Драконий Погост Драконий Погост: Все еще сложнее (5)

Эрофем
Мор из Темнолесья
Тельраан
Молки

Молки:
Люди, чистые разумом и не очень, еще не успели отойти ко сну, когда Молки удалось поймать вечнострадающего Селинара на моменте одиночества, очень ценной вещи в походе. Забивать его всякой чепухой было бы просто невежливо, так что эльф получил от слегка превосходящей размерами дамы самый пристальный в мире трехглазый взгляд.
- Селинар? Нам всё же стоит... придется поговорить о твоих делах в Покое Звезд.

ДМ:
- Что ты, какие дела, - замялся квельдорей, пойманный на возвращении из мест, отведенных под деликатные надобности. - Я только хотел убедиться, что твои новые друзья не совершат ничего не поправимого. Пропал дреней... так? Если окажется, что замешаны духи высокорожденных, это может кончиться некрасиво, особенно без посредников, которые могли бы смягчить углы... в некотором роде.

Молки:
- Селинар. - во взгляде прибавилось еще и укоризны. - "Разнообразие животного мира" заполнило чашу, отведенную этому дню под криво пошитую ложь, а я достаточно видела, чтобы связать вместе все "изменившиеся обстоятельства", внезапные беспокойства... включая те, что о духах, и несчастные лица.
Слова Молки взялись было ускоряться, но сбросили темп. Дренейка вздохнула.
- К тому же тебе нужна скверна. Я должна продолжить цепочку мыслей?

ДМ:
Селинар вздрогнул и потупил глаза, как воспитанница штормградского пансиона, уличенная в непристойности. Тепло Ундуле не давало ему причин кутаться в плащ, и все же эльф запахнулся плотнее, оставив скрюченные пальцы придерживать поднятый воротник.
- Это личное, - ответил, не глядя на Молки. - Семейное, если выражаться точнее. В Покое Звезд усыпальница моего предка... и, собственно, его дух.

Молки:
- Давай обговорим это. Я ничего не сделаю тебе, если мне не покажется, что твоё семейное дело может испортить жизнь всем. - Молки жестом предложила страдальцу совершить маленькую вечернюю прогулку вдоль озера. - Прежде всего, как ты остался без скверны? Отшельничество - худшее решение, если ты не сидишь на горе зеленых камней. В этом есть вина твоего предка?

ДМ:
Квельдорей покорно побрел следом. Солнце уже село, и только сполохи северного сияния подсвечивали темные воды Инду'ле.
- У меня был некоторый запас, - признание прозвучало тихо. - Он закончился, и теперь одна надежда на даларанские стоки. Я ведь не открою тайну, сказав, что высокий город - не образец чистоты вроде вашего Шаттрата?

Молки:
- Как давно он иссяк?

ДМ:
- Больше месяца. - Селинар в вялом удивлении дернул бровью, словно не веря, что продержался так долго.

Молки:
- Оу оу. - впечатлился эльфов эскорт. - Но ты оставался здесь, хотя мог бы отправиться в Даларан и вернуться на следующий сезон. Твой прождавший тысячи лет предок настоял на спешке... что бы ты не делал для него? Рискуя твоим рассудком и своим успехом? Или ему просто есть, чем тебя заставить?

ДМ:
- Я заканчивал исследования, без которых появляться в Даларане... ты ведь знаешь мою ситуацию.

Молки:
- В это можно поверить, хотя ты и мог бы найти посредников. Что ты желал сделать для своего предка?

ДМ:
Селинар разжал пальцы, отпуская ворот плаща, и тыльной стороной перчатки вытер со лба испарину. От воды веяло теплом; наверное, весь холм был древним вулканом с пологими склонами, и оттого здесь цвели деревья среди зимы.
- Почему ты решила, будто я что-то для него делал?

Молки:
- Вероятно, потому что простой даларанский изгой с пристрастием к скверне мог бы найти много-много лучших мест, Селинар. Он не стал бы рисковать, поставив всё на исследования заметных ветроловов, а если бы и стал, то его легенда наверняка началась бы с оставшейся в Даларане любви всей жизни... или чем-то таком.
Молки помолчала.
- Кроме того, я знаю, что семья Гарсваэльдин всё еще думает над тем, как улучшить свою жизнь на этом плане.

ДМ:
На дренейку глянули ошарашенно; Селинар в этот момент напомнил худого измученного подростка, перед которым фокусник вынул из шляпы кроля.
Или, вернее, гремучую змею.
- Откуда...
Эльф пропустил по горлу сухой глоток.
- Неважно. Да, я... просил об услуге шаманов и резчиков Индуле. Никого не принуждал.

Молки:
- Я не говорила, что знаю как древние эльфы из хороших семей хотят исправить свои беды, но ты наверно говоришь о каменных вместилищах духов. - сощурилась дренейка. - Это всё еще не объясняет того, отчего ты терпел так долго. Сколько духов хотел осчастливить твой предок?

ДМ:
Кадык Селинара дернулся снова.
- Всех.

Молки:
- Оу оу. Я думаю, в жизни счастливых призраков случилось бы мало перемен, если бы ты просто отнес каменные статуэтки в их руины. Они хотят переехать или просят сложить себя в надежный схрон, где их вместилища не станут трогать злые руки?

ДМ:
- Они хотят вернуться домой, - тихо ответил Селинар. Эльф вышагивал вдоль озера бездумно, по инерции, и если Молки замедляла шаг, останавливался тоже. - В Шандарал. Туда, где были живы... здесь ведь только некрополь на краю провинции.

Молки:
- Твой предок в твоем багаже или ожидает в лесу?

ДМ:
Губы квельдорея перекосила улыбка с налетом местного безумия - представил, должно быть, всю нелепость ситуации.
- Собственно, пращур действительно упакован в баул. Ему известно о несчастье, постигшем город, и прежде чем перевозить остальных, он желает убедиться, что справится с местными духами. Им нет числа, но они слабы и безумны.

Молки:
- Я должна поговорить с ним.

ДМ:
- О чем? - перестал улыбаться Селинар. - Если он узнает, что я подверг его опасности...

Молки:
- У меня нет причин становиться его врагом, если он не даст мне их. Напротив, он может быть благодарен мне за то, что я дам его потомку каплю скверны из неприкосновенного запаса, если тот начнет загибаться в пути. И благодарный дух может ответить на несколько важных для меня вопросов.

ДМ:
- А если даст? - квельдорей опять впал в беспокойство. - Предок высокомерен, сварлив, и... вас наверняка услышат, а проводница заметит, что я развязывал баул.

Молки:
- Высокомерен, сварлив... но не безумен? Не будучи безумцем, он должен быть способен на мысль, что начав путешествие, с попутчиками лучше быть в мире. Как и с соседями. Я вернусь сюда к весне.
Молки чуть сузила плечи.
- У тебя есть время подумать или узнать у него, на какую ментальную связь он способен в своей... нынешней форме. Мне всё равно придется уйти к волноловам с остальными. Мы задержимся здесь.

ДМ:
- Я не уверен... - Селинар вздохнул. - Ты можешь попробовать говорить с ним через баул, положив руку на ткань. Серый... краской помечено "ОСТОРОЖНО". Статуэтка теплая на ощупь.

Молки:
Что ж, на том и порешили.

Молки:
*

Молки продолжила движение и, пробравшись в занятую народом ярангу нашла себе место на шкуре рядом с селинаровым хозяйством. Баул с благоразумно прикрытой тканькой надписью "ОСТОРОЖНО" попался под руку вроде как случайно.
"Слышишь ли ты меня, каменный "старейшина"? - аккуратно озаботились не открывая рта.

ДМ:
Сквозь ткань и войлок, в который обернули каменного идола, прощупывалось тепло, как будто спрятанная Селинаром статуэтка - она оказалась не в полный рост, едва ли в три фута длиной, - весь день грелась на южном солнце.
"Пришло время?" - коснулась дренейского разума сонная мысль.

Молки:
"Нет" - собеседница духа заранее сплела для себя ментальный оберег на случай, если сварливый старец способен разбушеваться даже в каменной форме, и считала честность лучшей политикой. Для предка зачли состав преступления.
"Я Молки. Я заставила твоего потомка рассказать историю. Я не причиню зла. И я хочу поговорить о том, как причинить друг другу добро".

ДМ:
"Молки... не знаю Молки. Зачем тревожишь... Рано. Я не чувствую их".
Ленивая поначалу мысль оказалась предвестником лавины - слова ускорялись, пухли в дренейской голове, ломились в виски изнутри.
"ОТКРОЙ МНЕ ГЛАЗА, ВЫПУСТИ, ИНАЧЕ С ТОБОЙ БУДЕТ ТО ЖЕ, ЧТО СУЖДЕНО ИМ".

Молки:
Выпускать духа наружу было как минимум неумно, а впускать в себя - откровенно глупо. Пока оберег еще действовал, стоило хотя бы попытаться направить беседу в нужное русло. Молки умела думать проникновенно.
"Если это случится, ты не доберешься до родного Шандарала. Если ты выслушаешь меня, я помогу твоему слабому, истерзанному потомку уцелеть в пути и скажу, как ускорить переезд твоих сородичей"

ДМ:
"НЕТ НИКАКИХ ПОТОМКОВ, ЕСТЬ ТОЛЬКО ВРАГИ, ОНИ ДОЛЖНЫ УМЕРЕТЬ".

Молки:
"Селинар - враг?"

ДМ:
"РАБ".

Молки:
"Ты выбрал слабого раба, высокорожденный старец. Он умрет без помощи, и ты будешь забыт посреди снежной пустоши. Похоронен первой метелью"

ДМ:
В ответ Молки обдало ураганом ненависти и ругани, в которой становилось все меньше смысла и все больше чувства. Либо Селинар был слишком деликатен в оценке своего предка, либо что-то пошло не так.
Совсем не так.

Молки:
Дренейка отняла руку, оставив дух яриться в своей темнице. Может быть старцу стоило дать время на сон и вернуться снова, с другими словами. Куда вероятнее, пребывание в камне не пошло ему на пользу - он едва ли походил даже на худшие из высокорожденных теней Покоя Звезд. У Молки не было решения. Молки решила посетить Суори.

ДМ:
Но сперва наткнулась на мнущегося у входа Селинара - тому хотелось знать, как все прошло. Беспокойные глаза эльфа так и поедали дренейку.

Молки:
- Пройдись со мной еще раз. - предложили длинноухому и несчастному. - Каким был твой предок до того, как ты поместил его в камень? Он заставил тебя сделать это или ты вызвался сам? Мне нужны точные ответы, Селинар, это важно.

ДМ:
- Что-то случилось? - Квельдорей был скор на то, чтобы предположить худшее и впасть в крайнее уныние. - Ну... Гарсваэльдин Шаэлар из этих ехидных старцев, которые любят играть словами. У нас заключен пакт - мой предок был известным в свои времена чародеем и сулил тайны.

Молки:
- Когда ты говорил с ним в последний раз? После того, как поместил его в камень.

ДМ:
- Э... - Селинар озадаченно повел бровью. - Ни разу. Он просил не тревожить его, пока статуэтка не окажется в Шандарале.

Молки:
Ответом стало резкое и определенно ругательное дренейское словечко, сопровожденное выразительно дернувшимся хвостом.
- Ладно. Если ты ходил в руины, ты должен был видеть там одного или двух стариков на пути к обращению в безумные воющие тени. Твой предок внутри зашел куда дальше. Он не ехидный старец, он не помнит родства и, наверное, с трудом связывает мысли.
Молки прошла несколько шагов молча.
- Не трогай его. Я всё еще хочу помочь вам, но боюсь, предка придется для начала спасать от помутнения. Я поговорю со старейшиной о таких случаях. С двумя старейшинами.

ДМ:
- Что?! - Селинара аж перекосило. - Но это невозможно! Шаэлар был не первым, на ком использовали метод, есть экспериментальное подтверждение... безопасности... ну как так?

Молки:
- Попробуем узнать. Успокойся и скажи мне, где сейчас это... экспериментальное подтверждение.

ДМ:
- В Покое, где же еще...

Молки:
- Как их зовут?

ДМ:
Квельдорей перечислил имена - оказалось, что за минувший месяц семья Гарсваэльдин солидно подстраховалась, загнав в статуэтки желающих мелких духов из своего окружения. Целую дюжину. Ослабления разума или признаков безумия не выказал ни один - наоборот, заключение в материальном теле возвращало спокойствие тем, кто уже начал отличаться вспышками безудержной ненависти к живому.

Молки:
Ясности ситуации это не прибавляло, а Молки не спешила творить гипотезы на пустом месте, озаботившись разве что тем, выносили ли кого-нибудь из окрестностей Покоя Звезд. До Шаэлара.

ДМ:
А как же; без этого эксперимент не был бы чистым.

Молки:
Не прибавляло и это. Добровольная помощница попросила Селинара не дергаться и отправилась к торчавшему на склоне каменному старейшине.

ДМ:
Тот встречал с добродушной ленцой. Глаза старейшины Маналоа видели мир плотский и мир тонкий, но с тех пор, как угроза для Индуле миновала, мало что тревожило старика.

Молки:
- Мне нужна помощь, каменный старейшина. Много ли ты знаешь о подобных себе?
Гостья не могла похвастать уверенность в том, что старец запомнил её с прошлого раза - здоровались пару раз, и то проходом.

ДМ:
"Ты подобна мне, маленькая скиталица".
Что ж, здоровенный каменный валун мог позволить себе этакое обращение.

Молки:
Памятуя то, что камни не фонили, с поправкой можно было смириться.
- Ладно. Тех, кого увековечили в камне. Мой друг попал в беду. Мастера твоего народа согласились изготовить каменное тело для его умершего предка, но запертый внутри тот впал в безумие. Бывало ли такое раньше?
Молки добавила в качестве подробностей то, что предок был эльфом и какое-то время прожил в виде обычного, бестелесного духа.

ДМ:
Оказалось, что Маналоа знал об этом: мастера приходили к нему в сомнениях, и старейшина позволил им заняться нуждами Селинара, считая, что ни один дух не заслуживает горестного посмертия.
Тем более, что эльфы Покоя Звезд пострадали от той же беды, что обрушилась на Индуле.
Безумие каменный предок считал невозможным - местные резчики и шаманы были немного не в себе, но преисполненный сочувствия Маналоа сам направлял их руку.

Молки:
- Случалось ли в прошлом, что уже переселенный дух сходил с ума спустя время? Все старцы, оставшиеся с клыкаррами после смерти, целы и сейчас?
Подумавши, гостья взялась задавать вопросы о том, как это - быть каменным старейшиной. Как они ощущают разницу с обычным посмертием? Мог ли дух свести себя с ума сам или был испорчен кем-то третьим? Были ли до этого старейшины, владевшие арканным колдовством вроде того, какое творили даларанцы, высокорожденные духи и синяя стая?

ДМ:
Не то чтобы старейшина понимал отличие арканного колдовства от какого другого; все силы тонкого мира Маналоа звал "силап-инуа" и считал, что каждое разумное существо наделено их толикой. Нет, говорил он, переселенные духи никогда не становятся безумными - их тела прочны, сон спокоен, а уму не дают заскучать потомки. Это истинное, полнокровное бессмертие за вычетом телесных слабостей и утех. Правда, с эльфами до этой поры так не поступали, но был в западной тундре случай, когда древние ритуалы исполнял обычный путник, не живший среди клыкарров ни дня, и созданные им живые камни здравствуют до сих пор.
Нет, говорил Маналоа, если переселенный дух безумен, то таким он и был до вхождения в камень.

Молки:
- Ты смог бы осмотреть увечного, каменный старец? Если мы принесем его к тебе. Он бьется в ярости и жаждет подчинять иных духов, но я дам тебе оберег, если у тебя нет собственных.

ДМ:
Что ж, Маналоа мог оказать такую услугу и был уверен в своих силах.

Молки:
С этим Молки и пошла к Селинару.

Молки:
*

Перед самым сном, когда народ уже хотел разбрестись по ярангам, нарисовалась новость. Точнее Селинар, который в сопровождении Молки зачем-то сволок к видневшемуся на вершине холма каменному старейшине один из своих баулов, а обратно вернулся с примечательно расклеенной мордой лица. Позвали людей. Не без посильной помощи присевшей в стороне дренейки была рассказана история.

Новость была такая: первоначальная цель похода накрывалась медной посудой. Всё потому, что у Селинара были в Покое Звезд родичи. Родичи были из тамошних духов, родичам было скучно, родичей Селинар решил вывезти в лучшие места. В Леса Кристальной Песни, на малую родину. Уговорил калу'ак сделать для них каменные сосуды, вроде тех, которые делают для собственных старейшин. Взял один, погрузил на сани, повез. Любопытная Молки вникла в историю и хотела с родичем поговорить - не без помощи старейшины Маналоа выяснилось, что родича, пока каменные сосуды стояли у эльфов в руинах, подменили. Нужного на дальнего. Хорошо, что вовремя раскрылось, потому как дальний был совсем не в себе и, доставь его народ на север, натворил бы дел. Жаждал поработить лесных духов и истреблять живых.
Селинар, понятное дело, не разобравшись ехать дальше уже не мог, а в разбирательстве просил помощи общества.

Мор:
Услышав историю, Мор закурил.
- Так...что мы имеем: Эльфа, точнее его родню в камне, которая хочет поработить лес?

Мор:
- Может просто выкенем этот камень? - сказал улыбнувшись.

Молки:
- Этого-то ладно. - качнула головой Молки. - Никого он не поработит, пока сидит в своём камне. Камень мы, конечно, выкинем, оставим под охраной старейшины или вернем на место. Что мы имеем, так это нужду пойти в руины, найти нормального родича и выяснить, зачем местные вообще подставили Селинара. На каменный сосуд ему указывал какой-то Иоланис.

Харфомос
Харфомос, зашедший в ярангу вслед за эльфом и Молки, как застал в дверном проеме ее речь, так там и остался. Подперев плечом косяк и сложив руки на груди дреней слушал историю с тем видом, с каким обычно родители выслушивают воспитателя про шалости их детей. Разве что экспрессия умеренней раз в десять.
- О твоем интересе, Молки, я догадываюсь, но зачем нам это.

Мор:
- И какой им резон это делать? - слегка приподнял бровь от удивления.

Молки:
- Тебе это, Харфомос, затем, - густые брови Молки сложились в досадливую, едкую линию, - что эльф платит проводнице, а караван без нужного груза дальше не пойдет. Ладно, никто тебя не заставляет, живи, как закончим с нашими пропавшими, в Моа'ки, жди до самой весны. Насчет резона не знаю.

Харфомос
- Эк-то ты завелась, - язвительно протянул дреней, - я не говорил "нет", если слух тебя подводит.

Мор:
- Может потом будем выяснять отношения? Делать то что будем? - сказал Мор, начиная кажется раздражаться.

Харфомос
Харфомос скосил взгляд на человека и после недолгой паузы сказал:
- Дойдем до руин, а дальше будем делать, как мудро велит Молки, - тон дренея вернулся к обычной сухости, но явный осадок оставался.

Молки:
- Молки может мудро и вежественно поздороваться с парой духов, потому что знакомые. Тут мудрость закончится. - мудро осведомила Молки. - Что нам нужно решить, так это побережем мы Селинара и попробуем разобраться сами или положимся на то, что знакомых у него больше, а своего предка он может отличить по речи.

Харфомос
- Решать его проблемы без него самого мы не будем, - дреней многозначительно посмотрел на Селинара, - так гораздо больше шансов упустить что-то важное и увязнуть. Мне еще интересно, как так вышло, что подмену заметила ты, а не он сам.

Мор:
- Я сейчас спрошу одну вещь у вас...если...если! Что-то пойдет не так,что мы будем делать тогда?

Харфомос - Конкретнее.

Тельраан:
В яранге сделалось на одного дренея больше и на одного дренея теснее. Тельраан, какой-то рассеянный и усталый, меланхолично стряхивал с плеч меха у входа, а с придатков - иней.

Молки:
- Я внимательнее. - лаконично пояснила Молки. - Селинар своему предку отводил совсем мало времени. Ладно, вообще не отвел.
Вошедшему указали на недавно подогретый и не успевший остыть котелок с водой.
- Что мы будем делать, если что-то пойдет не так, зависит от того, что мы можем. Я не думаю, что Селинара кинули все до единого духи, так что едва ли они обратятся против нас всем скопом. Их много и все разрозненны. Несколько семей, господа и слуги. Это не считая того, что некоторые хотели уехать. В лучшем случае попробуем найти тех, кто не хотел, и дадим им решить между собой. В худшем, заберем каменные сосуды и уйдем. Кто что скажет?

Харфомос
- А ему самому сказать нечего? - Харфомос нахмурился и кивнул на эльфа.

Мор:
- Кстати, да?

Тельраан:
- О каких семьях мы сейчас говорим? Желательно, с именами... - повёл взглядом в сторону Селинара шаман, пробираясь к котелку за благословенной возможностью утопиться в кружке медового чая.

Молки:
Выходило, что нечего, потому как его собственное мнение - всмысле желание - было не так давно изложенно Молки, которая его сейчас и пересказывала в... мммм... менее сбивчивой форме. Его, Селинара, предок конечно хотел бы, чтобы за ним переехали и все остальные духи, но что тут поделаешь... враждующие фракции или какой-то заговор... кто вообще такого мог ожидать?
Возможно предок и мог внести ясность, но у несчастного эльфа её не было.

Тельраану бегло пересказали уже прозвучавшую часть истории.
- Правящая семья над прочими - Гарсваэльдин. - пояснила дренейка. - И тот предок, которого Селинар хотел на пробу вывезти, Шаэлар, и который у нас теперь в бауле сидит, Эррах, из неё. Иоланис, который на Эрраха указал - тоже. Есть и другие, у каждой еще духи из слуг. Другие в желании Гарсваэльдин вернуться на родину понимают мало, но я бы не снимала их со счетов.

Мор:
Молча наблюдал за разговором, набивая новую самокрутку.

Харфомос
Харфомос продолжал молча пилить взглядом эльфа, пару раз подернув придатками. Затем дреней потер рукой лоб и пошел утолять жажду по примеру Тельраана.
- Селинар, ты наверняка был в курсе того, что твои духи правдоподобно подражают жизни. И знал, что там несколько фракций, которые могут враждовать. И ты решил переселить духов своих предков, не подготовившись к вероятным подставам, - сказал дреней по пути к котелку, - так выходит?

Молки:
Что-то такое из понурого кивка Селинара и выходило. На самом деле, - добавлял эльф, - идея, как уже говорилось принадлежала скорее Шаэлару. И тот, глава семьи всё таки, должен был... принять какие-то меры.
- Но едва ли выгорело. - хмуро внесла ясности Молки. - Иоланис якобы был его ученик, сподвижник, любимый племянник.

Харфомос - И все это имена духов? - уточнил Харф, зачерпывая воду ковшом.

Молки:
Да уж, живых в Звездном Покое совсем не водилось.

Харфомос
Харфомос выпрямился во весь рост и с откровенной жалостью во взгляде посмотрел на эльфа.

Мор:
Достав фляжку, Мор сделал пару глотков. Вытянул ее вперед, предлагая ее находившемся в яранге.

Тельраан:
- Гарсваэльдин были талантливыми чародеями в дораскольные времена, - тихо заметил Тельраан, потягивавший в углу свой чай. - Если они сохранили талант и в посмертии, речь скорее о внутрисемейной интриге, чем о вражде родов.

Харфомос
Дреней отрицательно качнул головой на предложение Мора.
- Ладно, пускай вы станем вытаскивать Селинара и его мертвых родичей из этой ямы... Я бесполезен, - Харф пожал плечами и улыбнулся уголком рта, - я не умею разговаривать с духами, и могу обратиться к ним только манифестацией. Я не разбираюсь в калдорайской политике. Остается только если бросаться на них с кулаками или подавлять. Но мы же будем стараться этого избежать, да? - последняя фраза окрасилась в едва насмешливый оттенок.

Молки:
- Хотелось бы. - Молки без уверенности принюхалась к принятой фляге и адресовала исподлобный взгляд последнему из вошедших. - Тельраан, что скажешь ты? С твоим талантом несложно убедить любого духа.

Мор:
- Не волнуйся, травить не буду. Пока что- последнее было сказанно с нескрываемым сарказмом.

Тельраан:
- Я помогу, чем смогу, - устало пообещал шаман. - Между тем, о разведке...

Харфомос
Харфомос вернул ковш котелку и отступил к стене. Опустился на корточки, подперев ее спиной, и сцепил пальцы замком. А взгляд обратился к Тельраану.

Молки:
Шаману кивнули.

Тельраан:
- Волнолов охраняется. Несуразной тварью, слепленной из душ, не пропускающей ничего и никого мимо - по мнению одного из ветров, во всяком случае. Он не видел, чтобы кто-то проходил мимо несуразности. Тварь объявилась ещё до часа сумерек. Ветер в лентах, чем бы он ни являлся, точно не принадлежит стихиям. Одинокая гарпия действительно была, и улетела в заповедный лес, как и сказал Суори... Её путь - откуда и куда - можно было бы проследить по малым духам, но тот, кого я призвал, хотел за это услугу в ответ.

Харфомос
Услышав про несуразную тварь Харфомос чуть нахмурился, заиграл желваками и сжал пальцы, но больше ничем волнения не выдал.
- В лесу, в близкой к нам его части - что? Я заметил что-то яркое, но неподвижное. Это то древо, про которое говорил старейшина?

Тельраан:
- Не спрашивал про древо, - покачал взлохмаченной головой дреней. - Спрошу... при случае.

Харфомос
- Нет, я имею в виду, ты не видел там ничего?

Тельраан:
- Я не ходил сам, брат мой. Я спросил, что видел пролетавший над равнинами ветер.

Харфомос
- Я тебя понял. Но то, что видел я, слишком сильно выделялось, - дреней пожал плечами, - посмотрим.

Молки:
- К слову, что за услуга? - вскользь озаботилась мнущая губы после глотка из чужой фляги и передавшая ту дальше заклинательница. - И... тот ветер не сказал, что стало с носителем лент? Он видел его или просто знает, что среди подобных ему таких нет?

Тельраан:
- Стихии непрерывно оспаривают друг у друга влияние. Далеко на востоке, за Храмом, есть духи льда, осложняющие ему жизнь. Мы не хотим, полагаю, встревать в дрязги элементалей - они бесконечны, пока существует Азерот, - высказался, хмуро глядя в свою чашку, Тельраан. - Второе, прекрасная Молки.

Мор:
- Зря отказался- сказал Мор Харфу, делая еще глоток.

Молки:
- Звучит мудро. Хотя бы, пока у нас не нарисовалось бед с гарпиями. - согласилась дренейка. - Ладно, нужно наметить маршрут. Либо две ходки - на юг и на запад, либо одна с лагерем к северо-востоку от волнолова. И лучше бы не попадаться дереву. Человек, Мор, так? А ты... поможешь нам с тем или другим? Я не заметила в тебе безграничного энтузиазма Тельраана.

Селинар был вынужден заметить, что предлагает тем, кто согласен решать его проблему в Покое некоторую... прибавку к премии.

Мор:
Чуть поперхнувшись от вопроса ответил:- Если я здесь, с вами, я пойду до конца.- сказав это с улыбкой, подмигнул дренейке.

Молки:
- Ах. Отлично.

Харфомос
- Ладно. Если мы сумеем дополнить дела друг друга, хорошо, - отозвался Харфомос, - Кхисгаре-то рассказали?

Молки:
Поймать суетившуюся допоздна Кхисгару было отдельным подвигом, который пока что не удалось совершить никому, но кому-то стоило.

Харфомос
- Если я встречу ее, дам знать, - хмыкнул дреней и поднялся с пола.
Между аберрацией, духами, сумеречными дядюшками и проходом мимо Азжола, Харфомос даже не представлял, из-за чего именно все пойдет не так. Но как бы там ни было, мрачные мысли вынесли его прочь из яранги.

Мор:
- Все поражался вашей расе.- хмкнул Мор, провожая взглядом дренея.

Харфомос
- Молки, ты мне нужна, когда закончишь всех спасать, - донеслось до компании из дверного проема.

Тельраан:
- Чему же? - апатично уточнили из угла потемнее, где возился в гамаке устраивавшийся на ночь шаман.

Молки:
- Аай-аай. - устало выдохнула зенкарка на южный манер. - Осталось только искоренить скверну легиона.

Мор:
Посмотрел на дренея и, махнув рукой, сделал еще глоток.
- Ладно, пора на боковую.- сказав это, Мор стянул с себя рутку с сапогами и полез на гамак.

ID: 18458 | Автор: Dea
Изменено: 5 апреля 2016 — 2:34