Силитус: Расколотое королевство Силитус: Мимикрия (5)

Ривелиан, сын Обсидии
Ярцина

ДМ:
Захваченная киражами крепость встречала развалинами, с которых наблюдали неподвижные стражи в маскировке из свернутых крыльев и хитиновых масок. Никто не нападал; Гурза остановил повозку в тени уцелевшего дома, обтер мокрое от пота лицо и приложился к фляге с водой — солнце поднялось высоко и, несмотря на взвесь пыли, из-за которой золотой диск выглядел тусклым, жарило беспощадно.
«Император Ксе'лор просит вас спуститься к нему».
Мысленный импульс исходил от крылатого существа, которое слетело к повозке и зависло в полуметре над землей, разгоняя душный воздух мельканием прозрачных крыльев.
— Хэрасебе, сыскы! — вытаращился дворф, забыв, что недавно похвалялся знанием «этыкэт-шматыкэт». К охотнику на силитидов можно было проявить снисхождение — высокий, едва прикрытый бюст и стройный торс с открытой впадиной пупка смотрелись откровенной подделкой, поскольку из рукавов женоподобного насекомого выглядывали хитиновые лезвия, а ноги в изящных шароварах оканчивались клешневидными отростками. Прекрасное женское лицо наполовину скрывала вуаль, под которой угадывались очертания жвал.

Рив:
— Похоже, император уже в курсе всего, чего только можно, — заметил Рив, спрыгнув с повозки и отряхнув пыль с рукавов куртки, и не подумавшей менять цвет после очистительной процедуры. Довольно продолжительный, изучающий взгляд достался насекомой женщине.
— Ведите.

Кимиори:
За оранжевыми стёклами широко распахнутые светящиеся глаза были очень хорошо различимы, поэтому дренейка, осознав этот факт, постаралась взять себя в руки и прекратить так откровенно таращиться.
А ещё исследовательская натура горела желанием пощупать увиденное и понять разницу.
— Я слышала, что примитивные насекомые обладают своей системой передачи информации. Что знает один, то знают все… этакий Сверхразум, сосредоточенный в главном существе в… улье. Меня смущает перспектива спускаться куда-то, — немного поколебавшись добавила дренейка. — Это может быть ловушкой из которой мы не сможем выбраться. Возможно, это субьективное подсознательное опасение, но оно есть.

Рив:
— Не вижу иного выхода, кроме как проследовать туда, где находится император.

Кимиори:
— Не могла не предупредить, — вежливо улыбнулась Кимиори. — Хотя бы затем, чтоб потом с полным правом иметь возможность сказать «Ну я же говорила!». Ярцина, идешь с нами? Гурза, я так поняла, предпочтёт снаружи остаться, за кодо присмотреть, да?

ДМ:
Дворф энергично закивал.
«Выход есть», — послала отчетливый импульс псевдо-женщина. — «Слова императора могут быть переданы через меня. Это затянет разговор. Возможно, часть надсловесной информации будет утрачена».
— Не уверена насчет «знает один, знают все», — задумчиво комментировала Ярцина. — Скорее, у них другая частота для мысленного общения между собой. Может быть, несколько таких частот с разным уровнем доступа. Иду-иду.

Кимиори:
— Можно попробовать рискнуть, конечно, — размышляла вслух охотница. — Хоть посмотрим, с кем имеем дело… я так понимаю, подняться наверх император не сможет, так?

ДМ:
«У императора есть такие же опасения на ваш счет, как у вас — на его».

Рив:
— Напоминаю, что часть информации при этом будет утрачена, а значит велики риски того, что мы что-то поймем неправильно или нас поймут неправильно. Вот это стопроцентно повлечет за собой негативные последствия. Решайте, готовы ли вы рисковать.

Кимиори:
— Пошли к императору, — в подтверждение своих слов дренейка выбралась из повозки. Во всеоружии.

Рив:
— Сразу бы так, — с мрачным удовлетворением проворчал дракон и повелительно дернул подбородком в сторону инсектоида с накладными железами. Веди, мол.

ДМ:
Гибрид красавицы и осы величественно развернулся.
— Жопа, — вполголоса заметил потрясенный дворф, имея в виду не ситуацию, а ее самую, под тонким шелком шароваров. Была даже заманчивая впадинка между сочных округлостей.
Следовать за впадинкой полагалось под крышу заброшенного строения, где в укромном углу оказался широкий лаз, прокопанный в песке и укрепленный чем-то, что сделало его стены похожими на слюдяную корку. Лаз уводил под землю; шагов через двадцать стало куда прохладнее. За каждым изгибом тоннеля мерцало янтарное брюшко неподвижного светляка, укрепившегося под потолком.
Наконец открылся зал. По обе стороны прохода неподвижно встали бескрылые мощные киражи с руками-клешнями. Гладкие хитиновые пластины закрывали их тела подобно рыцарским доспехам.
— Я должен принести извинения за скромный прием. Добро пожаловать.
Это не было шумом в ушах: от человекоподобной фигуры, поднявшейся с кристаллического трона, шел настоящий голос, скрипучий, с сухими рассыпчатыми шумами, как у заядлого курильщика с забитыми легкими.

Кимиори:
Спустившись под землю, дренейка зацепила очки за рога и внимательно разглядывала быт и обстановку. Руками ничего не трогала, хотя было жутко интересно узнать, чем это киражи цементируют стены своих ходов. Может, слюна застывает на воздухе? Или выделения специальных желёз силитидов-рабочих?
Светильники вообще её заворожили, она даже рискнула остановиться на несколько секуд у одного из них и вглядеться пристальнее в светящееся брюшко.
— В Зангартопи было очень много светящихся животных, но чтоб так… — шёпотом поведала она спутникам причину заминки.
Император произвёл на охотницу куда меньше впечатления, но зато ему достался вежливый поклон и заверения в том, что его чертоги прекрасны.

Рив:
— Мне уже здесь нравится, — твердо заявил Рив, оценивший и лазы в песчаном грунте, и биолюминесцентное освещение туннелей и, в особенности, охрану Его Величества. Сам император тоже впечатлил, как только может впечатлить хитиноносец-император черного дракона с амбициями.
— Прежде чем мы начнем, я хотел бы спросить. Для чего вашим подчиненным вот это и… вот это?
Дракон сперва дернулся руками показывать на себе, но потом спохватился и коротко тыкнул одной рукой в сиськи Кимиори, а другой указал на задницу Ярцины.

Кимиори:
Обладательница сисек очень хотела шлёпнуть по чересчур ретивой лапе, но в присутствии императора сдержалась, дабы не портить репутацию опасному и чёрному нелтарионову внуку. Но взгляд у неё был красноречивый, благо дракон умел проникать под завесу света в глазах.

Рив:
Ни за что дракон не хватался, а потому за жизнь свою змейскую не боялся вообще.

Кимиори:
Хватало жеста.

ДМ:
Подчиняясь безмолвному приказу, светляки на стенах вспыхнули ярче. Император опустился на свое место и рассматривал гостей, а они могли как следует разглядеть его: ростом с высокого ночного эльфа, он был широк в плечах, из которых шипами наплечников торчали редуцированные конечности. Две оставшиеся пары были совсем гуманоидны, с гибкими пальцами на руках и устойчивыми ступнями. Экзотическая одежда Ксе'лора была из набивного черного паучьего шелка с золотыми нитями; лицо он закрывал не маской, как стражники, а простым хитиновым щитком, над которым светилась пара глаз. Кажется, настоящих — по сторонам его головы не было фасетчатых выпуклостей.
— Мимикрия, — скрипнул император, поглаживая хитиновой ладонью то, что издалека могло показаться крупным черным котом у него на коленях, но деле было мохнатым тарантулом, сонно подобравшим под себя лапки.

Рив:
— Я бы на их месте мимикрировал бы до конца, — заявил дракон, — потому как человеческая задница плохо сочетается со жвалами и клешнями. Весьма отталкивающий эффект, так что или туда, или сюда. Мнение, так сказать, эксперта в области мимикрии. Итак, вы знаете, зачем мы пришли и что хотим вам предложить. Ваше слово?

ДМ:
— Мы над этим работаем. Присядете?
С десяток небольших жуков, каждый с собаку размером, суетливо вволокли из бокового прохода побитые временем, но еще пригодные скамьи и стулья из калдорейского обихода. Если с расстановкой стульев было все ясно, то скамьи жуки поставили вверх тормашками и выжидающе замерли, чутко поводя щупиками.
— То, что ты видишь, потомок Нелтариона, это конфликт между необходимостью владеть оружием и желанием слиться с обществом теплокровных. Ждать, пока старые боги воспрянут и перекроят мир для надобностей акири, стало несколько… напрягающим занятием. В Ан'Кираже, с другой стороны, готовы верить и ждать, называя тех, кто захотел сам вершить свою судьбу, отступниками и предателями. Я с радостью допущу, чтобы ты помог их переубедить, если буду уверен, что в решающий момент старые боги не развернут тебя к врагу хвостом, а к нам передом со всеми зубами и смертоносным огнем.

Рив:
Рив выслушал императора, после чего сказал «минуточку». Дам жестом и словом, — и то и другое было весьма приличным, — попросили присесть; коротко шикнув на жучье, чтобы расступилось, дракон поднял с земли лавку и поставил как надо.
— Запомнили? — спросил, садясь и вольготно облокачиваясь на колено локтем. — А, черт вас знает с вашими мордами… Так вот, начну с хвоста. Мой разворот со всеми вытекающими последствями могут гарантировать две вещи. Первая, — вы или ваши подданные решат нас предать, по своему или вашему наставлению, не важно. Вторая — да, старые боги имеют власть над моим родом, но их проблема в том, что я предпочитаю принимать решения сам, а не слушать, что мне там нашептывают в оба уха. Засим пользуюсь я артефактом титанов, который с задачей своей справляется, — как видите, я с вами разговариваю, а не занимаюсь расчлененкой всего что вижу, — но увы, срок его службы непродолжителен. В Ан'Кирадже я надеюсь найти ему замену или узнать способ продления его работоспособности. Именно поэтому я и хочу вам помочь. В случае, если необходимое не отыщется… ну, мне вполне хватит материальной помощи в качестве драгметаллов или драгкамней. Итак, у вас серьезный интерес. У меня серьезный интерес. Что-нибудь подписывать будем?

ДМ:
Ярцина скромнейше устроилась на краю скамьи и сложила руки на коленях. Ей хватало впечатлений, чтобы глазеть и помалкивать.
Потревоженный движением в зале тарантул плавно слился по императорским одеяниям на пол, прошуршал к гостям и взялся ощупывать педипальпами ногу Кимиори. Было немного щекотно.
— Подписи хороши в тех случаях, когда можно призвать арбитра. Обмен заложниками? — император задумчиво шевельнул шипастыми плечами. Вот о чем говорила оса в шароварах: передача слов не могла охватить язык жестов. Гуманоидных, понятных всякому теплокровному жестов, которые Ксе'лор где-то выучил и свободно использовал.
— Я взгляну на твой амулет, если позволишь.

Рив:
— Мне некого предоставить в качестве заложника, — качнул головой дракон. — Дать взглянуть могу. Из моих рук.

ДМ:
Ксе'лор поднялся и сам подошел к скамье вместо того, чтобы поманить к трону гостя. Вопрос авторитета, судя по внешнему различию каст, у киражей не стоял в принципе.
Вблизи оказалось, что император лишен крыльев, как самцы термитов. Ярцина тревожно подняла бровь, когда кираж потянулся к драконьему амулету, но сразу же успокоилась: магия, всколыхнувшая арканный фон, была обычным сканированием.
— Мне знакомы эти чары, — сказал Ксе'лор. — Похожими запечатаны запретные залы в Ан'Кираже. Ни один слуга Тысячеглазого не мог в них проникнуть, и тогда он в гневе приказал обрушить ведущие к ним проходы.

Рив:
Рив, не став совсем уж наглеть, поднялся навстречу подошедшему и все то время, которое требовалось императору на сканирование, держал амулет на весу. Короткий взгляд на Ярцину; та, кажется, спокойна. Значит попыток поломать цацку или внести в её работу изменения не было.
Новость не обрадовала. Впрочем, угрюмой тоске дракон предавался недолго.
— У вас тут замечательная подземная архитектура, Ваше Величество, — сказал он, пряча резную пластину амулета с цепочкой для ношения на шее обратно в карман. — Я более чем уверен, что среди ваших подданых найдутся трудолюбивые сотрудники, готовые прорыть ходы к дверям запечатанных залов. Вы кажетесь мне достаточно мудрым правителем. Уверен, что ради вас здешние обитатели готовы на всё. Если мы договорились, то мне нужны чертежи и планы Ан'Кираджа, местонахождение вашего брата, информация о количестве и расположении имеющихся у него войск. Я и мои напарницы попробуем ослабить подступы к логову, вашим делом будет завершение начатого. В конце-концов, это не наша война, не нам её и заканчивать.

Кимиори:
Тарантул мог бы напугать своим видом любую впечатлительную девицу, но не охотницу, чьим любимым питомцем была сухопутная медуза.
Пушистый паук был встречен приветливо, ему дали потыкаться не менее пушистыми лапками в затянутую в кожаную перчатку ладонь, ласково почесали головогрудь и похлопывающим жестом пригласили к себе на коленки за добавочной порцией ласки.
Когда встал вопрос о грядущих планах, дренейка внимательно слушала и внесла негромкое рацпредложение:
— Если слуги Тысячеглазого — кажется, он обладал внушительным количеством фасеток — не смогли проникнуть в эти залы, то, я полагаю, рыть там будет сложно, а то и вовсе бесполезно. Но можно попробовать направленный взрыв… главное, не привлекать к этому гоблинов, не то от залов ничего не останется. Думаю, Гурза сможет подсказать нам толкового гнома из числа местных искателей приключений.

Рив:
— Они не смогли проникнуть из-за заклятия. Я предлагал прорыть к ним ходы в заваленных туннелях.

Кимиори:
— Качественные подрывники ускорят процесс рытья в разы — только успевай песок отгребать, чем смогут заняться силитиды. А насчёт заклятья… Ярцина, есть варианты? — поинтересовалась у второй драконьей спутницы охотница.

ДМ:
— Важные уточнения, — Ксе'лор опустился в калдорейское деревянное кресло вместо того, чтобы вернуться к трону. Его любимец-паук тем временем устроился на дренейских коленях и охотно подставлял шубку пальцам Кимиори. Сцена стала почти… домашней. Можно было привыкнуть даже к скрипящему голосу императора.
— Мой брат не должен погибнуть. Если это произойдет, я разделю его агонию, а лишенные императоров киражи впадут в отчаяние и ярость. Вы можете пострадать. Смерти верховного жреца Скивика должно быть достаточно, чтобы мой доблестный близнец поумерил свой фанатичный пыл. Это первое. Второе: успех нашего общего дела будет почти предрешен, если удастся подчинить силитидов улья Регал. Для этого надо разрушить резонатор, передающий им приказы из Ан'Киража.
— Ну не зна-аю, — тянула тем временем задумчивая эльфка. — Наставники говорили, у меня талант в магическом саботаже, но я пока не умею прогнозировать результат. Помнишь большой бдыщь на пляже? Это я… сломала воронку.

Кимиори:
— Хм. Надо бы применить твои таланты на этом резонаторе, — улыбнулась Кимиори, с двух рук начёсывая прибалдевшему пауку брюшко-опистосому. — Скажите, уважаемый император Ксе'лор, а как нам отличить этого жреца от остальных важных особ? И есть ли у вас план улья Регал с обозначенным на нём резонатором?

ДМ:
— Киражи из касты жрецов больше других напоминают создателей. В Скивике пять метров роста, и он редко покидает свою обитель. Это ему не нужно. Вы получите планы, но я не смогу предоставить бойцов. Резонатор может воздействовать и на них.
Ярцина вопросительно подняла палец, но не успела заговорить. Ксе'лор ответил сразу:
— Предвосхищая сомнения — вы в безопасности. Другая частота излучений.

Кимиори:
— А его можно настроить для воздействия на нас? На всякий случай — сколько на это понадобиться времени и кто может это сделать? И сразу же уточнение по жрецу, — не особо стесняясь засыпала вопросами императора любознательная охотница, — Скивик живет рядом с вашим братом? Есть какие-то планы или карты, или советы, на крайний случай, как до него добраться?

ДМ:
— Скивик может это сделать, и я не поставлю на то, что амулет выдержит. Поэтому действовать надо до того, как жрецу станет известно о мятежном черном драконе.
Повинуясь неслышной команде, мелкий жук-служка подкатил к императору; к спинке силитида крепилась чаша с бледно-желтыми личинками. Ксе'лор взял одну и протянул Кимиори, то ли угощая гостью, то ли предлагая ей покормить паука.
— Вы разобьете действующий кристалл и водрузите на его место мой. После этого уже не придется пробиваться к выходу с боем. Картами Ан'Киража я бы хотел снабдить вас после того, как вы вернетесь из улья. Простая предосторожность.

Кимиори:
— Скивик может видеть глазами и слышать… допустим ушами каждого из улья Регал? Вряд ли кто-то из них распознает чёрного дракона в этой форме, — повела на Рива ладонью дренейка. Недовольный прервавшейся лаской тарантул прихватил её руку педипальпой и потянул на себя, требуя продолжения банкета.
— Простите, — вежливо отказалась охотница при виде личинки, — у меня на хитин внутрижелудочно аллергия. Но я знаю, что это высокобелковое ценное угощение и благодарю вас за оказанную честь. Если вашему питомцу дозволено кушать подобное, я предложу ему?
Червяков и личинок в разных видах охотница переела ещё в нелёгкие годы выживания в Зангартопи. Мягко говоря, они ей надоели.

ДМ:
— Ты умна. Скивик видит и слышит все, что происходит в улье Регал, но органы чувств принадлежат силитидам. Они не умеют распознавать иллюзии.
Император кивнул, разрешая покормить паука, и помедлил, чуть наклоняя голову то к одному плечу, то к другому. Его лишенные век глаза при этом мягко мерцали.
— Мне незнаком твой вид. Нахожу любопытным, что ты не выказываешь признаков отвращения. Почти все потомки титанов устроены так, чтобы инстинктивно ненавидеть наш вид и истреблять его даже при отсутствии угрозы. Верно и обратное. Любезность не позволит мне подробно объяснить, насколько неэстетичными находят мягкотелых существ киражи.

Кимиори:
— Мой народ не из этого мира, — рогатая инопланетянка подтвердила догадку киражского императора. — И мы не дети титанов. Что до отвращения… некоторые представительницы моего народа охотно хлопнулись бы в обморок при виде вашего очаровательного питомца.
Питомец в этот момент охотно харчил личинку, а «при виде вас тоже» осталось недосказанным.
— Но я зоолог. Исследователь очень разнообразной фауны и видевший множество рас весьма экзотического вида, что весьма способствует воспитанию толерантости по отношению к практически любому представителю вида, если он не пытается сожрать меня или кого-то близкого мне или причинить любой другой вред. В этом случае толератность быстро заканчивается.
Кажется, вежливая, но убийственная прямота киражей была заразна. И настойчивость в получении ответов на заданные вопросы.
— Уважаемый император, вы нам сможете подробно описать, где живет жрец Скивик? Как его охраняют? Есть ли схемы логова? На какую помощь мы можем рассчитывать в борьбе с ним?

ДМ:
— Не занятно ли, что титаны сотворили созданий с плотным привлекательным панцирем, а проклятие старых богов сорвало его? — с этими словами венценосный Ксе'лор потянулся щупать хитиновым пальцем плечо калдорейки. Ярцина стерпела с понимающим видом, но не преминула ответно потыкать пальцем в императорское предплечье.
— Прошу прощения, в моем случае все так и было… мягким. Мы потомки троллей.
Император издал звук, отдаленно напоминающий скрежет ржавого механизма.
— Во мне память поколений, любезная гостья. Тебе бы стоило увидеть древних зандаларов и подобные камню наросты на их твердых шкурах.
Мерцающие глаза уставились на Кимиори.
— Вы получите схемы и помощь, когда вернетесь из улья Регал. Это не вопрос доверия. Если вас захватят, мои планы будут изъяты из ваших голов.

Кимиори:
— Логично. Принято.
Пользуясь случаем, Кимиори тоже пощупала императора — с заметным любопытством.
— Мой народ тогда — нечто среднее между киражами и калдореями, — с улыбкой произнесла она. — По мне не так заметно, но у мужчин нашего вида есть роговые панцири на хвосте, роговая корона на голове, и копыта помассивнее моих. Кстати, ваш питомец как-то используеться в домашнем хозяйстве — ну, может ловит каких-то мелких вредителей улья — или служит просто эстетическим и моральным релаксатором?

ДМ:
— Второе. Я склонен серьезно относиться к вопросам эстетики и морали. Мое поколение начинает находить привлекательность в упругих или покрытых шерстью объектах. Многие оценили чувствительность мягких покровов и раскрывают панцирь перед совокуплением.
В этот момент случилась двусмысленность, которую можно было приписать всеобщему исследовательскому пылу: на груди Ксе'лора щелкнул и раскрылся панцирь, обнажая бледную и бархатистую, как у безволосой гусеницы, плоть. Ярцина приняла во внимание последние слова императора и сделала очень, очень большие глаза, плавно сдвигаясь по скамье подальше от чрезмерно дружелюбного инсектоида.

Кимиори:
Дренейка же наоборот — подалась вперёд, с интересом разглядывая внутренего императора. Она уже поняла, что ему не свойственен стыд и стеснение, потому без проблем удовлетворяла исследовательский зуд.
Кстати, заодно это было неплохим способом изучения слабых мест противника.
— А вы весь хитин снять можете таким образом? — жадно поинтересовалась она. — Или только определённые места для спаривания?

ДМ:
— Пока не весь. Идеальный вариант в разработке, — любезно уведомил кираж, защелкивая на груди хитиновый доспех. — Вы уже видели стражницу, у которой внешний скелет смещен под мягкие… наросты. Полное преображение будет возможно, если моя раса получит доступ к оружию ваших народов и перестанет полагаться на боевые конечности.

Кимиори:
— То есть, тогда вы тоже станете полностью мягкотелыми? Кстати, съемный панцирь — не такая уж плохая идея. Многие расы пользуются доспехом для боя и в опасных путешествиях, — на всякий случай заметила Кимиори, более чем уверенная, что о доспехах кираж знает не понаслышке. — Это удобно: дома, в относительной безопасности, использовать сенсорные свойства кожи, даря себе радость ощущений, а в бою или других неблагоприятных условиях — прикрывать себя панцирем. Кстати, он вам помогает лучше переносить жару и не беспокоиться от гонимого ветром песка, что для этих мест весьма важно. Ведь, если вы хотите избавляться от панциря, то вам придеться переселяться в более благоприятные для жизни края, так?

ДМ:
— Не избавляться. Смещать, — уточнил Ксе'лор. — Внешняя оболочка может быть содрана без вреда для организма. Можно назвать это коконом или эстетическим буфером, без которого мы не сможем приспособиться к миру, где правит ваш теплокровный вид. Киражам известна сила ненависти. Мы жили ею тысячи лет.

Рив:
Рива на тот момент уже не было с беседовавшими. Узнав все, что было необходимо, он оставил эльфийку с калдорейкой наедине с императором и куда-то ушел, видимо, изучать архитектуру туннелей, а потому щупаний и прочих зоологических любопытствований уже не застал.

ID: 18279 | Автор: Dea
Изменено: 16 февраля 2016 — 7:29

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
16 февраля 2016 — 7:35 Dea