Силитус: Расколотое королевство Силитус: Умолкшие голоса (14)

Ривелиан, сын Обсидии
Ярцина

ДМ:
Отдыхали наверху, под невидящими взглядами титанов с барельефа — пока Ярцина ходила от стены к стене, сличая надписи, дренейка приглядывала за обездвиженным Ривом. Момент пробуждения должен был стать моментом истины.
— Кими-и? — протянула чародейка через пару часов исследований. — Ты знаток межгалактических технологий, так ведь? «Направо до щелчка и на себя» — сильно бредовая надпись для двери в титанской лаборатории?

Кимиори:
— Я больше по фауне с флорой, — подрастерялась чуток от неожиданности рогатая, со скуки заплетая дракону тонкую косицу у виска.
В пятый раз и постоянно усложняя узор.
— Но, по идее, вроде не очень бредово. Нам уже прятаться на случай, если что-то пойдет не так?

ДМ:
— Давай сначала растолкаем дракона и разберемся с его «не так», — предложила калдорейка, присаживаясь на пол рядом с охотницей. — Помочь со вторым виском? Ему идет.

Кимиори:
— Давай. Зеркала нет, сразу не заметит, на месте не прибьёт… наверное.
Приподнятое готовое «изделие» было продемонстрировано эльфке, чтоб та могла увидеть порядок плетения.
— Но насчёт «растолкаем» я скептично настроена, если что. С другой стороны, статуи мы разломали… но дротик я наготове держу.

Рив:
Дракон дрых. Даже чуток похрапывал, зараза, приоткрыв рот.

Кимиори:
Кими заботливо сунула в драконью пасть хвостик от косички. Пусть жуёт во сне.

Рив:
Сработал рефлекс, и кончик косички оказался зажат зубами.

Кимиори:
Оставалось любоваться с умильным выражением лица.
— Какой он милый, когда дрыхнет зубами к стенке, а?

Ярцина:
Ярцина быстро освоила плетение и создала на драконьей голове симметрию, после чего легонько похлопала спящего по благородной физиономии.
— Да-а. Так бы и любовалась, — лирично вздохнула она.

Рив:
На похлопывание дракон не то взрыкнул, не то всхрапнул и предпринял попытку повернуться на бочок.

Кимиори:
— Щас проснётся, и милоты как не бывало, — вздохнула дренейка, шлёпая поактивнее.
— Эй, подъём, пора на подвиги. Красть прынцесс, тырить алмазы.

Ярцина:
С прогнозом Кимиори согласился бы всякий, и потому Ярцина потратила последние секунды на то, чтобы бессовестно облапать драконьи кубики под пыльной курткой.

Кимиори:
Кимиори потратила это же время, чтоб прихватить драконью лапу… в смысле, руку и держать очень рядом с ней острое и ядовитое костяное жало.

Рив:
Калдоящер дернул коленями, видимо ему стало щекотно от ладошки на пузе. Спать в таких условиях становилось невозможно, Рива это опечалило и потому просыпался он уже злым.
— Кафофо… тьфу, какого черта, девки? — раздраженно заворчал он, сплевывая косу и продирая очи, а заодно выдергивая свою лапу из дренейских рук. — Меня с утра то землей, то камнями, то дервними богами обижает, отдохнуть нельзя?

Кимиори:
— Отведенное для сна время закончилось, вновь пора геройствовать, — меланхолично заметила охотница, всё так же цепко держа драконово запястье. — В башку никто лишний не стучится? Ты по-прежнему Рив? Как зовут мою медузу, а?

Ярцина:
— У тебя есть медуза? — поразилась Ярцина, тихой сапой вытягивая руку из-под куртки.

Рив:
— Херошлеп зовут твою медузу, — рявкнул ящер, рывком забирая свою руку для того, чтобы пощупать ею больную голову, — такое имя черта с два забудешь.
Поползновения Ярцины, — уже в самом конце, — были замечены и на эльфку зыркнули так, что будь она чугунной чушкой, с нее бы шлак осыпался.

Ярцина:
— У тебя есть медуза по имени Херошлеп?..
Ответом Риву была одна из самых милых и застенчивых улыбок в мире.

Кимиори:
— Есть, сухопутная. А тем, кто любит трындеть не по делу, может опять приспичить поспать, — укоризненно заметила Кими, убирая, тем не менее, отраву в кошель. — Он это. Без голосов, вроде.

Рив:
— Вы того гада запинали? — к дракону, тем временем, понемногу возвращалась способность мыслить рационально. — И, Кими, за все время нашего знакомства я ни разу не видел тебя с босой грудью и не разу не замечал за тобой поползновений закончить жизнь путем вскрывания вен. Признавайся, ты культистка или насильно притворялась?

Кимиори:
— Так получилось, — лаконично уведомила вопрошаемая.

Бен'эр:
— Это все жрец, — подала голос раненная. Бедро заживало плохо, судя по всему.

Ярцина:
— Запинали. На нем не было таблички, но по описанию императора — точь-в-точь Скивик, — поделилась Ярцина, на всякий случай спрятав за спину пойманную на горячем руку. — Похоже, мы победили и теперь можем заняться твоей неприятностью. Должна сказать, нам повезло. Арканным взрывом тебя почему-то не оглушило, хотя с тем орком, которого съела госпожа Грейс, все вышло замечательно.

Рив:
— Не повезло тебе, значит, — мрачно оскалбился Рив, не став посвязать Ярцину в особенности своих резистов в присутствии посторонних, коей являлась Бен'эр. Следовало заняться собой и потому ящер, не став тратить сил на то, чтобы подняться, на несколько секунд сменил форму. Учитывая то, что лежал он на спине, получившийся из него кот тоже оказался в этой же позе, с поджатыми к груди лапами и растопы… Но морда была каменная. Трансформация помогла и, не став тешить девок демонстрацией мехового пуза, дракон снова огуманизировался.
— Вот так-то лучше, — буркнул, поднимаясь на ноги и озираясь по сторонам.

Ярцина:
— Хочу добавить, — покосилась на старшую калдорейку Ярцина, тоже вставая с пола, — что орка пришлось оглушить, потому что он собирался разрушить город. Правда, потом мы разрушили его сами, но и на то были веские причины. Сейчас я попытаюсь открыть дверь. Будет лучше, если вы зайдете за угол и, если что, раскопаете меня из-под обломков. На мне будет магический купол.

Рив:
— Не вижу логики в откапывании того, кто будет защищен куполом, который в силу своей геометрии и происхождения просто невозможно завалить, — заявил дракон и отправился искать угол.

Кимиори:
Кимиори последовала за ним.
Видимо, очень взволнованная судьбой неведомого орка, которого съела приснопамятная госпожа Грейс, потому что не проронила ни слова, на ходу тщательно проверяя своё снаряжение: видимо, опят подсказывал, что после открытия двери будет некогда.

Ярцина:
— Если я начну раскидывать камни изнутри, опять достанется архитектуре, — печально отозвалась калдорейка, взявшись обеими руками за выступающий диск, чтобы исполнить инструкцию «вправо до щелчка и на себя». При этом она зажмурилась и, как оказалось, напрасно — тяжелые створки с тихим гудением разъехались, открывая темный зал. Пахнуло застоявшимся воздухом, железом и машинной смазкой.

Кимиори:
Природа наградила дренеев и калдореев очень неплохим ночным зрением, но в абсолютной подземной тьме даже оно было не очень эффективным. Бывалая охотница прихватила хвостом красную палочку толщиной в палец, заботливо упрятанную в кармашек с клапаном, согнула её посрединке: внутри что-то неприятно хрустнуло и верхний конец засветился ярким белым светом.
Маги магами, а источник света лучше иметь свой.
— Пошли смотреть, — закрепив светильник на поясе так, чтоб луч света был направлен вперёд и вниз, Кими взяла наизготовку лук и первая проследовала в зал, внимательно глядя под ноги и ища всевозможные ловушки.

Рив:
— Если что… мда, схему нейтрализации вы уже отработали, — проворчал дракон и, как настоящий самец, пустил самок вперед, на разведку, замкнув собой арьегард.

Бен'эр:
— Я не пойду. Если раньше я просто не была готова к загадками создателей, то теперь моя рана снова кровоточит и исцеление дается с трудом.
В резком белом свете лицо жрицы, всегда существовавшей вне времени, заострилось и постарело: под глазами появилась целая сеть морщинок, и между бровями залегла глубокая складка.

Кимиори:
— Зовите, если что, — проворчала занятая делом дренейка.

Ярцина:
— Здесь должно быть безопасно. Если что-то случится, зови нас, — огорченно поддержала Ярцина, переступая порог темного зала.
Снова послышалось тихое гудение, но бояться было нечего — это активировались осветительные кристаллы, заливая помещение бледно-голубыми лучами. Гладкий пол был выложен мраморными плитами, стены украшены балерьефами. Впереди, у далекой стены, золотились бока панели управления. Четыре круглых постамента, напоминавших утопленные в землю колонны, располагались в строгой симметрии; еще одна запертая дверь уводила направо, а в стенах по обе стороны были ниши, занятые неподвижными, грозными на вид конструктами.

Кимиори:
— Немножко похоже на наши технологии, — поделилась своими наблюдениями впередиидущая дренейка. Цокот копыт по мрамору отдавался гулким эхом и она успела пожалеть, что не надела кожаные ботиночки, смягчающие шум.
— Кто его знает, от чего активируются эти стражи, — мотнув рогатой башкой в сторону конструктов, охотница с известным опасением посмотрела на панель управления. — Быть может, нам понадобиться пароль, или ключ… может, поискать его заранее?

Рив:
— Мог бы поспорить на свой хвост, если мы что-то сделаем не так, эти ребята, — Рив ткнул рукой в сторону конструктов, — оживут и попытаются нам наподдать. Идите к панели, а я посмотрю, из чего они сделаны. Может тактика накала и остужения здесь тоже сработает.

Кимиори:
К ногам одного из констрактов была заботливо подброшена ледяная ловушка. На всякий случай.

Ярцина:
— Диски доступа, — поправила Ярцина, направляясь к панели. — Я перечитала записи Бранна от корки до корки. В Ульдуаре ему понадобился диск доступа, чтобы вскрыть архивы. В другом случае он просто ввел дополнительные коды, и система приняла его как нового пользователя. Правда, пока Бранн этим занимался, его спутников пожгло лазерами из глаз.
Калдорейка опасливо оглянулась на барельефы: так и есть, по центру каждой из боковых стен были надменные мраморные лики с провалами глазниц.

Рив тем временем изучал механизмы: сделанные из неизвестного сплава, они казались ничуть не поврежденными временем.

Кимиори:
— Лазерами… хм… Мы можем немного перестраховаться, — внимательно разглядывая каменные морды, поведала охотница. — Мой народ знает о лазерах и есть отличный способ не дать ему достичь цели: зеркало. По зеркалу перед каждым аппаратом — и они разрушат сами себя.

Рив:
— И где ты возьмешь зеркало? — скептически осведомился Рив, изучая механизмы с целью выявления уязвимых мест. Особо дракона заинтересовали ноги констриктов, в частности, нет ли рифления на подошвах.

Кимиори:
— Ярцина, у тебя есть? Или, быть может, можно создать что-то наподобии ледяных линз с тёмным напылением на выпуклой стороне, размышляла рогатая, пристально разглядывая констрактов и зал. — Или полированный металл… он тоже отлично сгодится.

Ярцина:
— Переставить конструктов под лазеры? — воспряла задумчивая Ярцина. — Может сработать. Сломаем не одно, так другое.

ДМ:
Рифления не было. Шероховатые подошвы годились для того, чтобы устоять на мраморе, но на льду конструктам пришлось бы исполнять экзотический танец.

Кимиори:
— Вообще-то я думала позаимствовать часть их обшивки, — пояснила свою идею Кимиори. — От цельного констракта лазер сможет срикошетить в неизвестном направлении.

Рив:
Дракон перестал изучать местные охранные системы и медленно обернулся на девок. Кажется, собрался ругаться, но через несколько секунд передумал.
— Смотря как его поставить. Может и не срикошетит.

Ярцина:
— С обшивкой я бы не рисковала, — предостерегла эльфка. — Это может разбудить их. Протокол самозащиты, или как там было у Бранна… В общем, ничего хорошего.

Кимиори:
— А попытка переставить не разбудит?

Рив:
— М-мм… — сидевший на корточках Рив коротко почесал висок, — у них подошвы гладкие. Нальете льда, можно будет их аккуратно передвинуть.

Кимиори:
Сказано — сделано.
На создание ледяной дорожки ушло две активированные заранее ловушки. Подъезд к местам расстрела следующих трёх констрактов, видимо, следовало делать Ярцине — охотница берегла драгоценные припасы.

Рив:
Двигать же конструкции по льду должен был, видимо, Рив, в драконьем облике.

Ярцина:
Калдорейка не заставила себя ждать и легко устроила на полу гололед, прежде чем повернуться к панели.
— А как пишется, Нелтарион или Нельтарион? Я тут подумала, — в голосе Ярцины звучала неуверенность, — что глупо оставлять аспектов присматривать за Азеротом, не вверив им доступ к покинутым системам.

Рив:
— Нелтарион.
На имя деда наслоился тяжкий скрип двигаемого металла и скрежет когтей по нему же; дракон, от наличия коего в помещении сразу стало тесновато, принялся передвигать одно из титановых детищ ближе к консоли.
— Только если твоя догадка неверна, в эту консоль могла быть внесена поправка, требующая убивать все, что упоминает рехнувшегося аспекта. Мало ли, когда и кто ее делал.

Кимиори:
— Не могу сказать, что у меня руки чешутся расковырять эту консоль, но что копыта чешутся убираться отсюда поскорее — так уж будьте уверены. Насколько я помню, ни одно творение титанов не было белым и пушистым, — полнилась пессимизмом Кимиори, со смесью печали и удовлетворения наблюдая за работающим драконом.

ДМ:
Когда конструкты были расставлены по новым местам, пальцы чародейки затанцевали по интерфейсу панели, причем лицо у Ярцины было самым что ни на есть вдохновенным.
— Система не распознает это имя, — спустя минуту вздохнула эльфка. — Как и имена других аспектов. Видимо, титаны не считали их компетентными. Ну хорошо… Мимирон?
Мертвые глазницы на барельефах засветились тускло-желтым.
— Пароль… Ялюблюроботов?
Свечение стало оранжевым.

Кимиори:
— Как там робота из Ульдуара зовут? — быстро спросила малосведущая в приключениях этого мира Кимиори.

Рив:
— Может купол поставить перед третьей попыткой? — хмуро осведомился дракон, вновь огуманизировавшийся и рассматривавший панель в поисках подсказки.

ДМ:
Кроме интерфейса, над которым колдовала Ярцина, была впадина в форме ладони изрядных размеров. Может, скоростной доступ?

Кимиори:
Кими быстренько прикинула размер своей ладони и впадины. Маловато было.
— Рив, а можешь ладошку сотворить под размер, м?

Ярцина:
— XT-002, — мгновенно отозвалась эльфка. Наверное, действительно любила тему; но уверенности быть не могло, и прежде чем вводить этот пароль, Ярцина пригласила обоих спутников под созданный вокруг панели купол.

Рив:
Рив, тем временем, добавил в копилку идей соображение, что пароль у титанов не мог быть сложным и заковыристым, какой мог бы быть у какой-нибудь тонкой и ранимой штормградской персоны. Титаны, пояснил дракон, мыслили рационально, соответственно и пароли должны были быть очевидными. К примеру, консоль где? В Ан'кирадже. Стоял дракон достаточно близко — он ведь, как мы помним, изучал консоль, — а потому не отреагировал на приглашение.

С играми в размеры пока возникла пауза.

Кимиори:
Не тратила времени на раздумья и рогатая, шагнув поближе к партнёрам.

ДМ:
— Нет, Ан'кираж не годится, — покачала головой чародейка. — Это название дали ему сами киражи, захватив лабораторию. Простой пароль… Мимирон — создание Норганнона? Норганнон. Рив, ты гений.
Мысль была хороша. По правде говоря, мысль была просто отличной, и Ярцина немедленно вбила в консоль древнее имя
Глаза каменных ликов засияли нежно-зеленым.
— Добро пожаловать, Архитектор, — раздался ровный женский голос. Язык титанов действительно звучал как всеобщий, хотя руны были другими. — Провожу диагностику системы… Ошибка: нет связи с саркофагом. Высокая вероятность распространения симбионтной инфекции. Рекомендована срочная активация аварийного режима. Скажите «да», чтобы перевести систему в аварийный режим. Скажите «нет», чтобы перейти к выбору задач.

Рив:
— Что еще за аварийных режим…- глухо пробормотал ящер, несколько затравленно оглядевшись по сторонам. Поставленные условия заставили его забыть о том, что Мимирон с тем же успехом мог быть кем угодно в понимании титанов.
— Никаких аварийных режимов. Если речь об утечке, весь комплекс могут законсервировать и нас вместе с комплексом. Что за саркофаг-то?

Кимиори:
— Симбионтная инфекция?.. — звучало не очень хорошо. — Я бы включила аварийный режим, следуя правилам техники безопасности, но тогда мы рискуем ничего не узнать вообще никогда.

Рив:
Мнения, похоже, разделились.

Ярцина:
— Саркофаг с К'туном, — шепнула Ярцина, тщательно следя за словами, чтобы не сболтнуть «да». — Титаны думали, что он мертв, и изучали его в этих залах. Другое название для инфекции — проклятие плоти… это было на дисках Норганнона. Боюсь, в нашем случае уже поздно.

Кимиори:
— Тогда выбор очевиден. Второе.

ДМ:
— Ошибка: поврежден защитный механизм Чертогов Созидания. Комплекс «Ульдум» находится в открытом доступе, — продолжал вещать бесстрастный голос, получив от Ярцины громкое «Нет». — Ошибка: нет удаленного доступа к механизму реорганизации. Ошибка: нет связи с устройством Анрафет. Ошибка…
— Хватит уже, — не вытерпела юная чародейка. — Выбор задач!
— Создание новой жизненной формы. Диагностика жизненной формы. Удаление жизненной формы.
— Диагностика, — оглянулась на спутников Ярцина.
— Пожалуйста, поместите жизненную форму в сканирующее устройство.

«Устройством» должен был быть один из полуутопленных в пол постаментов — он выдвинулся вверх, мерцая руническими строками на мраморных гранях.
— Даже не буду утверждать, что это безопасно, — слегка севшим голосом прокомментировала эльфка.

Рив:
— Чего он хочет-то? — озадачился далекий от тонкостей древней техники ящер, явно видевший весь этот ктуний цирк с жеврами впервые.

Ярцина:
— Чтобы ты встал во-он на ту платформу, — с фальшивой бодростью перевела Ярцина. — Для диагностики.

Рив:
— А чего сразу я-то? — лже-калдорей аж уши прижал.

Кимиори:
— Хвост отпиливать не будут, — кратенько понадеялась дренейка и добавила чуть громче и решительнее:
— Да потому что мы из-за тебя сюда пришли, помнишь? Тебе защиту делать… ну хочешь, я первая пойду, постою, раз ты боишься.

Ярцина:
— Ой нет-нет-нет, — мгновенно возразила Ярцина. — Еще не распознает тебя и удалит. Ты же инопланетная форма жизни!

Рив:
— Что-то я не вижу связи между укреплением моей защиты и лазаньем туда, где грозят удалением жизненой формы.

Кимиори:
— Тогда не пойду, — покладисто согласилась неудавшаяся подопытная.

Кимиори:
— Да удалять же будет только с согласия, ты что, не слышал?

Рив:
— Не полезу, — мотнул головой дракон. — Я не настолько доверяю этой эльфийке.

Ярцина:
— С укреплением защиты действительно связи нет, — глаза чародейки вдохновенно блеснули, — но если все получится так, как я думаю, защита тебе будет ни к чему. Мы просто исправим то, что делает твою стаю уязвимой к зову старых богов. Теоретически.

Рив:
— Ты это уже делала?

Кимиори:
— Послушай, Рив, — примирительно произнесла Кимиори, берясь за лук. — Иди, а то всё вот это, через что мы прошли, окажется зряшным. Я подстрахую, ты же знаешь.
Скрипнула тетива и на калдорейку уставилось остро отточенное жало стрелы.
— Отличная мотивация, правда? — охотница бодро подмигнула Ярцине.

Ярцина:
— Я — нет. Другие делали. — Ярцина сосредоточенно кивнула дренейке, с завидным хладнокровием приняв неизбежность страховки. — Слышал о Гневионе?

Рив:
— На то, чтобы отдать приказ об уничтожение, достаточно одного слова. То, что после этого слова ты ее убьешь, не сделает меня счастливым, потому что я тоже буду мертв. Мой окончательный ответ — нет. Должен быть другой вариант.

Ярцина:
— Ну хорошо, — вздохнула калдорейка. — Засуньте мне в рот кляп, и пусть Кимиори отдает команды системе.

Рив:
— А почему я не могу отдавать команды системе?

Ярцина:
— Не знаю, — растерялась Ярцина. — Можем попробовать.

Кимиори:
— Ну, мало ли что пойдет не так и ты не сможешь говорить, — опустила лук рогатая и шагнула вперед, внимательно оглядывая платформу. — Так что, на такой случай — Ярцина молчит, я говорю?

Рив:
— Я не доверю вам свою жизнь.

Кимиори:
— Тогда лезь и говори с платформой сам. Нет — пошли отсюда, пока наверху еще суматоха и разгром, выбираться будет легче. Яд для тебя ещё есть, поспишь, если снова башку забьют дурными голосами.
Она постаралась всё расставить по местам, предусмотреть все варианты и не допустить домыслов.

Ярцина:
— Мы можем оставить эту затею и поискать новый амулет, но… — Ярцина подавленно пожала плечами под испачканной курткой. — Костыли рано или поздно ломаются, Рив. Я не прошу доверять мне, но Кимиори, как на взгляд со стороны, заслуживает того, чтобы ты на нее положился.

Рив:
— Хорошо, — подумав, согласился дракон и пошел на платформу.

Кимиори:
— Он же чёрный дракон, недоверчивый, как похмельный дварф, — махнула рукой дренейка, видимо, привычная к подобным капризам. — Я не настаиваю, если что.

ДМ:
Платформа не жглась огнем и не билась током; воздух вокруг лже-калдорея наполнился голубоватым сиянием, после чего снова раздался невыразительный голос:
— Ошибка: неопознанная жизненная форма в состоянии полиморфа. Удалось распознать прокси-имплементацию алгоритмов Кхаз'Горота на основе локальной формы жизни. Предупреждение: обнаружена критическая дестабилизация матрицы. Рекомендуется удаление жизненной формы. Скажите «Да», чтобы начать удаление. Скажите «Нет» для перехода к дополнительным опциям.

Рив:
— Нет, — глядя куда-то вверх, лязгнул Рив. Он надеялся, что система услышит его и рассчитывал перехватить управление.

Кимиори:
Дренейка на всякий случай хранила полное молчание и внимательно следила за Ярциной, держа наготове лук.

ДМ:
Ярцина вообще смотрела в сторону, на выступающие из стен лики, демонстративно зажав рот ладонью и выражая стрелками бровей гордое равнодушие.
— Пожалуйста, поместите в сканирующее устройство образец без аномалий. Подтверждаю готовность стабилизировать матрицу искаженной жизненной формы по предоставленному образцу, — занудно возвестил голос, что заставило калдорейку приглушенно ругнуться в собственную руку.
— Отлично, — с досадой сказала она, отведя пальцы в сторону. — Оно хочет кусок дракона, не тронутого порчей.

Кимиори:
— Не припасли. Система, в хранилищах знаний есть матрица неповреждённого образца? — осторожно поинтересовалась Кими, сосредоточенно сдвинув брови к переносице.

Рив:
— Что значит не припасли? — окрысился Рив, переминаясь с ноги на ногу и явно порываясь слезть с платформы от греха подальше. — Ярцина! Вынимай зеленого, у тебя был какой-то геккон в кармане.

Кимиори:
— Угу, чтоб тебя тоже озеленило, что ли?

Рив:
— Так нет черных неиспорченных. Ну, кроме пандарийского сопляка, и то не факт.

Кимиори:
— Эта штука на молекулярном уровне всё перестраивает, ты не понимаешь, что ли? Если у неё пункт о создании есть… вот в том-то и дело, я потому и пытаюсь добиться ответа, может, есть матрица нужного образца в банках данных? — охотница была почти терпелива в своих пояснениях. Некоторому нарушению привычного спокойствия обстановка способствовала.

Рив:
— Нам, в Черной горе, молекулярную биологию не преподавали, — дракон тоже старался сохранять терпение, которое кончалось.

ДМ:
— Не у меня, а у Статиры, — у калдорейки сделался несчастный вид. — Знала бы, что так выйдет, прихватила бы пару костей от Граккаронда.
Соседняя с Ривом платформа тем временем озарилась столбом неяркого света, в котором возникали, медленно проворачиваясь вокруг оси, проекции силуэтов: угловатый элементиевый дракон; протодракон. Других не было.
— Слу-ушайте, — медленно протянула Ярцина. — А если так… Система? Определить возможность стабилизации матрицы при вводе дестабилизирующего паттерна.
— Ведется расчет… Подтверждаю.
— Фух, — просияла калдорейка. — Надо притащить сюда мощи из ямы. Ну… То, что не догорело.

Рив:
— А можно я уже отсюда слезу, а?

Кимиори:
Вот тут возникла заминочка. В любое другое время дренейка бы охотно взялась за подобное поручение, но оставить Рива одного, на платформе и с магичкой наедине…

Кимиори:
— А это сбой в программе не вызовет? Ярцина, сможешь сходить за образцом?

Ярцина:
Эльфку не надо было упрашивать: понеслась так, что растрепанная коса запрыгала по спине. Из зала за открытой дверью послышалось «… только на минуточку», после чего Ярцина вернулась, левитируя перед собой знакомый желтый кристалл.
— Это лучше, чем мощи, — уверенно заявила она. — Рив, пожалуйста, держи себя в лапах. Мне нужно положить эту штуку рядом с тобой. Готов?

Рив:
— Да как будто у меня выбор есть, — страдальчески пробурчал ящер, на всякий случай приготовившись сигать с платформы ласточкой.

Кимиори:
Кими тоже приготовилась к любому исходу.
На всякий случай.

ДМ:
Любой дренейский механолог на этом месте схватился б за голову — идея подсунуть передатчик старых богов давно не используемой системе была, мягко говоря, из рисковых.
— Ведется анализ дестабилизируюшего излучения… Теперь ты наш, — бесстрастный голос системы расслоился на множество скребущих по ушам тембров. — Предназначение исполнено. Убей их.

Что ж, Ярцина с Кимиори слышали только первую фразу.

Кимиори:
Механологом дренейка не была, потому благодушно взирала на ладный с виду процесс очищения партнёра от скверны древних богов.

Рив:
Со стороны показалось, что дракон к чему-то прислушивается. Делал он это недолго, потом тряхнул головой и спрыгнул с платформы, потирая висок.
— Ничего у нас не вышло, — сказал, морща переносицу и поглядывая на девок как-то не очень хорошо. — Опять меня в голову имеют.

Кимиори:
— Хм… ну, с одной стороны, это ведь передатчик, так что логично… о, Наару, ну мы и придурки! — спохватилась зоолог со стажем, припомнив-таки опыт обращения с высокотехнологичными механизмами. — Ну его, этот кристалл… погодите тут, я кусок статуи принесу.

Рив:
— Охренела? — не выдержав, взревел Рив, чешуея лицом. — Вы счас доэксперементируетесь, что я вас сожру!

Кимиори:
— Не ори на меня, — ровным голосом посоветовали дракону. — Я не механолог и очень плохо разбираюсь в титанских механизмах. Напомнить, что я сюда шла не для этого?
Короткий фырк и глухой топот удаляющихся копыт.
До места гибели Скивика было недалеко, так что дренейка не задержалась.

ДМ:
— Конечно, имеют, у тебя же передатчик едва не на шее! — воззвала к здравому смыслу возмущенная Ярцина, невольно пятясь к стене и указывая на оставшийся в сканере амулет.
— Анализ завершен. Подтверждаю готовность устранить аномалию. Ошибка: объект не подключен к устройству. Пожалуйста, поместите жизненную форму в сканирующее устройство.
— Слышал? — калдорейка подняла перед собой мерцающий щит. — Возвращайся немедленно!
«Убей ее. Убей ее. Убей ее».

Кимиори:
Кими задумчиво смотрела на палку, облепленную жирным… будущим перегноем — материалом, из которого строились статуи.
— Раз анализ завершён, то, может, передатчик забрать? Или вот это дать в качестве образца…

Рив:
— … ять, — прошипел ящер и, придерживая голову, присел на корточки. Услышав Ярцину, поднял на нее рдеющий взгляд, оскалился совсем уж не по-эльфийски и как был, почти на четвереньках, полез обратно.
— Если я сейчас резко отсюда рыпнусь, — прорычал, садясь и крепко обхватывая колени руками, — бегите как можно резвее. У вас мало времени.

Кимиори:
— У меня яд наготове, — хладнокровно сообщила Кими, вернув себе самообладание.

Рив:
— В …ницу его себе засунь, — простонали с платформы, — я тебя инерцией убью.

Кимиори:
— Мы отойдем, — любезно сообщили подопытному страдальцу. — Мысленно мы с тобой.

ДМ:
«УБЕЙ. УБЕЙ. УБ-«
Все кончилось моментально: без молний с небес и торжественной музыки. Было так, словно разжался донимавший годами обруч на драконьей голове; будто из ушей выдернули затычки, умеющие шептать на разные голоса.
Кристалл на платформе помутнел и теперь казался не ярким топазом, а куском блеклого янтаря.
— Устранение аномалии завершено, — буднично отчиталась система.

Вот уж когда пригодился… материал на палке, принесенный Кимиори, — даже в его присутствии Рива не донимало ставшее почти родным чувство, будто кто-то неведомый не спускает с него глаз.

Кимиори:
— Ну что, как самочувствие? — осторожно поинтересовались со стороны невольных наблюдателей процесса.

Рив:
Рив ответил не сразу. Некоторое время он сидел неподвижно и проступивший чешуйчатый рельеф понемногу таял на его лице, оставляя пепельную кожу гладкой.
— Заткнулись, — сказал дракон наконец, отпуская свои колени и медленно поднимаясь на ноги. — Но наверняка знают, что я здесь. Не знаю, временное это явление или постоянное, надо понаблюдать несколько дней.

Кимиори:
— Надеюсь, наблюдать мы будем не отсюда, — буркнула Кимиори, пряча дротик с ядом и не сводя глаз с исцелённого от голосов в голове дракона. — Пошли наверх, только панель надо бы закрыть и как-то аккуратно закрыть от жуков, чтоб не набежали. Хотя, вроде бы они не любители по местам титанской славы бродить.

Рив:
— Думаю, ни у кого не возникло столь безумной идеи, как вести наблюдение отсюда, — проворчал ящер, спрыгивая с платформы. Похлопал себя по карманам, нашел пластинку на цепочке, хмыкнул, затолкал обратно. Похлопал снова.
— Ты передатчик так и не нашла?

Кимиори:
Дренейка вяло мотнула рогатой головой.
— Сейчас жреца обыщу, наверняка он прибрал к жвалам. Заодно унесу отсюда это непригодившееся дерьмо на палочке. Кстати, спасибо, что напомнил, Рив.
Схлынувшее напряжение сказывалось. Позади были самые тяжёлые бои, драка с лупящим по разуму жрецом, волнующая неизвестность с титанской машиной, а впереди… неизвестность с размытыми очертаниями надежд на светлое будущее.
Светящиеся глаза опустились, глядя вниз.
На дрожащие тёмные руки.

ДМ:
— Я сейчас, — Ярцина колдовала над панелью, не оборачиваясь, но мерцающий контур щита намекал, что не стоит бить ее по затылку и заготавливать на жаркое со словами «Спасибо за все хорошее».
— Эта штука не хочет теперь выключаться, — пожаловалась она. — Из-за отсутствия связи с саркофагом. Протокол безопасности… еще один хранитель должен подтвердить отключение, и я понятия не имею, кто такой этот Аркедас. Кажется, если я сейчас продолжу, у нас будут неприятности с конструктами. Если нет, придется объяснять Ксе'лору, почему мы оставили у него в подвале работающую систему безопасности титанов.

Рив:
— Тогда делай иначе, — дракон, переставший хлопать себя по карманам, почесал в затылке. — Если у тебя есть возможность давать указания этой демонической машинерии, сделай так, чтобы констрикты охраняли вход ото всех, кто не знает кодового слова, к примеру. Император умеет говорить, скажем ему это слово — он потом сам тут разберется. Может, завалит все с констриктовой помощью, может ещё чего.

Кимиори:
— А я бы не допускала сюда жуков, — настояла дренейка. — С учётом того, как они морфируют в гуманоидов, то ты себе можешь только представить, как им поможет эта техника. Нет, пусть констракты охраняют вход и заданный периметр, а Кселор… он и до этого сюда попасть не мог, так что ничего не потеряет, ровным счётом.

Рив:
— Не хочешь допускать — обрушь вход. Взрывчатка есть еще?

Кимиори:
— Полно. Ярцина, хрен с ним, с выключением, пошли отсюда и просто завалим вход.

ДМ:
— Теперь и тебя запомнит история как сокрушительницу древней архитектуры, — не без удовольствия отметила эльфка, в целом согласная с планом. Перед тем, как уйти, она одолжила у Кимиори палку и столкнула с платформы померкший передатчик, чтобы отлевитировать его обратно к жрице. — Рив, защитный амулет еще у тебя? Стоит снять для чистоты эксперимента.

Кимиори:
— Система, включай охранный режим. Инсектоиды — запрещённые посетители, все остальные, кроме нас троих — нежелательные, — распорядилась дренейка. — Вход будет закрыт принудительно, возможнв сейсмические колебания. Прими меры для стабилизации и защиты хрупких деталей.

Рив:
Рив ответил, что передатчик при нем. Подумал и сказал, что для чистоты эксперимента Ярцина так же должна отдать ему телепатический клык, так же желательно найти клык второй, потерянный дренейкой. Чтобы, значит, стопроцентная уверенность была в том, что в голове никто шептать не будет, ни в шутку, ни всерьез.

ДМ:
Система придирчиво осведомилась, почему архитектор говорит о себе как о «нас троих» и предложила внести в систему пользователей с расширенными правами доступа, для чего троице предлагалось снова забраться на платформы.
— Разные голоса Мимирона ее, значит, не смущают, — вздохнула Ярцина. — Предлагаю величественно отступить, потому что с охранным режимом вопросов, кажется, не возникло.
И действительно: глаза врезанных в стену ликов снова светились тревожно-оранжевым, а хрупкая панель медленно закрывалась монолитной плитой.

Кимиори:
— Мы триедины в одном Мимироновом лице, — сообщила закрывающейся панели Кимиори. — Запомни все мои голоса, в общем.
А затем настало время сапёрно-подрывных работ направленного действия.

Рив:
Рив, коему не пристало марать рук, — ну, как он выразился, — тем временем предложил следующий план; на несколько дней поселиться в кенарийской крепости и пожить там в свое удовольствие, может быть даже подзаработать с Гурзой. Плюс на руинах эльфийской постройки был спрятан документ, который Риву очень хотелось бы обналичить. близость гнездилища древних богов, обьяснил дракон, в этом плане играет решающую роль; если на их земле в ящерову голову никто не подолбится, значит не подолбится более никто и нигде.
А потом ему, Риву, наверное будет неплохо посетить Нордскол. Там, по слухам, тоже древний бог сидит. Его тоже неплохо было бы потестировать.
В целом дракон напоминал мыша, который наглеет в присутствии спящего кота.

Кимиори:
— Ну всё-о-о, понеслись… — оборвала расхожую фразу охотница, скептически глядя на эльфовидного дракона. — Йогг-Сарону в остатки пасти залезь, афтограф попроси и отпечаток щупальца.
Тон был насмешливым, но без издёвки, скорее — дружеская подколка.
Отряхнувшись и прочихавшись от поднятой взрывом пыли, дренейка предложила забрать раненую Бенэр, выбираться на поверхность и уже там обдумать детали плана.

Рив:
Рив коротко усмехнулся и так же коротко пояснил, что именно намерен сделать с пастью Йогг-Сарона. Если Ярцина это слышала, у нее должны были отвалиться уши.
С планом выбираться на поверхность ящер был весьма согласен и велел девкам выдвигаться, а сам отправился на поиски посеянного дренейкой клык-передатчика. Свою вещь с близкого расстояния он не мог не почуять.

ДМ:
Уши не отвалились — калдорейка невозмутимо продолжила отрягивать их от каменной крошки; видно, приступы застенчивости случались с Ярциной только тогда, когда речь шла непосредственно о ней.
— А ведь здорово получилось, — сообщили охотнице, когда Рив спустился на нижний ярус. — Восточный ученый Блай, который проделывал это же с Гневионом, из трех затронутых порчей яиц получил только одно живое.

Риву пришлось покопаться в останках жреца, чтобы найти амулет; кроме того, в хитин Скивика были вделаны драгоценные каменья, которые грех было оставлять под землей.

Рив:
В итоге девок ящер догонял в приподнятом настроении и с оттопыренными карманами.

Кимиори:
— Хорошо, что ты этого не сказала, пока Рив торчал на платформе, — с чувством произнесла дренейка, задним числом успевшая осознать, _насколько_ вообще безумной и опасной была их авантюра, начиная со знакомства с императором Кселором.
Дракон встречен был весёлой улыбкой и сальной наёмничьей шуткой как раз про оттопыренные карманы — сказывалось напряжение минувших дней, а циничные солёные шуточки неплохо помогали его разрядить.
Раненая Бенэр своей молчаливостью привлекала всё больше внимания и дренейка всё больше беспокойно оборачивалась к ней, левитирующей на подсвеченной платформе, пока жрица без остатка не поглотила внимание темнорогой охотницы.

Рив:
Дракон не менее сально ответил, что, вопреки дренейским фантазиям, половые органы по карманам не распихивает. Ничего, скоро наемница, успокоил он далее, вернется в Штормград, к своему молокососу и фантазиям ее придет конец. Настоящий.

Кимиори:
От догадок Рива весьма неуважительно отмахнулись.
Рана тысячелетней жрицы оказалась весьма серьёзной.

ID: 18395 | Автор: Dea
Изменено: 24 марта 2016 — 3:24