Силитус: Расколотое королевство Силитус: Тайна Южного Ветра (4)

Ривелиан, сын Обсидии
Ярцина

ДМ:
Гурза насвистывал, кодой тянул, отклоняясь к востоку от большого тракта. С южной стороны сквозь дымку проглядывало то, что сначала показалось причудливо изъеденными скалами или гнутым частоколом термитников. Вскоре стало ясно, что повозка едет мимо выбеленных костей огромного зверя.
Дракона.

Рив:
Рив, коротко обернувшись на возницу, понизил голос и озвучил оный вопрос сам.
— У меня защита слабеет. За мозги меня покуда не берут, но… Представьте себя ночью в охотничьей сторожке. Представьте, что кто-то бродит вокруг, поскребывая стены, причем не для того, чтобы заточить когти, а чтобы проверить эти стены на прочность. В Силитусе стало хуже, потому как мне с разряженным амулетом лучше вообще где-нибудь в Дреноре сидеть. Поэтому вам, в случае чего, надо быть готовыми меня усыпить. Можем потренироваться, если надо.
Вид выбеленного солнцем и песками остова заставил Рива замолчать, но тем всё и ограничилось. Слишком многие погибли, слишком многие лежали в песках и снегах, непогребенные.
Интересно, от чего погиб…

Кимиори:
Разумеется, рассказы о том, что в этих местах была битва и что в ней участвовали бронзовые драконы, чье логово силитиды так неосторожно потревожили, охотница помнила. Но одно дело — помнить, а совсем другое — видеть воочию.
Величественным останкам досталось тихое покашливание. Смущённое.
Впрочем, акцентировать на них внимание вежливая дренейка не стала. Вместо этого она стащила рюкзак и принялась шуршать в содержимом, ища нужные ингридиенты для усыпляющего яда.

Кимиори:
Содержимое не радовало, что легко читалось на встревоженном и озабоченом лице.
— Демон побери, — бормотала она, лихорадочно роясь в кармашках. — Ну да… с учётом твоей… эльфьей природы… на обычного-то зверя есть, а вот тут… ну где я желчь волка тут достану?

ДМ:
Ярцина помалкивала с убитым видом: не иначе, пыталась отыскать в своей новичковой памяти что-то, способное усыпить дракона.
— Это змэй Граккаронд, — гаркнул через плечо Гурза, в котором погибал талантливый экскурсовод. — Быронзовый, да? Кыражский сучый статуй-вэлыкан в него мэч кидал, Граккаронд на нэго падал и давыл, сылытыд со всэх дыр набегал и зажыво жрал.

Кимиори:
— Хреновая смерть, — буркнула охотница то, что все и так знали. — Далеко ещё до твоих неопознанных эльфов, Гурза?

Рив:
— Вы не думайте обо мне как о драконе, — Рив, кажется, догадался о причинах девичьего замешательства. — Тело меньших габаритов, как-никак. В моем истинном облике вы ничего не сможете сделать, ни магически, ни физически, потому я и прошу за мной приглядывать. Как определить, нормальный я или не очень? Ну вот сижу я сейчас, с вами говорю, — это я нормальный. А вот, скажем, если я счас одну из вас завалю и начну жрать за бедро, навроде охотчего до драконятинки силитида — это, значит, ыздец, как изволит выражаться почтенный Гурза.

ДМ:
— Не надо меня жрать за бедро, — побледнела Ярцина, отодвигаясь и явно жалея, что в повозке тесновато. — Не надо, я все придумала. У меня не хватит силы и опыта, чтобы сплести сложное заклинание в тот момент, когда меня пытаются завалить, но для таких случаев есть магия… реактивного характера. Замедленного действия и с определенным триггером, простите за мой древнеэльфийский. Я могу сделать так, что вспышка ярости резко понизит температуру твоего тела или вызовет сбой в моторике.

Рив:
— На привале опробуем, — сказал дракон, опуская очки со лба на глаза. Мимо проплывали красоты пустошей, песочно похрустывая на зубах.

Кимиори:
Древнеэльфийский Ярцине был немедленно прощён, потому как до Кимиори сразу дошел её замысел и то, насколько это выгодное решение.
Что, собственно, Ярцине и было рассказано.

Рив:
— Со вспышкой ярости и понижением температуры ничего не выйдет. А если я разозлюсь на врага?

Ярцина:
— Ой.
Калдорейка вновь погрузилась в задумчивость. Идею следовало доработать.

Кимиори:
Слова Рива натолкнули охотницу на свежую мысль и она закопошилась в рюкзаке с удвоенным рвением. И немедля просияла, вытащив на дощатый пол пару склянок, порошок в кожаном мешочке, керамическую плошку и короткие, но толстые иглы, упрятанные в кожаный плотный чехол.
— Порядок. Будет тебе подстраховка, — ухмыльнулась она, тщательно, насколько это было возможно в тряской повозке, отмеряя капли, смешивая их в плошке с порошочком и окуная в получившийся состав кончики игл. На острие тут же застывала радужная маслянистая плёнка.

Кимиори:
— А ты избирательно злись, — подначивала довольная охотница. — С разрешения организма. Напоминай себе, что будет, если не сдержишься.

Ярцина:
— А это мысль, — воспряла Ярцина. — Я могу подчинить заклинание импульсу твоей воли, Рив. Если почувствуешь, что дело плохо, активируй его.

Кимиори:
— Или, как вариант, зацепи свой триггер за желание причинить вред своим союзникам и спутникам, — неуверенно предложила малосведующая в магии охотница.

Ярцина:
— Он же дракон. Он всегда хочет, — пессимистично предположила эльфка.

Рив:
— Просто придумайте способ независимого от моих мозгов усыпления, — попросил дракон, выслушав поток предложений. — Потому как переключать триггеры и заниматься вычислениями тогда, когда меня накроет, я не буду. Я даже не пойму, что делаю что-то не так, для меня все будет выглядеть совершенно нормально.

Кимиори:
— Ннну… — оценивающе разглядывала обсуждаемую особу дренейка, — может, мы постараемся быть ценными союзниками.
В глубине светящихся глаз плясали смешинки. Их обладательница была рада тому, что удалось найти второй вариант.
— Усыпляющий яд тебя устроит?

Рив:
— Меня устроит все, что меня не убьет.

Кимиори:
— По идее, выживешь, — толика сомнения в голосе была тщательно отмерена и явно спровоцирована смешинками.

Ярцина:
Ярцина обещала еще подумать и на этом умолкла.

Рив:
Рив невольно усмехнулся.
— Прибью, — пообещал.

Кимиори:
— Это если очнёшься, — парировала довольная собой Кимиори и успокаивающе подмигнула «эльфу», мол, не боись.
Фирма веники не вяжет, фирма делает гробы.

Ярцина:
— Странно, — задумчиво откомментировала калдорейка, погруженная в мысли об арканном плетении. — Вы точно не были знакомы раньше? Если нет, то я, наверное, переоценила драконью суровость.

Рив:
Оперевшись ладонью о днище, дракон коротко обернулся назад, после чего бросил вещмешок себе за спину и улегся на него шеей и затылком, с комфортом скрещивая руки под головой.
— Были и есть, — сказал, не став отпираться. — Насколько мне известно, это называется ученым словом «симбиоз». Взаимовыгодное сотрудничество представителей разных животных видов.

ДМ:
— Кими? Он назвал тебя птичкой, которая чистит зубы кроколиску. Я тогда буду рыба-прилипала, — самоопределилась Ярцина. — Рив, как долго надо продержаться в симбиозе с тобой, чтобы ты обещал прибить, но не прибивал?

Рив:
— Неверно поставлен вопрос.

Ярцина:
— Насколько эффективен должен быть симбиоз? — поправилась эльфка.

Рив:
— Симбиоз либо есть, либо его нет.

Ярцина:
Ярцина задумчиво кивнула.
— Я слышала, драконьи симбионты порой видоизменяются, уподобляясь ведущему виду. Хвост, чешуя, дым из ноздрей.
Очередной вопрос она так и не задала, но поглядывала на дракона с любопытством, явно надеясь на комментарии.

Рив:
Рива заметно передернуло.
— От простого сотрудничества со мной не изменишься, не надейся, — проворчал он. — Предвосхищая возможные вопросы — нет, я не намерен рассказывать, что становится причиной мутаций.

Кимиори:
— Никакой чешуи, — нимало не печалась по поводу раскрытия факта знакомства с Ривом, просветила охотница, закончив намазывать стрелочки. Чехольчик с ними отправился на пояс.
— На всякий случай, Ярцина, не попади под выстрел — он против эльфов работает.

ДМ:
Калдорейка странно покосилась на Рива, а все от силы воображения. Вероятные причины обдраконивания легко читались на ее вытянувшемся лице.
— Что ты, не попаду.
Кодой замедлил шаг и остановился под дворфово «тпрууу».
— Кто там мазат сабрался? — сунулся под навес Гурза. — Крэпост уже вдалэкэ выдно, слющай. Гдэ вас высажыват?

Рив:
— А есть варианты? — дракон приподнялся на локте.

Кимиори:
Дренейка молча обозревала окрестности, чтоб найти самое удобное место, откуда было бы легко добраться в пресловутую крепость. Да и саму крепость неплохо было бы рассмотреть.

ДМ:
Было бы что: калдорейский аванпост выглядел удручающе даже на расстоянии, сгладившем детали. В каменных стенах зияли проломы, местами настолько большие, что в них бы разминулись две Гурзиных телеги. Скат крыши, некогда укрывавшей величественный друидский дом, занесло песком, сквозь который проросли бледные плети хвоща. Другие постройки и вовсе лежали в руинах.
— Домикы деревянные, — сокрушенно отметил Гурза, во всем любивший порядок. — Дурной элф строил, да? Тут ему нэ в лэсу, тут ему салдат-сылытыд и зладэй-сектант набэгает. О! Выдэл? Выдэл?!
И действительно, на обломке стены появилась фигура, точь-в-точь напомнившая силуэты стражей в оплоте Кенария: укутанная в длинный бледно-зеленый плащ, с длинными листовидными ушами. Не ошибешься.

Кимиори:
— И правда, похожи, — бормотнула изучавшая местность Кимиори. Энтузиазма увиденное не добавляло.
Охотница снова полезла в неразлучные сумки и потащила оттуда тонкую ткань, текучестью напоминавшую шёлк. Но цвет… такое впечатление, что плащ — а это оказался именно он — напитывается красками окружающего мира, скрывая от постороннего взгялда то, что хозяйке угодно было под ним укрыть.
— Гурза, хвощ ядовитый, не в курсе?

ДМ:
— Ну какой варыант: тут выходиш или далше везу, — щурился на крепость Гурза. — Нэ, нэ ядовытый.

Рив:
— Насколько я помню, по твоим же словам, в близко подобравшихся со стен этой крепости стреляют. Услышав тебя, я засомневался. Вези дальше, если уверен, что ничего не будет, все лучше, чем пешком идти.

Кимиори:
— Проедешь мимо, как можно дальше от крепости, а мы как раз посмотрим, что тут есть. А потом, как проедем, вернёмся и постараемся разузнать, что тут и как, — предложила дренейка окончательный вариант действий.

ДМ:
— Ай хытрый какой! — неистово одобрил Гурза, даже прихлопнув себя по бедрам от удовольствия. — Настоящый охотныц. Выхады за мэнэ? Шутка шучу, да. Рагамы нэ вышэл.
Кодой потянул повозку дальше, проезжая мимо крепости шагах в двухстах с лишним — где-то так дворф оценил готовность местных дырявить острыми предметами нарушителей невидимых границ. На них не нападали, только на стенах прибавлялось безмолвные эльфийские силуэты в длинных, сомкнутых на груди плащах. Из-под полы у одного из стражей показалось кривое, зазубренное лезвие широкого кинжала или катара.
— Кто самый глазастый будэт? — дворф, не оглядываясь, сунул под навес наблюдательный прибор с окулярами. Ярцина не взяла — она смотрела, но не глазами, осторожно прощупывая арканный фон крепости.

Кимиори:
Шутке поулыбались — Кими вполне могла отличить грязные намерения и навязчивое поведение, от дружеской подначки.
Наблюдательный прибор охотница взяла — на зрение она не жаловалась, да и статус обязывал. Сдвинув на лоб защитные очки, она пристально вгляделась в крепость, выясняя количество эльфов на стенах, их вооружение и, по возможности, даже выражение лиц. Ещё она пыталась выяснить, кто из них может быть главным, одающим приказы и не двинулся ли кто из охраны в другую часть крепости, откуда можно было бы проследить путь повозки.

Рив:
Рив смотрел безо всяких приборов.

ДМ:
Заминка случилась на выражении лиц.
Гурза подсказал про «колэсыко», и дренейка без труда навела резкость, чтобы в деталях рассмотреть эльфов: над плащами из странной зеленоватой ткани, в которой дробился свет, были мертвенно спокойные, идеально красивые лица с одинаковым рисунком — или татуировкой? Длинная темная полоса проходила через лбы, носы и губы эльфийских стражей. Но самыми невыразительными были глаза: бледные, тускло светящиеся щели. Ни удивленно приподнявшихся век, ни злого прищура.
Безразличие.
Кимиори не видела луков или приготовленных дротиков, разве что пару раз успела заметить, как плотно запахнутый плащ приоткрывал кривой клинок. Не металлический: то был тусклый камень или нахваленный Гурзой хитин.

Рив:
Примерно то же самое видел и Рив. И Риву это не нравилось.
— Оболочки, — сказал он вполголоса. — Марионетки. У меня чувство, что нас видят не они, а кто-то другой.

ДМ:
— Никакой арканы, — растерянно заметила Ярцина. — Немного нестабильный фон, но это нормально для места, где водились аберрации.

Кимиори:
Всё увиденное дренейка на всякий случай озвучивала остальным. Под конец в её голосе уже было полно сомнений.
— Я теперь даже не знаю, стоит ли нам туда лезть, — задумалась она. — Это не настоящие эльфы, мы это выяснили. Теперь, быть может, стоит вернуться в гарнизон кенарийцев и рассказать всё страже? Один на один мы с целой крепостью драться не сможем.

Рив:
— Однозначно не сможем, — пробормотал дракон, мерно потирая подушечкой большого пальца выставленный вперед подбородок. — Уважаемый Гурза, мы видели своими глазами то, что ваши слова как есть правда и при случае сможем подтвердить их. Этого будет достаточно для того, чтобы дела в гарнизоне, связанные с крепостью, были решены в вашу пользу?

Рив:
Задав вопрос, дракон сдвинул очки на лоб и коротко взглянул на Кимиори.

Кимиори:
Та выглядела довольно кисло.

ДМ:
— Как нэ настоящий? — растерянно спросил Гурза, заворачивая кодоя так, чтобы повозка по плавной дуге удалилась от крепости. — На манэкэн не похожий савсэм. Нэ знаю, хватыт или нэ хватыт, но я нэ савсэм охэрел, чтобы просыт вас штурмоват этот дыра. Я…

Это случилось внезапно, без переговоров, жестикуляции или приказов, прозвучавших со стен; словно ненастоящим эльфам даже не нужно было смотреть друг на друга. Приближенное оптикой лицо _треснуло_ на глазах у Кимиори, расходясь надвое по линии татуировки, раскрываясь, как жучиные надкрылья, и высвобождая пару мощных зазубренных жвал. Следом развернулся на две пары крыльев плащ; высвобожденные конечности угрожающе нацелились вперед зазубренными косами. Воздух загудел от вибрации, когда десятка лже-калдореев понеслась в сторону повозки, пугающе быстро сокращая расстояние.
— Ыздэц, — только и успел хрипло выдохнуть Гурза, хватаясь за ружье.

Рив:
— Я, блядь, знал это, — мрачно констатировал Рив и, подпалив на обеих ладонях по огненному шару, отправил их навстречу приближающимся целям. Достигнув их, шары должны были взорваться и основательно подпалить все, что летело.

Кимиори:
Охотница отбросила оптику, не успев позаботиться о том, куда та упала и схватила лук, ругмя ругая себя последними словами, что не успела запихнуть шквальный амулет в гнездо. Расслабилась, блин.
Пришлось стрелять одиночной стрелой, но с усиленным магией наконечником с увеличенной пробойной силой.

ДМ:
Обидней всего было Гурзе из-за того, что он не мог проорать «я на такое нэ подпысывался». Может, горькое осознание того, что он вляпался по своей воле, и помешало дворфу прицелиться — бахнул вхолостую, пока ополовиненный драконьим огнем рой по-умному рассыпался, заходя на вираж с разных сторон. Выстрел Кими пробил корпус одной из налетающих тварей, но это не остановило ее, разве что на секунду замедлило; в следующий момент пятеро киражей с размаху налетели на мерцающий щит, возведенный Ярциной над повозкой.
Сообразительный кодой ставил рекорды скорости, насколько позволял ему вязкий песок.

Рив:
Дракон тем временем зажигал на обращенных к небу ладонях очередные огненные шары, которыми, с такого расстояния, промахнуться было сложно. Еще у дракона была надежда на то, что тупое жучье поймет, что в повозке ему не рады и отлипнет уже.

Кимиори:
Коротко выругавшись, дренейка воткнула таки заветную пластину в лук и вжарила вверх по нападающим.

ДМ:
Помогло бы, если б летающие жуки не кружили, как комары над жертвой, а повозка не подпрыгивала на каждом камне — Кими удалось снести только двоих, а огненные шары прогудели в воздухе, не зацепив поумневших киражей, один из которых, с дренейской стрелой в брюхе, снизился на взрытую колесами дорогу и монотонно застрекотал. Безбожно мазал и Гурза, кроя чудовищ отборным каз-моданским матом; Ярцина, изо всех сил стараясь не терять сосредоточения, поддерживала магический полог и ничем помочь не могла.
Но это еще был не ыздэц. Ыздэц наступил, когда песок перед кодоем взорвался, исторгнув омерзительно-розовую тушу подземного червя с хитиновой башкой, похожей на клешню краба.

Кимиори:
— Они вкусные, говоришь? — посерела Кимиори при виде жуткой подземной туши.
Действовать приходилось быстро — снизу у повозки щита не было.
Меченая красным стрела легла на тетиву и взвизгнула, уносясь под вылезшего червя.

Рив:
На этом самом месте дракону остро захотелось стать драконом и он не смог отказать себе в этом удовольствии, прыгнув на ходу за борт повозки. В конце-концов, думал он, атакуя местного червя, дворфу можно наврать про умение менять облик. Да, так и поступим.

ДМ:
Когда из кенарийских эльфов вылезли жуки, Гурза охренел. Когда из колдунского эльфа вылез дракон, Гурза охренел мрачно.
Но не только он: летучие твари как по команде замерли, наполняя воздух гудением крыльев, и отлетели вверх и в сторону, будто собираясь отступить к крепости. Обожженный червь метался, резался о запекшийся в стекло песок и пытался зарыться снова — ему удалось бы, если б не драконьи челюсти. Крови не было: только сладковатая прозрачная сукровица, которая должна была прийтись по вкусу хищнику.

Рив:
Хищнику многое пришлось по вкусу. Он любил ощущать сопротивление жертвы, любил выдавливать своими челюстями жизнь и пожирать агонизирующую добычу, но сейчас был немного не тот случай. Червя, судорожно завивающегося в предсмертные кольца, пришлось бросить и рывком взмыть в воздух, изобразив намерение напасть на разлетевшихся жуков.

Кимиори:
Охотница спрыгнула с дёргающейся повозки, мысленно понадеялась, что второй червь не ползает сейчас у неё под ногами и, пользуясь тем, что взлетевшие жуки разорвали дистанцию, быстро выстрелила по ним вдогонку, с впечатляющей скоростью таская стрелы из колчана.

ДМ:
Кодой, мотая рогатой башкой, пятился от конвульсий червя и догорающей ловушки, толкая задом повозку. Один из таких толчков сбил дренейке прицел, но ей показалось, что последний, прощальный выстрел угодил в одного из улетающих к крепости киражей. Риву было впору обидеться: местная саранча категорически не хотела с ним пообщаться
— Э-э, рэбят, хотэл вам давно сказат, но забыл. Я далтонык! — с фальшивой бодростью орал из телеги Гурза. — Это быронзовый змэй или какой? Нэ вижю савсэм.
Быстрый взгляд Кимиори нашел еще одну цель. На песке, метрах в двадцати сзади, оставался слетевший на землю кираж. Из его брюшка с широкой, гуманоидной талией торчала стрела, но баснословная живучесть насекомых должна была позволить ему убраться. Почему-то не убирался. Половинки ненастоящего лица сошлись вместе, закрывая смертоносные жвалы, а шипастые лезвия-предплечья сложились под грудью в жесте покорности.

Кимиори:
— Да иллюзия это, Гурза! — шипела раздосадованная неудачным выстрелом дренейка. — Взял кого пострашнее наверняка… ну да, чёрный, — дёрнула плечом она, будто происходящее было само собой разумеющееся. — Он же маг, забыл что ли? Хоть девкой прикинеться, хоть вон… драконом.
Киражская покорность была использована по полной.
Скользнув к нему поближе, рогатая охотница метнула тонкую и прочную сеть, собираясь захватить вожделенного заложника.

Рив:
— Ага, я маг! — приглушенно отозвались с той стороны, где шлепнувшийся обратно на каменистую почву дракон обернулся долговязым калдореем в пыльного цвета одежде. Калдорей утирал лицо тыльной стороной ладони, исподлобья зыркая на дворфа. — Очень сложное заклинание, очень! Теперь сутки пластом лежать, в себя приходить. Вот прямо сейчас и начну, в твоей повозке, да?

Кимиори:
— У тебя будет замечательный сосед, — подтягивая к себе сеть с пойманным и обездвиженным киражем, вещала Кимиори. — Ты хотел заложника? Получи. Прости, дружочек, стрелу из тебя вынем позже, а то помрёшь еще…
С этими словами миниатюрная дренейка поднатужилась и упихала пленника в телегу, не нагружая никого более: Ярцина занята была щитом, Рив «жутко устал» после заклинания, а Гурзе надо было следить за кодо, который мог быть против.

ДМ:
— Маг, да, — как-то нервно и радостно повторял Гурза, успокаивая кодоя и стараясь не глядеть на то, что осталось от червя. Ясное дело, не из брезгливости — внимание к ранам песчаного хищника могло быть неправильно истолковано.
— Я бы тоже сутки пластом, — утомленно пробормотала Ярцина. Придвинулась к спеленутому жуку, разглядывая его с жадным интересом.
«Вы сражаетесь, как опытные воины».
Прозвучало для всех разом: Риву была знакома телепатическая речь, но не в исполнении искусной маски с бледными кристаллами на месте глаз. Вблизи пленник никого бы ни обманул. Видно было, что вместо мягких ушей у него хитиновые отростки, волосы похожи на блестящий паучий ворс, а то, что издалека могло быть принято за украшение над висками — черные фасетчатые выпуклости — пристально разглядывает победителей. Торс, однако, был почти гуманоидным, с двумя парами рук — точнее, с парой острейших лезвий и парой хватательных крючков.

Рив:
— Хорошее начало, — слегка оживился дракон и, прохрустев каменистой почвой по направлению к пленнику, запрыгнул к нему на телегу. Осмотрел взглядом мясника, примеривающегося к разделываемой туше. — Комплименты, как известно, лучший способ ненадолго отсрочить свою смерть. Гурза, ты говорил, у червяка мясо вкусное? Можешь нарезать откуда-нибудь несколько кусков посьедобнее, на ужин?

ДМ:
— Режю южэ! — охотно свинтил в направлении туши дворф, охреневший в который раз за день. Желания общаться с хитиновым монстром у него не наблюдалось.

Скрид:
— Эта хреновина выглядит довольно жутко. Эй, Гурза. Ты уверен, что обойдёшься одним ножом? — Скрид, сбросившийся видимость того несчастного Юнышки Ранто, стоял оперевшись на Тень пойми откуда взявшуюся палку. — Я конечно не знаю, как из таких тварей выбивают чистосердечные, но, мой тебе совет: уйди в сторонку и дай место профессионалу.

На покрытых трупными язвами щах заблестела самодовольная усмешка.

ДМ:
— Твою мат! — подпрыгнул от неожиданности дворф. Голос-то он узнал, но это не прибавило понимания ситуации. — Аткуда ты взалса? Попутный чэрв за нами эхал?

Кимиори:
Кимиори молча нацелила на внезапно проявившегося спутника острое жало стрелы.
И без слов было понятно, что либо он сейчас очень быстро объяснит, откуда он взялся, почему не участвовал в бою и как сумел догнать повозку, либо же ему снесут башку взрывным выстрелом.
Наконечник слабо поблёскивал.

Скрид:
— Ну что ты тыкаешь своей дудкой, а? — Мужчина, тем временем, вовсю разворачивал свой инструментарий. — Что? Откуда взялся? Я ползал вперёд. Договорились ведь, что я буду идти быстрее и дальше. Вот я и шёл. Никогда не угадаете, что я нашёл, честное слово.

Рив:
Рив некоторое время наблюдал за деловитыми приготовлениями Юнышки, все больше каменея лицом.
— А ты что делать-то собрался, золотце наше?

Кимиори:
— Даже не собираюсь. Ты должен был идти вперёд, но пропустил наше гостевание, затем безошибочно выбрал тот самый путь, по которому мы поехали дальше. Я в такие совпадения не верю. И рекомендую всем, — Риву достался особый взгляд, — избавиться от этого попутчика как можно скорее. Например, связать его и бросить тут, на виду у собратьев нашего пленника.

Скрид:
— Ой, ну не начий, — тут же замурчал немёртвый. — Я собираюсь поковыряться в тушке этой громадины. Знаешь, — он цокнул языком, вытягивая небольшие тиски. И замер, сжимая инструмент в руках. — А ты очень злая. Честное слово.

Рив:
— Погоди, — попросил дренейку «эльф», все так же задумчиво изучая дохляка.
— А ты, золотце, с чего решил, будто тебе кто-то позволит делать то, что ты хочешь?

Кимиори:
Телепатический голос, к слову, для Кимиори не был неожиданностью. Рив регулярно ей в башку влазил, потому общение пленника воспринято было как само собой разумеющееся.
— Ты ещё не видел, насколько.

ДМ:
— Зачэм тебе черв ковырят? — затосковал Гурза, теряя всяческую связь с реальностью — тем более, что с телеги доносилось эльфское воркование в духе «Не бойся, маленький, он тебя не обидит». Маленьким полагалось быть двухметровому инсектоиду.

Скрид:
— Ну, всё просто, дорогой мой. У меня есть инструменты, а у тебя их нет. А ещё, — «юнышка» поднял вверх указательный палец, — покажи мне ещё хоть одного идиота, который, ну, не требуя ни гроша, так, морального удовлетворения ради, будет ковыряться в этой.. Этой.. Штуке.

Рив:
— В какой? — ласково поинтересовался дракон, мерно похрустывая костяшками пальцев.

ДМ:
— Это ж мясо, — мелко заморгал дворф, сдвинувший очки на темя. — Хароший мясо, да? Лучший в эта пустыня. Зачэм гроши? Зажарыл, кущий.

Скрид:
— Да в любой. Мне, — тут он вытянул угловую струбцину. — М-м.. Я уж было подумал, что вы собираетесь вытягивать из этой штуки всяко-разную информацию. Вы же маги. Хер знает, что вы вообще делаете. Да и, знаешь, — он ткнул небольшой бритвой в сторону Рива, — чем меньше те самые куски, тем проще жевать.

Кимиори:
— Из червя? Информацию? — не менее ласково осведомилась охотница. — У меня ощущение, что тебе уже кто-то в голову стрелял, пока мы тебя не видели. И повредил остатки мозга.

ДМ:
— Кажэца, я снова трапочка, — философски отметил Гурза. — Ущипныте мэнэ.

Рив:
— Собираемся, но без твоей помощи и своими методами. Так что или иди копайся в остатках дохлого червяка, после того, как Гурза вырежет с туши мяса на ужин, либо спрячь свой инструментарий себе в… карман и не путайся под ногами. И да. Еще раз тыкнешь в сторону кого-либо из нас чем-то режуще-колющим, я тебе руки оторву. И ноги. Оставлю тут, обратно к кенарицам на бровях поползешь. Понял?

Кимиори:
— Всё таки я не злая, — философски заметила дренейка.

Скрид:
— Честно говоря, стреляли. На мой сгнившей памяти, около трёх раз. И я, — поднял руки Скрид, — как-то на причинном месте вертел такие штуки, ладно?

Титч фыркнул, скручивая весь набор инструментов и упаковывая обратно в сумку.
— Да ладно вам. Это могло бы сойти за довольно весёлый цирковой номер. Немёртвый и дохлая туша — спешите видеть.

Выговорившись, мертвяк развалился на песке.

Кимиори:
— Хочешь попробовать, как ты переваришь разрывной наконечник? — осведомилась Кимиори, не опуская лук.

Рив:
— Начинаешь раздражать, — коротко сказал Рив, глядя на немертвого. — Советую замолчать и подумать, отчего в кабаке, где ты к нам подсел, гарью и паленым мясом воняло.

Скрид:
— Может ты перестанешь мне угрожать, а? Послушай, — сплюнул немёртвый, вскакивая на ноги, — мы ведь с тобой живые существа. В такой неудобной ситуации, как эта, — тут он описал руками широкую дугу. — Ну, всё это место — неудобная ситуация, понимаешь? Каждое живое существо, — с каждой фразой он всё уходил и уходил в сторону, не спуская глаз ни с лука, ни с Рива. — Тьфу. Хер с вами. Буду сидеть и молчать.

Кимиори:
— Ты — не живое существо, — парировала дренейка. — К тому же ты на редкость раздражающ, зануден и бесполезен.

ДМ:
— При всей моей нелюбви к насилию, — трагично прозвучало с телеги на дарнасском, — должна заметить, что он не мог не видеть дракона и не мог не определить, что это не иллюзия.

Скрид:
Скрид, довольно героически для самого себя, молчал.

Рив:
— Гурза, ты уже закончил? Нельзя стоять на месте, надо возвращаться.

ДМ:
Косясь на немертвого, Гурза наспех отпилил солидный шмат бледно-розовой, похожей на жесткое свиное сало червятины, бочком влез в телегу и придал кодою ускорение.

Кимиори:
Рогатая охотница убрала лук, потому как в тряской повозке целиться было не лучшей идеей, как показал недавний бой.
Зато можно было заняться пленным.
— Зачем вы здесь? — подсев к эльфовидному жуку, поинтересовалась она.

Рив:
Рив, устроившись у борта, поглядывал то на экипаж повозки боевой, то на небо, в ту сторону, где находилась крепость. Видимо, опасался вылета спасательной группы.

ДМ:
«Эльф» приподнял бровь в удивительно гуманоидном жесте — хотя, на самом-то деле, просто крутил щупиком, распознавая вибрации воздуха.
«Этот улей был пуст. Мы его заняли».

Рив:
— Зачем?

Скрид:
Титч же, опасаясь стрелы или болта в затылок, держал руки над головой, закрывая голову сумкой.

Кимиори:
— Сколько вас там? Есть ли… королева? — припоминая всё, что знала из жизни насекомых, добавила вопросов охотница.

ДМ:
«Я служу императору-близнецу Ксе'лору». Возникла пауза.
— Вы тоже слышите в его голосе щелчки и цокот? — шепотом спросила Ярцина, пока пленник молчал. — Или это мое воображение при распознавании мысленных сигналов?
Связанный инсектоид пошевелился, наставил на Рива выпуклый фасетчатый глаз.
«Твое племя служит им, но в тебе мы не чувствуем порчи. Это странно. Ты поразил нас, обратившись. Мы в смущении».

Кимиори:
— Император-близнец из Ан Киража? — деловито уточнила дренейка. Похоже, пленник мог стать неплохим источником информации о том месте, куда мы собирались.
Вопрос про драконов она дракону и оставила, а Ярцине отрицательно махнула рогами.

ДМ:
Ответный сигнал был утвердительным.

Рив:
— Еще один комплимент, — проворчал дракон, которого потряхивало. — Того и гляди, доживешь до эльфьего гарнизона. Смущайся сколько влезет, но на мой вопрос ответь. Зачем вы поселились именно в той брошенной крепости?

ДМ:
«Больше негде. Ксе'лор — император в изгнании. Его брат Ксе'нилаш узурпировал трон Ан'Киража».

Кимиори:
— Повторюсь — вас в крепости-улье много? И сколько вас в Ан Кираже?

Рив:
— Ага-а… — задумчиво протянул «калдорей», почесывая подбородок. — Ярцина, что? Нет, я ничего не слышу. Мог бы, но счас явно не тот случай, так что… Жук, у тебя имя есть?

ДМ:
Пленник в замешательстве пошевелил бровями-щупиками.
«Нет. Мы узнаем друг друга иначе. Имена для великих. Для тех, о ком записывают свитки».
Он снова помолчал, прежде чем продолжить.
«Я не могу дать ответ о нашем числе. Солдаты не предают рой. Я умру, как умирали другие, кто попал в плен к вашему виду. Но до этого я должен узнать, почему в тебе нет порчи».

Кимиори:
— Кто тут кому вопросы задает? — возмутилась темнокожая и светлоглазая дева.

Рив:
— Значит будешь Жуком. Можешь начинать считать себя великим. А порчи во мне нет потому, что предохраняюсь. Кроме шуток, что ты готов нам дать в обмен на интересующую тебя информацию?

Рив:
— Кими, у него, кажется, голова иначе устроена. Вот с этим вот, — дракон пощелкал пальцами, — руки на стол, вперед смотреть, на вопросы отвечать быстра-быстра, с этим он явно не знаком. Говорит то, что думает. Не виляет. Надо пользоваться.

Кимиори:
— Жаль, не всё говорит, — вздохнула охотница.

ДМ:
«Император богат. Мы спускаемся глубоко под землю и добываем кристаллы, которым нет равных в красоте и прочности».
— Что? Эстетика? — впечатлилась Ярцина. — Что будет дальше, философия инсектов?
«У нас есть философы и мудрецы».

Рив:
— Говорит что знает. Так, Жук, короче. Ваша банда, что засела в крепости, служит опальному императору и в Кирадж вам всем хода нет, я правильно понял?

ДМ:
Утвердительный импульс.

Кимиори:
— А вернуться вы хотите?

Рив:
— И императора своего на трон обратно, м?

ДМ:
«Да. Ксе'лор должен править народом киражей. Ксе'нилаш приведет нас к гибели».

Рив:
Дракон, усмехнувшись, потер ладони и поглядел на Кимиори.

Кимиори:
— Нам будет о чём поговорить. Есть ли у вас союзники, Жук? Держите ли вы данное слово? Слово дает Ксе'лор за всех?

Рив:
— Сейчас обстряпаем дельце, — пробормотал Рив, уже для Ярцины. — Если получится, никто и не вспомнит о тех толвирах, что связались с сумеречниками.

ДМ:
«Сумеречные — враги», — у Жука оказался острый слух. — «У нас нет теплокровных союзников. Ксе'лор никому еще не давал слова. Если даст, оно будет нерушимо».
Калдорейка задумчиво кивала.

Кимиори:
— А приятные вы ребята, как оказалось, — бормотнула Кимиори. — Что скажете, если мы заключим с вами договор союза? Мы поможем вам вернуть на трон вашего императора, а вы обеспечите нам беспрепятственный вход в Ан Кираж для срочного и важного дела. Подробности обсуждаемы, разумеется. Часть наших умений ты уже мог видеть и спешу тебя заверить — это всего лишь часть.

Рив:
— Уточнение. Мы не будем пробиваться сквозь толпы жуков аж до самого трона и валить того, кто там сейчас сидит. Можем ослабить его защиту, но не более того, дальше вы сами.

ДМ:
«Это приемлемо».
Телепатический ответ прозвучал слишком быстро — словно опальные киражи все обдумали еще до того, как один из них сложил руки-лезвия, чтобы сдаться в плен. Через секунду последовало дополнение:
«Если сын Нелтариона Черного не предаст нас».

Скрид:
— Или можем, — тихо буркнул Скрид. — Ну, я бы рискнул. Своей задницей, конечно же.

Кимиори:
— Ну, это я и имела в виду под подробностями, — поспешила заверить дракона охотница.

Рив:
— Если вы дадите мне то, что мне нужно, то ни один ус у вас не отвалится, — рассеянно успокоил дракон, явно что-то обдумывавший.

Кимиори:
Бурчащую нежить, топающую впереди предсказуемо не услышали.

Кимиори:
— Гурза, придержи кодо, будь так добр, — попросила дренейка. — Быть может, нам предстоит разговор, так чтоб два раза не ездить…

Рив:
— Заодно, когда вся эта компания уберется из крепости, никто не будет обстреливать местных. Всё одно, удачно получается, как минимум пока… Гурза, ты от нас ещё не охренел, нет?

ДМ:
— А я трапочка красывый, я кодоя тармажу, я на солнышка лежу, я на солнышка гляжу, — пустил хриплого петуха Гурза, натягивая вожжи. Похоже, Силитус готов был пожать еще одну обезумевшую жертву, что характерно — без участия старых богов. К'Туну стоило бы брать мастер-класс у таких, как Скрид.

Кимиори:
— То есть, с нами ты не пойдешь? — уточнила дренейка, честно выслушав поток сознания. — То есть, тебе совсем не хочется увидеть древний настоящий АнКираж изнутри?

ДМ:
— А мэнэ нэ йобнут? — вкрадчиво поинтересовался дворф. — Я как слышу за палытык, у мене борода сэдеэт.

Кимиори:
— Ну, гарантий никто никаких не даст, что ты прям с комфортом прогуляешься, но мы с жуками нашей партии договоримся, будет относительно безопасно. В тех местах, когда это не будет касаться боя.

ДМ:
— И вэс хытын с мертвая жопа мой?

Рив:
— Ничего не могу обещать, — усмехнулся Рив и сдвинул очки на лоб, явив дворфу незапыленную верхнюю часть лица. — Зато могу обещать, что в случае удачи в тебя никто не будет стрелять с крепостных стен, а в Кирадже, возможно, удасться разжиться одним из тех красивых камушков, которые друзья Жука копают. Только учти, что в случае участия, быть тряпочкой на солнышке — непозволительная роскошь.

Кимиори:
— Ну, хрен его знает, если честно. Эй, Жук, как вы с телами врагов поступаете? — уточнила она у пленника с перспективой на союзника.

ДМ:
«Ничто не пропадает зря», — трещина посередине маски-лица чуть разошлась, словно жук под ней шевелил жвалами. — «Носить панцирь погибшего киража — честь. Панцири силитидов… не табу. Как шкуры теплокровных зверей».

Кимиори:
— Значит, отсыплете немного нашему бравому дварфу? — обрадовалась Кими. — Ну, сколько унесёт… увезёт.
Судя по скользнувшему в конце сомнению, дренейка не сомневалась, что приземистый бородач умрёт на пару с кодо, но постарается вынести как можно больше и его грузоподъемность наверняка удивит киражей.
— Да, кстати, — спохватилась она, — я уже спрашивала, но вы нас прервали. Чем отличаются киражи от силитидов? В общих чертах я уже поняла, но хотелось бы точно знать от представителя расы.

Рив:
— И да, — Рив перестал улыбаться и взглянул на двухметрового инсектоида, — предупреждаю сразу. За попытку обмануть, захватить меня или кого-то из моих спутников, буду карать смертью. Девок и дворфа не трогать. Вон ту нежить, что шкандыбает вперед, как вольная женщина Танариса через заминировнную гоблинами пустошь, трогать можете. Но с умом. Кажется, оно тоже хочет воевать во славу императора.

ДМ:
— Тем же, чем люди от зверей, — пояснила Ярцина, прежде чем шевелящий чешуйчатыми усами Жук успел выдать что-то замысловатое. — Силитиды всего лишь социальные насекомые и служат старшим собратьям, как… ну… саблезубы — калдорейским часовым.
«Допустимый ответ», — откомментировал старший собрат. — «Допустимые условия. Вас не тронут. Трофеи ваши. Встречный ультиматум: если ты солгал и служишь старым богам, свободные киражи заставят тебя пожалеть».

Кимиори:
— Ты начинаешь мне нравится, Жук, — честно призналась дренейка. — Точностью формулировок, в частности. Гурза, поворачивай обратно. Поедем договариваться.

Рив:
Дракон снова усмехнулся и пояснил, на каком месте он вертел древних богов.

ДМ:
«Это большая удача для всех нас».
Пленный кираж не шутил. Кажется, не умел вовсе; Гурза тем временем разворачивал кодоя, бормоча что-то бравурное в духе «где наша не пропадала».

Скрид:
Скриду ничего не оставалось, кроме как двигаться в соответствии с движением кодо. В любом случае, это не мешало немёртвому ругаться на всё живое в пределах видимости, ковырять в зубах бритвой и перебирать ногами со всей возможной скоростью.

ID: 18268 | Автор: Dea
Изменено: 10 февраля 2016 — 19:00

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
13 февраля 2016 — 16:49 Pentala

Этот мертвяк определённо хочет выиграть конкурс в сцене "Голлум и Ородруин"...