Шабаш: Черный дракон (4)

Грейс
Ривелиан, сын Обсидии
Ярцина
Иллуянка
Статира

Рив:
А ведь ничто не предвещало беды.
Погода была замечательная. Ясная ночь, звезды, тишь и безветрие, - одним словом, благодать. Ещё и ракетницу на сани укрепить получилось, ничего не поломалось, ничего не отвалилось, того и гляди начнешь думать, будто жизнь налаживается.
Скорее всего, кто-то так и подумал. Кто-то из бесовни или гоблоты, крутившейся вокруг бронированных саней. Может быть, так подумал орк-караульный, ввиду общей благодати впавший в сонное состояние и безобразным образом расслабившийся на посту. Это не играло роли. Роль в данном случае играл закон западла, гласивший "Стоит подумать о том, что жизнь налаживается, как она незамедлительно тебя в этом разуверит".
Наверняка никто особо не задергался, когда в гроте стало на одного дракона больше. Именно дракона, с оформившейся короной и развитым спинным гребнем, а не какого-нибудь желторотого дрейка, навроде того, что валялся в стойлах, весь в своих изумрудно-зеленых грезах.
Жопы должны были напрячься, когда стало понятно, что на спине у дракона никого не сидит. Жопы должны были тоскливо сжаться, когда стало понятно, что дракон - черный. А затем любой жопе захотелось бы облегчиться, ибо эта крылатая тварь, - а черные драконы все только такие и есть, - не стала рвать шаблоны, а повела очами, вздыбила хребет злым котом, разинула пасть и явила наблюдателям разгорающееся зарево в недрах своей драконьей глотки.

ДМ:
Надо сказать, в опустевшем было гроте вообще стало внезапно много народу.
Всё потому, что со стороны поместья торопился знакомый люд: неутомимая слуга скверны Грейс, зловещая деятельница Иллуянка, старомодный некромант Бартоломей и даже приставший к компании "нет времени объяснять, вы только лося отвлеките" князь Хинельдеш, сатир.

Случившаяся от явления дракона пауза заставила бесов и гоблинов броситься в стороны: невозмутимыми оставались только гулявший по помещению лось и прекрасный эльфский юноша похмельного вида, который тер бошку, сидя на груды соломы в одном из стойл.
И без того сонный орк не успел определиться и грузно осел на пол - обморок?

Грейс:
Выражение "отпавшая челюсть" в случае Отрекшихся приобретает оттенок неприятной буквальности, и если бы не регулярно практикуемый каннибализм, именно эта беда сейчас бы и постигла Грейс. Потому что когда вы выруливаете из-за поворота, а тут, простите, приготовившийся уничтожить всё живое (и неживое) в жарком пламени дракон...
- Почтенный-дракон-если-вы-сейчас-выдохнете-тут-всё-нахер-взлетит, - наконец соориентировалась колдунья, частя от испуга. И, кажется, испуг относился не только к чёрному дракону, - Тут-в-некотором-смысле-бомбы.

ДМ:
- Е&ушки. - лаконичнее выразился Хинельдеш. - Вымерший вид!
Лось сурово повел головой в сторону князя, обдав того несущим Бездну взглядом. Сделалась тишина.

Рив:
То, что случилось потом, Отрекшаяся смело смогла бы записать на свой талант убеждения и способность говорить быстро. Ну, может, еще и оказывать чарующее воздействие на драконьи умы. В действительности всё было не так. Далеко не так.
Стоило мелкотне брызнуть во все стороны от ракетницы, как зарево пригасло, а потом дракон, захлопнув пасть, перестал столь явно топорщить хребтовый гребень.
Потом все присутствующие услышали его голос, низкий и рокочущий баритон. Можно было поклясться в том, что челюстью дракон при этом не шевелил.
- Сам ты вымерший вид, - хмуро огрызнулся ящер, подрагивая хвостом на манер раздраженного кошачьего. - Мой род ещё всех вас переживет. И уж поверьте, взрыв в некотором смысле бомб я точно переживу, так что не советую подкрадываться вон к тому самопалу и тем более пробовать наводить его на меня. Здесь вечеринка?
Последнее было произнесено совсем другим тоном, деловито-спокойным. Ну да, е&анутый внук Нелтариона пришел в гости на шабаш. Как умел, так и пришел.

Иллуянка:
Иллуянка, без единой проблемы управившаяся с орком, была солидарна с Хинельдешем. Одно дело - пьяный зеленый дрейк, совсем другое - черный трезвый дракон. Говорить, пока гость не заговорил сам, было не с руки.

- Вы опоздали. А тот вон самопал идеологически разрушил весь наш шабаш!

Хинельдеш:
- Часть с выпивкой и трепом, - кося в сторону лося, пояснил присутствовавший сатир. - Можете успеть на народные гулянья.

Рив:
- Ну так я его счас разрушу и продолжим, - предложил дракон, поднимая голову и как-то сделалось понятно, что да, он может, габариты позволяют. - Вон, пропасть недалеко. Народные гуляния? Это хорошо. А кто тут главный?
Задав вопрос, ящер зачем-то принюхался, обводя взглядом присутствующих.

Грейс:
- А... мысль хорошая, - внезапно вякнула нежить, вполне, кажется, довольная таким раскладом, - Говоря откровенно, мы как раз думали, куда б так задевать ровно тот самый самопал, чтобы продолжить гуляния.

Иллуянка:
- Хозяина как раз выбирают. Знаете, сегодня так много произошло, пока вас не было, что проще управиться с насущным и за бокальчиком все рассказать.

Хинельдеш:
- Уничтожать? Да вы с ума посходили... кто сказал, что они не сдетонируют, если их начнут крушить или сбрасывать в пропасть, проводить через порталы или резать проводки? В конце концов, гулянья продолжатся и без снарядов, а если дракон хочет вернуть часть с бухлом и бабами, ему лучше уничтожить палатина Язериса.
"Просрешь снаряды - сгною" - явственно читалось в адресованном Грейс взгляде.
- А хозяина нет. Предыдущий сдристнул.

Рив:
- Мне все равно, что уничтожать, - дернулись края безгубого рта, а морда ящера, местами поросшая участками плакоидной чешуи, приобрела хищно-удовлетворенное выражение. - Хоть вашу пушку, хоть кого другого. Честно говоря, я бы уже приступил, но пока что мне охота поболтать. А заодно попробовать вашего бухла и ваших баб. За это время можете решить, что тут надо отдеструктивить. Или кого, опять же. Плачу услугой за развлечения. Идет?

Хинельдеш:
- Да. Можно в качестве аванса отдеструктивить эту тварь? - сатир указал когтистым пальцем в сторону невозмутимого лося.

Рив:
- Это кто вообще? - дракон, для которого слово "тварь" явно было вторым именем, проявил любопытство из солидарности к тезке.

Хинельдеш:
- Если б он еще говорил, - князь заежился, звякнул всеми нашитыми на плащ монетами и изобразил благородно-оскорбленную морду. - Короче, пока он тут, тот палатин может явиться сюда и запустить те ракеты, чтобы идеологически уничтожить праздник.

Иллуянка:
- Мы сами не знаем, - развела руками Иллуянка, - От слова вообще. Короче, я тоже за лося. Мне он не нравится больше, чем лорд Маллахет с его выходками.

Грейс:
Нежить со своего места попыталась заглянуть в глаза лосю, возможно в надежде понять, что он вообще думает за подобное предложение.

Рив:
- Советую от него отойти, - посоветовал ящер, снова раскрывая пасть. Послышался шум вдоха, напомнивший звуки кузнечных мехов и шкворчание раскаленного металла, опускаемого для закалки в масло.
Глотку дракона осветило уже знакомое окружающим зарево.

Иллуянка:
Единственная в комнате эльфка не затруднилась отпрыгнуть от опасной зоны, даже несмотря на длинные полы платья.

ДМ:
Лось прянул ухом, неспешно оборачиваясь на звук. Из влажной черноты звериного глаза на дракона посмотрела вселенная - очень испорченная, отвратительно холодная вселенная, творящая несчастья на каждом шагу и даже не пытающаяся это обмозговать.

- Продолжайте в том же духе! - шустро присоветовал князь Хинельдеш бочком пятась вдоль стены - поближе к саням. - Если он... ну знаете, не умрет!

Грейс:
Вытягивавшая шею колдунья тоже поспешила вжаться в стену поближе к Хинельдешу, убираясь из-под конуса предполагаемого выдоха.

Рив:
Некоторое время лось с драконом играли в гляделки. В облике лося ничего не менялось. У дракона мало-помалу начинала выгибаться спина, совсем как тогда, когда он не в шутку готовился к нападению.
Вот только взгляд ящера отчего-то переметнулся от лося к подстрекателям. Зарево не угасло.
- Червяки, а не захотели ли вы моей смерти? - как-то очень ласково поинтересовался дракон у прыснувшей в стороны компании.

Грейс:
Грейс даже чуточку позавидовала. Она тоже хотела бы уметь одновременно готовиться выдохнуть пламя и одновременно болтать. Да и вообще громадным ящером, не лишённым могущественных способностей, наверно, весьма интересно быть...
- Ну, если господина дракона даже бомбы не возьмут... то какой-то лось вряд ли будет преградой.

Иллуянка:
- У нас должна быть причина ее хотеть? - уточнила Иллуянка, прибирая полы платья поближе к себе, - Ты вызвался убрать то, что мешает нам развлекаться, а мешает вот именно оно. Тем паче, что бомбы явно опаснее лося.

Рив:
- Это не лось, - после паузы резюмировал дракон, туша пожар в горле. Гулко чмыхнул носом, выдохнув два облачка сажи и тем самым прочистив носоглотку; голос его, явно телепатический, ибо нельзя болтать с неприспособленным для этого речевым аппаратом, приобрел хмурую окраску. - И если вы этого до сих пор не поняли, то я не знаю, для чего вас сюда пригласили.

Ярцина:
В дальнем проходе послышались быстрые шаги: то возвращалась Ярцина, оставив Кровомоха на спуске в подземные пещеры.
- Иллуянка? Госпожа Грейс? Я забыла сказать вам, что здесь серый дворф Магмаспин... из Черной Горы... братство Тория...
Последние слова прозвучали с изрядными паузами, причем взволнованный и звонкий голос калдорейки постепенно садился до шепота. Возникла очередная неловкая пауза; на дракона смотрели в два огромных испуганных глаза.

Иллуянка:
- Да, мы тоже его видим. Это гость. Не волнуйся и отойди, на всякий случай, к нам.

К нам - это к стеночке, где все трое спинами протирали камни.

- Мы знаем, что это либо не лось вообще, либо не просто лось. Но мы, не обладая никакими... экстра-способностями вроде обращения в большого черного дракона, не можем с ним чего-то сделать.

Грейс:
- Да, у нас тут в некотором роде тоже затруднения... - взгляд нежити от пресловутых "затруднений" не отрывался, пока она терпеливо поясняла: - Проще говоря, сами мы ссым выяснять это опытным путём.

Рив:
- Ну, вынужден вас разочаровать, - проворчал дракон, осев на задние лапы и вновь переводя взгляд на сохатого, - я еще не разросся до размеров деда и дедова же безумия, чтобы пробовать валить таких... лосей. Эй, лось? Тебе услуга взамен на развлечения нужна?

ДМ:
Зловещая зверюга промедлила несколько секунд прежде, чем чинно пройти мимо дракона, оттесняя от саней намылившегося Хинельдеша.
- Ну Элуна-мать... - сатир разочарованно выдул воздух, топыря нижнюю губу.

Грейс:
Застывшая неподвижной и неживой статуей у стены нежить только что осознала, что вся честная компания злодейских сущностей разных сортов, расцветок и степеней могущества только что зассала забодаться с одним лосём. Все. Хором. Включая взрослого чёрного дракона. И это осознание временно просто выключило её из реальности в попытках сдержать намечающийся истерический хохот.

Ярцина:
- Стоило мне отлучиться, и вы подговариваете гостя на убийство? - пришла в себя Ярцина с тем, чтобы немедленно осудить происходящее. - Лось никому не сделал ничего плохого. Он просто есть.

Хинельдеш:
- Так был бы в другом месте!

Иллуянка:
- Ну, нам бы сделать так, чтобы его просто не было. Ну, не здесь. Хоть бы и в лесу где-нибудь, чтобы траву жрал, как подобает лосю. Мы из него человека хотим сделать, а он ходит тут!

Грейс:
- Ладно, если не лося... так давайте хотя бы что-нибудь сделаем с бомбами и вернёмся к празднику жизни? В конце концов, присутствующие дамы так и не вкусили танцев, выпивки и нормальных мужиков!.. - жест когтистой лапки указал куда-то в сторону эльфок. Обеих.

Хинельдеш:
- Так отвлеките его хотя бы на секунду... у меня тут полная сума способов безопасно лишить этот праздник бомбежки, - выдыхал монетизированный рогач. - И мы стоим здесь. Мировое, бог Саргерас, зло.

Иллуянка:
Золотые глаза Иллуянки сразу сделались испуганными, почти как у Ярцины моментами ранее.

- Поосторожней с этим, габариты, понимаете ли... Короче, давайте сначала лося отвлечем. А что будет, если сделать так, чтобы он не смотрел? Ну, попонку накинуть на морду?

Ярцина:
- Я не ждала такого от тебя, Иллуянка, - отчитала Ярцина, хмурясь. - Ты, лишенный предрассудков друид, обвиняешь это несчастное животное в том, что оно ходит тут и выглядит недостаточно милым? А?..
Фраза Грейс отвлекла эльфку от нотаций, и у нее сделался грустный вид.
- Последний мужчина, которого я хотела считать достойным, оказался тринадцатилетней девочкой.

Рив:
И тут по лосю долбанули хвостом. Хвост у дракона, надо сказать, был тем еще оружием, запросто сбивавшим с ног троих бронированных всадников верхом на не менее упакованных дестриэ. Кажется, у ящера вид абсолютно уверенной в своей неуязвимости зверюги что-то перемкнул в голове. Настолько перемкнул, что захотелось доказать лосю, кто сидит на вершине всех пищевых цепей, причем на уровне рефлексов.

Иллуянка:
- Я обвиняю несчастное животное в том, что оно тут ходит и ведет себя по-свински. А уж как оно выглядит - дело десятое. Знаешь, как я люблю дикобразиков, которые не выпускают иглы по первому испугу?

Что там хотела сказать Иллуянка дальше - неизвестно. Первый испуг случился как раз у нее, когда она осознала, что дракон серьезно нацелен ударить по лосю.

Грейс:
Нежить рефлекторно прикрылась худыми костлявыми руками. А ещё оказалась окутана тёмной завесой, созданной нависшей над ней пустоходом.

ДМ:
Лосю прикрываться было нечем, так что он просто полетел на каменный пол, не удержавшись на сломанных ногах. Зверюга на миг замерла, рассеяно дрыгая пострадавшим бедром, вернула обидчику взгляд и начала подыматься - как могла, криво и медленно. Одна из размочаленных ног с неестественным хрустом встала на место.

- Да да, примерно так! - шустрый Хинельдеш подскочил к первой бомбе, выуживая из под плаща легкомысленно-розовую сумочку и пытаясь натянуть ту на массивную голову снаряда. Чудо случилось: гроза магических защит "Аршакот-1Е" тонул в сумочном горле!

Некстати заглянувший на праздник жизни дракон ощутил, как что-то касается его разума: не мягко и не злобно, не быстро и не медленно, не пытаясь загипнотизировать или ужалить. Цвета блекли. Предметы на периферии взгляда теряли очертания, хотя обвинять летающих тварей вроде драконов в тоннельном зрении было как минимум нелепо.
"Кодой - самое большое сухопутное животное" - сказал кто-то незнакомый.
"Эльфы коня снасиловали" - едко заметил другой, тонкий голосок.
"Мэри, я не могу жить дальше, ведь в мире нет ничего совершенного!" - с надрывом заметил чей-то басок.
Последовали остальные. Каждую секунду в драконьи уши орало всё больше народу. Десяток, другой, сотня...
Никто, кроме крылатого ящера не слышал ничего.

Иллуянка:
Быстро осознав, что с ней, собственно, не произошло ничего, кроме секундного замешательства, Иллуянка огляделась по сторонам в попытке разобраться, что вообще происходит.
То, что происходило с бомбами, ей не нравилось от слова совсем. Эльфка мазнула коротким взглядом по чернокнижнице, перевела глаза на Хинельдеша, успешно впихивавшего невпихуемое. Решительно обхватила точеную из кости рукоять кинжальчика, притороченного к шелковой портупее.

Ярцина:
- Ой, - тихо сказала Ярцина, глядя на поднимающегося лося и смутно понимая, что заступалась не за того. Как, впрочем, и всегда. - Дамы, я считаю, нам уместно отсюда с...
Никто не узнал, научилась ли калдорейка хлестким восточным словам или подразумевала другое "с" - не договорив, она повела вокруг себя рукой. Замерцал контур магического щита.

ДМ:
- Так-так-так! - передел собственности был образом жизни всех сатиров. К нему всегда были готовы. Хинельдеш, не прекращая тянуть суму вдоль бомбы, воздел когтистую лапу. - Только без истерик, или мы сольемся в экстазе истребления! Раздел по-братски?

Рив:
По непонятным со стороны причинам ящер затряс головой. Потом, все ещё ею встряхивая, развернулся к лосю, безошибочно определив, откуда ветер дует. Пасть ящера вновь распахнулась и мгновением позже все услышали настоящий голос ящера, - рев, от которого с потолка посыпалась каменная крошка.
Голоса раздражали, но больше всего бесило то, что кто-то, - кто-то! - смеет лезть в чешуйчатую башку и хозяйничать в ней по своему разумению. Что, сам виноват? Импа с два, лось виноват! Нечего было злить. Нечего было дразнить!
Со вспыльчивостью Черных мог сравниться разве что порох при контакте с пламенем. Нет, лося не стали жечь. Рев стал оглушительным, пол ангара содрогнулся и вздыбился хрусткой волной, рванувшейся к лосю, выбивая почву из-под сломанных конечностей.

Кто-то там хотел бомб? Самое время воспользоваться моментом.

ДМ:
Последнее вернуло зверюгу на пол, не оборвав хора голосов. Сотня, вторая, третья...
Остальным повезло меньше - било по ушам!

Грейс:
Для нежити наступил момент определиться в своих симпатиях и антипатиях, и её симпатии определённо принадлежали сатиру Ириэлю, а не сатиру Хинельдешу. В конце концов, первый уже успел ей что-то подарить, а второй - только обзывался.

- Госпожа Ярцина, вы всё ещё против на... - не поворачивая головы, взялась было уточнять Грейс, но тут случился рёв. Она сморщилась и зажала уши, сквозь жуткий грохот бросив какую-то команду, и невозмутимый пустоход двинулся вперёд. Его окольцованные браслетами лапы тянулись к князю.

Иллуянка:
Чтобы понять, что ситуация быстро выходила из под контроля, не нужно было быть мудрецом. Иллуянкины уши едва ли не свернулись в трубочку, когда рев сотряс основания древнего замка. Сама эльфка дрожащими руками вынула ятаганчик, казавшийся в высшей степени бесполезным, и по-быстрому скрутила небольшое яблоко. Из полой рукояти на ее ладонь сами собой вытряслись два зернышка. Впрочем, Иллуянка не спешила раскрывать их силы: даром что Грейс среагировала первой.

Ярцина:
- Не сейчас, у меня тут мироздание трещит! - крикнула Ярцина в жалкой попытке перекрыть рев и грохот. Надо думать, ее попытка укрепить ткань между мирами была столь же неэффективной: тут требовался источник энергии.

Хинельдеш:
- Вот херь... почему никогда нельзя по-простому? - массивный пустоход не добрался до конечной точки маршрута, налетев на зажегшуюся в воздухе полусферу зеленых рун. Едва ли та могла сдержать его надолго. Хинельдеш кривился и нервил. - Давайте, девочки, давайте все вместе отпи$дим князя Хинельдеша и нанесем оскорбление Ханамем, е&ливой королеве-су... тьфу... великой и вечной!
Сатир озабоченно оглянулся на еще торчавший из сумки хвост Аршакота и заплел пальцами свободной руки очередное колдовство.
- Мы серьезно не можем договориться о том, чтобы вас не выпинывали из Пустоши с треском и непечатной речью?

Грейс:
- Всё ещё не вижу причин, почему уважающую себя колдунью из с восточного материка должна волновать её репутация в Пустошах, - подала голос колдунья, в когтях которой плёлся по ниточке клубок проклятья погнуснее. В этот момент Грейс как раз раздумывала, не стоит ли прибавить в формулировку заклинания пожелание "чтоб у тебя кисточка отсохла". Пустоход продолжал штурмовать полусферу, подчиняясь ранее отданной команде, со всем доступным ему напором. В конце концов, пустоту нужно было чем-то наполнять...

Иллуянка:
- Мы можем. Бомб не должно существовать вообще. Ни в чьих руках, - прокричала Иллуянка. - Ты не понимаешь, что твоя богиня может навлечь на себя одним существованием этих снарядов!

ДМ:
- Да Бог Саргерас, чего она еще не навлекла? Начинаем думать головой и пересчитывать все драматические собы-ыыы... - возмутившийся сатир не договорил, смахнув с раскрывшейся ладони рой зеленых светляков, устремившихся навстречу веселой компании. Хинельдеш дернул на себя суму со скрывшейся внутри бомбой и без оглядки припустил к краю пропасти, заранее вопя что-то вроде "йерониму-ууус!"

Рив:
Хор сотен голосов в голове и не подумал затыкаться, чем основательно вывел ящера из себя. Нечто подсказало дракону, что от напалма большого прока не будет, тут нужны радикальные меры. И ящер срадикальничал.
Одним тягучим, неимоверно плавным для своей комплекции движением он перетек вперед и, ухватив лося пастью поперек спины, мощным движением шеи швырнул его прочь из пещеры.

Ярцина:
Ярцина, местная спасительница всего живого, не придумала ничего лучше, чем дернуть Иллуянку под защиту своего щита. Получились обнимашки: щит был невелик.

Грейс:
Рой светляков едва ли озаботил немёртвую, так как она всё ещё была под прикрытием созданного пустоходом покрова. За что, собственно, демон и был любим: идеальный инструмент для защиты и прикрытия хозяйки.

Проклятье было движением руки швырнуто вперёд - нежить рассчитывала пробить им полусферу, чтобы дать пустоходу возможность нагнать козла и задержать его.

ДМ:
Лось отправился в полет: взбесившуюся рептилию начинало медленно, но верно отпускать.

Иллуянка:
Иллуянка едва ли не выронила из ладони свои дражайшие семечки, когда Ярцина дернула ее под арканную защиту.

- О. Спасибо. - Коротко поблагодарила двоеветвенная нежданную спасительницу и со всей дури запустила одно из семечек через мембрану щита в сторону Хинельдеша. Откуда у семечка случилось ускорение пущеной пули - неизвестно.

Рив:
Пещеру осветило оранжевым и враз потеплело; вслед улетающему лосю рванулась струя жирного, черно-красного пламени.
Звук был все тот же, - оглушительно шкворчащее масло, принимающее в себя металл.
Или плоть.

ДМ:
Ускользнувший от проклятия Грейс князь красиво махнул за край ущелья, но всё же не рассчитал малости: брошенное Иллуянкой семя против всякого естества раскололо камень и спустя миг выстрелило следом туго скрученной, растущей лозой густых болотных тонов - изогнувшись, та стремительно пала куда-то вниз, за край пропасти.

Рой светляков навалился секунды спустя, миновав Грейс, несколько раз узвив щит Ярцины... завившись вокруг компании. Бестелесным насекомым немного не хватало скорости и способности быстро пробивать защиты, но они компенсировали злостью.

Рив:
Убедившись в том, что Враг№1 улетел, дракон развернулся и жадно уставился на воцарившийся в гроте бардак. Судя по морде ящера, ему очень хотелось продолжить деструктив, который он чуть ранее предлагал в качестве бартера и новая цель была незамедлительно найдена.
Ракетница. Нахер из грота.

Иллуянка:
Иллуянка поняла, что лоза взяла цель, и, сжав покрепче Ярцину, мысленно скомандовала ей (лозе, не Ярцине) тянуть улов назад в грот.

Ярцина:
- Сейчас я расплету, - выдохнула Ярцина, потянувшись к чужому заклятию из-за щита. Светляки были на скверне, отчего у калдорейки сделался этакий тягучий взгляд. - А вторая бом... Ой! Кто здесь умеет успокаивать драконов? Нас не учили! Я только маленьких умею! Радужных!

Джаскар:
- Блядь, ну, сука, - бормортал орк сидя на санках и не двигаясь, от греха подальше. Когда лось пропал из виду а знакомый сатир с краденой бомбой сиганул в пропасть, орк решился встать на санях, обращаясь к дракону: - Эй! Великий Дракон! Тут, виш, хуйня какая?! А сатир бомбу украл! - Орк указал вслед князю с лозами. - Дак вот, ты б вернул его! У нас две бомбы будет, ага?!

Рив:
- Я тебя счас надвое перекушу, - прорычал ящер, волоча ракетницу к краю пропасти, - и будет у вас два орка. Сгинь, падла!

Грейс:
- А он когда проснулся?.. - мимоходом обратили внимание на орка, - Впрочем, не важно.

Нежить рванулась вперёд, к дракону, от безысходности подумывая уже вцепиться в его хвост и повиснуть на нём. Может, задержит...

- Не здесь! Умоляю чем угодно, только не туда! Я открою портал куда-нибудь и мы взорвём эту бомбу где-нибудь ещё! Будет красиво!

Рив:
Железный скрежет прекратился, а на нежить уставились два бешеных, оранжево-алых глаза с вертикальными зрачками. В глазах, помимо собственного свечения, сквозь бешенство пробивался вопрос "нахрена такие сложности?".

ДМ:
Перед лицом дракона явился прихваченный лозой за бочину князь: его издосадованное лицо выдавало ту досаду, которая случается с людьми, осознавшими, что какая-то травка не хочет сразу покоряться пышащему жаром резаку из оскверненного пламени.
- Ну вы настырные. - с досадой пробормотал сатир.

Иллуянка:
- Ну мы да! - не спорила Иллуянка, лозой подтаскивая сатира поближе к себе и подальше от дракона, - А еще несказанно добрые для тех, в кого плюются светляками. Бомбу возьмем, и я поцелую, где болит, и все разойдемся по любви.

На то, что проснулся орк, она даже не обратила внимания.

Джаскар:
Орк молча спрыгнул с саней и так же молча побежал на поиски палатина в хладных доспехах. Оружие массового уничтожения генерал доверил дракону и князю сатиру.

Грейс:
- Великая Дарнассия... шабаш прикроют, если подрывать прям здесь! - времени долго объяснять не было, нежить объясняла быстро, - И больше никакого веселья!

ДМ:
Хинельдеш изобразил ту самую мерзкую улыбку, которая появляется у сатиров, когда кто-то тратит время на подтаскивание и треп вместо того, чтобы бить по голове... и пропал на пустом месте, оставив за собой свитую колечком лозу.
Ярцина мгновенно узнала классический эстуланский магический прыжок.

Рив:
Перед лицом сатира злобно лязгнул частокол зубов. Длина у зубов была разная, - меч короткий, меч полуторный. Сатира вовремя утащили. Дракон проводил его долгим взглядом, судорожно вздохнул и нервно треснул булавой на конце хвоста по полу.
Грохотнуло и сотряслось.
- Никакого с вами веселья, - прорычал чешуйчатый злодей, явно уже успевший представить веселье в виде большого взрыва на территории тихой Азшары. - Черт с вами, открывайте свои порталы.

Ярцина:
- Да пусть его, лишь бы не здесь, - чародейка и не подумала гнаться за Хинельдешем, вместо этого обрушив первое за ночь атакующее заклятие на ябеду-орка, чтобы оглушить его легким арканным взрывом. Когда-то надо было начинать с насильственными методами, и этот момент показался Ярцине подходящим.

Иллуянка:
Непечатное слово на "б" на дарнасском звучало очень мелодично, но очень зло.

- Вот чтобы я еще хоть когда-нибудь понадеялась на то, что за добро платят добром! Девушки, кто-то из вас может отследить, куда он прыгнул?

Грейс:
- Сию секунду, - нервно тряслась немёртвая, от удара хвоста по полу едва удержавшаяся на ногах, - Если господин дракон желает себя чем-то развлечь, пока я открываю портал... может, господин дракон изволит изловить и сожрать беглого князя? Далеко уйти он не мог...

Рив:
- Не изволит, - раздраженно отозвался дракон и стало ясно, что никого ловить он не будет. Не видит никакой для себя в этом выгоды и интереса.

Ярцина:
Судя по тому, что от Ярцины не донеслось "Ну что такого вам сделал разнесчастный князь Хинельдеш", Иллуянка была не единственной калдорейкой юных лет, кто набирался здесь бесценного опыта.
- Он хотя бы украдет эту бомбу так эффективно, что палатину она уже не достанется, - заметила вместо этого эльфка. - Осталось решить дело со второй. Давайте не будем нагружать себя лишними задачами?

Грейс:
Грейс оставалось только смириться и уползти искать более-менее ровный клочок пола, чтобы начать вычерчивать на нём рунами телепортационный круг.
- Сейчас я закончу, мы засунем её в открывшийся разлом и там она упадёт в каком-нибудь безлюдном месте, организовав эффектную иллюминацию. Разве не в этом была первоначальная идея?

Иллуянка:
- Если Хинельдеш свалит с бомбой, меня по голове не погладят... - расклеилась Иллуянка. Казалось, до оставшихся бомб ей дел не было. Тем более, что с ними все равно могли справиться Ярцина и Грейс.

Ярцина:
- Подумаешь! - отмахнулась Ярцина, с беспокойством кося на дракона. - Это же Хинельдеш, а не какой-нибудь Смертокрыл... ой. Я к тому, что он скорее будет бесконечно торговаться и угрожать соседям, чем разрушать миры.

Иллуянка:
- Он под Ханамем, Ханамем будет злиться. Вдруг то, что он говорил про выпинывание, правда случится? - не прекращала Иллуянка. До поры.

- Ладно, не смогли помочь одному сатиру - так давайте поможем другому! Ириэль говорил, ему нужна одна бомба для исследования. В нем я уверена, он не станет взрывать ее зазря.

ДМ:
Надо сказать, что драконий рев сделал своё дело, из коридора уже доносились торопливые шаги очередных гостей: серокожая женщина в скрывавшей глаза черной куфии и ципао изысканного фасона явилась в комнату в компании нескольких бесов, рыжего кота с позолоченными усами и дежурной речи:
- Уф. Живы? Это хорошая новость, а плохая в том, что сейчас сюда набьются все, кому не терпится узнать почему. - серая запнулась. - Оу. Те же и дракон. Мы всё экзотичнее и экзотичнее.

Ярцина:
- Не споткнись об орка, - торопливо предупредила Ярцина. На дракона можно было и заглядеться.

Рив:
Тем временем дракон, частично удовлетворивший свою долго сдерживаемую потребность в разрушении, слегка угомонился. Перестав топорщить гребень и злобно фыркать, он еще раз осмотрел помещение, - ну мало ли, вдруг где спрятался повод для ещё покуролесить, - но такового не обнаружил. Правда, в стойлах еще оставался сидеть зеленый дрейк, отчего-то застрявший в гуманоидной форме, но пачкать об него лапы отчего-то не хотелось. Не было интереса в лупцевании мешка с костями.
А потом дракона не стало. Вместо него на краю пропасти образовался пепельнокожий ночной эльф, черноволосый и лохматый. Из одежды на эльфе было что-то вроде широкой длинной юбки, хотя с тем же успехом это могли быть и штаны. Перехвачено это было поясом, на котором болталась пара узких кинжалов в черных ножнах. Довершал картину амулет в виде клыка на кожаном шнурке, висевший у "эльфа" на шее.
Глаза у пепельнокожего были драконьи.
- Короче, - проворчал ящер, на этот раз пользуясь пригодным для того речевым аппаратом, - вы тут делайте что хотите, а я свою часть сделки выполнил. Лось устранен, самострел свой вы сейчас сами устраните. Где бухло и бабы?

Джаскар:
Простой орк Джаскар и вправду мог вызвать внезапное спотыкание. Он лежал на полу как куча говна в тёплой одежде. Вокруг работали такие силы на которые у генерала, увы, не было никакой управы.

Статира:
- Вы прискорбно опоздали, господин дракон, - посетовали от двери. - Палатин Язерис собирается сжигать города, бабы сочли это поводом покататься на санях, а бухло... ну, им в пустых залах можно будет наслаждаться сколько угодно.

Грейс:
- Принято, - явственно подуспокоившаяся нежить, когда дракон избавил её от своего довлеющего присутствия и принял гуманоидную форму, начала вносить поправки в координаты открываемого портала, - Если господин дракон не против.... я почти закончила, дайте мне немного времени! - в общем, бомба будет перемещена в безопасное убежище, откуда позже господин Ириэль сможет её забрать. В конце концов, я должна ему за подарок, и я даю слово - честно передам.

Ярцина:
- Элуна-мать, - только и сказала воинственно-неверующая Ярцина. Если дракон заслуживал того, чтобы на него заглядеться, то в смертном облике он... мог вызвать внезапное спотыкание.

Рив:
- Плевать мне на вашего палантина или как его там, - дракон скрестил руки на груди и выпятил челюсть, навеяв смутные ассоциации с "утюгом" деда. - И плевать мне на ваши бомбы, делайте с ними что хотите. Кто проведет туда, где можно посидеть, попить и пожрать?

Иллуянка:
- Да может, всем вместе пойти, если здесь мы разобрались? - предложила Иллуянка, закручивая яблоко рукоятки обратно на место.

Ярцина:
- Статира, - едва не жалобно воззвала калдорейка, - сжигать города уже нечем, а к дренейке пошел Кровомох и, уверена, разберется. Давай посидим и все остальное?

Статира:
- Давайте подымемся, избегнем ужасной смерти от злого палатина и попробуем повлиять на войну за подвалы. В этом порядке. - отозвалась Статира. - У меня недурно вышло с Бракси, мы контролируем прислугу.

Ярцина:
- А как вас зовут? - незатейливо спросила у дракона Ярцина, определенно решив, что в компании черной твари проще избегать ужасной смерти.

Рив:
На Ярцину поглядели задумчиво. С высоты роста. И с перспективы выдвинутой вперед челюсти, которую ящер явно забыл задвинуть обратно.
- Рив, - сказал он наконец, после чего расплел крендель из крещенных рук и двинулся по направлению к выходу из "ангара", слегка заметая пол подолом своего одеяния. Теперь стало понятно, что помимо перечисленного на драконе имеются ещё и сапоги, судя по очертаниям носов - кавалерийские.
А то, что не стал ждать приглашения пройти, куда хотел, - так никто особо не чесался отвести.

Ярцина:
Следуя за драконом, Ярцина все же споткнулась об Джаскара: в этом проглядывалась длань кармы, отчего-то отдохнувшей на других злодеях сегодняшней ночи.

Рив:
- Направление кто-то будет указывать, или вы тут ни хрена не знаете? - не удержавшись, осведомился ящер.

Иллуянка:
Иллуянка вызвалась идти вперед и шустро повела интересующихся за собой в главный зал.

Статира:
- Да Бог Саргерас, кто мы - нелюдь? - хмыкнула Статира, тыкая носочком орка. - Будут вам проводники. А этого мы тут так и оставим? Пока что мало кто знает, что мы виноваты в пропаже бомб.

Ярцина:
- Я вообще хозяйка, - стеснительно улыбнулась эльфка. - Ненадолго и по бумагам города, который палатин вознамерился сжечь. Прямо по коридору. Только икру не ешьте, она не настоящая.

Иллуянка:
- А он не мертвый? - удивилась Иллуянка, - Я думала, да.

Грейс:
Как водится, в инфернально-зелёном сиянии разверзлось. Не без сопутствующего хоровода мерцающих рун, не без всполохов скверного пламении, не без стойкого привкуса серы в воздухе. В образовавшийся разлом пыхтящая нежить на пару с пустоходом упихнула бомбу, закрыла зев портала и ножкой замазала все следы круга. Потом, гадко ухмыляясь, приплела сверху пару проклятий для самых любопытных, кто полезет выяснять направление портала... и на том поспешила нагнать пёструю дамскую компанию и дракона.

Рив:
- Безобразие, - пробурчал дракон, - еще и еда фальшивая. Вы что, любители чтоль, или начинающие?

Статира:
- Лично я не злодейка. Я только учусь.

Иллуянка:
- А я вообще в колдовстве ни на йоту.

Ярцина:
- Я опять кого-то случайно убила? - оглянулась Ярцина. - Ну что такое! Я тоже из учениц, но икру создавал лорд Маллахет, бывший хозяин, который всех бросил и еще нашалил напоследок.

Рив:
- Покажете, что там у вас есть настоящего, - дракон вздохнул и поморщился. Кажется, он уже начинал жалеть о том, что потратил свое время и свои деньги на визит на столь разрекламированный в узких чернокнижных кругах Штормграда праздник. - Желательно чтобы это было мясо. Я голоден.

ДМ:
Добраться до мест оказалось не так уж и просто: в длинном коридоре уже толкался первый любопытный народ - снобоватый эльф со стоячим воротничком, здоровый фурболг с суккубом и какая-то мохнатая тварь в цветных лохмотьях. Эльф, пусть даже в юбке и кавалерийских сапогах не удивлял, на процессию сыпался один и тот же вопрос: кто так орал? Не этот ли... ну вы должны знать... зловещий лось?

Рив:
Эльф в юбке сказал, что орал он. Причем от голода, так что всем захлопнуть рты и начинать шустро бегать, пока ещё никого не сожрали.

Иллуянка:
- Лось не орет. - замогильным голосом произнесла Иллуянка и попыталась пройти мимо зевак.

Грейс:
- Всё ещё можно сожрать самых доставучих выяснятелей, - невинно предлагала Грейс, плетясь в хвосте процессии. И скалила в улыбке острые мелкие зубки.

Ярцина:
- Это все гости, не еда, - комментировала для Рива Ярцина, не слишком уверенная по поводу мохнатой твари. - В воротнике - господин Мнадеш от гоблинского банка. Он здесь бывалый эльф и, уверена, знает, где остались припасы. Господин Мнадеш, ведь так?

Грейс:
- Ох. Мне кажется, я кое-что забыла позади... Я отлучусь, - внезапно вспомнила колдунья, поднимая когтистый палец, и резво развернулась.

Мнадеш:
- Вам ли бедствовать, Ярцина, я гляжу, слуги за вашей компанией так и вьются... решили подкрепить то своё приобретение союзом с господином Бракси? А, впрочем, недоеденного там наверху сейчас полно. Все идут воевать.

Рив:
- Я знаю, что не еда, - сквозь зубы отозвался дракон, - но надо же как-то расшевелить эту толпу. Не исключаю той вероятности, что жареный лось может вернуться, так что я хочу пожрать до его прихода.

Грейс:
Чернокнижница спешила назад, пока никто не показался в конюшнях. У тела орка она остановилась, наскоро прощупав его пульс. Затем указала пустоходу подхватить его и отправилась проверять проходы по коридору, уводящие в разные стороны, в поисках любого пустующего помещения.

Ярцина:
- Мое приобретение? - не поняла Ярцина, слегка отвлеченная на гордый драконий профиль. - А... Ну да. Поместье, из-за которого все собрались передраться. Я не из тех, кто успел оценить прелести частного капитала, Мнадеш. Меня устроит и сохранение вечеринки в том виде, в котором она начиналась.

Иллуянка:
Иллуянка с беспокойством смотрела вслед стремительно удаляющейся Грейс; дракон был, конечно, хорош, но то, что чернокнижница, может, собралась делать, будоражило разум эльфки не в пример больше. Может, поэтому она молчала, нервно перебирая пальцами по глубокой резьбе на рукояти ее ятагана.

Тем более, что пустохода рядом теперь не было, и переводить было некому.

ДМ:
- И как вы относитесь к тому, что оплот гоблинской юриспрудеции собираются раскатывать в блин? - интересовался Мнадеш уже на выходе в залы.
Слушайте, куда подевался весь блеск праздника? Остались пустые столы, недоеденная пизжа и скучавшие суккубы. По углам помещения сбивались кучки, чувствовался подъем злодейской мысли. Самоназванные вожаки собирали народ в стайки: кто для того, чтобы завоевать подвалы и заполучить брошенное Маллахетом имение, кто ради разграбления Круговзора. До Ярцины и её прав никому не было дела и времени.

- Озабочена нашей восточной подругой? - вполголоса обратилась к Иллуянке поотставшая Статира. На сносном дарнасском.

Ярцина:
- Не раскатают. Князь Хинельдеш спер бомбы, - со всепрощающей интонацией отозвалась Ярцина. - Ты не видел здесь серого дворфа? Лорд... Рив, вон те блины с помидорным соком весьма хороши и вполне настоящие. Там есть и мясо, правда, не уверена, чье.

Иллуянка:
- Конечно, - ответили ей на стародарнасском, - Она, вроде как, не из тех, кто может просто взять и забыть что-то. Ставлю на то, что ей зачем-то снадобился орк. Не думаю, что она захочет гневать Ириэля.

Рив:
Наверное, в этот момент все из незанятых разговорами лиц догадались, что обьедками дракон питаться не будет. Судя по взгляду и упертым в бока кулакам, драконья злодейская мысль с легкостью перекрыла все то брожение, что настаивалось в обеденном зале.
- Я тебе свинья, что ли? - оскалился он в ответ на предложение отведать подсохшего теста, украшенного остывшим не пойми чем. - Счас саму в блин превращу. Будешь брызгать соком, не помидорным, но похожим по цвету.

Ярцина:
- Это грубо, - побледнела Ярцина. - И совершенно не справедливо, потому что свинство устроил лорд Маллахет, а я изо всех сил пытаюсь сохранить то, что осталось от праздника. По доброте, между прочим, души. В здешнем обществе это редкое качество.

ДМ:
- Ну, не то, чтобы из-за такой мелочи они отменили бы налет... - пожал плечами Мнадеш. - Их тут собралась целая камарилья. Представьте мне господина Рива, пока нас не превратили в сок.

- Полагаю, где-то сейчас из орка выпивают душу. Должна заметить, высокая мораль подбивает меня пойти и учинить скандал, после чего мы все будем плясать по колено в бабочках.

Иллуянка:
- Мораль моралью, а на бабочек я, надо сказать, мало настроена, - Иллуянка опустила уставшую себя в одно из свободных и наиболее близких по расположению кресел. - И вообще на все то, что может прибавить мне проблем в ближайшем будущем.

Рив:
- Согласен, - прошипел ящер, - грубо и несправедливо предлагать дракону обьедки, особенно если дракон - черный. Особенно если дракон, отмахав с Хиджала крыльями сквозь ночь, рискуя жопой, летит сюда, на разрекламированную вечеринку злодеев, валит досаждающих всем лосей и в качестве благодарности получает предложение отведать какой-то круглой херни на блюде, от которой за давностью даже запаха нет никакого. Это не попытка сохранить праздник, это попытка разрушить его окончательно, посредством взбешенного меня.
Шумно выдохнув, дракон снова оскалился и, зажмурившись, очень по-гуманоидному помассировал переносицу. Слуха стоявших рядом с ним существ коснулось приглушенное "блядь".
- Поспать-то тут есть где?

ДМ:
- Меня сдерживает лень. Сколько не трудись, они всё равно умирают. Успеваешь предложить руку, получить сувенир и обещание неба в алмазах. - хмыкнула Статира, бросая взгляд в коридор. - Поговорим о том, как нам обустроить Пустошь?

Иллуянка:
Иллуянка кивнула. - Это можно.

ДМ:
Силы могущественных культов юга утонули в шушуканье.

Ярцина:
Обида в огромных эльфкиных глазах становилась все более горькой, пока невыносимая несправедливость бытия не пробила дно.
- Ну, знаешь! - голос Ярцины дрогнул и нехорошо зазвенел, как бывает от скрученной в пружину, готовой выплеснуться арканы. - Меня ни за что вышвырнули из Эстулановой башни, послали в самый холодный угол старой империи, сделали крайней в разборках жадных дворфов, вредных духов и упертых знатных семей, и я за весь вечер даже не притронулась к выпивке, потому что только и делаю, что пытаюсь спасти всех и вся от смерти и разрушений - и это в ночь первого в моей жизни праздника, где даже не случилось танцев! Я, значит, сейчас должна метнуться в Круговзор под обстрелом и быстренько купить тебе мяса в ближайшей лавке, пока ее не разнесли посредством взбешенных всех? Вот еще!

ДМ:
Мнадеш неслышно покинул поле, не то не дождавшись ответа, не то услышав что нужно... не то решив не рисковать эльфским возмущением.

Рив:
На Ярцину снова поглядели сверху вниз. Взгляд у Рива был что наковальня, падал и пригвождал.
- Ну если ты тут отвечаешь за кухню, то метнись и быстренько купи. Если нет, вели сделать это тому, кто отвечает за кормежку гостей. Если твоя роль на этом празднике заключается в спасении всех и вся, то спасай молча. Если твоя роль не в этом, то ты сама виновата, что прое... теряешь возможность отдохнуть, выпить и потанцевать на первом в твоей жизни празднике. Тебе что, на жизнь пожаловаться некому? Я неудачный кандидат, от меня сочувствия не дождешься. Только позлорадствую. А потом сьем, чтобы не мучилась. Ещё претензии, или всё понятно?

Рив:
Ушедшего эльфа проводили задумчиво-оценивающим взглядом.

Ярцина:
- А никто здесь ни за что не отвечает, - уже спокойнее уведомила Ярцина откуда-то из-под наковальни. - Если ты пропустил новость, то повторю еще раз: хозяин, высокорожденный дух Маллахет, которому ты мог бы выдвинуть обвинение в скверном гостеприимстве, недавно вошел в тело юной эльфийки и сейчас потешается надо всеми где-то в тепле и уюте, поскольку перед тем, как отбыть, объявил владельцем поместья любого, кто сумеет его взять и удержать. Ах да - еще спровоцировал всю отдохнувшую и выпившую компанию громить Круговзор. Если в перечисленном ты найдешь что-то, что портит тебе праздник, то действуй. Если нет - в твоем распоряжении холодная пизза и любой угол, куда поместится злорадный черный дракон.

Рив:
Услышав новость во всей красе, Рив снова выпятил челюсть и хмыкнул.
- Подозреваю, что этому духу до черта лет, - сказал, потирая выпяченное, явно никогда не ведавшее бритвы. - Так развлекаются только те, для кого перетасовывание своих действий и рисование новых карт для колоды событий является залогом долгой жизни. Я бы точно так же поступил на его месте. Это весело. Свежо. Никто из моих знакомых так не развлекался...
Внезапно дракон запнулся, слегка оживился и оббежал глазами помещение.
- Здесь осталось что-то ценное?

Ярцина:
- Ну еще бы, - честно ответила эльфка. - И не меньше желающих это ценное присвоить, хотя лорд Маллахет знает толк в шутках и наверняка подложил половину иллюзорных сокровищ. Я не заблуждаюсь на счет того, что мои бумаги могут что-нибудь значить, хотя...
Дракону в калдорейском облике достался задумчивый взгляд.
- Союз морального права и силы имеет все шансы победить. Тебе нравится грот с выходом в открытое небо? Пещера, полная старинных ценностей?

Рив:
- Как объект, сама по себе - да, - кивнул Рив, все ещё шмоная своими буркалами помещение, словно ценности могли торчать из блюда с гоблинской жратвой или из суккубьего декольте. - Конкретно эта, - нет. О ней слишком многим известно и поселиться здесь впоследствии сможет разве что какой-нибудь изерыш. Или алекстразыш, так что меня вполне устроили бы старинные ценности. Желательно, настоящие. Если разбираешься в иллюзиях, возьму в долю. Пять процентов найденного твое, так и быть.

Ярцина:
- Немного разбираюсь. Настоящая специалистка внизу, в пещере с сокровищами, и половина гостей собралась ее убить - тоже по наущению Маллахета. Она едва не переиграла его. Наверное, лорду слишком до черта лет, если он не ценит сильных и красивых соперниц. Кстати, это она подарила мне платье, - Ярцина вздохнула, вновь вспомнив, что так и не использовала обновленную харизму. - Я бы хотела отблагодарить. Вместо пяти процентов... к тому же, спасая ее, ты одним махом уберешь пещерных конкурентов. Идет?

Рив:
На платье мимоходом отвлеклись и что-то подсказало Ярцине, что Рив умеет делать комплименты. Что он вообще много чего умеет, но если снять всю эту шелуху, используемую как инструмент в качестве достижения своей цели - плевать ему на гуманоидные тряпки.
Если только эти тряпки не расшиты золотом и не облеплены брильянтами как днище галеона - ракушками. Ярцина могла бы запросто бегать голой. Ценность её в этот момент была уже определена.
- Сперва я хотел бы ознакомиться с барахлом, - сказал дракон. - Решить, стоит ли мне напрягать задницу ради того, что здесь имеется.

Ярцина:
- Тогда прошу за мной, - вежливо пригласила калдорейка, оглядываясь в поисках новых подруг.

ДМ:
Статира только помахала со своей лавки: мол будет вам и белка, будет и свисток…

***
Грейс:
Пустующее помещение нашлось. Подсобка, занятая каким-то хламом: нежить даже не вглядывалась. Это было не так интересно. Демон втащил обмякшее тело, следом нырнула Грейс и подпёрла дверь, чтобы удостовериться, что ей никто не помешает. Орка спеленали верёвкой по рукам и ногам, затем принялись приводить в чувство - развеиванием магии и старой доброй оплеухой.

Джаскар:
Орк очнулся, поёрзал в верёвках, сказал: "Ёпт."

Грейс:
- Ёпт, - согласилась темнота перед очами орка. Затем что-то щёлкнуло и призрачный зеленоватый огонёк, вздрагивающий и мечущийся, осветил знакомое серое лицо, сейчас склонившееся над Джаскаром, - Зачем ты предложил палатину разорить Круговзор?

В скудном освещении от огонька проступали очертания нависшего рядом пустохода, а чуть поодаль - нагромождения... чего-то. Полумрак не позволял предположить ничего, кроме того, что помещение маленькое и чем-то забитое.

Джаскар:
- Дак... А чё? - Орк огляделся, насколько мог. - Ты местная, что ль?

Грейс:
- Вопросы задаю я, - осведомила нежить, вешая трепещущий огонёк в воздухе и потянув освободившуюся руку к пустоходу. Что-то стеклянно позвякивало, - Тебе обещали заплатить за это? Кто-то сказал тебе натравить палатина на городок? Или это была собственная инициатива?

Джаскар:
- Да он сам не прочь, ты чё! - Орк поднял брови. - Мне тока Бракси платит.

Грейс:
- Платит или платил? Идея разрушить Круговзор Бракси явно не вдохновила, - заметила Грейс в ответ. Предплечье орка коротко кольнула боль, затем прибавилось щекочущее ощущение заструившейся по коже крови. Снова что-то звякнуло и под тонкую струйку подставили склянку.

Джаскар:
- Платил... Ай! - Здоровяк заёрзал сильнее, пытаясь увидеть своё плечо. - Чё творишь то? Это, типа, трахаться будем или допрос?

Грейс:
- Трахаться, - скупо улыбнулась немёртвая, закупоривая склянку. Свежий разрез наскоро прижгли созданным огоньком меж когтистых пальцев, чтобы остановить кровь, - В какой момент ты очнулся там, на балконе? Что успел увидеть и понять?

Джаскар:
- Дракон сатир бомбу забрал лось улетел зелёные такие шух я побежал и всё. - Поток сознания Джаскара был бессвязным, но как-то передавал суть увиденного. - Это реально было или то ты мне мозги перепутала?

Грейс:
- Сатир забрал бомбы и прыгнул с ними за балкон, - поправила нежить, чем-то кажется удовлетворённая, - Куда ты собирался бежать и что делать?

Джаскар:
- Чё? - переспросил простой орк. - Там бомбы и дракон и магия - шух, я и побежал.

Грейс:
- Проще говоря, ты зассал и решил сбежать с поля боя, правильно? - уточнили у простого орка, вытягивая руку. На кончиках пальцев зрело какое-то заклинание.

Джаскар:
- Какого боя, б$я? То говно и я его маму, кхм... - Красноречие Джаскара остановилось, а глаза уставились на кончики пальцев.

Грейс:
- Понятно, - вздохнула нежить. И это было последнее, что Джаскар услышал перед тем, как чернокнижница начала раскалывать и вытягивать саму его душу из тела. Говорят, это больно, но сама Грейс ещё ни разу не была целью этой способности.

Джаскар:
Простой орк зашелся бестолковыми судорогами и ушел в бессознательность (если, конечно, он выходил оттуда).

Грейс:
Нежить не прерывала потоковое заклинание, освещавшее пространство кладовки призрачным сиянием. Она поддерживала его до тех пор, пока орк не прекратил дёргаться: душа покинула его тело, высосанная без остатка. Подбирая с пола сотворённый осколок души, Грейс снова склонилась над Джаскаром и движением руки погасила огонёк.

Дальше было только мерзкое влажное чавканье и хлюпанье.

ID: 18172 | Автор: Dea
Изменено: 5 января 2016 — 18:07

Комментарии (5)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
3 января 2016 — 11:14 Pentala

Странно что чёрный дракон внезапно не вспомнил что рядом Мазторил, который довольно-таки дорог для Синих)

3 января 2016 — 14:29 Toorkin Tyr

и в котором ни хрена нет материально ценного.

4 января 2016 — 9:10 Pentala

Ну родная избушка же.

4 января 2016 — 22:13 Ignius

Для кого родная?

4 января 2016 — 23:02 Dea

Во-во, мерзкая ледяная кишка, ни лавы, ни золота.