Силитус: Расколотое королевство Силитус: По следам госпожи Мар'алит (6)

Ривелиан, сын Обсидии
Ярцина

ДМ:
В тот момент, когда состоялось возвращение теплокровной компании под солнце Силитуса, бывалый дворф Гурза со специфическим выражением лица держался за титьку осиной стражницы, пока рядом на прутьях шкворчало мясо пустынного червя. Кираж спокойно висела в воздухе, наполняя его монотонным гудением крыльев, и не пыталась что-нибудь отъесть нахальному исследователю. Видно, был приказ обращаться с гостями подобающим образом.
— Тут дэвюшк передал, что мы едэм улэй ворошыт! — обрадовался знакомым Гурза. — Хватай шашлык-машлык, садыс тэлега, по дороге расскажу, как звэр сылытыд брат за мягкое.

Кимиори:
— Ну, у тебя уже есть опыт, — весело ухмыльнулась Кимиори, прихватив один прутик и забирасяь, по совету дварфа, на телегу. Отстёгивать лук не стала, а вот изрядно надоевший рюкзак сняла.
— Мы, Гурза, подписались на такое дельце…
Предстоящее «ворошенье улья» было расписано в подробностях. Подаренную насекомым императором карту тоже продемонстрировали.

Рив:
— За сиську зачем держался? — осведомился дракон после расписывания подробностей. Ему, как знатоку мимикрии, были интересны мотивы Гурзы.

ДМ:
— Рыгал самый балшой улэй, я в нэго много хадыл, — сообщил Гурза, устроившись на козлах и разглаживая на коленях карту. — Крыстал тоже знаю, слющий! Сам нэ выдэл, друг гаварыл. Командыр Мара'лит знаишь? У нэго жена от этого умэр савсэм. А за тытку брал провэрыть, настоящый или прямо на хытын нарысовали. Мягкий, слющий.

Кимиори:
— От кристалла умерла жена? — мгновенно насторожилась охотница. — Как это случилось тебе командир не рассказывал, часом?

Рив:
— Надеюсь, она в самом деле скончалась от кристалла, а не от того, что местного кираджа за что-то ненарисованное потрогать захотела, — проворчал Рив, смурнея мордой лица. — Давай, поехали. Тут дорога ровная, по пути карту разглядишь. И про мертвых баб расскажешь.

ДМ:
— Я тэбэ дурак? — возмутился Гурза. — Я разрэшений спрасыл! Мясо угощал, потом спрашивал! Ее Сейтыра зовут, кстаты.
Отправив кодоя развалистым шагом, дворф с заботой обернулся на «девюшек».
— Шашлык сейчас кюший, пока пэсок нэ нанэсло. У менэ свой сыкрет, как готовыт — без прыправа чэрв горкый бывает.

Было уже за полдень; воздух становился удушливо сухим, и когда выехали из крепости, охотник за силитидов предложил держать у лица «мокрый трапочка».
— Пра Мара'лита бабу тут всэ знают. Старый ыстория. Она была жрыца луны, палэзла за бранновыми рэбятами в улэй Рыгал, нашла крысталл и давай трогат. Дура, да? — снисходительно вздохнул Гурза. — Потом как домой вернулас, стала сэбэ под нос бормотать, скоро от муж убэжала савсэм и в улэй посэлылас, и сылытыд ее нэ трогал. Приключенец хадыл, убивал по Мара'лита просба. С тэх пор он на мыр злой.

Рив:
— Пф, как-будто разрешение может уберечь тебя от ядовитой сиськи, которую хитрая кираджиха предлагает всем для самоувеселения, — мрачно хехекнул дракон, жуя червяка. Червяк был вкусен настолько, насколько может быть вкусна еда для проголодавшегося ящера. Доев и вытерев пальцы о штаны, а заодно выслушав рассказ Гурзы, Рив сказал:
— Ну так девка померла не от того, что кристалл потрогала, а потому что умишком от этого двинулась, что и стало причиной насильственной смерти. Не боись, мы его лапать не будем.

Кимиори:
«Мокрый тряпачка» плохо сочетался с поеданием мяса подземного червя. Шашлык оказался настолько сочным и нежным, что плевать хотела Кими на ту пыль, когда тут такое роскошное мясо.
Под конец трапезы, правда, пришлось отплёвываться натурально, а выкинув импровизированный шампур и вытерев жирные пальцы — нанятуть на лицо край тонкой балаклавы.
— Кристалл, короче, не трогаем, — сделала свой вывод из трагической истории охотница. — Ярцина, ты чего притихла? Что-то не так?

ДМ:
— Нет-нет, не обращайте внимания, — смущенно моргнула эльфка, покручивая в пальцах очищенный от мяса шампур. — Я тут задумалась о судьбах Азерота. Если киражи научатся подделывать свой облик так, чтобы и вблизи можно было ошибиться, это чревато… ну… захватом мира.
— Та ну тэбэ, — пожал плечами Гурза. — Какой захват, слющий. Нэ бывает так, чтобы жук внутры чэловек сыдел, и никто нэ замэтыл. О!
Возглас относился к завидневшимся вдалеке… гибким растениям? Щупальцам? Снова пригодился бинокль: среди холмов слизистой массы лилового оттенка хаотично подергивались в воздухе длинные, состоящие из сочленений антенны.
— Вныматэлно оса сматры, — посоветовал дворф. — Аны пэрэдовая развэдка.

Кимиори:
— У них мышление настолько отличается, что понять кто есть кто будет просто. Потом, конечно, может и в этом случае мимикрировать научаться, но на каждый хитрый шаг будет ждать загодя расставленный капкан. Дренейскую общину, во всяком случае, я постараюсь оповестить об этом, — поспешила утешить эльфку Кимиори.
— Это уже улей Регал? — быстро уточнила она, так же быстро расчехляя лук и занимая боевую позицию на повозке. Место было выбрано так, чтоб можно было спрыгнуть, в случае чего: охотнице было проще стрелять на бегу, чем ловить непредсказуемые толчки от повозки. А уж кодо бы она всегда смогла догнать, несмотря на жару.

Рив:
— Если там есть разведчики, — Рив повел плечами, всматриваясь в хитиновые конструкции на горизонте, — то мне будет проще их там повыжигать. Вылезет поддержка, её выжечь тоже. Все равно тихо мы в улей не залезем, там наверное как в муравейнике, все кишит рабочими особями.

Кимиори:
— Боюсь, если вылезет весь улей, то у нас будут проблемы, — предостерегла дренейка. — Так что, мне кажется, нужно постараться как можно дольше быть малозаметными и тихо снимать разведчиков… может, мы пешком отсюда пойдем? Кодо точно своим топотом всех насторожит. А ещё нужно подумать, как перекрыть нижние тоннели, чтобы отрезать подмогу… взорвать их?

Рив:
— Если поймаете мне одного и я его пощупаю, то смогу в него превратиться, — заметил дракон.

ДМ:
— Да, слющий, — горячо поддержал Рива Гурза. — Давай дым-ванучка у входа запалым, аны палэзут, а ты свой трук с дракон сдэлаеш, и ыздэц. Прэвратытся?
Новое предложение заметно озадачило охотника.
— А пахнут от тэбе правыльно будэт? Аны ж не столка глаза смотрят, сколько фэромон-шмэромон.

Кимиори:
— А запах сможешь скопировать? Феромоны? — одновременно с дварфом спросила рогатая.

ДМ:
— Вах, я гаварыл — женус?

Рив:
— Обмажусь.

Кимиори:
— Они выделяют специфический запах в зависимости от ситуации, — отмахнувшись с улыбкой от дварфовской шутки, охотница снова стала настороженной. — Как бы не прогореть на этом. Обмажешься тревожной слизью, а на входе нужна будет приветсвенная… ну, или как-то так.

ДМ:
— Развэдка лэтыт! — ткнул пальцем в небо Гурза.
Летели, надо сказать, красиво: одна оса впереди, две следом, три в замыкающем ряду. На расстоянии трудно было прикинуть размеры чудовищ, но дворф тут же любезно напомнил, что в каждой разведчице будет футов семь, а весят они с полцентнера каждая.
— Щас будэт кругы наворачиват, чтоб мы испугался и убэжал, — добавил он со знанием дела. — Атпугивают.

Рив:
— Угу, я понял, — буркнул Рив, машинально скребя подбородок и все так же буравя взглядом недружелюбный горизонт. Потом сморгнул, махнул рукой.
— Нет, уважаемые, я не вижу иного выхода, кроме как сразу поднимать тревогу и начинать летать кругами, жаря все вокруг. Нужен шухер, мне удобнее всего его создать. А вы пойдете в туннели, у Кими есть маскировочная ткань.

Кимиори:
— Тоже вариант, — согласилась дренейка. — Запах, правда, могут учуять, то вот тут как раз слизь… или что там у них, поможет. Думаю, если ты снаружи будешь жечь всех напалмом, то тревожной слизи в ходах хватит. А потом копируй осу и дуй к нам.

Кимиори:
Быстро излагая план, дренейка уже прилаживала рюкзак за спиной, достав из него накидку-хамелеон и с сомнением смотрела на Ярцину. — Плащ, конечно, широкий, но на двоих маловат… ты можешь магией как-то смимикрировать?

ДМ:
— В целом… теоретически… я попробую, — согласилась калдорейка, с живым интересом наблюдая полет шмеля. Шестерых шмелей.
— Послэ кругы аны станут налэтат и лапамы быт, — продолжал вещать Гурза. — Эсли враг всэ равно нэ отступыл, то оса становытся камыкадзэ. Видыш, из жопа штука торчыт? Ядовытая очэн. И застрэвает, а сам оса падает дохлый.

Кимиори:
— Приняла, — коротко оповестила хамелеонистая дренейка, поднимая лук и делая первый выстрел.

Кимиори:
— Гурза, стреляй тоже, нам нужна пара несожжённых ос, — напомнила она «вещателю», поглядывая на Рива.

Рив:
— Не тратьте боеприпасы, — попросил Рив, спрыгивая с телеги. — Если вам повезет выбраться, а мне не повезет отплеваться, вам они пригодятся во время улепетывания.
Прощаться он не стал, вместо этого неторопливой рысцой побежав в сторону от повозки. В какой-то момент напрягся, подпрыгнул, словно в попытке перескочить невысокое препятствие — и, взмыв в воздух, направился к осам патрульным.
Песка и пыли в воздухе стало в разы больше. Горло ящера затлело сквозь чешую багровыми отсветами, готовясь разродится струей пламени.

ДМ:
Ярцина, превентивно заменяя походного медика, растягивала над повозкой мерцающий купол, пока дворф азартно (и не слишком метко) палил в небо, откуда уже падала одна разведчица с отбитым у основания крылом.
По разогретому песку пронеслась драконья тень; в отличие от киражей, силитиды не знали, что такое страх или осторожность и с угрожающим гулом ринулись на врага, намеренные оставить в нем жала перед неотвратимой смертью.

Кимиори:
«Нам нужна была оса для обмазывания, с сажи много слизи не наскребёшь», — мысленно поведала дренейка взлетевшему нелтарионову внуку, продвигаясь вперёд. Маскировочный костюм оставлял вместо дренейского силуэта размазанное пятно.
Упавшую осу она решила добить с расстояния — это не было тратой боеприпаса, который можно вернуть с трупа. Да и подставляться под горелые тушки не хотелось.

Рив:
«Постараюсь», отсигналил Рив и дохнул на нападавших с таким расчетом, чтобы одну осу не задело.

ДМ:
Одну и не задело, в благодарность за что она впилась отравленным жалом в драконье брюхо. Силы удара хватило бы, чтобы пронзить человека насквозь, но прочная чешуя пропустила ядовитый шип едва ли на треть. Там он и застрял; оса с чувством выполненного долга полетела к земле умирать, издавая гул гномьего ветролета с горящим двигателем.

Рив:
Дракон обиженно рявкнул ей вслед и на лету попробовал выдрать жало из пуза.

Кимиори:
На «вертолёт» Кими махнула Ярцине, мол, твоя обмазка.
Выстрел в голову предыдущей жертве обеспечил дренейку собственной тушей.
Не без труда раскачав и выдернув стрелу, она пошарила по спине существа, чуть выше основания жала — именно там у обычных медоносов находилась феромонная железа.
Охотница не хотела пахнуть слишком сильно, ей нужно было забить свой собственный запах, потому обмазывание было непродолжительным.
— Рив, помочь?

Рив:
Откуда-то сверху прилетело и шлепнулось на песок жало размером в половину человеческой руки.
«Все нормально», отозвался Рив, приземляясь неподалеку от выброшенного трофея. Пара мгновений трансформации для залечивания мелкого, но неприятного повреждения, еще пара секунд, — и наземным обитателям снова пришлось глотнуть пыли; взмывший дракон, мерно вспарывая крыльями воздух, неторопливо полетел в сторону улья.
Шухер, значит, наводить.

Кимиори:
— Идём, — поторопила магичку Кимиори. Пыль не проникала сквозь очки и балаклаву, поэтому взлёт дракона заставил её лишь прищуриться. — Что у тебя с маскировкой?

ДМ:
Чуть в стороне Ярцина с трогательным «извини» добила умирающую осу. Хватило короткого арканного импульса.
— Гурзу тут оставляем? — спросила она, водя по лицу и одежде склизкой железой, как мочалкой. Брезгливости в семьи фераласских часовых не завезли.

Кимиори:
— Он от кодо никуда, — аккуратно перебросила дварфу драконий трофей охотница. — Пусть Риву помогает, если что-то пойдет не так.

ДМ:
— У мене дымовой гыраната есть, — поддержал Гурза, таращась то на вырванное из дракона жало, то на силуэт черного змея, навстречу которому поднималось целое облако встревоженных ос. — Ну, панэслась. Удачы, дэвюшк, и берегытэс сылытыдский страж, у который башка как клюв. Он после каралэва самый умный будэт и набежыт ее ахранят, а ваш крыстал нэдалеко от сердца улэй.

Кимиори:
— Дай одну, если с запасом, — тут же потребовала охотница и махнула Ярцине рукой, мол, уже пора маскироваться.

Кимиори:
Риву улетела мысленная благодарность за самоотверженный выхов огня на себя. Он-то большой и огнедышащий, да, но и осы тоже — не птички. И их много.

Рив:
Про себя Рив подумал, что выбора у него особого не было. Вслух не сказал — пусть лучше думают про то, какой он самоотверженный. Пригодится.
Улей приближался. С высоты драконьего, не особо высокого полета, понемногу открывался плоский котлован, темный от устилавшего почву слоя жучиных выделений. Кое-где низкими хребтами торчали хитиновые конструкции непонятного назначения. Назначения конструкций-щупалец Рив тоже не понял, но начинать бардак решил именно с них.
Уж больно нагло они торчали. Надо бы поджарить. И хвостом вдарить как следует по горящему месту.

ДМ:
— На, — щедро отдал гранату дворф, пока Ярцина добавляла в чары магического щита небольшие изменения, чтобы ее покров стал маскировкой. В результате получился светоотражающий кокон — не лучшая замена невидимости, зато не такой изнуряющий, как чары абсолютной прозрачности.
— Нэ хыра сэбэ, — присвистнул Гурза, разглядев маневр дракона под козырьком ладони. — Слющий, оны точно разбудят колосса, эсли он будэт их труба шатат. Хотя и так разбудят…

Кимиори:
В наступающем хаосе главное было — не попасть под раздачу. Дренейка шастнула вперёд, прикрывая собой магичку. На всякий случай, разумеется, вдруг её маскировка даст маху или прервёться в неожиданный момент.
Карту охотница за время поездки вызубрила наизусть и точно знала, в какой поворот какого отворота следует свернуть.
«Какого колосса?!» — мысленно возопила она, спрятав полученную дварфом гранату в один из карманов и так же мысленно поклявшись прибить Гурзу за то, что так «вовремя» выдал информацию. Разумеется, не ему же под землю лезть…
Но спрашивать было некогда — на счету была каждая секунда.
Кимиори стремилась к лазу, отмеченному на карте как нужный вход.

ДМ:
За ней плавно струилось то, что со стороны казалось тускло-зеркальным пятном в пыльном воздухе. Из-под ног, чуя запах боевой осы, сплошным ковром валили рабочие жуки примерно того же вида, что были на службе у Ксе'лора. Охотница и магичка ворвались в туннель, оставляя за спиной палящее солнце и гул разъяренных летунов; на стенах, укрепленных комковатым слюдянистым веществом, мерцали янтарные светляки. Проход уводил вперед и вглубь, но его перегораживал один из клювастых стражей, описанных Гурзой: какая-то мутация осы с мощными челюстями, недоразвитыми крыльями, высоко вздернутым брюхом и маленькими, неожиданно умными глазками.

Дракона тем временем пытались истыкать жалами, налетая на него всем роем. Внизу, где прокатилось пламя, чернели изломанные антенны, теперь уже неподвижные.

Рив:
Дракону вовсе не нравились подобные намерения, а потому он стратежно летал от недовольно гудящего роя кругами, отплевываясь через плечо и бодро шатая все членистые «трубы» при помощи шишкообразной булавы на хвосте.

Кимиори:
Неожиданно умные глазки в планы не входили, дренейка надеялась встретиться с ними позже… и, судя по всему, кроме ума, глазки отличались приметливостью, потому как неотрывно следили за замаскированными лазутчицами.
В лазе стрелять было не очень удобно, но можно было попробовать сотворить одну штуку.
Например, бросить под ноги умняшке небольшой костяной шарик голубоватого цвета.

ДМ:
Умняшка осторожно взял шарик жвалами и вмерз башкой в раскрывшуюся ловушку, неистово дергаясь в попытке освободиться. Может, его голова годилась не только для есть, но и для думать, но нервные узлы в теле отлично справлялись с тем, чтобы следовать инстинктам.
Ярцина не стала ждать, пока тварь освободится, и прошмыгнула мимо нее у самой стены, углубляясь в улей.

После того, как Рив ушатал очередную трубу, загаженная земля возле нее будто взорвалась. Из подземной лежки шустро выковыривался жук… нет, жучара, вполне способный тягаться размерами с нарушителем границ улья. Осы не прекращали преследования, вдобавок теперь старались загнать дракона поближе к земле, где его могла бы достать помесь слона с клопом.

Кимиори:
У дренейки насчёт охранника были немного другие планы.
Коротенькая, едва слышимая эльфьим и собственным ухом трель. Пять понижающихся нот, потом три повышающихся.
— Дружочек, — заворковала охотница, успокаивающе поглаживая рукой воздух возле опасных жвал, — маленький, хороший, давай я тебе помогу. Ты миленький, самый кр-р-расивый мальчик, умница. Сейчас болеть не будет, сейчас мы подружимся…

Рив:
Обнаружив появление нового действующего лица, Рив позволил себе изучить его, сделав короткий вираж, после чего сменил тактику; харкнув вылезшей из земли жучидле на спину жирной порцией черного, в алых прожилках, пламени, дракон сделал вид, что валит от улья, растягивая линию преследователей из кубла в полосу. Стратегия заключалась в том, чтобы осы перестали манипулировать его перемещениями; заметив отставание, дракон разворачивался и нападал, используя пламя, накопленное в гортани за время «побега», — а потом снова сматывался, давя рой волчьим измором.

Рив:
«Девки, здесь такой зверинец, вы себе не представляете», смутно коснулись его мысли разума Кимиори.
«Вылезайте только под плащом или прикрываясь какими-нибудь останками. Тут тараканы с меня размером, если не больше».

Кимиори:
«Спасибо за предупреждение," — с некоторой весёлой обречённостью сигнализировала дренейка. Ей стало ясно, что догнать их в тоннелях дракону будет сложновато, значит, придется обходиться своими силами. — «У нас удобный транспорт до самого кристалла, кажись… а то и наружу. Ты осторожнее там, напарник, а то хоронить тебя накладно будет.»

Рив:
«Не дождешься!»

ДМ:
Самый красивый мальчик со скрипом, но соглашался с концепцией: как бы ни шибали его по мозгам излучения резонатара, дренейская мелодия ухитрилась перебить сигнал. Освободившись от ледяных оков, страж улья неуверенно уставился на Кимиори, наклонив клювастую башку.

Кимиори:
Которую тут же огладили, приласкали и продолжили окутывать мягкостью речи, закрепляя эффект, а заодно сигнализируя скользнувшей внутрь магичке.
Речь получилась смешная:
— Хороший мой Умняшка, Ярцина, дружочек, миленький, иди сюда скорее, мы поедем внутрь.

ДМ:
На сегментированном панцире жучидлы весело разгорелся огонь, но невероятная толщина хитиновой брони не позволяла колоссу почувствовать весь жар пламени. Силитидский гигант, однако, обиделся, развернулся, наполовину зарылся в углубление и мощными ударами задних лап принялся швырять в небо слипшийся песок и камни. Не то чтобы очень метко — внук Нелтариона Черного все довлел в небесах, нагнетая ыздец. Сыпались обугленные в копоть осы.

Рив:
Внука Нелтариона, к слову, понемногу накрывало ощущением своей могучести. Ну и что, что война шла против тупых насекомых, — главное ведь процесс!
Дедушка мог бы гордиться. До разрушения парков и сквериков в крупных городах внучку, конечно, было ещё далеко, но с ульем он уже справлялся. Того и гляди, скоро дедову челюсть наденет!

ДМ:
Зеркальный полог в форме калдорейки молча приблизился. Кимиори слышала учащенное дыхание, но Ярцина, забираясь на жучью спину, обошлась без комментариев. Может, из-за степени удивления окружающим миром.

Кимиори:
Кимиори села ближе к голове, тихонько насвистывая в три ноты и направляя Умняшку в сердце логова.
К кристаллу и королеве.

ДМ:
Умняшка ринулся. Там, где Кимиори с Ярциной медленно пробирались, едва не оскальзываясь на лиловом секрете силитидов, страж улья мчался лесным оленем — еще немного, и оранжевые огоньки на стенах начали бы сливаться в полосы.
Регал был огромен; прирученный силитид миновал слегка озадачившихся стражей королевского логова, свернул налево, оказался в пещере, освещенной мерным золотисто-ржавым сиянием пирамидки, установленной на возвышении.
Внизу, под этим алтарем, смутно белели кости в обрывках платья.

Кимиори:
— Твой выход, — шепнула синеволосой магичке охотница, всеми силами стараясь удерживать стража в повиновении. Здесь, вблизи кристалла, с этим могли быть проблемы.
Кроме этого, охотница приготовила горсть дротиков и духовую трубку. Пользоваться луком по прежнему было сложно, но метнуть пару стрелок с ловушками со стороны остальных стражей она могла.

Кимиори:
Платье под кристаллом было слишком красноречивым, чтоб усомниться в выборе цели.

ДМ:
— Готовься пригнуться или встань за моей спиной, — предупредила юная саботажница. Покров Ярцины утратил зеркальность, когда та переключила внимание на кристалл; тихое, едва слышное гудение стало громче и натужнее, постепенно переходя в высокий визг и дальше — в ультразвук, от которого страж запятился к выходу из пещеры.
Бдыщь!
Разлетевшиеся осколки отпружинили от щита, раскатились по пещере, сверкая острыми гранями.
Оставалось установить в крепление другой передатчик, чем калдорейка и занялась.
В этот момент обозленный, ополовиненный драконьим пламенем рой неожиданно прекратил преследовать своего обидчика.

Кимиори:
Охотница всеми силами улещивала стража, что им нужно подойти к эпицентру недавнего взрыва, чтоб хоть немного прикрыть ставшую видимой эльфку и иметь возможность подхватить её как можно скорее.
— Ярцина, скорее, — буркнула она, одобрительно кивнув, видя работу магички. Но ещё стоило подумать, как бы выбраться отсюда теперь.
Мягко и неторопливо Кими потащила в боевую готовность лук, стараясь не делать резких движений и не особо выделяться в глазах других стражей.

Рив:
Рив оторопел настолько, что на некоторое время завис в воздухе, пытаясь осознать происходящее. Поведение роя было для него полной неожиданностью.
Дракон взревел и была в его реве насмешка и вызов на продолжение драки.

ДМ:
Облако силитидских разведчиков с жужжанием перестроилось в воздухе аккуратным квадратом, над которым посередине поднимался живой стержень.
Колосс поспешно закапывался в разрыхленный песок.
— Уф, — Ярцина покосилась на жучиного стража и без особой охоты взобралась ему на спину. — Если верить императору, нас выпустят без боя. Ты веришь?

Кимиори:
— Нет. Включай невидимку, — лаконично посоветовала наездница и направила силитида на выход, выбрав тот, где было поменьше остальных стражей.

ДМ:
Калдорейка послушалась. Впрочем, предосторожность была излишней: все встреченные жуки оказались квелыми, вели себя странно — один страж-убийца вообще кружил на месте, пытаясь понять, что это такое новое думает ему в голову. Умняшка бодро чесал к выходу, метров за сто от которого воздух уже смердел горелым жучьем.

Рив:
«Слушай, они зассали».
Чем ближе к выходу, тем явственней слышались мерные взмахи Ривовых крыльев. Дракон висел на том же месте, готовый сорваться в полет в любой момент и в любую сторону.

Кимиори:
— Рив неплохо поразвлёкся.
«Задание императора выполнено», — сигнализировала она дракону, внутренне радуясь, что опасения не сбылись. — «На нас тоже не нападают и мы стремительно движемся к выходу. Мне будет его не хватать… Не входа, а Умняшки, ты счас с ним познакомишься.»

ДМ:
— Надо было мне прибраться в пещере, — запоздало спохватилась Ярцина, цепляясь за выступы хитинового панциря. — Ведь обязательно кто-то влезет и подберет блестяшку, а я не уверена, полностью ли они дезактивии---
На этой затянувшейся ноте Умняшка вынырнул под солнце одним красивым прыжком.

Рив:
«Следуйте за мной», просигналил дракон и, выполнив в воздухе небольшой поворот, неторопливо направился в сторону повозки, где сидел охреневавший от видов на драконьи деструктивы и полеты Гурза.

Кимиори:
«Не забудь, кстати, что ты должен был весь день пластом лежать», — ехидно напомнили снизу.
Около повозки верного друга Умняшку отпустили, наказав ему слушать императора Ксе'лора, и не забывать о дружбе с Кимиори.
Вдруг пригодится когда.
Рива и Гурзу ждал весьма увлекательный рассказ.

ДМ:
— Я чут сэмэчка нэ подавылся, — только и выдавил Гурза, готовясь его выслушивать.

Рив:
… который Рив, конечно же, намеревался слушать, лежа пластом.
И пожевывая окорок, сумку с которым захватил и который намеревался попросить порезать одну из девок, ибо сам «слаб как тряпочка, даже ножик не поднять».

ID: 18297 | Автор: Dea
Изменено: 22 февраля 2016 — 21:16