Силитус: Расколотое королевство Силитус: Штурм (11)

Ярцина
Ривелиан, сын Обсидии

ДМ:
Остаток вечера и часть ночи ушли на отдых и приготовления к бою. Гурза разлился соловьем среди своих артельщиков в лагере и таки добыл двоих рисковых стрелков себе на повозку.
Силитиды из улья Регал копали, не покладая лап; вскоре через жуков-наушников пришла весть о том, что для союзников прорыт тоннель на поверхность перед стеной Скарабея и что рабочие роют дальше, за стену, где ход разделится на два отнорка — в один полезут боевые силитиды, в другой — теплокровные союзники, причем Кими и Ярцине полагалось добираться не на своих двоих, а на спине старого знакомого Умняшки.
Нападали перед рассветом.

И взмывшему в небо дракону сразу стало ясно, что Ксе'лор ошибся в своих прогнозах — не ан'киражские силитиды готовились встретить врага, а выстроенные рядами каменные колоссы, почти неуязвимые для клешней и жал.
Измену улья, с которым была потеряна связь, кто-то ухитрился предусмотреть.

Рив:
Бл&дство, подумал дракон, кругом предательство и тлен. Ну, мы будем не мы, если не попробуем, как у этих боевых ыдорасов с огнеупорностью.
«Девки», было передано обеим двуногим самкам, «тут какие-то каменюки ходячие. Выглядят серьезно. Я попробую держать их в раскаленном состоянии, а вы попробуйте их чем-то резко охладить, как выберетесь наружу. Законы физики ещё никто не отменял. И держите ухо востро, кажется нас предали».
Пламя, выдохнутое Ривом в адрес неприятеля, было густым и жирным, как горящая нефть из кратера Ун Горо. Такое не гасло сразу, войдя в контакт с телом врага.

Кимиори:
«Давай, раскаляй», — согласилась дренейка. На спине у маневренного и быстрого Умняшки её собственная боеспособность сильно повышалась и она надеялась на такой же эффект у Ярцины.
Уточнив количество предполагаемых врагов, дренейка только присвистнула — на них придеться потратить значительную часть морозящих стрел, но что поделать…
«Если они слишком здоровые, то раскаляй их посредине, не трать пламя на всю хрень», — посоветовала она. — «От резкого охлаждения всё равно поплам расколеться. По идее.»

Ездового силитида вежливо попросили на выход, где предполагалась бойня.
Страдать, разумеется, нужно было каменным гигантам.

ДМ:
«Ему для этого придется снижаться, опасно же», — вторглась в общий фон беспокойная мысль Ярцины. — «Передам императору, что нас ждут».
Направляя Умняшку в ответвление лаза, Кими видела, как замедляются и останавливаются силитиды в основном проходе. Вскоре жук защекотал дренейке ухо:
«Анубисаты передавят весь улей, не пострадав. Найдите способ от них избавиться».

Нельзя сказать, что Ксе'лор совсем уж увильнул от первого боя — рядом с драконом, чье пламя объяло двоих каменных солдат, воздух загудел от крыльев ядовитых ос, разведчиц из улья Регал, совсем недавно сражавшихся с Ривом насмерть. Теперь они прикрывали потомка Нелтариона, и не напрасно — строй обсидиановых стражей ответил залпом заброшенных в небо камней.

Кимиори:
«В процессе, " — уведомила Кселора охотница, касаясь натянутой тетивой щеки.
— Ярцина, мой правый.
Гуднуло и свистнуло, а в огромную каменную цель полетела голубовато светащаяся стрела, в самый эпицентр накала.

Рив:
От камней надо уворачиваться, а не ловить их головой, грудью или другими частями тела. Осы мешали Риву маневрировать и потомок Нелтариона злобно разогнал их рой, продолжив начатое дело; залп, смена диспозиции, пауза, дождаться, когда полетят камни, резко уйти в сторону, пропустив снаряды мимо, — и новый залп, пока анубисаты перезаряжаются снова.
Таким макаром они всю крепость по кирпичику разберут.
Внизу становилось жарко.

ДМ:
Осы не могли пробить жалами камень, из которого изваяли стражей, и только роились возле защитников Ан'Киража, закрывая им обзор и отвлекая от нападающего дракона — тот красиво ушел от града камней и на лету выжег пламенем целую полосу, запекая песок в стекло и превращая анубисатов в гигантские факелы. Но на новый вираж выйти не успел: в воздухе низко взвыла цепь, раскрученная живым изваянием, захлестнулась вокруг драконьего тулова и крепко приложила Рива о землю.
Вокруг был огненный ад. Земля содрогалась под ногами гигантов, объятых пламенем; стрела Кимиори прошла сквозь дым и чад, не задев раскаленного камня, зато Ярцина в совершенстве сотворила классический ледяной дождь.
Из семи расплавленных драконом анубисатов растрескались и развалились семь.

Рив:
Рива подобный оборот дел крайне огорчил. И разозлил. Некоторое время пришлось потратить на то, чтобы придти в себя после столь резкого и обидного для дракона приземления. Обиженные драконы творят зло. Рив тоже сотворил его, едва сумев проморгаться.
Под ногами врагов затряслась земля, лишая равновесия и сбивая с ног все, что было в радиусе двадцати метров от дракона. В горле Рива вновь низко и шкворчливо заклокотало.

Кимиори:
«Цел?» — кратко поинтересовались у дракона. Охотница с трудом взяла себя в руки, чтоб не выдать куда более эмоциональную тираду, которая бурлила недосказанными обрывками мыслей при виде насильственно низвергнувшегося с небес дракона.
Ярцине был адресован одобрительный кивок за проявленную эффективность действий.
Умняшке созданная драконом тряска не помешала — качнувшись на суставчатых ногах он легко сохранил равновесие.
Горящих целей не было, но и бездействовать было глупо, так что Кимиори решилась опробовать на анубисатах огненную ловушку, но, учитывая размеры каменных гигантов, несколько изменила обычной тактике и швырнула активизированный заряд в одного из гигантов подальше, чтоб не мешать явно желающему жечь дракону.
По идее, ловушка должна была взорваться у того на теле, текучим расползающимся пламенем облепляя каменные формы.

Рив:
Ответом охотнице стала порция бодрого штормградского матерка с редкими вкраплениями особо сочных калдорейских словечек с удивительно цивилизованным переводом. Мохнатая кочка, например.
Цепь дернули. Рив, уперевшись в почву всеми лапами, как кот, которого волокут туда где нассано, припал грудью к земле и выдохнул, — только не на анубисата, а на связывавшую их пуповину цепи.
«… охлаждайте её!»

ДМ:
Если у великой Теразан в ее Подземье случались подобия гоблинского танцпола, то это должно было выглядеть примерно так же — обломки анубисатов, каменные бошки и расколотые длани, подпрыгивали на ходящей ходуном земле; мелкали искры, быстро тающий лед зеркалом отражал буйство стихий.
Кимиори подстрелила статую, которая пыталась подняться, а Ярцина сработанно расколола покрытое лавой изваяние. В этот момент заговорил клык-амулет; калдорейка оглянулась, успела оценить ситуацию, но не успела отреагировать.
Удачливый метатель цепи от тряски повалился навзничь, но несмотря на то, что осы-охотницы пытались отвлечь и ослепить его, не выпустил драконий поводок, раскалявшийся у него в руках. Дернул еще раз, подтягивая к себе.

ДМ:
Тем временем уцелевшие анубисаты взялись кидать камни в коварный источник льда и пламени.

Кимиори:
От камней призван был спасать быстроногий Умняшка.
Кимиори пришлось отвлечься на управление, внимательно следя за летящими снарядами и напрявляя бегучего силитида, так что охлаждение цепи целиком и полностью досталось Ярцине.

Рив:
Да иди ты нахрен, раздраженно подумал Рив и сменил облик с драконьего на крупнокошачий. Получившийся саблезуб, расцветкой и размерами походивший на одну из друидских форм, был явно меньше дракона, а потому выпутаться из ставших широкими витков цепи труда не представляло.
Ну и, конечно же, делалось все это быстро, с оглядкой на врагов.

ДМ:
Маневренность Умняшки оказалась выше всяких похвал: силитид и сам уклонялся от летящих валунов, как таракан от тапка. Ярцина приготовилась помогать Риву, увидела, что он и сам отлично справляется, оставив анубисата с цепью, но без питомца, и раскрыла над собой и Кими защитный купол — на случай, если каменные стражи повторят залп.

Кимиори:
Учитывая проверенную защиту, дренейка решила рискнуть и прекратила изображать Умняшкой пёрышко, которое, как известно, всегда опережает бьющую его палку.
Остановка на несколько мгновений: вдох — прицел, выдох — выстрел.
В любителя помахать цепью полетела ещё одна огненная ловушка.

Рив:
Тем временем дракон, удрапавший в сторонку, не сбавляя скорости прыгнул вверх и раскрыл крылья, вновь становясь черным ящером. Трансформация облегчила последствия удара о землю и Рив снова был готов жечь и разрушать, чем и занялся, вернувшись к месту битвы и окатив очередной порцией пламени тех немногих анубисатов, что остались в строю.

ДМ:
Если за всем этим безобразием наблюдал вражеский полководец, то сейчас он должен был рвать на голове… щупики? Лихие наездницы слаженно раскололи еще одного колосса, и их оставалось всего трое, когда поднявшийся в небо дракон дыхнул огнем.
Хорошо так дыхнул, с чувством — Ярцине оставалось только устроить ледяной дождь над раскаленными фигурами, но на этот раз созданный ею град растекался от жара, не достигая цели.
— Мана, — с досадой выдохнула уставшая чародейка за плечом у Кимиори.
Объятые пламенем анубисаты использовали заминку, чтобы метнуть в злобную черную тварь по валуну.

Кимиори:
Предоставив взлетевшему Риву уворачиваться от камней и пользуясь тем, что оставшиеся из большинства в паритете каменные гиганты переключили свои залпы на дракона, охотница выстрелила дважды, показав чудеса скоростной стрельбы.

Рив:
Два валуна дракон пропустил мимо, от третьего не успел увернуться, рефлекторно вцепился в него передними лапами и смачно рухнул вниз.

Кимиори:
Зря дренейка понадеялась на самостоятельность дракона в этом вопросе.

ДМ:
Нет худа без добра — Рив поймал чью-то обсидиановую бошку с глазами из драгоценных камней, с рриновскую золотую монету каждый, хотя брошенная со страшной силой каменюка крепко вышибла из него дыхание. Меткая Кимиори расколола на части одного из троих гигантов, зато Ярцина воплощала собой пресловутую силу и слабость магов — убийственная поначалу, теперь она могла разве что охладить коктейль. Для того, чтобы раскрошить анубисатов, истощенным чарам не хватало мощности; древний камень пошел паутиной трещин, и только.

Кимиори:
Трещины — уже нарушение целостности. Вдохновлённая дренейка, отвлёкшись на один-единственный беспокойный взгляд в сторону огнедышащего чудища, удачно поймавшего драгоценности в увесистой упаковке, выстрелила снова и снова двойным. Точность немного страдала, но и время не ждало.

Рив:
Рив не был бы собой, если бы не обставил случившееся в виде «так и было задумано». Шлепнувшись наземь во второй раз за бой, — земля содрогнулась, ага, — дракон приготовился было ругаться, но тут узрел, что ему подвернулось и чуть было не забыл о драке и боли в отбитой хребтине. Добычу к сожалению пришлось отложить и трансформироваться снова, на этот раз в гуманоидную форму.
«Зовите осятник!», передал он воительницам на боевом таракане, «хватит нам уже отдуваться в одно рыло».

ДМ:
Надо сказать, Кимиори отдувалась неплохо — ее зачарованные стрелы добили анубисатов, выложив осколками обсидиана и так захламленную площадку.
«Осятник сражается с крылатыми… котами?» — недоуменная мысль Ярцины коснулась амулета-клыка после паузы, потраченной на то, чтобы связаться с роем по жуку-передатчику.

Кимиори:
«С КЕМ?!» — мысленный вопль Кимиори мог бы оглушить, не будь он мысленным. Внимательно разглядывавшая поле боя рогатая охотница примечала упавшие головы, фаршированные драгоценностями, чтоб помочь Риву найти все нужные куски, но эта новость выбила её из колеи.
— Ах они продажные пушистые скоты! Заморочили их-таки сумеречники, — зло сплюнула песком на песок она.
Умняшка, почуяв настроение дренейки, вопросительно заскрежетал хелицерами.
Пришлось успокаивать.

Рив:
Информация о появлении новой разновидности врага огорчила дракона, что выразилось в виде короткого ругательства. После этого Рив всецело сосредоточился на себе. В конце-концов его били камнями и швыряли оземь с немаленькой высоты, хотелось восстановиться перед очередной битвой.

ДМ:
— Хорошая новость, — с неиссякающим оптимизмом доложила Ярцина, протирая дворфийские линзы от песка, — здесь, как и предполагалось, мощный узел лей-линий, а это значит, что я сейчас подключусь и… у-ууу…
Последнее было как раз о новой разновидности, которая появилась в небе, прорвав осиный заслон. Насчет пушистости дренейка ошиблась: отсветы догорающего пожара отражались в обсидиановых крыльях каменных, неуклюже летящих созданий — всего их было пять, и они казались куда менее грозным противником, чем поверженные анубисаты.

ДМ:
Забеспокоились жуки-передатчики.
«Никакой магии. Только не с ними», — своевременно оповестил Ксе'лор.

Рив:
— … ять, — сказал дракон и, став драконом, взмыл в небо, разглядывая каменных котов.

Кимиори:
— Да чтоб их через пеньколоду подняло и опрокинуло! — в сердцах выдохнула охотница, понимая, что проделанный единожды номер с охлаждением расплавленных анубисатов с этими штуками не пройдет.
И что прикажете делать с подобными плохоуязвимыми чудищами?
Для начала она попробовала их ослепить. Камень камнем, но как-то же они ориентируются?
Высоко в небо взмыла крохотная ракета, полыхнув яркой белой вспышкой, а за пару секунд до того дракону и Ярцине пришло мысленное предупреждение — срочно закрыть глаза. Особенно дракону. Тех, кто оставался на земле ослепить было не должно, но мало ли…

Рив:
Дракон скоренько зажмурился и на всякий случай начал готовить горловой мангал для жарки крылатого шашлыка. Если вспышка возымеет эффект, атака по ослепшему противнику будет успешной.

ДМ:
Наверное, возымела: пятеро противников зависли в воздухе клином, как и летели, но дальше случилось непредвиденное — воздух между крылатыми истуканами зазмеился молниями, и над соткавшимся идеально правильным треугольником полыхнуло шаровой молнией. Смертоносный шар помедлил, словно раздумывая, и полетел навстречу дракону.

Рив:
На этом самом месте Рив открыл глаза, увидел надвигающийся ыздец и не придумал ничего умнее, кроме как дать встречный залп в надежде на то, что огонь и электричество друг друга нейтрализуют.

ДМ:
Слабоумие и отвага — вот как стоило определить поступок Ярцины, не внявшей предупреждению императора: калдорейка почти рефлекторно подняла перед драконом щит. В конце концов, это не было атакующей магией, всего лишь попыткой остановить шар. Что ж, секундой позже стало ясно, что котам наплевать. Тем, что имело значение, была вспышка арканы, и летающие статуи безошибочно навелись на источник маны, с изрядным ускорением пикируя на всадниц, — так, что огненная волна прошла выше.
Шаровая молния сожрала защитный покров, не поперхнувшись, и взялась преследовать Рива.

Рив:
Дракон, понятное дело, принялся удирать, кругами. Хотел узнать маневренность заклинания, а так же была надежда на то, что оно недолговечное.

Кимиори:
Кимиори лихорадочно размышляла, глядя на творившееся сверху. От молнии-то дракон уйдет… наверное… но с обсидиановыми летучками надо было что-то решать.
Причем без магии. Причем стрелять по камню — так же эффективно, как лить воду в песок в надежде, что на этом месте сей момент вырастет прекрасный цветочек.
Зато у дренейки были сети. Отличные охотничьи сети, не проводящие ток. Тонкие и прочные, они могли нарушить строй истуканов… судя по тому, как они летели, для создания этих молний им нужно было хоть какое-то сосредоточение.
Сетками предполагалось доставать врагов дистанционно, потому они были специально снаряжены в пневмопатроны. Дёргаешь за верёвочку с одной стороны, а с другой вылетает, разворачиваясь в полёте, полупрозрачная ловушка.
На крылатых врагов особенно хорошо работает.
Умняшка, послушный воле охотницы, после броска тут же резво ускакал в сторону, уносясь от безумных котов.

Кимиори:
— Ярцина! — в сердцах рыкнула охотница, блеснув оскаленными клыками вполоборота через плечо. — Никакой магии, сказали же! Держи, направляй в их сторону, дёргай за верёвочку.
Магичке была вручена связка из пяти пневмосетей.

ДМ:
— Нет! — отказалась от связки Ярцина с тем, чтобы лихо, на ходу, спрыгнуть со спины быстроногого силитида и опозорить мать-часовую не самым красивым кульбитом среди песка и каменных обломков. Поднялась, не обращая внимания на ушибы, адресовала котам жест, детально расписанный Ривом, и бодрыми магическими скачками понеслась к подкопу, уводя за собой обсидиановый хвост.
Хвост не отставал, а подпитанный лей-линией арканный резерв уходил как вода в песок — и все это под красочное шоу «молния догоняет дракона». Маневренность и долговечность шара-преследователя вызывала уважение.

Кимиори:
Вслед «хвосту» полетели сразу две сетки — с небольшо задержкой, чтоб дать друг другу развернуться.

Рив:
У Рива эта маневренность с долговечностью вызывали лишь раздражение.
«Прячьтесь в туннель, я скоро вернусь» коротко передал он и стрелой пошел в зенит. Была надежда на то, что живучесть заклинания работает вблизи от сотворившего, следовательно ослабнет на расстоянии.

Кимиори:
«Сманеврируй и расплавь какого-нибудь врага» — насоветовала оставшаяся в одиночестве охотница.

ДМ:
Трудно сказать, какая из азеротских народностей придумала поговорку «бог любит троицу», но у К'туна, ныне покойного, пристрастие к этому числу явно было. Дракон едва успел развернуться, как приставучий шар добрался-таки до его хвоста, и болезненный разряд тока в третий раз отправил Рива на встречу с землей.

Ярцина не успевала: где-то в шести метрах от темной норы она поняла, что больше ничего не сколдует, а обсидиановые стражи вот-вот налетят, и объяснять им, что грубый жест был неправильно истолкован, как-то несвоевременно. Все, что пришло калдорейке в голову — сорвать с уха жука и швырнуть его в ближайшего истукана в надежде, что Ксе'лор перехватит его лояльность. Может, это и сработало бы, не стукнись жук о каменную грудь с тем, чтобы бесславно шмякнуться на песок. Бледная эльфка пятилась молча — ее не хватало даже на всегдашнее «упс».

Один из замыкающих стражей все же попался в ловушку, но оставалось еще четверо.

Рив:
Рив почувствовал себя лохом. Это чувство возникло у него в тот момент, когда по характерному треску и мерцанию стало понятно, что от шаровой молнии он не увернется. И что никакого магического щита на нем, конечно же, нет.
Потом было темно, больно, мускулы свело столбнячной судорогой и длилось все это недолго, — аккурат до удара оземь, от которого померкло сознание.

Кимиори:
…и в их каменные задницы врезался залп мелких, противных, неопасных, но звонко щёлкнувших по камню стрелок.
Были бы они не каменными, то шипы обидно бы застряли в шкуре, царапая и раздражая.
Охотница свистнула, отсалютовала каменным котам поднятым вверх луком и драпанула на Умняшке по широкой дуге, успев бросить в котячью толпу костяной шар-ловушку.
Падающий с небес дракон заставил дренейку шумно выматериться.
Если коты приняли это на свой счёт — прекрасно.
«Рив!» — бумкнуло в померкшее сознание. — «Ри-ив!!!»

ДМ:
Стрелы Кимиори и даже крушение Рива не могли отвлечь обсидиановых стражей от чародейки — у магических конструктов было плохо с обидами и хорошо со стремлением поглощать аркану. Но несколько секунд, потраченных на оценку новой угрозы, дренейка все же купила своей соратнице, и этого было достаточно, чтобы Ярцина претворила в жизнь очередной гениальный план: выхватив жука из-под лап у наступавшего истукана, эльфка прижала живой передатчик к каменной голове.
Со стороны казалось, будто она решила перед смертью погладить кота.
И что кот не возражает.
Возражения были у остальных, но когда они стронулись с места, сработала ловушка Кимиори. На всех троих.

Тем временем из прохода, прокопанного войсками Ксе'лора, хлынула волна рабочих жуков с плоскими спинами. Бессознательный Рив зашевелился, когда силитиды подкопались под него и дружно потащили в укрытие: император все же ценил союзников.

Кимиори:
Стреноженные коты — это было хорошо. С другой стороны, вечно оставаться стреноженными они не могли — нужно было действовать и поскорее.
С трудом удержавшись от того, чтобы зажмуриться, охотница остановила верного скакуна и выстрелила снова.
Две острейшие магические глефы, способные резать все, что попадалось у них на пути, как раскалённый нож — пышный кремовый торт, разошлись двумя полукружьями и стремительно понеслись одна навстречу другой.
Примерно посредине кошачьих тел.
— Не убью, так отвлеку, — мрачно буркнула охотница, постаравшись задеть выстрелом задних котов.

Рив:
«… вашу мать, куда вы меня тащите, ыдорасы…» стало первой мыслью начавшего потихоньку приходить в себя дракона.

Кимиори:
«Спасают," — мрачно уведомили очнувшегося дракона, а через секунду в его мысли ввинтился восторженный визг, очень, _очень_ нехарактерный для сдержанной дренейки:
«Ты живой!»

Рив:
«… не дождешься».
Услышали оное мрачное замечание обе девки. Чуть позже Рив дернулся, свалился с жучиных спин, с явным усилием сменил форму на лохматого кошака немалых размеров и попробовал утащиться в сторону убежища самостоятельно. Рефлекс «превращайся, чтобы не сдохнуть» был неистребим.

ДМ:
И своевременен, потому что рабочие собирались втащить Рива в нору, как муравьи тащат дохлого жука — без церемоний пропихивая добычу в узковатый для нее лаз. Императорская воля была однозначна, так что лохматого кошака попытались утащить тоже, подворачиваясь жесткими спинками ему под лапы.

Кошакам каменным не нужна была свобода движений, чтобы выпить магию из летящих глеф: те испарились, не достигнув цели, но вызвали у стражей предсказуемый интерес. Как раз вовремя — Ярцина в приступе отваги не бежала к норе, а один за другим цепляла на обсидиановые лбы жуков из мешочка. Выглядело так, будто на золотых масках-шлемах появлялись неподвижные драгоценности.

Кимиори:
Издалека сложно было понять, что именно делает Ярцина. Стрелять было бесполезно, бить чем-то вроде шквала — тоже, поэтому дренейка, наготовив сети, помчалась обратно, чтоб понадёжнее скрутить плохо уязвимых чудовищ.

ДМ:
«Фууух», — впервые за последние напряженные минуты у калдорейки хватило времени на клык-передатчик. — «Все в порядке, они теперь за нас».

Кимиори:
«Уверена?» — с понятной настороженностью уточниа Кими, на всякий случай выстреливая ещё одну сеть.
«Прикажи им поднять вверх передниюю правую лапу.»

ДМ:
Последовала пауза. Воздух наполнялся отдаленным гулом — возвращались осы, потрепанные боем.
«Они говорят, что подчинятся только приказу императора, а я могу свою переднюю лапу… в общем, непереводимое ульдумское выражение», — с некоторой растерянностью отозвалась эльфка.

Кимиори:
«Император, попросите их поднять правую переднюю лапу» — с усталым вздохом подумала дренейка. — «И скажите, чтоб они нас тоже слушались — в бою это поможет.»

Рив:
«Вы там живые, или уже сдохли?»
Рив, отпинавшийся от жуков-носильщиков, тяжело улегся наземь и уставился в сторону выхода из туннеля. Беседу девок он, конечно же, не слышал, а стихшая снаружи возня могла спровоцировать какие угодно мысли.

Кимиори:
«Не дождёшься," — проворчали в ответ.

ДМ:
Лапу поднял единственный страж — остальные были опутаны ловушками Кимиори и не могли исполнить пожелание императора. Ярцина то ли от растерянности, то ли от усталости пожала протянутую конечность.
«Насчет себя не уверена. Вроде бы жива. Спасибо, Кими».

Кимиори:
Судя по подёргивающимся каменным конечностям, остальные коты хотя бы пытались выполнить приказ.
Дренейка удовлетворённо кивнула и попросила их пошевелить острыми ушами, торчащими сквозь ячейки сети: хотела убедиться, что император выполнил их просьбу.

ДМ:
Каменные воины шевелили, так гордо и независимо, как умеют только коты.
«Протокол охраны завершен командой администратора», — на частоте жуков-передатчиков послышался мысленный голос их предводителя. — «Кластер переходит в подчинение пользователей с расширенными правами доступа. Выполнение команды завершено».

Кимиори:
«Благодарю, администратор… то есть, император Кселор," — так же официально ответила дренейка. Ей, знакомой с дренейской техникой, такой слог был не в новинку.

ДМ:
«Возвращайтесь под землю», — это уже был сам император. — «Вы сделали более, чем достаточно: теперь черед силитидов расчищать нам путь».

ID: 18333 | Автор: Dea
Изменено: 3 марта 2016 — 17:11

Комментарии (10)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 марта 2016 — 18:14 Pentala

Как-то заморочено возились с каменюками.
Это ж обсидиан, а не какой-нибудь там саронит.
Он и в реале имеет прочность стекла а уж в сказке
http://ru.wowhead.com/spell=76178

Обсидиан довольно хрупок, но его легко можно гнуть и ковать из него исключительно прочные доспехи и оружие.

Хватило бы меткой гранаты.
Обсидиановые стражи круты не потому что особо прочные, а потому что у них овер9к лет боевого опыта.

3 марта 2016 — 19:39 Леани

Ну, среди нас не было мастеров горного дела, а дракону хотелось жжжжечь.
Опять же, главное - результат.

3 марта 2016 — 19:58 Dea

Да и не факт, что обсидиан ирл и в варкрафте - один и тот же обсидиан, потому что "обсидиановая руда" в нашем мире нонсенс.

4 марта 2016 — 12:39 Pentala

Ну это из описания варкрафтовской руды фраа про "хрупкость" -то)
Хотя... да, не надо было сейчас-то говорить про хрупкость, пока они на вашей стороне)

4 марта 2016 — 17:05 Dea

В очередной раз лажанули локализаторы: в варкрафте есть obsidium (по ссыке выше) и obsidian.
http://wow.gamepedia.com/Obsidian
Причем ан'киражский обсидиан явно с магическими свойствами, как, впрочем, и любой "камень", из которого титаны делали своих конструктов.

4 марта 2016 — 19:53 Pentala

Только вот выглядят они одинаково хоть и разнятся в рецептах...

Почитала комменты Фаджа на ВоВхеде)
http://ru.wowhead.com/zone=3428#comments
Да там целый концепт новой расы!

4 марта 2016 — 20:39 Dea

Я точно помню, что на мучаре был лист на киража.
Поискала и нашла:
http://mychar.ru/chars/4262

4 марта 2016 — 21:03 Pentala

Дак это Фадж и писал!)

4 марта 2016 — 21:09 Dea

Он еще играет? Я могу подобрать в сюжет.

5 марта 2016 — 8:00 Pentala

у Рыжи же вроде был с ним контакт. А, Рыж?!