Силитус: Расколотое королевство Силитус: Хвост за хвост (10)

Ривелиан, сын Обсидии
Затмевающая Бен'эр
Ярцина

Ярцина:
— Гуляешь?
Ярцина встретилась Риву на обратном пути к поверхности, в узком подземном лазе, и что-то в ее голосе напомнило бывшему гилнеасскому лорду о народной сказке, где волк встречает на лесной тропе одинокую юную леди в красной пелерине.
Причем в роли последней оказался именно он, потомок Нелтариона.
— Хочу обсудить гонорар, — вежливо пояснила синеволосая чародейка.

Рив:
— Гуляю, — с какой-то странной покладистостью согласился дракон, останавливаясь посреди коридора. Кажется, он и впрямь никуда не торопился.
— Ну, давай обсудим. Это меня повеселит. Потому что обычно я сам решаю, кому сколько платить и меня мало волнует, устраивает ли наемного работника полученная им сумма. Главное, чтобы она устраивала меня.

Ярцина:
— Мне кажется, обычно от наемных работников не зависит, сохранишь ли ты разум и власть над своей судьбой, — деликатно и даже застенчиво напомнила калдорейка, путаясь пальцами в переброшенной на грудь косе. — Помнишь, на тролльском зиккурате у нас был короткий разговор о ценности впечатлений в долгой-предолгой жизни? Я бы предпочла впечатления золоту.

Рив:
— Внесем в нашу беседу немного конкретики, — заухмылялся Рив. Нижней, зубастой половиной лица. — Поведай мне сперва, жадная до впечатлений эльфийская дева, какова твоя работа, каким образом ты намерена ее выполнять и отчего в тебе настолько крепка вера в благополучный исход твоих действий, что ты решительно поимела наглость обсуждать со мной гонорары в этой подземной норе, обмазанной жучиным дерьмом.

Ярцина:
— Не дерьмом, а секретом, — потупившая глаза эльфийская дева оказалась жадной еще и до научных тонкостей. — Моя работа, в общем-то, будет достойна главы в эльдре'таласской библиотеке — я собираюсь взломать арканные коды межгалактических технологий и создать для тебя уникальную защиту от определенных излучений. В идеале на уровне твоего собственного контура. Есть прецедент. Если получится, ты навсегда забудешь о своих проблемах со старыми богами. Если нет… ну… кто мне тогда заплатит?

Рив:
Дракон выслушал. Вздохнул.
— Азерот, — сказал, — не меняется. Все так же по его дорогам странствуют великие герои и непревзойденные волшебники, предпочитающие дискомфорт и опасности сурового мира пасторальным условиям городов и магических библиотек. Видимо, оные личности считают, что их меч и их волшба способны защитить от чего угодно, даже смерти, причем внезапной, способной застигнуть где угодно, включая обмазанный секретным жучиным дерьмом туннель. Хорошо, я тебя понял. Ломай, создавай, старайся. Уверен, что результат я почувствую так же хорошо, как уже начал чувствовать попытки известно кого отыметь мои мозги. Гонорар свой получишь сразу после этого. Предупреждаю, что за некачественно установленную защиту, которой, к примеру, вздумается лопнуть через неделю, тоже будет гонорар, точно такой же. Только выплачивать я его буду в своем истинном облике. Понятно излагаю?

Ярцина:
— Не меч и волшба, а логика, — скромно улыбнулась Ярцина, наметив ямочки на слегка полиловевших щеках. — Время не позволяет тебе вплавлять в стены тоннелей слишком наглых волшебниц, чтобы потом пролететь над неизменным Азеротом в поисках более сговорчивых. Сейчас самый безопасный момент для этого разговора, потому что завтра я понадоблюсь тебе целой и невредимой. Собственно…
Порядком растрепанной косе снова досталось от беспокойных пальцев.
— Собственно, момент хорош и для оплаты. По озвученной причине я могу не беспокоиться за свое здоровье, чего не сказать о варианте с оплатой задним числом. У тебя уже будет защита и не будет повода меня оберегать.

Рив:
— Я не оплачиваю несделанную работу.

Ярцина:
Вряд ли Силитусу доводилось слышать такие разочарованные вздохи — даже после того, как Фандралу доложили, что бронзовые драконы клали хвост на его просьбу помочь в войне.
— Ты ужасен, — трагически изломила брови Ярцина. — Ты заставляешь меня думать о том, чтобы предложить тебе временную защиту и отдать постоянную только после того, как расплатишься. Но это только на тот случай, если придется ограничиться амулетом, а не полной чисткой контура.

Рив:
Сегодня определенно был вечер вздохов, потому что Рив тоже вздохнул и на скулах его вспухли желваки, выдавая рвущееся наружу раздражение. Голос дракона при этом звучал пока что спокойно.
— Просто делай свою работу, Ярцина. Делай хорошо, сосредоточенно и на совесть. Думай о ней всякий раз, когда тебе… Хочешь обсудить ещё что-то?
В этот момент у Ярцины должно было появится ощущение, что Рив не договорил очень многое. Причем, учитывая его характер и манеру говорить, слушать все это было бы малоприятно, а возникающие при этом ассоциативные образы способны были бы вогнать в краску даже матерую куртизанку из прифронтового борделя на колесах.

Ярцина:
— Нет, — кротко отозвалась чародейка, отступая к стене, чтобы освободить проход. Ее уши к тому времени полыхали, просвечивая в лучах живых светильников. — С учетом, что размер вознаграждения ты все равно контролируешь как универсальный полиморф, я даже не попрошу демонстрации. Разве что… шипов нет?

Рив:
Едва слышно фыркнув, Рив шагнул вперед и коротко шевельнул вынутой из кармана рукой, мол, пошли на выход.
— Нет шипов, — сказал уже на ходу. — Надо?

Ярцина:
От такого вопроса Ярцина даже сбилась с шага, не без труда вписавшись в крутой поворот тоннеля.
— Н-нет. Не стоит.

Кимиори:
Судя по всему, у дракона, идущего к лагерю, лицо было незабываемое, во всяком случае, дремавшая вполглаза охотница вскочила, спокнулась о камень, сгоряча наподдала ему копытом и потянулась за оружием, шаря светящимся взглядом за Ривом в поисках вероятного противника.

Рив:
— Сядь, не мельтеши, — буркнуло мрачное чудище и подало пример, приземлив зад на смятое одеяло неподалеку от кострища. Зашурудило в углях, видимо в поисках недоеденной картошки, которой, наверное, теперь можно было пользоваться в качестве средства от поноса.

Кимиори:
— Значит, врагов не будет, — философски заметила дренейка, опускаясь на одеяло напротив. Шевельнулся быстро убираемый хвост.
— Подробностей, видимо, тоже, — добавила она, всмотревшись в ривову личность повнимательнее. — Чай будешь?

Бен'эр:
Бен'эр не спала и глядела в окна.

Рив:
— Или что покрепче, — чудище подумало и трансформировалось обратно в Рива, только мрачного. С картошкой дракону повезло, а потому он совместил мыслепакет подробностей с разламыванием корнеплода и выжиранием его из основательно запекшейся шкурки. Картофель крошился и застревал в бороде.

Кимиори:
За «покрепче» пришлось лезть в сумку. Там у темнорогой сохранялся запас на всякий лечебный случай, для «сугреву», как выражались дварфы, ну и для дезинфекции, если что.
Сейчас явно необходимо было терапевтическое расслабляющее и умиротворяющее действие алкоголя.
Не то возможны жертвы.
Дракону был выдан наполовину полный стакан.

Рив:
… который был назван драконом наполовину пустым, а выдавшая его дренейка была наречена жадной инопланетной козой. Тем не менее, предложенное Рив выпил и вскорости к аромату съеденной им картошки должен был добавиться ещё и запах перегара.

Кимиори:
Немного подумав и впечатлившись мыслепакетом, дренейка налила и себе половинную дозу.
Дракону сказали, что будет выпендриваться — вообще больше ничего не получит.

Рив:
Дракон ответит, что если понадобится — отберет. Сказано было не как угроза, а как рассеянное напоминание, видимо не о том дракону думалось в тот момент, под картофан и неопределенное пойло.

ДМ:
А замявшаяся у лаза Ярцина, видно, думала о своем бессовестном поведении — вид у нее был крайне смущенный. Когда эльфка все же решилась подойти к костру, ее шаги были медленны и осторожны.
Но вопреки всякой логике отозвались глухой отдаленной дрожью в недрах земли.

Кимиори:
Поперхнувшись ироничной репликой и остатками пойла, дренейка снова взвилась на ноги, с подозрением глядя на вход в подземное царство.
— Надеюсь, — выдохнув, хрипло заметила она, — там все живы?

Рив:
— Ну, я там никого не жра… — начал было Рив и тут его задница, имевшая плотный контакт с почвой, в буквальном смысле ощутила приближение приключений. Заднице стало неуютно и дракон тоже вскочил на ноги.

ДМ:
— Это не я, — успела откреститься юная калдорейка, прежде чем песок у самой веранды друидского дома, в каких-то пяти шагах от костра взорвался фонтаном. Можно было ждать очередного червя — Гурза даже успел ухмыльнуться, превкушая новую порцию мяса для шашлыка, и тут же посерел лицом: его грудастая подруга взмахом хитиновой лапы сорвала вуаль, открывая зазубренные челюсти хищного шершня.
Она уже знала, что появится из-под земли.
Плоская башка в доспехе из прочных пластин щелкнула жвалами, похожими на клюв хищной птицы, приделанный поперек. Опираясь на осыпающийся песок, вытягивались мохнатые лапы паука-фаланги, одного из самых страшных пустынных убийц — только в сотню раз крупнее обычных сородичей.

Бен'эр:
— Слуги императора? — предположили от окна.

Рив:
Аккурат в лезущий из песка «клюв» влетел огненный шар. Позже Рив не сумеет вспомнить, когда и как успел его создать. Видимо, оное колдовство уже впиталось в его сущность на уровне рефлексов.

Кимиори:
Судя по выражению лица, охотница по рассказам императора решила, что подземные твари будут чуть мельче. Не размером с брошку, конечно, но…
Хорошо, что лук никуда не делся.
В щёлкнувший клюв полетела стрела с зажигательным зарядом.

Бен'эр:
В колчане у Кими будто заиграли молнии — лучница почувствовала спиной.

Кимиори:
…и крутанулась, хлеща хвостом и сдирая с себя снаряжение. Молнии над задницей — это было непривычное ощущение.
— Твою же!..

Бен'эр:
— Привыкнешь, — уверили от окна.
Доверив защиту двери напарникам, жрица глянула по сторонам: не летят ли осы — вестницы всего остального.

Кимиори:
Кимиори, уловив реплику, замерла и уставилась на жрицу такими глазами, будто собиралась испепелить её на месте.
Во взгляде, если вечная калдорейка умела понимать видовые особенности, нескрываемо читались страшные оскорбления и твёрдая уверенность в хреновых мыслительных способностях старой дуры.
— Ещё раз так сделаешь… — прошипела она, надевая колющийся колчан обратно.
Время для выстрела было беспардонно упущено.

Бен'эр:
— Сделаю что? — удивилась Бен'эр. — Ты сама просила помочь с зачарованием стрел.

ДМ:
Запахло паленым: огненный шар чиркнул по замкнувшимся челюстям, оставив полосу копоти. Стрела Кимиори отлетела от мощных жвал, не навредив фаланге… или то была помесь паука с сороконожкой? Тело в хитиновом доспехе все тянулось и тянулось из-под песка; сочленение между головой и туловом блеснуло элементиевой опояской, в которую был вделан знакомый желтоватый кристалл.
Риву хватило одного взгляда на эту вещь, чтобы шепот в голове стал оглушительным. Невидимые когти пробовали стену амулета на прочность.
Выдержал.

Кимиори:
От тысячелетней жрицы самым невежливым образом отмахнулись.
Хвостом.
В ползущую тварь полетела вторая стрела, похитрее: с ползучей заморозкой. Жало было тоньше и острее, да и вплетённое заклинание должно было начать действовать мгновенно после контакта, замедляя движения противника, делая его вялым и печальным.

Рив:
— Твою мать, — эхом дренейкиного восклицания повторил дракон и рыбкой выпрыгнув из ближайшего к нему окна, покатился по песку, подальше от хибары. Долго он колобка не изображал, потому как у него было дело к лезущей наружу твари и его надо было делать.
Кто там хотел крылья размять? Сейчас разомнем.
Черный ящер свечой взмыл в вечернее небо, оставив после себя сложные следы на песке и легкий запах перегара.
— Закуска! — взревел и, понадеявшись, что к червепауку никто не полезет обниматься, выдал струю огня.

Бен'эр:
К тому же стрела разродилась обещанными эффектами: мягко (для глаз оборонявшихся) полыхнуло белым, наградив гада ударом жреческой магии.

Кимиори:
Обниматься желающих не было, а вот заморозка могла пострадать в струе пламени. И крыша тоже.
Кими печально и безуспешно посмотрела в сторону выхода — она-то надеялась обездвижить тварь и попытаться выковырять кристалл для изучения.
Хотя, кто знает, кто смотрит в него с той стороны и что может делать?

ДМ:
Занесенный песками друидский дом простоял тысячу лет с прошлой войны и еще неведомо сколько был обитаем до падения Южного Ветра, но теперь ему наступал, по выражению Гурзы, ыздец.
Сам дворф, к чести его сказать, не бездействовал и вовсю палил в чуду-юдину из ружья, но пули в лучшем случае застревали в хитиновой броне. Чуть лучше справлялась оса-охранница, вонзившаяся в спину врага между сочленений в попытке достать до уязвимой плоти. Совсем хорошо полыхнуло сверху, обуглив клещи вытянувшегося из земли хвоста; тварь почуяла жар и рванулась вперед, насколько хватало силы скованных льдом передних лап. На глазах у дракона взятое огнем тулово втягивалось под крышу. Сосредоточенная на кристалле (взорвать бы!) Ярцина еле успела отскочить.
В следующую секунду фаланга плюнула шипящей струей в направлении самого кусачего противника — дренейки.

Бен'эр:
Жрица едва шевельнула пальцами в сторону втягивающейся в проем морды — запечатать богомерзкое рыло белесым маревом.

Рив:
Закуска удирала. Рив оскорбился и, шлепнувшись на песок, ухватил зубастой пастью поджаристый кусок чудо-юдской задницы. Потащил назад, выгибая спину.

Кимиори:
Кимиори молча прыгнула в сторону и ей удалось спастись… почти всей.
Жгучая текучая кислота попала аккурат во взметнувшийся в прыжке хвост, обволокла стремительно покрывающуюся громадными волдырями тёмную кожу, беспощадно уродуя дренейкину гордость и красу.
Охотница была сдержанной. Ей случалось хранить молчание, получая раны и укусы, но ЭТО…
Полный боли крик прокатился под балками строения, которому явно оставалось недолго жить, с таким-то гостем под крышей.
Забившись в угол, скривившаяся Кими рванула с пояса флягу и, не думая о расходе драгоценной жидкости, принялась плескать воду на пострадавшую часть тела, ужасаясь последствиям.

ДМ:
Ослепшая тварь вслепую щелкнула челюстями и завозилась, раскидывая остатки костра, камни и доски. Ей хватило бы дурной силы, чтобы похоронить защитников под обломками дома, но внезапно фаланга запятилась — или так оно казалось изнутри.
Налетевшие со стен защитники крепости видели, как дракон, напружинив мышцы, вытягивает огромное насекомое под открытое небо. Несколько киражей-солдат присоединились к осе в попытках разломать вражескую броню. Под носом у Рива мелькало и жужжало.
— Кими, ты жива? — послышался испуганный возглас Ярцины, которая тут же сосредоточилась на взломе опасного кристалла.

Кимиори:
Ответное «да» получилось сдавленным и очень отцензуренным паузой в ответе.
Жечь после промывки перестало.
Мрачная, как чёрный дракон, охотница вытащила ещё одну морозящую стрелу и едва заметно чиркнула краем по кончику пострадавшего хвоста, тут же отняв опасное оружие от уязвимой плоти. По хвосту поползли голубоватые сполохи, охлаждая его и лишая чувствительности.
Можно было продолжать драку.

Рив:
Вокруг жужжало. Мельтешащие лапы вздымали тучи пыли, заставляя Рива хищно щуриться; дракон все пятился, лишая тварь возможности на контратаку, рычал и коротко взматывал головой, будто желая встряхнуть червепаука как тряпку.
Сейчас падла, сейчас я тебя вытяну… черт, да кто там орал?
«Кими?»

Бен'эр:
Запечатанная морда утягивалась обратно, и Бен отвлеклась от не самого приятного зрелища. Она взяла из своей сумы, оставленной на пыльном полу, граненый сосуд и подошла к потерпевшей, опустившись рядом на одно колено.
— Дай-ка, пока тварь не вернулась снова плеваться.

Кимиори:
«Жива," — мрачно уведомили его. — «Доломай эту тварь, пожалуйста, она мне хвост сожгла.»

Кимиори:
— Бой ещё идет, — не менее мрачно сообщили Бенэр. — Я заморозила, потом полечишь. Убирайтесь из-под крыши, все. Ярцина, Гурза, слышите? Этот дом вот-вот рухнет.

Бен'эр:
Жрица кивнула, поднялась.

Рив:
На этом самом месте выяснилось, что Рив знает не только непристойности, но и нецензурности. Этого ещё не хватало, перед атакой на Ан'Кирадж лишаться зарекомендовавшего себя бойца.
Напружинив задние лапы, дракон сплюнул хвост, придавил его передними лапами и вжарил по хребтине твари очередным залпом жирно чадящего пламени.

ДМ:
Киражи Ксе'лора были из тех, кто учился быстро — стоило им услышать знакомый шкворчащий звук, разлетелись в стороны, открывая изрядно покромсанный хитин на спине чудовища. Прижгло здорово: тварь под лапами Рива заметалась в агонии, вслепую взрывая песок и щелкая клешнями.
Умница Гурза буквально снес из-под рушащихся балок Ярцину, застывшую в сосредоточении: опять чародейке не удалось вскрыть защиту кристалла — это было занятие не для боя, занимающего секунды.

Кимиори:
Дренейка, следуя собственному совету, сиганула через перила, приземляясь на песок и устремилась к месту боя, держа стрелу наготове.

Рив:
Дом рушился. Перед домом дракон, в клубах дыма и языках пламени, наползал на агонизирующего врага как кот на кошку, с удовольствием вгрызаясь в распаханную на хитинистой хребтине дыру. Чего не довершили жала кираджей, доделывали его зубы, выдиравшие из твари куски дымящегося мяса.

Бен'эр:
Оказавшись под открытым небом, Бен поспешила осмотреться, есть ли где поближе императорские слуги (из тех, что умеют разговаривать), чтобы спросить: как враг смог заползти сюда незамеченным.

ДМ:
«Восток Силитуса — мягкий песок на много ваших мер вниз», — коснулась разума жрицы ответная мысль. — «Наши силитиды заняты подкопом. Некому было предупредить».
— Закрой лычыко, я тэбэ умоляю, — стонал поблизости Гурза, к которому подлетела оса, чтобы почистить лапы и жвалы от чужой сукровицы и убедиться, что гости императора живы. Ярцина отряхивалась от песка и со странным выражением лица наблюдала за тем, как дракон пожирает уже неподвижную тварь.

Кимиори:
Кимиори, увидев, что бой окончен, шмыгнула носом и шагнула к Бенэр. Оглядывающейся жрице была предъявлена пострадавшая часть тела.
— Ты это ищешь?

Рив:
Картошка, сьеденная недавно, неожиданно оказалась вкуснее, а потому больше одного куска вражьей плоти в Рива не полезло. Не рискуя жрать то, что оказалось настолько специфическим на вкус, он повырывал из членистоного еще немного мясца, обнаружил что враг самым скучным образом издох и с недовольным ворчанием слез с него, отступая в сторону. Мгновение — и вместо ящера остается калдорей, почему-то опять без бороды, утирающий рот тыльной стороной грязной ладони и коротко отплевывающийся через раз.
— Все целы? — хрипло крикнул он, морщась и поглядывая то на дымящийся труп, то на остальных.

Кимиори:
— Почти, — хмуро уведомили его. Замороженый хвост не болел, холодил придерживающую ладонь, но перспективы были мрачные. — Красиво ты добил эту тварь.

Рив:
Комплимент остался без комментария. Прохрустев подошвами ботинок по направлению к спасшимся из-под руин и коротко взглянув на пострадавший хвост, Рив сморщился куда сильнее, аж переносица складками пошла.
— Лезь в телегу и забинтуйся. Гурза? Возвращаемся в крепость. Здесь ночевать опасно, к тому же у нас раненый, который завтра мне нужен здоровый, не на обезбаливающем и не рискующий получить нагноение под бинтами от попавшей туда грязи. Ярцина, у тебя ожогов нет?

Кимиори:
— У нас есть лекарь, — дёрнула плечом дренейка, не двигаясь с места. — С многотысячелетним опытом.

Рив:
— А какого черта она не лечит?

Кимиори:
— Бой был и здание рушилось, Бенэр хотела помочь, но не успела, — миролюбиво пояснили дракону.

Бен'эр:
Граненый сосуд так и остался зажатым в жреческой руке.
— Анестезия? — по-гномьи выразилась Бен, глядя на рану. — Откуда?
Из откупоренной ёмкости на ладонь жрицы пролилось несколько капель; на коже они зарделись серо-жемчужным. Увлажненные пальцы жрица занесла над хвостом Кимиори, и хвосту на миг стало очень холодно, но затем ему вернулась чувствительность: заморозка слабела, приглушенная боль возвращалась, как и здоровый (почти) внешний вид. С болью, в общем-то, жить было можно.

Рив:
— Беру свои слова назад, — помолчав, сказал дракон, — лечит. Одной проблемой меньше. Остается проблема безопасной ночевки.

Бен'эр:
— Повторю еще раз завтра.

Кимиори:
— Замороз… шшш… ка, — шипением на выдохе и оскаленные зубами встречена была вернувшаяся боль. — Из стрелы. Чтоб не болело и можно было продолжать бой. И сделай свое заклятье для стрел не таким внезапно искрящимся, будь добра. Когда эта дрянь за спиной начала колоться и трещать, я подумала, что оттуда подкралась ещё какая-то тварь. Стабилизируй свои заклинания, иначе это плохо закончится.

Бен'эр:
— Могущественные чары нужно научиться носить. Я сниму, если ты была удивлена настолько, что бросила оружие перед мордой чудовища.

Кимиори:
— Я не маг и я об этом предупредила. Лучше обойтись вовсе без чар, чем в решающий момент в бою меня будет отвлекать треск и колотьё в боку, — ворчала дренейка, шагнув к телеге. — Я же как раз предупреждаю. Избавь меня либо от чар, либо от треска.

ДМ:
— Нет у меня ожогов, — рассеянно отозвалась чародейка, выпадая из очередного сканирования. — Есть плохая новость: я не могу взорвать этот кристалл так, как передатчик в улье Регал. Дестабилизация арканной составляющей ничего не дает. Это какая-то божественная магия.

Бен'эр:
Несколько секунд спустя Бен'эр ответила:
— Избавила.

Рив:
— Черт с ним, — буркнул Рив, невольно покосившись на морду твари и прислушавшись к внутренним ощущениям. — Пусть осы закинут его куда-нибудь в местный гейзер, оттуда его никому не вытащить. Всё, поехали отсюда.

Кимиори:
— Чёрт с ними, — повторила слова дракона охотница. — Ярцину попрошу, чтоб без молний в задницу с окрестностями в самый неподходящий момент. Спасибо за лечение — этот хвост мне дорог.

Бен'эр:
Бен отправилась глядеть амулет. Увидев искомое, жрица на всякий случай ослепила кристалл, помня о том, что из него могут посмотреть.

Бен'эр:
— Вы не захотите узнать у опального императора, не посланец ли это его брата? Меня смущает, что тварь выбрала именно наш приют.

ДМ:
Эманации враждебной, злой силы были хорошо знакомы той, кто не раз сталкивался с вещами старых богов. Кристалл был цельным желтым алмазом и, даже окутанный чарами Бен'эр, неприятно фонил, причем элементиевая оправа несоменнно усиливала его.

Кимиори:
Печальная дренейка, сидя на телеге и умащивая хвост, мрачно смотрела на работу жрицы.
— Если это двусторонний передатчик, — негромко сказала она Риву и Ярцине, — нам ыздец.
Дварфий лексикон был приставуч, как говно к копыту.
— Они увидели, что ты превращался.

Рив:
— Да и насрать мне на то, что они видели, — ощетинился дракон, вспрыгивая в телегу и вбивая руки в карманы штанов. — Недолго им там всем видеть осталось. Эй, жрица! Держи эту дрянь от меня подальше, если не хочешь, чтобы я тут всем головы пооткусывал.

Бен'эр:
Жрица так и поступила. В ее неприметной суме оказалась еще одна: легкомысленно-розовая из пустоткани, куда отправилось орудие древного зла.

Кимиори:
До того, как тряская телега успела двинуться с места, печально закусившая губу охотница успела забинтовать несчастный хвост. Сдувшиеся волдыри исчезли, оставив по себе только неприятные воспоминания, а воспалённая кожа, хоть и не очень сильно, но реагировала на прикосновения колющей слабой болью.

ДМ:
У Ярцины тоже были дела перед отбытием — спросив у осы-стражницы, есть ли у императора передатчики, подходящие теплокровным, чародейка упросила подождать ее, сбегала вниз (то, что еще оставалось от друидского дома, окончательно ушатало арканным взрывом, расчищавшим проход) и вернулась с кожистым бурдюком, в котором что-то слабо шевелилось.
«Что-то» оказалось кублом отвратных на вид жучков, которые цеплялись к уху, обнимая его лапками, и позволяли Ксе'лору думать в чужие головы даже на расстоянии. У жучков были мохнатые усы, а спинки переливались желтым, голубым и зеленым.
— Могут кусаться, если голодные, — заметила калдорейка, раздавая желающим «рации». Повозка к тому времени уже тряслась на сыпучих барханах, направляясь к дворфскому лагерю. — Император сказал, «мы над этим работаем». Пока что предлагает подкармливать их время от времени.

Рив:
Рив наотрез отказался от мозгорации, попросив одну из девок, которой не лень будет, передавать ему пожелания императора своими словами. В целом, дракон выглядел готовым к битве, вернее, к своей роли в ней — летать и деструктивить по максимуму, отвлекая на себя внимание.

Кимиори:
— Грудью? — сыронизировала пострадавшая охотница, недоверчиво разглядывая предложенного жука сочного изумрудного цвета.
— Не нравится мне такой вид связи, как бы у этих жучков не оказалось потом усиков, которые залезут в мозг через ухо и не вылезут. Или, хуже того, яйцекладов. В общем, если почувствую что-то нехорошее, то «передатчик» только хрустнет, сразу говорю.
Мрачно заглянув «рации» в хитиновую морду, Кимиори осторожненько прицепила его на самый край заострённого уха, решительно пресекая все попытки сползти ниже.

Кимиори:
В телеге у бессменного возницы дварфьего племени нынче было много интересных вещей: зажигательные снаряды повышенной надёжности, крюки, карабины, верёвки, тончайшие и очень прочные сети и масса какого-то другого снаряжения.
Дренейка была увешана по уши всякими хитрыми приспособлениями и свежезаряженными амулетами. Более вместительный, чем обычно, колчан топорщился оперением аккуратно уложенных стрел.
Запас воды, походные мелочи, аптечка и походный рацион на три дня находились за спиной — не обладая какими-то сверхъестественными навыками, охотница предпочитала перестраховаться.

ID: 18331 | Автор: Dea
Изменено: 3 марта 2016 — 6:16

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 марта 2016 — 15:30 Pentala

Надеюсь со хвостиком всё будет в порядке.
Обидно же будет его потерять!

3 марта 2016 — 19:38 Леани

Это был бы интересный опыт отыгрыша - бесхвостая дренейка.
Но кубики распорядились иначе и хвост будет жить. :)

3 марта 2016 — 19:45 Pentala

ну вот не зря же Леани носит сеточку на хвосте.
Намного предусмотрительнее!