Сказки юга Пустошь: Ошибки молодости (7)

Гверн Утренний Туман
Даэлин Браун

ДМ:
А Гверн ушел искать ятамов, что в общем было невеликим делом - куда, скажите, спешит хороший ятам? Хороший ятам жалован хорошим пузом, он никуда не торопится, сидит себе на вышитом коврике, кушает-слушает, и целый мир сам спешит его повидать. Так заведено.

Орк Удой был очень хороший ятам. Когда Гверн добрался до успевшего развернуться привычным полукругом телег подворья, его покровитель не только отведывал сготовленный к его прибытию жирный плов, но и принимал гостей - эльфку, Гвернову соотечественницу, одетую пышно и по местному - на то, чтобы расшить широкий пояс-кушак ушло ведро бисера. На ткани одежд озеро краски, но из-под короткого каре черных волос на Гверна воззрилось совершенно бесцветное, будто потерявшее всякий окрас лицо с вертикальными полосами искусственного шрамирования.

Гверн:
- Ятам Удой, надеюсь не помешаю вам, - быстро говорил Гверн, - как вижу, вы заняты, принимая столь очаровательную особу, - эльф отвесил поклон сначала ятаму, а потом и эльфийке.

ДМ:
- Гверн, друг мой, присядь... кто буду я, не пригласив странника на свой ковер. Истинно и то, что настоятельница Дашик нам друг... а Гверн, милый человек, - тянул ятам уже для гостьи, - преданный истине ученик. Как и ты, Дашик, бросил гниль востока ради богатств духа.
- У вас он наберется разве что богатств тела. Мальчик, ты тратишь время. - названная Дашик умела эффектно опускать уголок губ, но Гверн прожил в Пустоши достаточно, чтобы знать, что к чему. Рот, усеянный треугольниками заостренных зубов... Акулий Дом.

Гверн:
Гверн опустился на предложенное место и поджал под себя ноги.
- Я думаю, что я следую верному пути.

ДМ:
- Популярному пути, а миллионы мух не смеют ошибиться. - у Дашик был талант к снисходительном карканью. Удой только улыбался во весь широкий орочий рот, да использовал случившееся время, чтобы черпнуть пальцами золотистого рису. Подносили уж и Гверну.
- Дашик, милый человек, прямая как стрела. Ай, кто бы от неё стал хранить секреты... с чем ты пришел, друг мой?

Гверн:
Гверн неодобрительно поглядывал на представительницу Акульего дома, но мнение держал при себе.
- Ятам, мне удалось найти человека, который может мне помочь выполнить твоё поручение.

ДМ:
- Милый друг... день сменяет день, и ты уже не уверен в своих силах?

Гверн:
- Дело в том, что пусть я и знаю кое-что о манифестациях, но я отнюдь не эксперт. Моя специализация всегда была другой. Но мне удалось здесь найти мага, который специалист по манифестациям. Думаю, что если мы объединим мои широкие познания и его узкий профиль, то наши шансы выполнить твоё поручение правильно достаточно возрастут. Возможно... После этого, он захочет пойти со Змеями. Я бы точно захотел.

ДМ:
- Что ж, милый друг... почему бы не выслушать об этом внезапно открывшемся таланте? Истинно, и Дашик любит такие вещи. Веришь ли, а её ученики съели василиска, общаясь с силами естества, стихийными и... иными.

Гверн:
- Вы же знаете, что здесь недавно проходило некое "испытание"? Так вот, - Гверну было слегка неуютно говорить при Дашик, - но тем ни менее он продолжал, - так вот, это был своего рода бой, между этим магом, немёртвым, которого здесь называют "Прокажённым" и элементалем по имени... Ушшуга, кажется. Так вот, как и было ожидаемо немёртый маг победил, а дух был заключён в бутылку.

ДМ:
- Истинно, горлопаны уже говорят, что старцы нашли сумеречного человека... и что ты скажешь?

Гверн:
- Что он умён, талантлив, знаток своего дела и вероятно, очень несчастен.

ДМ:
- Да уж великая беда, нага согнали с любимого берега.. да, я слышала. Скажи на милость, Гверн, с чего грустить человеку, чей разум взяли духи. Если он конечно действительно.. - с известным скепсисом замечала Дашик. Она и на плов поглядывала свысока, но чему было удивляться? В лице акульей женщины не водилось ни кровинки, её культ прославился аскетизмом. Молодые адепты зашивали себе рты.

Гверн:
- Я думаю, что если ты мёртв, то тебе вполне может быть немного грустно. Во всяком случае, я знал тех, кто грустил по этому поводу.

ДМ:
- Ай, друг мой... "немного грустно" бывает мне, когда бездумные чада от трапезного искусства не отличают аджику от китачумнана. Но что бы сделало истинно несчастным разум, пожранный духами?

Гверн:
- Я конечно не специалист, но пожирание разума духами на мой взгляд сродни безумию. Мало того, что необратимому и быстронаступающему, так ещё и невероятно болезненному, похожему на магическое безумие, которое иногда съедает людей моего народа.

ДМ:
- Удой, твой ученик законченный колдун. И ты говоришь о том, что он разбирается в вере? - интересно прихмыкнула Дашик. - Отец дай мне терпения, ученик, мы говорим о вере! Ты здесь вещаешь мне о том, что сумеречный культист, голова прочищенная духами, находит время для того, чтобы потяготиться своим бренным телом?

Гверн:
- Я не знаю,- спокойно отвечал Гверн, - но, на мой взгляд, это вполне может быть именно так. Он как-никак всё е остаётся человеком.... Пусть и немёртвым, а не только сосудом для духов. Пока что.

ДМ:
Удой внимал благосклонно, но кто мог упрекнуть ятама в том, что тот был неблагосклонен хоть когда-нибудь?
- Однако я слышал, что он добыча трех старцев. Гверн, милый друг, что я упустил?

Гверн:
- Добыча трёх старцев? Вполне возможно. Они не сводят с него глаз, как я заметил. Хотя, на мою просьбу отпустить его сопроводить меня, они ответили благосклонно.

ДМ:
- И во что нам встанет этот ученый муж? Ай, друг, да измерил ли ты его? Говорят, измерению нет конца!

Гверн:
- Как я понимаю, - не торопясь отвечал Гверн, - он добровольно хочет пойти с нами. Не ставил условий. Только вот старцы на него как-то странно смотрели. Может, нагрешил чего, дак и хочет уйти.

ДМ:
- Милый друг, верно ли я понял.. - приподнял чистенький, намасленный перст Удой. - Ты уверился в том, что этот... адепт не их человек? Здесь мы могли бы поговорить со старцами, но если ты уверен, то иди... приведи воздушного человека.

Гверн:
- Думаешь, спросить старцев действительно необходимо? Не думаю, что там действительно что-то важное. Скорее всего, "воздушный человек", как ты выразился, не выказал им должного почтения. Во всяком случае, я так полагаю.

ДМ:
Судить по виду настоятельницы Дашик, так только что была изречена великая глупость. По виду Удоя судить нельзя было ничего вовсе - тот если и говорил, так между делом, кушая:
- Друг, захоти мы, мы могли бы взять в рукав всю Погибель, но ты мне скажи - к чему плодить врагов и завистников. Не будем ли мы подобны нашим багряным братьям... ай, скажи, не встречал ли ты здесь борцов за дело пылающего Клинка? Какие их мысли?

Гверн:
- Да, встречал, - Гверн кивнул, - только вот что... Не удалось мне как-то не удалось с ними мыслями обменяться. Очень уж агрессивно они настроены были. А если не стараться быть чересчур вежливым, то они просто-напросто хотели меня побить. А встретил я их тут неподалёку, в корчме.

ДМ:
- Что могло пойти не так? - пространно в общем удивлялась Дашик. - Эльф ты пригожий.

Гверн:
- Решил выспросить у них про "воздушного человека". Им это не понравилось.

ДМ:
- Из-за него? - между делом уточнил ятам.

Гверн:
- Да. Им чем-то не понравилось, что я спросил про него у хозяйки.

ДМ:
Удой и огорчился. Натурально:
- Ай, милый человек, послушай меня... кто мы здесь будем, чтобы сказать, что ты не волен подбирать себе попутчиков по таланту и пользе, но можешь ли ты сказать, что они поймут тебя, когда ты проявишь интерес к зандаларскому маршруту? А сможешь ли ты знать, не будет ли беды с Клинком? Скажи мне.

Гверн:
Гверн слегка приуныл, но виду не показал.
- Я не могу знать, ятам Удой. Не подумал даже о том, что может что-то пойти не так в этом направлении. Я слишком занят был тем, что думал, как бы сделать предприятие успешным, - эльф склонил голову, - моя вина, ятам.

ДМ:
- Ай, милый человек... ты не знаешь? Не убедился?
Ничто не могло поколебать доброты Удоя. Дашик просто наслаждалась.
- Иди и убедись. Уладь беды воздушного человека, если не уверен. Брось его, если опасаешься. Кто мы здесь будем, чтобы не помочь?

Гверн:
- Благодарю, ятам, - эльф всё так же встал, почти не поднимая головы, - я сделаю всё, как нужно. Прошу меня извинить. Я могу идти?

ДМ:
- Докушай. - Ну правда, слушайте. Иных возражений у пурпурного люда не было.

Гверн:
Гверн быстро управился с пищей и попрощавшись с Удоем и его гостьей, направился снова в шатёр, где оставил немёртвого и старцев.

Гверн:
Гверн поклонился старцам и, сказав всё то, что следует говорить мудрым людям в этих местах, перешёл к делу:
- Прошу прощения, если я ошибаюсь, достопочтенные старцы, но мне показалось, что между вами и заклинателем духов произошла размолвка. Таково было моё предположение, и я хотел бы узнать, правда ли это? Или же после стольких странствий, мои глаза стали меня подводить, в таком случае, я немедленно покину вас и больше не потревожу.

ДМ:
Дед левый и глянул - ласково и снисходительно. Ай, слушайте, что за вежливый молодой человек, этот Гверн..
- Гверн, друг, хочешь - мы дадим тебе мазь, что очищает очи?
- Гверн, ты не прав.
- Ошибки молодости.

Гверн:
От дедов, действительно ничего не добьёшься. Значит, придётся искать того ловца. Иначе никак. Надо сказать, что по Гверну и не скажешь задели ли его слова старцев или нет, вообще, почувствовал он что-либо. Он всё ещё оставался таким же отрешённо-вежливым.
- От мази бы не отказался, - его губы слегка тронула улыбка, - прошу просить мне дерзость.

ДМ:
И ведь дали. Ласковое место была эта Погибель.

Гверн:
Гверн поблагодарил за мазь и продолжил.
- Я более не буду тревожить вас. Мне остался единственный вопрос: куда пошёл ваш таинственный гость, заклинатель духов?

ДМ:
- Мы отпустили его провести время.
- Радости Фелоны...
- Может, он потратит деньги с пользой. Не усомнись, друг, он вернется вечером.

Гверн:
- И всё же, мне нужно вечером успеть уйти с караваном. Так что, не подскажете, где мне его искать? Хотя бы примерно.

ДМ:
- Что ты хотел сказать ему?

Гверн:
- Поговорить о методиках ловли духов, да и в целом, о магии.

ДМ:
- Юноши... ай, поищи мертвого человека на большаке.

Гверн:
- Благодарю, - эльф натянул свою самую искреннюю улыбку и, попрощавшись с дедами, отправился в сторону большака.

Гверн:
Гверн и Даэлин без проблем покинули место спора и это относительно приподняло настроение Гверна, сделав его близким к благодушному. Он пожалел, что не взял свой посох. Кажется, с ним он бы выглядел более загадочно. Ну да ладно. И так, разговоры о магии это было бы конечно просто замечательно. Но надо было бы начать с куда более насущных вопросов, из тех, что попросил задать ятам Удой.
- Ты не передумал идти с нами, друг-заклинатель? - голос эльфа звучал, как всегда, спокойно с нотками нейтрального дружелюбия.

Даэлин:
- Я ждал вердикта ятама, - признался Даэлин, когда, казалось бы, никто более не проявлял повышенного интереса к беглецам, - Я боюсь того, что знаний и навыков моих куда меньше, чем хотелось бы мне самому, и что не был я самым искусным среди... - Даэлин помедлил, будто до сих пор так и не хотел сознаваться в том, что и так, похоже, было очевидно для каждого из местных и пришлых, включая самых маленьких детей, - Среди братьев.
Что ж, это, по меньшей мере, было честно. Стоило надеяться на то, что разговор с эльфом будет куда плодотворнее бесконечных намеков от старикашек.

Гверн:
Край серого плаща сиротливо свешивался с руки эльфа, когда-то бывшей нежной и белой.
- Ятам дал добро, если говорить в общем. Но... Есть некоторые вопросы, которые он попросил меня выяснить и которые я, к своему стыду, забыл тебя спросить. Не будешь ли ты против ответить на них?

Даэлин:
- Прежде чем обещать, мне стоит их услышать, - ответ, впрочем, был не грубостью, он звучал даже с некоторой долей иронии. Впрочем, несмотря на отсутствие высокопарных выражений, говорил немертвый все равно куда вежливее, чем львиная доля местных. Даже пытался выразить некую степень симпатии и уважения к собеседнику.
Только многим ли понятна вежливость нежити?

Гверн:
Гверн понимал.
В свою бытность луносветским аристократом, он сопровождал отца и братьев во время их визитов в Подгород. И надо сказать, что Даэлин был явно намного вежливее тех, с кем его отец вёл дела. Так что, это было даже удивительно.
- Каковы твои отношения с Клинком, Даэлин? - эльф спросил сразу, не используя намёки и не играя в словесные игры.

Даэлин:
- Недопонимание, - так беспечно откликнулся немертвый, что впору было заподозрить неладное, - Мы не слишком сходимся во взглядах на существование. Впрочем, слишком близко общаться с ними у меня нет нужды.

Гверн:
- То есть ни мести, ни даже злости ты на них не испытываешь?

Даэлин:
- Месть имеет смысл лишь тогда, когда шансы ее осуществления - хотя бы девять к десяти. Однако это вовсе не значит, что я не запомнил лиц или имен. Злость является отличным поводом действия, но плохим гарантом их успешности. Тщательные раздумья и удобный случай - вот то, без чего любое потенциально опасное действие может превратиться в самоубийство. А повторно умирать я, поверь, не испытываю никакого желания.

Гверн:
- Понимаю. То есть ты не причинишь вреда людям Клинка, пока они не причинят его тебе?

Даэлин:
- Почти так, - уклончиво ответил Дэл. Да, это было туманно и, чего греха таить, не слишком правдиво. Но не объяснять же Гверну особенности философии Забытой Тени?
По крайней мере, не сейчас.

Гверн:
- Хорошо, - кивнул эльф, - тогда последний вопрос не имеешь ли ты ничего против сотрудничества с троллями на некотором участке пути?

Даэлин:
- С зандаларами? - кажется, или в желтых глазах немертвого мелькнуло недоверие?

Гверн:
- Именно.

Даэлин:
- Я никогда не имел с ними дела. С обычными - не раз, в Оргриммаре чернокопейцев было полно - наверное, и ты с такими встречался. Знаю несколько слов из их языка, знаю кое-что о вере. Только, говорят, зандалары на них вообще не похожи. Даже мордами - и то совсем другие, но главное-то внутри, в головах.

Гверн:
- Не думаю, что с ними придётся так сильно уж общаться. Нам просто нужно будет дойти под защитой их каравана до определённого места. Только и всего. Пожалуй, на этом всё.
Гверн помолчал несколько секунд.
- А разлада, кстати сказать, у тебя и местных старейшин не было?

Даэлин:
- Я здесь не так давно, - ненадолго задумавшись, Дэл пожал плечами, - Так что если и должен был быть, то не случилось. Слишком мало прошло времени.

Гверн:
- Понимаю, значит мне показалось, - вздохнул эльф, - мне нужно идти. Осталась пара незаконченных дел и пара непроведанных знакомых. Караван отходит вечером, но может ещё увидимся. Если у тебя нет ко мне вопросов, разреши откланяться.

Даэлин:
- Я найду тебя немного позже. Пожалуй, вопросы будут просто мне стоит получше их обдумать.
Немертвый кивнул, прощаясь.

ID: 18437 | Автор: Dea
Изменено: 3 апреля 2016 — 6:26