Сказки юга Пустошь: По лисьему следу (6)

Джантала

ДМ:
Джантала искала встречи с Кручей, но Круча сыскала тролльку раньше. Слушайте, так бывает всегда: ты являешься на развязку, ты ищешь караван на восток, слушаешь бредни за Бельды, друидов и сектантов - успокаиваешься, насколько оно можно в эти интересные времена. И что?
- Можно? - вежливо поинтересовался Маджучек, орк очень... очень смирный, указуя перстом на подушку напротив. Дело было в придорожной корчме. Вечером было отбывать.

Джантала:
- Я тебя знаю, - покосилась Джантала, припыленная и одетая в просторные неприглядные шмотки из тех соображений, что приходят в голову любой приличной девушке на дорогах Пустошей. Раздобытый дрын с кремневым наконечником выглядел грозно, хоть и держался на обмотках и честном слове. Амулеты из собранных на берегу ракушек и куриных богов смотрелись по-вудуистски и даже были домом для нескольких мелких, удивительно бесполезных духов. Короче, на вид Джантала была из троллей, с которыми не связываются, и, прежде чем узнать Маджучека, озадачилась, что с ней заговорили.

ДМ:
- А то ж нет, - согласилась невинная морда. Ай, задумывался ли кто-нибудь, был Маджучек скромен, слабоумен или молчалив? - Я не от Губы, потому как после того, что тот хум делает на арене, у тебя совершенно нет шансов. Я от эльфа с блестками. По делу, но и про тебя говорили. Веришь ли, одному троллю приснился сон.

Джантала:
Маджучек сумел удивить: вот уж кто поднаторел в деле незаметности. Троллька восхищенно цокнула языком.
- Хочу верить, что он ничего не спутал, когда рассказывал. И что не забыл пожаловаться на духов, которые расхищают свитки из его снов. Это не очень хорошо.

ДМ:
-Он не говорил ничего о духах, - заметил Маджучек с истовым спокойствием безумца, - но эльф разобрался в твоих бедах. Он спрашивает - ты уверена в этой страшной страсти про город?

Джантала:
- Как я могу быть уверена в том, точен ли был тролль-сновидец?

ДМ:
"Никак" - следовало из случившегося молчания. Что ж, по крайней мере было за город.
- А картограф? - подал голос слабоумный орк Маджучек. - Беда?

Джантала:
- Беда. Должен быть мертв.

ДМ:
- Беда. - философически в общем заметил Маджучек. Он соглашался всегда, что с Губой, что с блестящим эльфом. Ууу..
- Тролль очень много говорит. И пишет... хотел записать всю жизнь! - почти пожаловались Джантале, - Только эльф понимает! Говорит, понятно. Не хочет тебя домой. Хочет, чтобы смотрела за троллями, что ушли на север. Хочет, чтобы видела, куда пойдут и пересчитала их женщин!

Джантала:
- Сделаю.
Джантала не расстроилась: мотаться на Кручу значило получать новые указания. Маджучек сберегал время и силы.
- Что эльфу надо от тролльских женщин, кроме числа?

ДМ:
- Нужно места. - серьезно утвердил Маджучек. - Эльф говорит: может те места, где будут их оставлять... эльф думает, среди женщин может быть очень важная! Нужно еще ранги: которая из них чем занимается. Женщина тролль. И не тролль. Всё одно.

Джантала:
- У важной есть приметы?

ДМ:
Судить по Маджучеку, так примет не было.

Джантала:
Джантала спросила, как доставлять эльфу новости, - выходило, что у нее не стало обычаем шататься по снам. Маджучек был вполне себе способом, так что ему заодно поведали о заплыве под черепахой и интересах южных посредников.

ДМ:
Всё же это было слишком много для Маджучека - не для одной же Джанталы сидел он тут, на развязке и ел подбитых фанатиками канюков? Казалось, не самому разумному орку в мире требовалось время, чтобы достать два узких, напоминавших гоблинские чековые ленты, считочка.
- Воот. Этот - съесть. А этот наложить. На лоб. Эльф говорил, каждого на один раз - надо думать о том, что хочешь говорить, вот. Еще в Фелоне есть Хум. Звать - Тилле. Может говорить за тебя.

Джантала:
- Точно преданный? - спросила Джантала, припрятывая кручинские джу-джу. Тилле был славным хумом, и все-таки балинтизм, как и всякий культ, имел свойство пожирать мозг.

ДМ:
Судить по Маджучеку, это был еще один сложный вопрос.
- Полезный, - решил наконец самый простой орк в мире.

Джантала:
- Ты еще вот что передай...
Маджучека нагрузили еще и новостью о явлении Медеах. С подробностями, стало быть, о том, что навещала бывшая владычица Кабестана.

ДМ:
Судить по непонимающему лику Маджучека, так передать тот должен был в точности, без вольностей, переложений и глубокого вникания.
Впрочем, с недовольством:
- К тебе коза в сон ходит. К эльфу коза в сон ходит - отчего ко мне нет?

Джантала:
- Она одетая ходит, - утешила троллька, озадаченно потирая челюсть. - А к эльфу зачем?

ДМ:
- Он же эльф. Говорил... грезит, дня не проживет. - задумчиво, в общем, заметил Маджучек, изчего выходило, что эльф всё еще подозрительно жив.

Джантала:
- Они с лордом сговорились, что ли? - На этот вопрос, обращенный к несправедливому потолку, ответа не требовалось. - И как поживает лорд? Который при козе.

ДМ:
Маджучека понесло, хотя лорда он видел пару раз и совершенно живого. Маджучек то отмечал удивительные успехи ветряного хума, то спрашивал, не видала ли Джантала большого тролля и дядьку в драных портках, потому как именно сюда-то они и направлялись. Одна беда - Маджучек вроде и выехал позже, а никаких сказов за них не слышал.

Джантала:
- Совсем ничего, - покачала головой троллька. - И на юге дело драных порток обернулось криво. Я говорила сновидцу, что дед с головой в зеленой жиже. Он бы и так все растрепал, а под жижей его не заткнуть. Такое несет.

ДМ:
- Не, - убежденно отозвался простой орк. - Здесь козлов нет. Здесь только зеленые и чистые.
На Джанталу и обрушилась волна недоумения - отчего кентавры, народ вовсе вонючий, зандалары и прочие теперь чистый народ?

Джантала:
- Ну ты поделил, - хмыкнула охотница. - И кого считают зеленым? Тот же лорд баловался, видно по глазам.

ДМ:
Маджучек поглядел свысока: как же - лорд был может быть неправильный, потому как эльф, но не зеленый, потому как свой. С другой стороны..
- Зелены вона, - мотнул головой орк до угла, где квасил народ в багряном тряпье, боевой дальше некуда.

Джантала:
- Зеленые, потому что красные, - согласилась Джантала. - О козе Хаж, наложнице Бохчи, что-нибудь слышно?

ДМ:
- Не. - серьезно заметил Маджучек. - Уехал Бохча. Губа доволен, да.

Джантала:
Троллька помолчала и в третий раз вернулась к мерзкой эльфасской теме:
- Лорду сказали о сестре?

ДМ:
- А с ней что?

Джантала:
- Сцапали, - хмуро доложила охотница. - Сновидец говорит, пичкают зеленью.

ДМ:
Маджучек не знал. Маджучек огорчился и, кажется, от того, что ему-то ничего и не сказали. Джантала чего-то натворила.

Джантала:
Это была головная боль Чельянки - устраивать так, чтобы одни шпионы знали то, чего не знали другие, и докладывались ровно постольку, поскольку полагалось. Короче говоря, Маждучеково огорчение Джанталу не впечатлило.
- Пусть вытаскивают, - потребовала троллька. - Ее и большого орка Зуггата.

ДМ:
- Скажу, - впечатлился Маджучек, шпион в общем образцовый, хотя бы исполнительностью. - Ще чего сказать?

Джантала:
Джантала подумала.
- Гордунские огры бегут на кашу к мок'наталам, но их не пускают, а их король задружился с козлами. Все.

ДМ:
- Аааа... - орк понимающе покивал: впору, значит, было пугаться. - Еще кому че сказать?

Джантала:
Троллька напрягла память и добавила по мелочи: про сатиров, которые шастали на северной дороге Фераласа, и Кровомоха с его шариками и подругой Бен'эр, обфырканной пленной жричкой под черепахой. Важной могла оказаться любая ерунда, и Джантала старалась, поглядывая, чтобы Маджучек не опух.

ДМ:
Тот был близок и для порядка уточнил, не сказать ли эльфу, что он зелен.

Джантала:
Джантала возражала. Чельянка мог и обидеться.

ДМ:
* * *

Слушайте: стоило только пройти по Погибели, чтобы понять - что-то пропустила. Все уже трепались за какого-то сумеречного пророка, что делал всякие всякости, а Джантала всё еще искала Тилле и даже нашла в самой неформальной обстановке:
- ... и в момент, в коий политическое сознание народной массы перехлестывает через баррикады, стойкий балинтист должен оказаться на переднем краю. Должен сказать, пустошь место дурное - товарищ эльфка, самая дурь в том, что местный народ обладает исконной сознательностью, но в плане политической грамоты...
Товарищ эльфка - из местных, в некрашенной джеллабе, скрывшем голову многослойном плате и отчего-то при керамической лисьей маске внимала.

Джантала:
С Джанталы хватило масок еще в Фераласе: покосилась без дружелюбия. Другое дело - Тилле, но и ему полагалось по шапке.
- Куда ты его подевал? - сварливо осведомилась троллька, минуя всякие "здрасьте".

ДМ:
- ... полная пустота. - успел стоически заключить стойкий балинтист прежде чем мододецки обхватить Джанталу за плечо, а товарища эльфку за другое. В дипломатической тонкости Тилле было не отказать.
- Кого? Орка я никуда не девал - товарищ эльфка, вот он ваш повод окончательно преодолеть расовый предрассудок, потому как Джа - истинное лицо тролльского прогрессивного движения. Да откуда этих местах?

Джантала:
- От Ночных Охотников, - не соврала Джантала, хмурясь. Тилле оставался виновен в том, что сбил с пути (хотя какой там был путь!) худшего в мире орка. - Не девал, значит... Он хоть живой еще? Тут куда ни глянь, кому-нибудь бьют морду.

ДМ:
- Ну так это, товарищ Джа, он теперь он теперь самого царя Ятмана наставляет к тому, как следовать общественному интресу! - возмутился Тилле, привычно забывая отпустить лапы.
- Ай, Тилле... не мешаю?
Резонный вопрос товарища эльфки не иначе как пробудил в Тилле осколки совести, потому как тот отступил, разрываясь между ностальгией и общественным долгом.
- Джа, вон эльфка - веришь ли, я думал эльфский народ глух, но эта дама обладает исконным пониманием учения Балинта и Варова. Проблем, значит, простого люда и глобальной кенарийской агенды.
­- Этому не верь. - с присмешкой заметили с эльфской стороны.

Джантала:
Троллька подобрела. Двор одного из местных царьков был не лучшим местом для приличного орка, но бежать и спасать Яврая пока что не приходилось.
- Поверишь тут, - с ухмылкой прокомментировала она. - Вот и я у него истинное лицо, а не только что слезла с пальмы. Какая еще агенда, Тилле? Их же всех того. Двух шагов не пройдешь, чтобы не пересказали на свой лад.

ДМ:
-Бабы, я вам говорю - что Кругу то, что его, значит, меньший филиал по палочкам разобрали? - ну право. Лицо Тилле сияло добродушным недоумением. - Теперь и только теперь поймут они, что воспитал в себе народ Пустоши! И ответят жестоко и сильно... бабы, забудьте вы за то, что у вас разные уши и зубы! Здесь всё решается.

Джантала:
- Кому ответят? - усомнилась та баба, что позубастей. - Никто толком не знает, что случилось на Просеке, а Зеленая Развилка... Ну, случается.

ДМ:
- Аай, вот пусть Бельды с толпой и отвечают. Жить чище станет. - кивала товарищ эльфка под вопиющее тиллино разочарование.
- И неверно, потому как кенарийская агенда это вам не что-нибудь. В первый раз за многие годы есть у них повод унять всякий народ в пустоши, ииии потому чистых зеленый народ ничем не лучше! Бабы, я говорю вам, только запад сдюжит супротив этого беспредела!

Джантала:
- Чем запад нам поможет? - Джантала глянула в помянутую сторону. Горы были как горы. Мародинские вроде бы.

ДМ:
Тилле скуксился:
- Не придирайся, товарищ Джа, мы - свободный народ запада. Культы помогли нам обрести волю, но! Но нужно помнить, что культы - структуры исконно гнилые, реакционные и всё такое... вон ты помнишь?

Джантала:
- Угнетатели, - поддакнула троллька по старой памяти. - Вынуждают простой народ трудиться за одну веру. Вон у ятамов Змея какие все послушники изможденные. Страшно глянуть - не люди, а ходячие трупы.

ДМ:
- Аай, - соглашалась между балинтистскими чтениями эльфка, рассеяно покачивая маской совы на развеске. В дополненье к лисьей, - вот без чистых только лучше будет. Потом отринем культы, а кенарийской агенде под каким знаменем будем противостоять? Ятмановым?

Джантала:
- Кто он вообще, этот Ятман? - спросила Джантала не без ревности. - И, Тилле, как тебе не набили здесь морду за такие слова о культах? Я видела в корчме народ из Пылающего. Задиристый народ, с дурными глазами.

ДМ:
- Назвал себя царем людей костяной равнины, - как вскользь обронила товарищ эльфка. Джантале казалось, будто маскины глаза-щелки следят - косятся. - Собрал пять сотен кодоев.
- Да бандит он. А в корчме той жрать надо, а не болтать. - присовокупил Тилле.

Джантала:
- Все равно болтают. Может, твоя товарищ эльфка первая пойдет к Пылающим, - насупилась Джантала. - Ты с кем тут, лисий нос?

ДМ:
- Троллей она водит. - утвердил Тилле. - Караван у них тут.
- Аай, платят, - заметила между делом эльфка. - Не бойся, я не пойду к Пылающему культу. Я из Киталаши.

Джантала:
Троллька хмыкнула, проворчала, что впервые слышит о Киталаши, и сменила тон на деловой:
- Сношают, нет? Я бы и сама нанялась - смотреть за ящерами, но отряд в полсотни... Много мороки.

ДМ:
- Видела их вблизи?

Джантала:
- На Куралы видела.

ДМ:
Маска оставалась безучастной, зато густой эльфский голос был не прочь пожаловаться за жизнь:
- У каждого из них тысяча слов для того, чтобы указать как велики они и как жалки мы. Всякий день они говорят мне по десять, но знаешь ли - у них совсем нет женщин. Аай, прийдет время и слова закончатся.

Джантала:
Джантала сочувственно цыкнула зубом. Эльфка, думала она, тощей породы, а зандалары крупный народ и любят делиться - как было с той, что звалась Гунилу.
- Значит, ты у них одна? Плохо. Выбери сильного и научи его жадничать.

ДМ:
- Передумала браться за ящеров, ай? - тощий народ кажется хихикнул и всё не к удовольствию Тилле. Когда бабы становились бабами, у них всю политграмотность отшибало.
- Товарищ эльфка, - крякнул стойкий балинтист, - мне бы тебеперь у Джи того... заполнить пробелы в резоне. Для, значит, торжества сознательности.

Джантала:
- За кого тут еще браться? - обреченно спросила троллька, обведя взглядом шатры и подворья. - Зандаларские моны хотя бы видные, не то, что бандитский народ или рожи из культов. Бабка мне говорила: если есть щель между ног, то как ни крутись, поимеют. Хотела бы я родиться с висюлькой. Давай, Тилле, торжествуй, пока я тоскую о своей жизни.

ДМ:
- Хотела бы я родиться мудрецом Тилле. А то ведь есть закон, так у нас кенарийская агенда говорит - есть пробелы, как ни крутись, кто-нибудь да заполнит.
Короткий лисий нос опустился, утверждая то, что Тилле если и заполнит, так неверняка в торжество блага и сознательности, а его хозяйка отступила назад, в людской поток центрального прохода. Тилле вроде как и ценил, настолько, что зачесал бошку и говорил в общем отвлеченно, а еще понизив голос.
- Говорю же, Джа, природная сознательность - знамена вон. Я, значит, к чему... тут от твоих империалистически мыслящих друзей страшная куча указов по твою жопу и вот прям со вчера. Натворила чего?

Джантала:
- Да как всегда.
Не то чтобы Джантала хотела увиливать, но объяснять было долго. Троллька поглядела вслед лисьей джеллабе и уточнила:
- Что за указы?

ДМ:
- Ну я не очень вдуплил, но имперскому народу, на который вкалывает эльфка они походу не верят, что есть в общем правильно и политически корректно. - Тилле наморщился, явно пытаясь связать в общем корректную доктрину с в общем мелочными мерами. - Значит говорят приглядеть, а контролировать это твоё они могут ток там, где гуляют парни Ятмана, к коим мы значит внедрились - эт от развязки до тракту поюжнее громового кулака, угу? Значит, почины будут такие... первое, эт вдуплить, куда тролли на самом деле собрались. Кроме как к Мародин - есть идеи?

Джантала:
- Знаю о "приглядеть", - с досадой проворчала троллька. - Они только забыли сказать, что при зандаларах нет других женщин. И за чем я при таком раскладе буду приглядывать, скажи мне? Запоминать, как выглядят имперские кочерыжки? Куда собрались... Если едут с юга на север, то либо к тем, кто угробил Просеку, либо к нагам с побережья. Либо это одно и то же.

ДМ:
- Опережаешь, товарищ Джа. - отрезал стойкий балинтист. - Эт уже второе. В общем не спрашивай у меня, какого это пришло до бошки хера в блестках, но у зандаларов какая-то херь с бабами. То ли их мало, то ли их прячут, то ли ще, но в общем я так понял - эт для для важных переговоров... над понять, есть бабы при караване или всё таки нет. Если есть, так есть подозрение, что есть особо важная. Потому над сыскать, пересчитать и следить. И за товарищем эльфкой тож, не знаю уж отчего.

Джантала:
- Потому что она при караване, - резонно вывела Джантала. - Давай еще про указы. И скажи, как вышло, что ты сдружился с блестками? Эти же... классовые враги. Рабы на аренах. Сплошное угнетение и тоска для человека твоей веры.

ДМ:
- Это, Джа, из высокой науки - приоритенции. Умный человек Гинцбергер нас научил за то, как распределять дела в соответствии с важностью.
Тилле крякнул, как у него это всегда выходило, когда речь шла за восточные мудрости.
- Приоритенция нам сейчас говорит забыть рознь с твоей империалистически мыслящей кликой, потому как всякая клика этой пустоши мыслит не только порочно, но и того... отстало. Смекаешь?

Джантала:
- Смекаю, - согласилась троллька. - Как у зандаларов с женщинами, так у тебя с кликами. Берешь лучшее из того, что есть. Лисья эльфка, наверное, хороша лицом - носатая, как положено, и с большими зубами. Поэтому в маске. Чтобы другие не зарились.

ДМ:
- Рад, товарищ Джа, что ты ценишь мой... кхэм, талант, но... - тут стойкий балинтист весьма выразительно, по-кабестански, воздел перст, - но с эльфкой мы только пол часа и знакомы и эта молодая особа воплощает трогательную эту... дикотомию местных народых масс, кои принуждены разрываться между понятиями.
Джантале рассказали за то, как бедная эльфка, повинуясь принужденному народному сознанию разрывалась между масками лисьей и совьей, а в итоге вынуждена была платить больше, купив обе. И всё для общественной, значит, работы.
- Всё, Джа, от отсутствия ясно размеченного пути.

Джантала:
- И я в Фиассуре взяла два платья, - вспомнила Джантала, грустнея. - То и другое отобрали козлы. Какая общественная работа?

ДМ:
Выходило, что совья маска нравилась всем, но вряд ли впечатлила бы зандаларов, а лисья наверно могла бы сойти за знак лояльности, но всё же внушала опасения - кабы батогами не забили за посягательства.
- На лисью, значит, богиню, потому как очень её троллий народ чтет. В том, Джа, я вижу, как старые, косные нравы давлеют над волей местного народа к выбору. И, как стойкие балинтисты, мы должны верить, что предоставив народу выбор, отличный от выбора между косным и косным, откроем ему дорогу в будущий мир.

Джантала:
- Для виду чтят, - возразила троллька. - Ради дружбы с Тысячей Имен. Бог, отравленный скверной, это нехорошо, и зандалары об этом знают. Что за выбор и при чем тут царек Ятман?

ДМ:
- Нечто отличное от слепой, Джа, веры и культового барышничества..
Тилле начал браво, но как-то замялся и вздохнул.
- Признаваючи, однако, ше Ятман личность политически неграмотная и склонная к барышничеству не культовому. Я так думаю - малый шаг уже шаг, а поскольку всё идет к буче, то Ятман, как человек идейно более близкий, пострадает в империалистической войне менее всех прочих.

Джантала:
- Бу-уча, - протянула Джантала. В ее вздохе надежды и тоски было пополам - троллька не любила спокойную жизнь, но в Пустошах, как верно сказал Мизар, затевалось что-то совсем несуразное. - Почему Дарнас так долго молчит? Потеря Просеки - это было серьезно.

ДМ:
В ответ постановили твердо: за то, что иллюстрирует, значит, нэффективность рожденной кенарийским заговором властной машины. Тилле взял паузу, крякнуть.
- Слушай, это всё дело подождет, потому как вот ще какое дело... нага на побережье сумеречников разогнали, все теперь за ними бегают, вмысле живыми. Чтобы за кодоев прознать и всё такое. Эт дело не первозначное, но ежели сам в руки падет, бери.

Джантала:
- Все говорят о сумеречном чудотворце. Не наш? Трудно поверить, что у блесток не нашлось подходящего колдуна. И еще, о сумеречных...
В этом не было нужды, но троллька беспокойно оглянулась.
- О Медеах ничего не слышно? Где, как, с кем?

ДМ:
- Не наш, Джа, тут будь спокойная... но чудеса показывает. От него иду.
За Медеах Тилле не ведал. Никто не ведал.

ID: 18436 | Автор: Dea
Изменено: 3 апреля 2016 — 6:26