливости. Переговоры на шелестящем дарнасском наречии могли насторожить кого угодно.

Ройм:
В особенности быка, которому уже начинала надоедать эта эльфийская болтовня, никоим местом не касавшаяся его дела.

Чарис:
Чарис тяжело вздохнула, подтянула ноги к груди и укутала их курткой, захлестнув полы. Все-таки было хорошо, что куртка такая большая.
- Грустно, - вежливостью ушастая не страдала, и продолжала на дарнасском. - Некому будет скрасить мои одинокие ночи. А для наблюдения такого рода большой смекалки не надо. Правда, я не разбираю их наречия. Дренейского, в смысле. Так что "разведка" будет неполноценной.

ДМ:
- Я дала твоему другу возможность понимать разговоры, не предназначенные для ваших ушей.
Мегида замолчала, оглядываясь. На краю поляны взвихрился снег под копытами трех дриад, спешивших к огню. Ройму были знакомы пышные голубые пряди Велиры и темно-серебряная шкура Ниарии; третья нимфа была меньше товарок, с голым торсом калдорейского подростка и худыми оленьими ножками.
- Трия, - строго сказала Велира, любезным кивком приветствуя незнакомку, - расскажи крылатой, что стало с камнем, который мы спрятали от козлоножек.
- Он пропал, - пролепетала названная Трией, стеснительно закрываясь нежно-сиреневой косой.

Ройм:
- Как именно пропал?
Ройм упер массивный локоть в не менее массивное колено, подпирая челюсть кулаком. Морда его враз сделалалсь удовлетворенной; кажется, рогатый обожал подобного рода сцены.

Чарис:
Чарис на несколько секунд зависла, изучая из-под низко надвинутого капюшона куртки копытную троицу. Нет, дриад она знала, конечно, но вот таких встречала впервые. Взгляд невольно задержался ниже ключиц самой младшей.

ДМ:
- На меня напали, - на длинных ресницах Трии задрожала влага. - Два зеленых человечка и один синий, мохнатый, похожий на больного и тощего тролля с севера.
- И зачем ты взяла камень? - упрекнула Ниария. - Ты же знала, что это не игрушка.
- Я, кажется, говорила, что кристалл должен быть в сохранности до моего прибытия, - сухо заметила Мегида.
Трия всхлипнула.
- Но, крылатая, ты говорила, что мы должны спрятать его от козлоножек! А что нельзя надевать - не говорила!

Чарис:
Второй раз услышанное "козлоножек" заставило Чарис задуматься. Вряд ли дриады называли так друг друга. Они про дренеев это? Уж не тех ли, за которыми "последить" требуется? Интересно, а насколько важен успех ее с друидом миссии? За провал казнят? Или только пожурят?
Но эльфийка не спешила задавать вопросы, пока лишь внимательно слушая.

Ройм:
Ройм, оставшийся равнодушным к девичьим всхлипам, флегматично дернул ухом, - словно невидимого комара отгонял, - и поочередно задал интересовавшие его вопросы о местоположении гарнизона, формы одежды и всего прочего.

ДМ:
- Вспомни, что говорили о кристалле зеленые человечки, - добавила к этому друидка. - Хорошенько вспомни. Зачем они вообще взяли его? Чем он привлек их?
- Зеленых - ничем, - посопела носом Трия. - Зеленые нанесли мне обиду, а синий только смотрел. Потом сорвал камень и сказал, что... что подарит его женщине, которая действительно этого стоит! Ы-ыы...
Были в мире вещи, из-за которых стоило разрыдаться, и для юной нимфы наступил именно такой момент.

- З-забери Саргерас, - сквозь зубы выругалась Мегида. - Вот что делает гибель хранителя рощи.

Тем временем Ниария и Велира, желая помочь, с двух сторон наклонились к Ройму и наперебой описывали крепость. Выходило, что Агмар славен железными шипами и неприступными стенами, но плохо приспособен под переселенцев, ищущих мирной жизни, а потому почти опустел. Гарнизон - орков тридцать, и носят они что попало: раньше ходили в красных накидках, но с год назад вдруг поснимали.

Ройм:
Ройм слушал. Подрагивал ушами, усмехался краем рта, переводил взгляд с Мегиды на хнычущую Трию. Хрюква, не учуявший для хозяина угрозы, дремал, все так же часто дыша покатым боком и не опуская головы наземь; в какой-то момент таурен усмехнулся шире и, скрестив руки через могучую грудь, коротко огладил дриад по оленьим грудкам.
- Вот что вам, девки, мешало рассказать все это раньше, если вы знали о том, как выглядят крепость и засевшее там орочье, а? Ладно, кыш обе. Мегида, дашь семян авансом?

ДМ:
Уверенность в своей силе - хорошая штука при общении с диким зверем. И не только: оказалось, нимфы были склонны принять как должное выходки таурена. Кыш так кыш; в конце концов, здесь решались важные для Круга дела.
- Дам. - Пола плаща колыхнулась, пропуская ладонь Мегиды. - Если захочешь что-нибудь передать из Агмара, прикорми птицу и отошли ко мне. Лучше ворона или сову. Чайки глупы.

Чарис:
Чарис куталась в теплую куртку. Несмотря на сомнительный запашок, меховая одежка была очень теплой, для эльфийки просто огромной и та быстро отогрелась, закутавшись, словно в одеяло.
Из услышанных разговоров картина вырисовывалась довольно смутная. У дриады орки из ближайшей крепости свиснули какой-то кристалл, что нужен этой птицеглазой Мегере. Причем этот кристалл не должен попасть в лапы козлоногих. Ясно понятно, почему друидка вокруг этого таурена устраивает брачные танцы. Потому что никто из них, кроме быка, в орочью крепость просто так не зайдет.

ДМ:
Бык получил семена и ушел от костра - вопросы у него кончились. Мегида молчала и поглядывала на задумчивую Чарис. Трещали прогорающие ветки.

Чарис:
Чарис неторопливо жевала волокна вяленого мяса, как травинку.
- Козлоножки - это те, за кем нам надо смотреть? - спросила она у Мегиды.

Борода:
Кусты зашевелились. Зверю уже вовсю снились дриады. Одну из них он сонно сграбастал за что-то трепыхающееся, мягко подмял под себя и уютно засопел. Без подушки было как-то не оно.

ДМ:
- Ты начинаешь понимать всю глубину... - губы друидки шевельнулись так, будто она хотела сказать грубое слово, но передумала. - Инцидента. Дренеи ищут иномирный артефакт, который найти не должны.

Чарис:
Часовая задумчиво покусала губу, прежде чем задать следующий вопрос:
- А ты более... надежные кадры запросить не смогла или не захотела? - эльфика разглядывала птицеглазую прищурившись, словно приценивалась.

ДМ:
- Это вопрос к тому, кто мог бы прислать более надежные кадры, но не стал. Твой друг уже обещал испортить настроение Фарлусу Дикому Сердцу. Можешь присовокупить что-нибудь от себя.
Мегида смотрела на костер, предоставляя Чарис изучать ее профиль: тяжелое, выпуклое веко, хищно выгнутый нос, выступающий подбородок.
- Если ты тоже любишь горькую правду, не стану тебе в ней отказывать. В этом деле Кругу нужны те, от кого он легко отступится, случись огласка.

Чарис:
- Я почему-то не удивлена, - ухмыльнулась Чарис, снова покусала нижнюю губу. - И как далеко мы можем зайти, предотвращая неотвратимое?
Пожалуй, ей начала нравится эта эльфийка. Правда, её нарочитая откровенность могла означать и то, что есть что-то еще более неприглядное, что она прикрыла чуть менее неприглядным.

ДМ:
- Мудрые старцы Круга в этих случаях говорят, что порой садовник должен обрезать живые ветви, чтобы спасти куст, - криво усмехнулась Мегида, блеснув клыком из-под губы. - Одна поисковая группа уже исчезла без вести. Такое несчастье.

Чарис:
- И скольким... поисковикам так неповезло?
У нее были свои соображения по поводу всех этих концепций "меньшего зла", но высказывать их здесь и сейчас было крайне неумно.

ДМ:
- Троим. Если вы узнаете, что с ними стало, нынешних искателей можно направить по тому же пути, с которого нет возврата.

Чарис:
Чарис как раз хотела узнать, на чем они погорели, да только цикнула сквозь зубы. Хреновенько. С другой стороны, ничто не мешает сдрыснуть, если реально запахнет паленым. Каждый за себя, если ты уже знаешь, что тебя списали со счетов.
- А им точно не повезло? Или они просто ноги сделали? - с вежливым равнодушием поинтересовалась часовая.

ДМ:
- Если так, я не знаю, что пошатнуло их убеждения. Дренеи редко способны на малодушие. Скорее, ударяются в крайности... из святых в демоны.
Мегида помолчала, прежде чем взглянуть на эльфийку в упор.
- Вопрос скорее в том, сделаешь ли ноги ты, Чарис.

Чарис:
- А ты бы на моем месте - сделала? - хмыкнула часовая, спокойно выдерживая взгляд.

ДМ:
- Я не ссорюсь с Кругом. Он редко не получает того, что хочет получить.

Чарис:
- Но ты пока еще тут, - указала на очевидное эльфийка, снова куснула нижнюю губу. - Либо тут еще не настолько жарко, либо тебя что-то держит... Либо я слишком много болтаю, а ты хочешь спать, - коротко хохотнула, с прищуром глянула на птицеглазую.

ДМ:
- Если б меня здесь не стало, это означало бы ссору с Кругом. Я нужна ему здесь.
Скупая на движения друидка коротко мотнула головой - мол, не до сна.

Чарис:
- Здесь, чтобы сторожить артефакт, который умыкнули у дриады? Или... Или этот кристал был частью чего-то большего? - вопрос о том, почему Мегида назвала артефакт иномирным, она решила не озвучивать. Это не относилось к делу... Пока не относилось.
Зато она внимательно следила за выражением лица друидки. Вдруг промелькнет что-то интересное.

ДМ:
Мегида отвечала, сухо перечисляя факты:
- Артефакт был утерян дренеями в Час Сумерек. Два месяца тому назад его принялись искать. Обратились к зимним сестрам с просьбой о помощи. В таких вещах сестры всегда полагаются на Круг. Круг одобрил поиски, но с одной поправкой. Найдя кристалл, нимфы должны были спрятать его и без промедлений призвать агента. Меня. Они так и сделали, но не сумели уберечь ценность.

Чарис:
- И теперь кристалл у орков, и за ним ты уже отправила бычару, - кивнула Чарис. - Зачем то нам к дренеям тогда идти? Они же явно не в орочьей крепости искать будут...
Для нее несостыковка была очевидной. Или казалась очевидной. За незнанием каких-то деталей.

ДМ:
- Затем, что я не знаю, на что способна новая группа и как долго кристалл пробудет в крепости. Затем, что Круг хочет знать, кто и зачем изготовил подобную вещь. Власть над линиями лей нашего мира не должна быть в руках у тех, чьи двойники легко идут на поклон к Легиону.
Торжественность этих слов не очень шла к усталому, слегка ироничному взгляду друидки, изучавшему лицо Чарис.

Чарис:
Часовая скептически хмыкнула.
- И оценку "на что способна новая группа" ты доверишь этому тысячееее.... - эльфийка внезапно зависла. Потому что мысль, посетившая ее голову, оказалась абсолютно невероятной. Да нет. Не может этого быть. Тот был худой, горбатый, больше похожий на тролля, чем на эльфа, разве что бивни не торчали.
Померещится же такое. Захлопнула отвисшую челюсть и закончила мысль:
- Может у тебя совершенно случайно завалялся еще один "переводчик"?

ДМ:
Мегида покачала головой.
- Тебе придется сделать так, чтобы у "козлоножек" не было повода говорить при тебе на дренейском. Будь милой.

Чарис:
Чарис невольно осклабилась:
- Это то я могу... - она задумчиво покусала губу, - а самки в составе их группы имеются?
Взгляд, направленный на друидку, был насмешливо-нахальный.

ДМ:
- Мне известно об одной, - невозмутимо отвечала Мегида. - Она пробыла здесь дольше прочих. Вероятно, опаснее остальных. Ты хочешь ее соблазнить?

Чарис:
- Должна же я получить от этого хоть какое-то удовольствие, - широко ухмыльнулась, опустила ноги на землю и наклонилась, чтобы подбросить в костер пару деревяшек, валявшихся рядом. - Кроме того, совместное времяпровождение располагает к откровенным разговорам... Иногда, - добавила она, снова забираясь с ногами на бревно и закутываясь в друидскую куртку.
- Мне бы очень помогло, если бы ты рассказала, что знаешь о них. Я с дренеями раньше дела... не имела, - Чарис улыбнулась, не уточнив, про какие именно дела она говорит.

ДМ:
- Почти ничего, - слегка поморщилась друидка: то ли откровения Чарис так подействовали на нее, то ли она жалела, что не собрала достаточно сведений о дренеях.
- Зимние сестры видели, как эта женщина ходит к руинам на юго-западе. Если не любовалась развалинами Покоя Звезд, то общалась с духами высокорожденных. Я должна говорить тебе, насколько это подлое племя?

Чарис:
- Можешь, вдруг узнаю что-то новое, - усмехнулась Чарис. Кажется, ей начинало нравится разглядывать эту странную, не слишком разговорчивую эльфийку. - И о чем она с ними наобщалась?

ДМ:
- Хотела бы я знать. Даже друиду трудно быть в нескольких местах сразу.

Чарис:
Чарис уже несколько минут пыталась поймать смутную мысль. Какую-то идею. Что-то, достаточно важное и...
- И под каким предлогом мы к ним примкнем? Обещанная помощь Круга Кенария?

ДМ:
- Это может сослужить вам плохую службу. Любого озадачит, что Круг принял потерю так близко к сердцу и прислал помощников с Калимдора.

Чарис:
- А что тогда? Типа шли мимо, дай думаю, зайдем?

ДМ:
- Еще хуже, - покачала головой Мегида. - Я бы устроила сцену, в которой отважные воины Света приходят на помощь девушке... и старцу, хотя твой "пень" не такой уж замшелый. Поговори с ним. Может, возникнет восхитительная идея.

Чарис:
Мысль, навязчиво крутившаяся в голове, внезапно оформилась.
- Это неплохая идея. А если девушка - проводник и переводчик полусумасшедшего исследователя полярных зайчиков, который понимает лишь свой язык... Может получиться, - эльфийка даже потянулась, довольная своей идеей. - Осталось уговорить "пень" притвориться настоящим пнем...

ДМ:
- Рискнешь разбудить? Если нет, стоит выждать час или два.

Чарис:
- Пусть дрыхнет. Судя по его лицу, морскую болезнь он познал во всей своей красе, - Чарис огляделась, не нашла никакой палатки или шатра в зоне видимости. - А я вздремну у костра... Не подскажешь, где тут можно раздобыть одежду потеплее? Или зачаровать мою старую?

ДМ:
- Народ калу'ак открыт для торговли. Тебя снабдили картой? - судя по выражению лица, Мегида подозревала худшее.

Чарис:
- Они не предупредили меня, что тут собачий холод. Ты думаешь, они позаботились о карте или чем-то еще? Мне кажется, меня списали со счетов до того, как я ступила на палубу корабля.

ДМ:
- Сделаю, что смогу.
На этом Чарис предоставили самой себе.

Чарис:
Эльфийка проводила друидку взглядом, устроилась поудобнее и прикрыла глаза. Строго говоря, спать сейчас бы не стоило, доверять охранным талантам бестолковых дриад было чревато. С другой стороны, можно понадеяться, что нападающие увлекуться их прелестями и забудут про остальное.
Чарис хмыкнула и буквально тут же уснула. Талант быстро засыпать в любой позе в любом месте был одним из ключевых у нее.

ID: 18478 | Автор: Dea
Изменено: 16 апреля 2016 — 20:13