Шабаш: Хорошая атмосфера (1)

Иллуянка
Ярцина
Кровомох
Грейс
Статира

ДМ:
Слушайте о том, как лорд Ангваорсей Гнесия Маллахет, проживший посмертно десятки веков и уставший от всего, в который раз отдавал своё поместье под сходку старых друзей, могущественных и обленившихся сил, хищных сект современности, юных дарований, ушлых торгашей, забавных дурачков и людей случайных чуть менее, чем полностью.
Слушайте, ведь я записала это в лучшем виде... дело было так:

Дело было вечером, и шабаш начинался вяло, как вечеринка постаревших за партой студиозов: уже были украшены три искусно вырезанных в камне зала... первый, с длинным каменным столом и такими же скамьями, второй, затемненный наполовину, с двумя боковыми галереями. Сад с каменно-серыми мертвыми древами и квадратиком неба над головой. Проходы, коридоры.
Хозяина не было, гости радовали количеством и тешили ожидание закуской; нечастые дамы хвастали платьем, а примечательно многочисленные демонические сущности дамского полу - его отсутствием. Благовония воняли, бесы с кухон прыгали и кривлялись, разнося подносы с кушаньем сомнительного происхождения.
В холодном саду бродили павлины.
Собравшиеся на галереях колдуны спорили о том, верен ли слух - что, лорд Маллахет действительно взялся пригласить варваров из Круговзора решать свои проблемы в присутствии достойных арбитров? То есть, простите, нас? Это... как его... Братство Тория? Эту, как её... козу из пустоты, помощницу мэра.

Грейс по прозвищу Ясноглазка, нежить и уважающая себя колдунья, могла счесть себя частью программы развлечений. Бес по имени Бракси, торговец скверной, пригласил её, но не сказал, что многочисленные эльфы будут пялиться как на рынке.

ДМ:
http://pleer.com/tracks/8169472RWmd

Иллуянка:
А особенно пялилась Иллуянка - во-от та дылда среди дылд, наряженная в летящий шелк цвета темнеющего неба. Кто пригласил ее - неизвестно; скорее всего, она явилась по праву принадлежности к клике молодых и талантливых, но невообразимо сумеречных разумом. Таких было много.

- Вы странная гостья на встрече, - заметила она. Необходимость говорить на дарнасском была продиктована ровно ничем. Выглядело не очень вежливо.

Бартоломей:
В проходе, что ведет из зала с галереями в зал с каменным столом появилась худощавая фигура. Некромант Бартоломей, одетый в черную робу с вышитыми на ней черепами осмотрел пустым взглядом зал и присутствующих. Абсолютно не знаком ни с кем из них, он лишь оскалился в улыбке, обнажая желтые зубы тем, кто обратил внимание на вошедшего и коротко поклонился в приветствии. Спрятав кисти в рукава, Барт медленной походкой направился прямиком к столу изучая закуски. Запах благовоний в помещении перебивал слабую вонь разложения, исходящую от некроманта. Наконец, подобрав одно из угощений, он отправил его в рот заработав челюстью. Впалые щеки на бледной физиономии мужчины раздулись от количества пищи во рту. Прикончив одну из закусок, он теперь с большей опаской осмотрелся, лишь надеясь, что его тут не будут бить палками.
- М-м-м... Хорошая у вас тут атмосфера, - наконец подал слабый и хриплый голос.

Грейс:
- Что она сказала? - вопрос, заданный через плечо на чистом всеобщем, был адресован скорее маячившему неопределённо-тёмному облаку, чем рослой эльфке. Неопределённое облако, пульсирующее и временами идущее рябью, было обременено ворохом шляпных картонок, чемоданов и мешочков, а так же массивными сковывающими наручами с блестяшками умеренной драгоценности. Задумчиво свиваясь спиралью, облако закатило горящие точки зрачков и что-то пророкотало.
- Вырази ей наше удовольствие от возможности обменяться опытом с заморскими коллегами, а так же от лицезрения её лично, - безглазое лицо обернулось обратно к эльфке. Тёмные провалы глазниц смотрели ровно в сияющие очи той.
Демон послушно перевёл, демонстрируя сравнительно неплохие познания в дарнасской речи.

ДМ:
- Дя усь, дя усь, - пропрыгал мимо мелкий бес. - Скверны бы, маста. Вы же восточный маста, как у зеленых.

Иллуянка:
Эльфка восхитилась и заулыбалась. Золотые глаза смотрели сверху вниз без капли заносчивости, не обращаясь, впрочем, к демону.

- Я не столь важная особа, - это, видимо, в ответ на "удовольствие от лицезрения лично", - Меня зовут Иллуянка. Я из Двоеветвия в Пустошах. Вы уже были в этой... цитадели или как я - впервые?

Понимать было относительно легко, хотя слух запинался за изредка проскакивавшие староречия.

Джаскар:
Варвары из Круговзора таки имелись, натуральные: кровь с молоком и здоровым блеском скверны в зенках. Примечательным был габаритный орк с зеленовато-землистой шкурой и имевший чей-то побитый стихиями мех на широких плечах и такую же шапку-ушанку в руках. Этот пришел с бесом и за ним и болтался, впрочем, не нависая. Уже начиная потеть, но ещё не решаясь подраспахнуться, предполагаемый дикарь знакомился с местами одними глазами, задерживаясь на скоплениях пищи, скверны и баб.

Грейс:
- Не имела удовольствие. Передай ей, - помыкала демоном колдунья, и он выглядел настолько страдающим, насколько в целом способен сгусток пустоты. Даже не вспоминая о том, как нежить въехала в залы верхом на нём, демон явно был в форменном рабстве: то переведи, это понеси, закуски раздобудь и поторапливайся, ленивое животное. Подстёгнутое окриком чернокнижницы, создание пустоты ограбило ближайшего беса на поднос.
- Приведший вас сюда интерес относится к хозяину цитадели, или к кому-то из посетителей? - на ходу продолжало переводить клубившееся облако мрака, угодливо тянущее на окольцованных отростках угощение.

Иллуянка:
Иллуянка помедлила с ответом. Улыбаться не прекращала - это был убедительный признак всякого рода посланца и переговорщика.

- Одно, другое, и немного третьего, - сказала она, пережимая пальцами складки полупрозрачной шали, - Дел много, цитадель одна. Не хватает только такого слуги, как у вас; моя жизнь стала бы вдвое легче. Думаете, они продают таких в этих залах?

Джаскар:
Решивший действовать орк расстегнулся и вообще. Пустохода он пропустил, заметив его хозяйку и эльфку с ней, а капюшонного жруна Бартоломея и бесовские угощения - нет (не пропустил, в смысле). Раз уж мужик, или кто оно там, говорит в никуда, значит можно и ответить.
- Да, круто. Зелень есть?
Говорил орк жуя и на всеобщем. Смотрел с грозным дружелюбием.

Бартоломей:
Некромант тем временем тыкал в каменный стол своим ногтем, который был довольно длинным, да и вообще его кисти были похожи на кисти мертвеца. Бледные худые пальцы с выпирающими костяшками, длинные ногти, аккуратно подпиленные.
- Бить не будешь? - хрипло спросил подоспевшего собеседника, поглядев на него пустыми глазами. - А что есть зелень? Я могу предложить лишь пару легких гиен и человеческих языков. Хе-е-е-е-е. - снова обнажил желтые зубы, оскаливаясь в улыбке.

Грейс:
- Рассматривайте половину собравшихся, как потенциальных слуг. Даже если они об этом ещё не знают, - прищурилась в сторону дефилировавшей мимо суккубы в исключительном минимуме прикрывающих её тело одеяний Грейс. При отсутствии глаз в глазницах выглядело несколько странно. Демон покорно продолжал переводить: - Вторую половину - как потенциальных союзников в вопросе организации служения первой половины. При общем-то засилье чернокнижия и адептов призыва...

Джаскар:
Орк неопределенно пожал плечами на первый вопрос.
- Скверна, ну. Сам откуда? С кем пришел?
На суккуб или просто "сук", как их называл орк, он смотрел не слишком одобрительно. Пил, ел. Следил за бесом, если, конечно, он уже не успел ускакать в другой зал.

Кровомох:
Явился Кровомох. Сатир-коротышка, известный в диких калимдорских кругах имиджем отшельника, к шабашу был готов: сегодня он облачился в неподпоясанный халат винного цвета, расшитый маленькими золотистыми пентаграммками; поверх халата сатир набросил древнейшего вида шаль, которая от времени, казалось, стала полупрозрачной: такую могла носить прислужница королевы эльфов. Кровомох, держась за концы шали обеими лапами, потирал ей свою спину, вальяжно ступая мимо столового зала к галерейному.
Однако сегодня сатир особенно отличился. Говорили, что он потерял один рог в недавних странствиях в компании сумасшедших, но здесь и сейчас Кровомох не имел и второго: оба были аккуратно подпилены и окольцованы золотом. Демон стал еще более низким.
- Уже определяете, кто раб, а кто хозяин, девочки? - козерог влез в разговор... ну, как козел.

Бартоломей:
- По приглашению одной темной девочки. Говорила, что тут довольно интересно. Вот только я её тут не вижу. Как же её звали... О. У меня же записано, - хрипло протянул мужчина, протягивая руку в сторону, дабы ему что-то дали. Посидев в таком положении с мгновение, он повернул голову в сторону руки и глянул на неё. - Вот паршивое отродье... Месяц без мозгов оставлю... - раздосадовано проныл некромант поднимаясь со скамьи. - Э-э-э. Ты извини, но я потерял своего миньона. Я сейчас его найду и вернусь, не уходи, ладно? Уже с пол года ни с кем живым не разговаривал. - Бартоломей спрятал кисти в рукава и поспешно направился к проходу на юг.

Иллуянка:
- Радикально. Превесьма. Впрочем, ничего нового; знаете, чернокнижие или нет - а на встречах этого рода так или иначе получается... Как озвучили вы. - тут Иллуянка отвлеклась на сатира и невольно сглотнула. Ее шаль, дорогая сердцу и глазу, поразительно походила на шаль козла. Хорошо хоть, эльфка носила серебро и латунь, а не золото... и рога. - Болтаем в блаженной праздности. Вы знаете, девичье... Мы любим, когда люди у наших ног.

Кровомох:
- Здесь нет людей, - придрался Мох.

Джаскар:
- Мгм, ага. Зелень.
Орк был не слишком озабочен бегством незнакомца - многообещающих вроде как должно было быть много. Золочёные обрубки рогов были многообещающими. К ним орк и намылился, выбирая только момент получше, чтоб не нарушать серьёзных переговоров.

Иллуянка:
- Даже в цепях и одних набедренных повязках? - огорчилась Иллуянка.

Грейс:
Облако посмурнело ещё больше, насколько это было возможно для него: больше участников разговора, больше работы. Нежить вертела головой из стороны в сторону, и пустые глазницы явно смотрели то на одного эльфа, то на другого... почти эльфа.
- Разве? А мне казалось, я здесь кого-то видела при примечательно золотых цепях и расшитой набедренной повязке...

Кровомох:
- Этот край небогат на людей, - посетовал сатир. - Зеленые задницы, синие задницы, ледяные... мохнатые? Но это мелочи! Мне нашептали, что тут собираются устраивать какие-то переговоры с круговзорщиной. Я негодую!

Иллуянка:
- А чего шептать... Знают все, - пожала плечами эльфка, лишний раз любуясь переливами блестючей шали, - Только вот не понимаю: какие с ними могут быть переговоры? Зачем? На них ровняться... Странное дело.

Джаскар:
Орк близился. Ещё не совсем, но уже слушал. И смотрел в другую сторону.

Грейс:
- И каких целей, значит, собираются достигнуть переговорщики? - невинно любопытствовала нежить.

Кровомох:
- Там же гоблины и, возможно, даже гномы, - раздув ноздри и округлив мутные глаза в красных, без фела, прожилках, возвестил Кровомох. - Я вижу в этом конец Маллахетова гнезда. Гоблины отравляют дикий край бумагомарательством, крючкотворством и еще более тяжкими грехами. А эти земляные свиньи Тория - их выкормыши!

Иллуянка:
Иллуянка постереглась подтверждать или опровергать, но покивала для проформы:
- Как кончится это клика, отсюда же подберут - и в другую. С тобой многие согласны; и для того сюда явились. Культы, круги, ковены... Я сама оттуда. А ты кто сам, красавец? Больно красивые у тебя одежды.

Кровомох:
От комплимента козерог приосанился, отчего покатое брюхо выскользнуло за пределы халата и показало миру громадный лохматый пупок.
- Ириэль Мифотворец, собиратель истории, редкостей и ценностей магии, страж и хранитель древа судеб, ну и по мелочи много всего прочего. Из чьего ты культа?

Иллуянка:
- О! - оживилась эльфка, сложив ладони одну к другой, - А будешь здесь торговать тем, что собрал? Я сама из Двоеветвия... Мы в Пустошах. Теперь уже не только, впрочем. Мое имя - Иллуянка.

Кровомох:
- Торговать? - протянул Кровомох, будто собираясь оскорбиться. - Разве что принимать заказы, да, пожалуй, это будет более правдиво. А что значит "уже не только"? Знаешь ли, это внушает тревогу! - демон заулыбался, скаля мелкие острые зубы.

Иллуянка:
- Как будет угодно, - уступчиво согласилась Иллуянка, - Мне надо будет тебя найти, как будем сыты и без чужих глаз. А тревожиться - зачем? Ты посмотри на эти вот культы... да хоть с тех же стран за морем. Все, на что их хватает, - так это взять мертвое и оживить. Поплясать вокруг кадавра в темных робах. Где в этом искусство, где в этом польза на века? Двоеветвие - другое. Оно - вечное сердце, которое может гнать кровь туда, где ее не хватает. Сделать живым то, чему не дают быть живым по наущению Круга.

Кровомох:
- И запороть кенарийские кущи, которые...
Кровомох серьезно посмотрел на собеседницу, твердо себя оборвав на полуслове.
- Да, без чужих глаз. Какой хорошенький! - сатир плеснул руками, умиляясь прислужнику-пустоходу. - Всегда хотел себе такого же.

Грейс:
- Попрошу! - вмешалась в разговор нежить, изрядно кажется обидевшись, - Мёртвое - совершенное состояние плоти, более не обременённой мелочными и низменными естественными потребностями, и соответственно ничем более не отвлекаемой от накопления могущества! И это ещё не касаясь вопроса потенциального бессмертия...

Демон перевёл, хотя ехидная интонация хозяйки совершенно терялась за его глухим безэмоциональным рокотом. На хорошенького он не среагировал.

Кровомох:
- Потенциального, - Мох мог выражать ехидство в полной мере, не полагаясь на скупость перевода.

Иллуянка:
У Иллуянки было что сказать сатиру по поводу, - это было видно по тому, как она приоткрыла свой маленький рот. Продолжать не стала - после драки кулаками не машут.

- Весьма потенциального. За одним мертвым только одна его нежизнь, тогда как за нашими - весь этот мир и его силы.

Кровомох:
- Еще и космические можно притянуть, - поддакивал сатир.

Грейс:
- Сдаюсь, - хрипло, клокочуще рассмеялась нежить, поднимая узкие костлявые ладони. - С космическими силами пока что не мне тягаться. Между делом, господин Ириэль, среди коллекционируемых вами древностей найдётся может парочка книг, табличек или свитков, которые вы не откажете показать?

"Хорошенький" продолжал служить мостиком взаимопонимания, добросовестно даже смех колдуньи озвучив несколькими отрывистыми "Ха.... Ха-а... Ха-а".

Кровомох:
Как и всякий знаток, Кровомох от размытости просьбы впал в размышления и затребовал уточнения, предупредив, что он - по Калимдору и его народам и что штуки тол'вир, увы, не вошли в его коллекцию.

Иллуянка:
Иллуянка воспряла худыми плечами. Ссориться за жизнь и нежизнь не хотелось. Не когда вокруг так много вкусного и так много насущного.

Эльфка выключилась на минуту из разговора, отклоняясь в сторону и цапая со случайного подноса не менее случайное кушанье.

- Я первая в очереди, - смешливо напомнила она колдунье.

Грейс:
- Мы... поделим господина Ириэля по-сестрински, - сориентировалась нежить, всё ещё улыбаясь. Зубы у неё оказались мелкие и острые, какими удобно рвать мясо, - Я хотела сказать, внимание господина Ириэля. Область моих интересов - это ритуалы, обряды и проклятья.

Кровомох:
- Вы ведь из-за моря и вернетесь обратно после всего этого? У меня найдется нечто для иностранца. Укрепления связей ради, скажем так. Вы, кстати, сама по себе или?

Иллуянка:
Эльфка зубы нежити заметила, но беспокойства не выказала.

- И правда... Неужели нас почтили культы из-за моря, а я так нехорошо о них отозвалась ненароком?

Грейс:
- Культы зря растрачивали бы свой потенциал, обижаясь на такие маленькие недоразумения. В первую очередь я здесь по приглашению нашего общего друга, милого Бракси, - слепое безглазое лицо повернулось, словно выискивая взглядом означенного беса среди всех гостей, - Но мои коллеги из-за моря высоко оценили бы протянутую руку дружбы.

Кровомох:
Вместо руки дружбы Кровомох протянул веточку вяза. Точеный инструмент выглядел как волшебный жезл, по-эльфийски кривой и увитый рунами-лозами.
- Это волшебный жезл, - заявил Кровомох без лишнего тумана. - Вы сами поймете, каковы его свойства. Раскрою всего одну тайну: его, в отличие от других, не надо заряжать тайной магией. Он пьет энергию из крови. Свежесть последней неважна.

Иллуянка:
Иллуянка наблюдала и пережевывала тарталетку с икрой.

- Он, кажется, старый.

Кровомох:
- И он для заморской гостьи, - осадил Кровомох.

Иллуянка:
- Я все равно не за этим, - пожала плечами эльфка.

Грейс:
Нежить шевельнула увенчанными длинными острыми когтями пальцами. Понятливый пустоход потянулся за жезлом и с вежливым поклоном принял его, глухо выразив благодарность хозяйки.

Иллуянка:
- Но если вдруг мистрессе понадобится помощь с кровью... Наши хозяйки знают многое про ее магию, - как бы невзначай заметила Иллуянка.

Джаскар:
Орк прибыл. Он уже акклиматизировался: волосатая грудь распахнута, меховая накидка на самых краях плеч, шапка-ушанка за поясом. Ещё имелись средней длины чёрные волосы и густая короткая борода.
- Здрасьте. Я с Бракси, - дуболом изобразил приветливую улыбку с клыками для немёртвой и кивнул остальным. Говорил на всеобщем.

Иллуянка:
Иллуянка зацепилась слухом за уже звучавшее имя и, вероятно, хотя бы отчасти поняла, о чем речь. Очень странно поглядела на орка - так смотрят на тех дичайших зверей, которых видели, в лучшем случае, на картинках в книге.

- Не мог бы ваш демон переводить... Еще и нового гостя?

Джаскар:
- Приветствую, - добавил орк на говняном дарнасском для эльфийки. Её слов он, наверное, не понял, но предположил что она его - тоже.

Иллуянка:
-.. Приветствую. - эхом отозвалась эльфийка, осторожно поглядывая на нежить, - Боюсь, нам понадобится помощь. Если вы понимаете, о чем я.

Грейс:
Грейс на орка смотрела тоже как-то странно. На заострённом лице нарисовалась изрядная мечтательность, а из-за зубов показался длинный чёрный язык, облизнувший губы.

- Ах... конечно.

Изнемогающий пустоход мерно излагал все нуждавшиеся в переводе реплики, удерживая на весу жезл с изрядной бережностью.

Бартоломей:
- Тридцать дней без мозгов, тупое создание. Ты и при жизни был таким глупым? Вот тебе. Получай. Не гневи меня, - он вернулся со стороны южного прохода, погоняя вурдалака прутом. Мертвец в свою очередь лишь мычал и выл, он разумеется не чувствовал боли. - Моли тьму, что бы в моих вещах все было на месте, выродок. - гневался некромант все ещё избивая своего слугу. - Пошел с глаз долой. И только попробуй снова потеряться, и муки колесованных покажутся для тебя курортом, - пнул мертвеца, почесывая лоб. Бартоломей вернулся к столу и хрипло вздохнул, снова окидывая угощения пустым взглядом.

Джаскар:
- Вы, может, Ториевыми интересуетесь? Я их видел. В городе.
Орк басил без спешки и с паузами, поглядывая то на копытного, то на поднятую, то на ушастую.
- Я Джаскар. А это - ваш? - вопрос адресовался безглазой, а кивок в сторону вернувшегося ругливого гостя в капюшоне.

Иллуянка:
- Скорее тем, что им нужно от этих переговоров. И почему нужны они, - последнее слово эльфка особенно подчеркнула. - Иллуянка. Из Двоеветвия.

Грейс:
- Грейс, - коротко отрекомендовалась немёртвая, невольно обращая внимание на указанную фигуру при ручном упыре. И нахмурилась: - Первый раз его вижу.

Бартоломей:
Хмыкнул, отправив в рот немного икры и двинул дальше осматриваться. - За мной. - велел вурдалаку, после чего, явился в дверном проеме зала с галереями. Приметив группу беседующих, а так же уже знакомого на лицо орка, подошел ближе. - Э-э-э, паршивого времени суток, почтенные. Могу показаться дураком, но я здесь впервые, не посвятите в некоторые мероприятия, что тут проводятся? - сложил кисти в рукава.

Иллуянка:
Иллуянка мученически всплеснула руками и жалостливо посмотрела на Грейс.

Грейс:
Маячившее за плечом колдуньи облако уже завязывалось узлом в попытках своевременно обеспечить точный перевод на дарнасс и обратно реплик всех присутствующих. Безжалостная чернокнижница на сложности демона внимания не обращала, подвергая подошедшего пристальному осмотру.

Джаскар:
- Я - второй, - заметил орк к ответу немёртвой и уставился на помянутого и явившегося. Молчание давалось Джаскару необычайно легко.

Иллуянка:
- Странно, что достопочтенный пришел, не зная, зачем. И как так получилось? - спросила Иллуянка, терпеливо ожидая, пока демон переведет на всеобщий.

Бартоломей:
Некромант был без капюшона. Разве что черный шарф, прикрывающий шею. Темные волосы падали на плечи, он по прежнему пялился на присутствующих пустым взглядом.

Грейс:
- Кто пригласил почтенного... - повисшая пауза явственно давала понять, что немёртвая изнемогает от желания узнать имя их собеседника.

Бартоломей:
- Бартоломея Темного, - ответил немертвой, коротко поклонившись. - А пригласила сюда почтенного одна странная дама эльфийского происхождения. Вот запамятовал как её зовут, к сожалению. - Прохрипел почесав свой нос. - Здесь я её тоже не лицезрею. В любом случае, думаю это маловажно. Если конечно сюда не забредет какой-то бедолага, раскидываясь налево и направо фолиантами Света. Хе-хе-хе-хе-хе-хе, - тихо посмеялся.

Джаскар:
Орк безжалостно молчал, никак не борясь с образующейся неловкостью.

Иллуянка:
- Чем же дама была странная? - как-то тихо спросила Иллуянка. - Что вы надеетесь здесь найти, Бартоломей?

Грейс:
- Ах, эти дамы... - вздохнула почти с пониманием Грейс, не став подмечать, что большая часть местных дам была более, чем странными, с точки зрения среднестатистического жителя Азерота, - Между тем, судьба предложила вам уникальный шанс. Вы здесь, вы не обременены обязательствами перед некими дамами в виду их отсутствия, и вы можете взять от этого... можно сказать, ковена всё, что ковен в состоянии предложить. Что бы вы хотели взять?

Бартоломей:
- У неё были глазки ядовито-зеленого цвета. Кожа будто обуглена, а в руках крутились магические шарики, цвета её глаз. А таких гостей я не каждый день вижу. - достал кисти из рукавов и скрестил их позади себя. - А здесь ищу знаний, единомышленников, что перепадет. И нет, я не нищий падальщик, - развел уродливыми ладонями, снова оскалив желтые зубы. - Надеюсь меня здесь бить не будут, м? - абсолютно серьезно спросил мужчина. - А чем собственно здесь занимаются? Довольно великодушно вот так просто предлагать все, не находите?

Иллуянка:
Эльфка мазнула взглядом по не менее смазанному облику демона, словно бы не поверив, что он правильно перевел. - Бить не будут... Пока вы соблюдаете этикет встречи. Словом, здесь решаются проблемы Зимних Ключей. Здесь продаются и покупаются знания и души в культы и ковены. Здесь творится история, в конце концов.

Грейс:
- Таким образом, если вам есть, что предложить - а хоть бы и себя - то вы найдёте то, что вы ищете, - подвела итог нежить, когда демон закончил с переводом слов эльфки.

Джаскар:
- А услуги попроще тут покупаются? - Уточнил здоровяк у эльфки, после чего добавил зачем-то. - Илу-Янка. - Судя по простоте сказанного, орк имел в виду рабочие руки и боевое мясо.

Иллуянка:
- Если вы найдете кого попроще... Или того, кто готов продать вам тех, кто попроще, - почему нет? Но вы должны уметь договариваться. Зачем вам? Может, я смогу помочь - скажу, кто готов исполнить работу.

Джаскар:
- Я о себе, - заулыбался орк серьёзными, и даже белыми в соседстве с бородой, зубами.

Бартоломей:
- Ещё вопрос: а кто создал все это? Да и в таком интересном месте, - хриплым голосом поинтересовался человек, подзывая к себе упыря и протягивая руку. Вурдалак вложил в протянутую ладонь книжицу и поставил на неё чернила с пером, после чего удалился. Некромант начал вести какие-то записи.

Иллуянка:
- А что вы умеете, кроме как... ну, воевать? - уточнила Иллуянка и ответила уже чернокнижнику: - Ваша дама не сказала вам? Ангваорсей Гнесия Маллахет - хозяин и древнее имя. Он заслуживает почтения.

Бартоломей:
- Могу узнать, что он за существо? - поднял брови на эльфийку, устремив на неё пустой взгляд. Немного погодя, Барт посмотрел на демона-переводчика. - Полезный миньон. Можно и языки не учить. Вот бы своих такому научить, да, Лестер? - спросил кого-то позади себя, получив в ответ лишь одобрительное мычание.

Джаскар:
- Всё что без магичеств и без дрочева... - Джаскар прочистил горло и, на всякий случай, добавил пустоходу для перевода, видимо, вместо последнего слова - бестолковой возни.

Грейс:
Демон перевёл оба варианта. Его единственная проблема, при исключительно обширном словарном запасе и умении точно передать смысл сентенции, была в отсутствии представления об этике.

Иллуянка:
Сказанным орком Иллуянка оскорбилась - это было видно, как уголок ее губ дернулся. - Хм. Разве что если вы хотели бы помочь нашему культу... Что касается Маллахета - он имя настолько древнее, что его тело уже сгнило, а сам он живет духом в этой цитадели.

Бартоломей:
- Любопытно, - заключил Барт, захлопнув книжку и вернул её вместе с чернилами упырю, который поспешно спрятал их в мешок, что таскал на себе. На этих словах, некромант умолк, слушая беседы присутствующих и время от времени тихо покашливая в стороне.

Джаскар:
- Знал бы что про культ, может и захотел бы, - пожал плечами орк, отрываясь от эльфки чтобы позыркать на Грейс, сатира и беса, которого нежелательно было упускать из виду.

Иллуянка:
- О, один из наиболее гуманных. Третьей руки вам не пришьют, во всяком случае. Ничего из того, что у вас не должно быть по замыслу демиургов. Знаете, нашли бы вы меня в уединении - мы могли бы обговорить детали.

Джаскар:
- В уединении я б нашел, но почему б всем не рассказать? Или только я не знаю? - Джаскар вопросил последнее у немертвой.

Грейс:
- В самом деле, расскажите о Двоеветвии, - ласково проворковала немёртвая, обращая темнеющие провалы глазниц снова на рослую эльфку, - Как минимум двое из присутствующих заинтересованы в понимании, а господин Бартоломей может неожиданно обнаружить в себе симпатию к вашим целям.

Бартоломей:
- Верно подмечено, - согласился человек, направив взгляд на эльфийку.

Джаскар:
Орк даже и огляделся по сторонам на предмет яств, напитков и удобств для жоп и слов.

Иллуянка:
- Я сомневаюсь, - вежливо произнесла эльфка на последние слова нежити, - Словом, сила влияния Двоеветвия во Сне. Понимаете, те, кто заявил свою на него монополию, сиречь, Круг Кенария, не могут оценить всей его полноты и глубины. Они мешают тому, что было с самого начала, прорасти во Сне и в реальности, как было задумано демиургами. Учитывая то, что наши взгляды на то, каким должен быть мир, диаметрально противоположны, они нас не любят. Впрочем, мы любим всех и всех готовы принять.

Джаскар:
- Ну а что сулите? Еда, скверна, бабы есть? Рубитесь с этими кенариями часто или по-тихому работаете? - Джаскар немного помолчал и добавил ещё вопрос. - В башку лезете?

Иллуянка:
- Мы по-тихому. Едой обеспечим. Где скверну достать - знаем, деньгами за все прелести заплатим. - прежде чем ответить на последний вопрос, Иллуянка внимательно посмотрела на орка. - Если не будет надобности, проблем не будет.

Кровомох:
Кровомох тем временем отлучался по другим гостям, но недалеко, и слышал, как вербуют в друидскую секту.

Джаскар:
- Надобности дело такое, - заметил орк и указал на скромное место для посиделок у стены, посмотрев на всех. - Присядем? Я, может, Бракси позову?

Иллуянка:
- Я вынуждена отлучиться, - извинилась Иллуянка, - Найдите меня чуть позднее в этой же зале, если вы заинтересовались нашим предложением. Если мистресса Грейс одолжит услуги своего демона, будет просто чудесно. В противном случае...

Тут эльфка пожала покрытыми шалью плечами и, откланявшись, удалилась. В сборище гостей она быстро потерялась.

Бартоломей:
- Чудные слова она говорит, - хмыкнул и помахал эльфийке уродливой рукой, после чего отправился к подушкам у стены. - Лестер. Что стоишь? Принеси выпить, даром приходили? - Упырь тихо и одобрительно взвыл и отправился в зал с каменным столом. - Даже не знал, что у эльфов настолько многогранное общество. - Что насчет вас? Вы бывалые? Или тоже впервые на этом... Мероприятии.

Джаскар:
Орк остался, собственно, с бледноликим некромантом и немёртвой. А бес пропал из виду. Нехорошо. Джаскар только видел направление в котором ускакал Бракси.
- Всякое было. - последовал ответ Бартоломею.

Грейс:
- Разве? Мне показалось, здесь всё достаточно прозрачно, - хмыкнула чернокнижница, протягивая руку за жезлом, покоящимся в руках пустохода. Ещё некоторое время она посвятила изучению ветви, прежде чем спрятать её в чемоданчик, закреплённый на спине демона, - Сборища подобного рода не новость на восточном континенте, но местная специфика... экзотична... Чем вы занимаетесь, господин Бартоломей?

Бартоломей:
- Стараюсь не умереть, - снова улыбнулся немертвой. - С одной стороны моя же магия меня рвет на части. С другой стороны деревенские и городские идиоты. Как увидят, так давай вопить, камнями гнать, палками гонять. Потому и спрашивал, не будут ли меня бить тут?
Ещё решил себе башню выстроить, где посвятить себя изучению разных аспектов моего ремесла. Вот только строить её будет... А, вот и ты Лестер, я тебя упоминал. - Вурдалак приковылял обратно с подносом, на котором виднелась выпивка. - Ну и ищу себе единомышленников. В общем я некромант бродяга, который делает небольшие гадости мирным жителям и стремиться к богатству, власти и могуществу. Конечно для достижения большей силы и бессмертия мне придется умереть, но я пока себя прекрасно чувствую в живом теле. - взял с подноса бокал и пригубил его бледными устами. - А чем вы занимаетесь, госпожа? - глянул на отрекшуюся. - Должен признать, что восхищаюсь вашим народом. Иметь такую силу воли и выдержку, не каждому просто так было дано вырваться из под власти Короля Лича, - тихо произнес Барт с нотой зависти в голосе, в последнем предложении.

Джаскар:
Орк издал неопределенные кряхтящие звуки реакцией на монолог некроманта бродяги и обратился к хозяйке пустохода.
- Откуда знаете Бракси?

Грейс:
- Кто не знает Бракси? - философски уточнила нежить, скрещивая ноги на ближайшей циновке. Клубящееся облако мрака за её плечами тоже как-то осело, видно, опускаясь следом за хозяйкой ближе к полу, - Все, кто как-то полезен его бизнесу, знают Бракси.

Она повернула голову к некроманту и задумчиво заметила:
- Технически, господин Бартоломей, вам даже не единомышленники нужны, а свой... как это объяснить... - она щёлкнула костлявыми пальцами и ненадолго замялась, - Покровитель. Одинокий чародей вашей специализации - существо, всеми презираемое и гонимое. Представитель культа, или, если угодно, организации - уже имеет некий вес и некую защиту.

Джаскар:
- А ваш - кто? - Поинтересовался орк сразу же после слова "покровитель".

ДМ:
В это самое время в зале с каменным столом зашумели и всё потому, что началось шоу в лице куражного беса с двумя пачками гоблинских курительных палочек, примотанных к башке гоблинской же липколентой.
- Ололололо! - провозглашал тот рисуясь. - Давно ждали, прошу к нашему шабашууу! Аттракцион невиданной щедрости... сечете шуточку в гоблинском стиле, господа и госпожи? Дама Медеах, дама Ярцина, такие все на кураже! Уничтожали города, ласкали тварей древних богов, ихихи...
В свете представления длинная дренейка в расшитом поедающими друг друга головами рысей сари темно-чайных тонов и короткая эльфка в платье с покрытой лишь долгой полосой расписной ткани спиной могли выглядеть несколько озадаченно. Непрошибаемый дворф в кожаных одеждах громилы был непрошибаем.

Народ возрадовался, кто как мог. Безглазая женщина акульего культа, облаченная в изысканный черный ципао, помахала с дальней лавки и продолжила с самопогруженным видом посасывать фруктовую льдинку.

Бартоломей:
- Только если на честном слове этот покровитель будет держаться. Неприятные ощущения, когда тебя контролируют и шепчат в голов... - Запнулся, ибо в этот момент закричал бес. - О, представление? Любопытно.

ДМ:
- Судиться приехали, - подначил бес, - представляете? Мы теперь уважаемая, официальная такая инстанция. А кто противник, знаете? Дворф Магмоспин!

ДМ:
http://pleer.com/tracks/6136002iMZu

Грейс:
- Ах, ну если судиться - то мы как минимум должны поприсутствовать, - заострённое посмертием лицо, повернувшееся к вошедшим, кажется, выражало всяческое одобрение. Вопрос о покровительстве утонул в поднятом бесом шуме, на который Грейс перебралась в соседнюю залу.

Ярцина:
Калдорейка, представленная бесом, вполголоса замечала, что не имеет отношения к тварям древних богов и разрушенным городам. В этом было что-то от скромности.

Джаскар:
- Просрёт дворф, - сообщил орк и запил алкоголем, мечтая развалиться на циновке, накидав себе под спину побольше подушек. Но раз уж движ был в соседнем зале, значит и Бракси - тоже, и потому приходилось направлять туда стопы. Да и немертвая была обещающей - с умным пустоходом и, наверное, связями.

Медеах:
Дама Медеах, кажется, тратила время на то, чтобы успокоить подельницу - это де её записали в злодейскую компанию, но что делать, а города... ну... города сжигают гоблины.
- Наслаждайся их славой. Еще полчаса без моего друга стакана и я уничтожу это прекрасное общество. - удостоверили Ярцину. - Найду тебя после.

ДМ:
Бес скакал вокруг стола, дергал народ за полы и спрашивал, знают ли они...
- ... что город Кабестан сожгли гоблины?

Грейс:
- Со всеми каруселями и надувными пони? - соболезнующе уточнила нежить.

ДМ:
- Не то чтобы, - удостоверила от каменного стола рогатая особа. Три четверти хваленого дренейского внимания были заняты придирчивым подбором выпивки. - В северной части остался фонтан с морским нарвальчиком.

Ярцина:
Ярцина укоризненно поглядела дренейке вслед, прежде чем обратить заинтересованный взгляд на собравшихся гостей. По правде говоря, эльфка совсем не выглядела частью злодейской компании - в светлом узорчатом платье, с пепельно-розовой шалью, протянутой от браслета к браслету через высокий серебристый воротник, она могла бы появиться на празднике в честь Элуны и с тем же беспечным выражением в огромных глазищах разглядывать жриц и друидов. Даже интересной Иллуянкиной худобы при ней не было - была этакая плавность линий.

ДМ:
Гостей, кроме помянутых хватало, причем знакомых... даже без акульей женщины: из темного угла лыбился вырядившийся в плащ с нашитыми монетами сатир Хидсла.
Пьющий в стороночке ночной эльф с подозрительно-гоблинским стоячим воротничком козырнул не без шуточки.

Бартоломей:
Барт мало что понимал из разговоров и не имел ни малейших догадок кто это и зачем здесь, однако активно принимал в себя алкоголь наблюдая за всем пустыми глазами. - Лестер, отойти в сторону, не загораживай. - пнул ногой упыря, который послушно занял позицию где-то в углу, дабы никому не мешать.

Джаскар:
У Джаскара плавностей не было и потому он скитался, ненавязчиво заглядывая всем во рты, разыскивая Бракси и про себя оценивая уровень мероприятия в сравнении с сумеречными увеселениями и орочьим беспределом.

Бракси:
Бракси обнаружился в уголке вместе с парой своих последышей, которые таскали для него со стола гоблинску штуку пиззу.

Ярцина:
- Я знаю тебя? - Ярцина раздала приветливые улыбки сатиру и акульной сектантке, прежде чем обратиться к владельцу воротничка.

Мнадеш:
- Это едва ли. Я Мнадеш, человек малоизвестный.

Джаскар:
Бес удостоился взгляда и кивка из отдаления после чего орк поспешно скрылся из его виду во избежание заданий и для того чтобы, наверное, поздороваться с сатиром с монетами и на правах пустой болтовни спросить что он думает за грядущий суд.

Хинельдеш:
Последний выглядел свободным и... несколько мелким в сравнении с иными представителями своего рода. Тонкое, артистически нервное лицо в обрамлении осенне-рыжей шевелюры как раз было увлечено разглядыванием лимонной дольки в стакане.
- А, суд? Дамочки всегда побеждают. Ты собственно кто?

ДМ:
https://youtu.be/e8m5J28Chio?list=PLAC6CCD5897973D5D

Джаскар:
- Простой орк Джаскар. Такие нужны?
Простой орк даже навис. Ему б ещё золотые цепи на грудь и сошел бы за непростого, но увы.

Ярцина:
- Ярцина, - представлялась тем временем эльфка. - Вы бывали здесь раньше? Я вот в первый раз.

Хинельдеш:
Простого орка придирчиво осмотрели.
- А. Профессиональный мальчик на побегушках. - понял сатир, шевеля унизанными кольцами перстами. Рунические украшения колечек складывались в простое гоблинское Б.О.С.С. - Чем отметился на этой стезе? Сожженных городов, право, не требую.

Мнадеш:
- Пару раз. - отозвался малоизвестный эльф Мнедеш. - Прелестное платье... не обижайся, если ты, конечно, не генерал часовых. Должно порядочно стоить. Неужели я встретил коллегу?

Джаскар:
- Всё было. А говорить - глупость. - Уведомил бывший сумеречник, не подавая виду, даже если и был задет. - Я больше по охране и против неё. У вас охрана где?

Хинельдеш:
- Везде и нигде, умный человек, везде и нигде. Но я знаю того, у кого правильной охраны дичайше не хватает, - сатир с трогательной заботой покосился в сторону новенькой эльфки. - Видишь там жрицу Элуны?

Ярцина:
- Оно совсем ничего не стоило, это подарок госпожи Медеах, - с той же интонацией Ярцина могла сказать "мне это подарила добрая фея". - Я не знала, что попаду в такое место, и из нарядов у меня была только вязаная рубаха с оленями. Как это зовут на востоке... Свитер.

Мнадеш:
- А. Так ты её протеже? - не то, чтобы новые обстоятельства убавили Мнадешевой приветливости.

Джаскар:
- Реально? - переспросили у сатира, видимо, о жречестве и элунизме ушастой, на которую обратился взгляд.

Хинельдеш:
- Нет, идиот, - ворчливо бекнули в ответ. - Ну и, конечно же, да. Девочка протеже могущественной, Элуна мать её, жрицы и я не очень понимаю, что она тут делает. Пригляди. Я даже пожалую тебе плащ с княжьего плеча.

Ярцина:
- Многие так считают, - ответ калдорейки вряд ли мог приравниваться к "да". - А кем считал ты, называя коллегой?

Джаскар:
- Жрица это Медеах, дренейка? - Орк вернулся к созерцанию копытного. - Кто князь?

Мнадеш:
- Особой, подозреваемой в богатстве. Это такой термин, имеющий ход в храмовой канцелярии. Ну знаешь, у великой Дарнассии откровенно хромает экономика... деревни вообще склонны к натуральному обмену, а бесконечное обогащение возможно лишь под завесой тайны, да и то Храм держит нас на счету, ожидая когда бы... национализировать имущество.

Грейс:
- И со всеми фолиантами, гримуарами и прочими бесценными образцами знаний, что шли через руки гоблина в этот исторический час... - вздыхала колдунья в ответ на замечание дамы Медеах о фонтанах с морскими нарвальчиками. - Во славу чего был сожжён прекрасный городишко Кабестан?

Хинельдеш:
- Князь я, - оскорбился сатир. - Поимей немного уважения и говори "Хи-нель-деш, хозяин колодцев". А козу из пустоты я вообще не знаю. Видишь? Жрицы мы тут не видим, а она есть

Медеах:
- В основном меня. И экономики.

Ярцина:
- К чему обогащение, если самые интересные сокровища Калимдора не купить за деньги? Но я говорю так, потому что у самой нет ни гроша, а владение приличной казной наверняка меняет взгляд на вещи, - предположила Ярцина. - И лояльность Храму... тоже меняет. На ее отсутствие.

Грейс:
- Это может быть началом очень интересной истории, - одновременно вкрадчиво и одновременно весьма умильно заметила нежить.

Джаскар:
- Очень приятно, князь, - отвечал орк гоблинскими вежливыми речами и, таки поимев уважение, ленился повторять имя и колодцы. - Про жрицу я не понял, а эльфку гляну. Спасибо. - Громила кивнул Хинельдешу и потопал в направлении упомянутой эльфки, но не прямо к ней, а куда-то рядом, послушать и посербать какой-нибудь интересной выпивки.

Бартоломей:
Упырь подошел к Бартоломею протягивая ему что-то и замычав потусторонним голосом - Й...Я... Сделяль... Сдел... Ы-ы-ы...
- Это ещё что? Ах, мой головной убор, ты починил его. Хорошая работа, Лестер. Неси мой мешок. - Тихо произнес некромант, одевая на голову череп козла, по традиции всех темных магов Плети. Когда вурдалак принес хозяину поклажу, Барт порылся в ней и достал сосуд с бальзамированым мозгом. Откупорив банку, он вручил пиршество упырю. - Только не жри их тут, выйди поотдаль отсюда, затем вернешься. - Проводил взглядом счастливого Лестера и поправил рога на черепе. Мужчина теперь рыскал глазами по собравшимся, разыскивая жертву, с которой можно было просто почесать языком.

Медеах:
- Истории преоценены, - отвлеченно отозвалась дренейка с тем, чтобы потратить еще немного времени на составление своего подлинно особого напитка и поднять на собеседницу влажные, растерявшие хваленый дренейский свет глаза. Дама Медеах была резко, болезненно худа - с едва не прозрачной кожей алебастрового цвета и фиолетово-черными волосами, узко обрамлявшими лицо. Её умный лоб украшала тика с маленьким куском дымчатого хрусталя.
- Гоблины устроили гражданскую войну, когда я предложила им починить экономику. Гоблины сожгли экономику, книги и надувных пони, но пощадили фонтан с нарвальчиком. С кем имею честь?

Мнадеш:
- Обогащение не то, чтобы помогает на калимдоре, Ярцина, но очень способствует в его сообщении со всем остальным. Иначе Храм не занимался бы национализацией имущества... не так ли?

Ярцина:
- Почему нет, если это часть замысла по уравнению нации перед ликом Элуны?

Мнадеш:
- И почему нет, если Штормград ждет выплат по... ладно, примечательно льготным, но всё же кредитам? Знаешь, все эти новые корабли и башни для Оперенной Луны строили чего-то, чего у нас традиционно не водится. Глупо полагать, что их построили огоньки и торжество труда из древней и любви Элуны.

Джаскар:
Элуну поминали часто и орк решил на каждый раз делать глоток из кружки, вместе с тем невозбранно разглядывая госпожу Медеах и немёртвую с пустоходом.

Ярцина:
- Я слышала, у них был голод, и такой, что беженцы осадили дренейские острова. Храм мог бы надавить на Круг, чтобы тот перенес бурную деятельность из Чумных земель на бесплодные поля наших союзников. В счет погашения долга. Людей все равно портят деньги... так говорят.

Мнадеш:
- Умно! - трогательно воздел перст Мнадеш. - Но, по правде, Круг обычно давит на Храм, не так ли? Ты, кажется, с юга? Как там смотрят на этот кипеш с войной за возвращение кенарийского имущества?

Ярцина:
- Из меня так заметно выглядывает провинция? - Ярцина вздохнула, закрывая шалью возмутительно круглое плечо - без всяких признаков благородной костлявости. - Я бы не хотела скомпрометировать лорда Маллахета перед его гостями. Или ты слышал где-нибудь, что я из Фераласа? Войну отчасти поддержали, разорив сатирье королевство Теш, но этим все и закончилось.

Мнадеш:
- Ну, не прими в обиду, - склонил голову Мнадеш. - Многие из собравшихся считают, что одна оквадраченная миля юга сохранила куда больше от этой "благословенной старой империи", чем можно наскрести на всём севере. Это причина, по которой ты здесь, или всё дело в суде?

Джаскар:
Заприметив одинокого некроманта нацепившего череп на голову, орк оторвался от своего важного дела и подошел к тому.
- Слыш, мужик, как на счёт дела?
Джаскар слабо кивнул в сторону Медеах и Грейс.
- Видал? Это ж шишки. Ты, вон, у немёртвой за своего сойдёшь - так пробей чего у них там делается, послушай. А потом как пересечёмся снова - всё ясно станет и, может, чего перепадёт, ага?
Не дожидаясь ответа, орк шмыгнул носом и всучил человеку массивную круженцию с чем-то спиртным, вернувшись к своему посту неподалёку от Ярцины и Мнадеша.

Ярцина:
- Я бы хотела ответить, что только в суде, но это неправда, - улыбнулась Ярцина. - Когда еще выпадет случай поглядеть на бесов, которые не пытаются меня сжечь, и знаменитого палатина Язериса... кстати, где он?

Мнадеш:
- В саду. Еще не напился. Лови шанс, если я всё правильно помню, в прошлый раз всё окончилось насилием над конем.

Ярцина:
- Только не Цветик, - побледнела калдорейка.

Мнадеш:
- Прости, кто?

Ярцина:
Ярцина смутилась, словно пойманная на чем-то непристойном.
- Его настоящее имя, наверное, какой-нибудь Горгохарннон Пылающий. Оскверненный единорог лорда Маллахета.

Бартоломей:
- Лестер, пойди послушай, что у них там. - Не услышал одобрительного воя. - Во имя тени, он ещё жрет. - Некромант вздохнул, поднимаясь на ноги и пряча за пазуху небольшую книжку, с украшением в виде черепа. Он двинул ближе к Грейс и Медеах. - У вас приватный разговор, или могу потревожить своим присутствием? - Спросил двоих, потревожив их разве что слабой вонью разложения. - Разбрелись кто куда, языками чешут и чешут, будто заняться больше нечем. Устроили бы турнир, всяко веселее было бы. А вы как? Так же чешете? Или скучаете, м? - Тихо спросил Барт, удерживая большую кружку с выпивкой.

Мнадеш:
- Он уже через всё прошел. Собственно, случай с конем... кстати, орк из твоих? Вон тот.

Ярцина:
Калдорейка проследила за его взглядом и отрицательно качнула головой.

Медеах:
- Рассказываем истории. - новому достался рассеяный дренейский взгляд. - Но если вы из программы развлечений...

Мнадеш:
- Отличные новости, у тебя поклонник. - прокомментировал воротничковый эльф.

Джаскар:
Орк изобразил беседу с пробегавшим бесом и даже взял у того какую-то пищу, старательно избегая смотреть на тех кого слушал.

ДМ:
https://youtu.be/pFXZ618pU_0?list=PLAC6CCD5897973D5D

Грейс:
Примерно в этот момент у нежити начался момент переоценки своих воззрений. Если предыдущий её интерес к дренеям ограничивался гастрономическими категориями - и только - то на госпоже Медеах что-то сломалось в её мироощущении.

- Грейс, - шевельнула когтистой рукой чернокнижница, затем повернула голову к подошедшему некроманту, - Как продвигаются ваши поиски покровителя, господин Бартоломей?

Ярцина:
- Исключено, - с достоинством возразила Ярцина. - Даже если отбросить предрассудки, надо помнить про особенности восприятия и расовые стандарты. Я бы скорее поверила, что ему нравится платье.

Мнадеш:
- Конь полагал так же, - серьезно отозвался Мнадеш. - Ладно, шучу. Возможно, проблема в том, что здесь все за всеми шпионят. Это в общем и целом основное развлечение. Ну, сделай несерьезный вид и вперед, наслаждаться обществом. Кстати, кто акулья сектантка?

Бартоломей:
- Я похож на шута? - Тихо посмеялся, поправляя череп козла у себя на голове. - Нет, я не из программы развлечений, но тоже знаю несколько историй, если вы позволите. - Перевел взгляд на немертвую. - А, не так много наставников осталось на этом свете. Какова воля Тени, туда они и идут. Плеть разбита, у отрекшихся мертвецов поднимают валькиры, в Сумеречном Молоте поклоняются своим Богам, а в Легионе только скверна, которая зеленая. А я не люблю зеленый цвет. Насмотрелся вдоволь, когда травил чумой Лордерон, ха. А вы можете что-то посоветовать, почтенная Грейс?

Ярцина:
- О, это госпожа Статира, - оживилась калдорейка. - Познакомить вас? Вы могли бы поговорить, пока я здороваюсь с Хидслой.

Джаскар:
Орк принялся картинно сжирать нечто вроде рулета или мяса с овощами в тесте. Гоблины бы назвали это Шаэрмо, в честь умника укравшего рецепт у дикарей и раскрутившегося на этом, но Джаскару что он ел было до одного места, ибо он изображал невиновность и даже решил по-простецки оглядеться, не обойдя взглядом и пару ушастых, которых слушал.

ДМ:
- Не пробовали палатина Язериса? - поинтересовалась Медеах, основательно приложившись к своему бокалу. - Как говорят, скорее проклят, нежели осквернен, скорее испорчен нежели безумен, и ко всему гоняет по небесам на стальных санях с ворованными из ближайшей корчмы неоновыми буквами "Д".

ДМ:
- Нет, действительно не стоит. Акулья женщина съест мою душу и воплотит её в какой-нибуть кактус пустоши. А... Хидслой?

Ярцина:
Ярцина благопристойным кивком указала на сатира в золотых монетах.

Мнадеш:
- А. Хидслу зовут Хинельдешем. Завидую его способности развлекаться, едва проиграв войну.

Грейс:
- Вы сильно обобщаете, - едва заметно поморщилась нежить, - Вас берут яды, к слову? Уточняю на будущее, когда мне вздумается наконец обидеться на постоянное упоминание вашего участия в печальной судьбе моего народа и меня лично.

Пустоход за её спиной еле слышно гудел, колеблясь и пульсируя.

- Лично я бы посоветовала обратиться к первоисточнику практикуемого вами искусства. Говорят, там предпочитают чёрный и серебро, а не ядовито-зелёный. Впрочем, гоняющий по небесам на стальных санях палатин...

Ярцина:
- Но его приняли сородичи в Забытом Городе. В конце концов, он остался жив. Что до развлечений, Хидсла... Хинельдеш мне кажется грустным, если не озабоченным, оттого я и хотела поговорить с ним, - разъяснила эльфка.

Бартоломей:
- Оригинально. И чем он занимается? Что практикует? Или подобно мне шатается, творя мелкие пакости? И главный вопрос, где его искать? - Засыпал вопросами Медеах, прикладываясь к кружке, сзади послышалось знакомое мычание. - А, вернулся. Стой поотдаль. Не смотри на меня так, больше не получишь, ты сегодня и так провинился. - Проворчал Лестеру и вернулся взглядом к собеседницам, накручивая на свой палец одну из прядей своих седых волос, выглядывающим из под черепа козла. - О, тогда прошу меня извинить. Ни в коем случае не желаю вас обижать. - Тихо произнес Грейс. - Я просто... Тесно связан с теми местами и все, что могу рассказать, связано с Тирисфалем, Лордероном и прочими мрачными местами. А первоисточник, насколько я помню, у орочьих колдунов. Хм...

Медеах:
- Не скажу точно, но видела на конюшнях сани.
Медеах с трогательным для дочери света терпением разглядывала немертвую и обремененную питомцами пару через рыжую муть своего стакана.
- Или вам стоит поработать на госпожу Грейс. Её питомец может научить вашего теряться на местности. - Пустоглазой колдунье достался очередной взгляд. - Вы здесь по делам мирового зла, у? Какого из?

Мнадеш:
- Будь ему дурно, он устроил бы истерику. - возражал Мнадеш.

Бартоломей:
- О, это ни в коем случае. Он и так часто теряется, больше чем хотелось бы. - Смерил взглядом упыря позади себя. - Поработать на госпожу Грейс? Хм... Только сначала хотелось бы узнать, чем вы занимаетесь? - Адресовал тот же вопрос, что и Медеах немертвой.

Ярцина:
- Ты так хорошо его знаешь? Откуда? - удивлялась Ярцина. - Твое богатство и его монеты - это как-то связано?

Мнадеш:
- Только в конечном применении. Господам из Фераласа так же сложно капитализировать своё имущество, как и нам... так что здесь я прихожу на помощь. Или скорее банковский дом Рофла и Зиммица.

Ярцина:
- Я надеюсь, госпожа Медеах не попрала копытом интересы этого дома? Было бы очень неловко.

Мнадеш:
- В ходе разрушения городов? Не слишком.

Грейс:
- А орочьи некролиты откуда?.. - подначивала нежить, стимулируя мыслительный процесс некроманта двигаться дальше, - Госпожа Натали Селин занялась выяснением этого вопроса десятки лет назад, а вы, с вашей практикой, чем занимались всё это время?

Она протянула руку и цапнула когтями с подноса пробегавшего мимо беса что-то, на вид кажущееся мясом. Не то, чтобы это было необходимостью - скорее способом выиграть время перед следующим ответом.

- Скорее зла вселенского, если скрещивать копья за точность терминологии.

Медеах:
- Что ж, господин... Бартоломей. Оцените широту мысли. Работая напрямую со вселенским злом, она не заставит вас вступать в очередной зловещий культ... если вы не сообразите его на пару, разберете все красиво названные ступени иерархии и наберете дрожащих миньонов.

Ярцина:
Ярцина осталась довольна ответом Мнадеша и сообщила, что идет глядеть на палатина Язериса. Ненадолго.

Бартоломей:
- Хотите сказать, госпожа Грейс, что мне следует идти в Легион? Орочьи некролиты, насколько я знаю, обучились этому у них. Натрезимы кажется практиковали такие учения. Гул Дан в этом преуспевал, как и старый повелитель Нер Зул. Скажите открыто, я не улавливаю ваших мыслей. Но вот от работы с вами, я бы не отказался. - Усмехнулся и повернулся к дренейке. - Да, могу узнать ваше имя? Сколько времени провел в этом месте, а имен абсолютно не знаю.

Медеах:
- Медеах. Занимаюсь крушением городов.

Бартоломей:
- Хе-хе-хе-хе-хе. - Тихо посмеялся. - А почему? Чисто из любопытства. Я бы попросил вас предупредить, какой город вы желаете разнести следующим. Видите ли, у меня кончаются припасы для исследований и ритуалов. Мозг, печень, легкие, достать это не легко, а на разрушенном городе полно мертвецов. На кладбище не так весело.

Ярцина:
Поход на палатина, впрочем, растянулся: калдорейка цепляла встречных бесов с вопросом, кто из них Бракси, а когда поравнялась с акульей сектанткой Статирой, негромко спросила:
- К чему вам с Яндарзом несчастная семья Ангваорсей?

Статира:
- О. - самопогруженно отозвались в ответ. Акульей женщине Статире не было нужды поворачивать голову на знакомый голос: у неё вовсе не было глаз. В честь праздненства глухой черный капюшон сектантки украсился тусклым опалом цвета осеннего леса. - Я думала, Яндарз прислал тебя.

Джаскар:
Орк тем временем поспешил к самому Бракси и уведомил того что его разыскивает Медеахова эльфка в платье. И кувшин пахучего винища с чем-то подмешанным приволок.

Грейс:
Расплывающиеся очертания пустохода пошли обиженной рябью. Тварь ли он дрожащая, или гордость имел?.. Фиксирующие его на материальном плане браслеты, впрочем, разбежаться не давали.

- Хочу сказать, что если вас интересует вопрос наращивания личного могущества, первоисточник всей науки о некромантии в Азероте мог бы оказаться полезен... при условии, что вы полезны первоисточнику. К сожалению, натрезимы не имеют склонности во всеуслышанье объявлять о своём присутствии... Но я могла бы помочь вам в поисках через свои знакомства.

Бракси:
Толстый Бракси зафыркал, зашевелил зобом и застучал лапкой.
- Бе... к чему бы, к чему бы. Иди да выведай. Скажи, что сведешь со мной, но не торопись, не кипеши!

Ярцина:
- А я полагала, отослал подальше от этой семьи, но здесь тоже она, - драматически объявила Ярцина. - Совпадение? Не думаю.

Джаскар:
- А я не кипешу... - оправдался здоровяк и зигзагами направился к эльфке, так чтоб маршрут был не слишком очевидным со стороны.

Статира:
- Понятно. Хочешь льдинку? Она настоящая, я сходила к гиганту... - всё так же рассеяно обмолвилась безглазая. - Яндарза нет. Наверно, ты за него. Я подвозила заклятого друга.
Ярцине указали на разлегшегося в сторонке рыжего кота с позолоченными усами.

Бартоломей:
- Было бы неплохо, - сообщил немертвой, наконец оставив в покое прядь седых волос на своей голове, и приложился к кружке. - Во что мне это обойдется? Самому первоисточнику я могу предложить свои навыки. Все-таки я не простой ученик, только узревший Некроситет, нет, как бы эгоистично и высокомерно это не звучало. При всем уважении к вам, госпожа Грейс.

Ярцина:
- Он дал тебе льдинку по доброй воле? - Ярцина перевела взгляд на кота. Оценила мех и позолоту.

Статира:
- Полагаю, я единственная, кто признался ему в любви к льдинкам. Долгий сказ коротко: гигант страдает. - хмыкнула акульная. - Не знаю, что я делаю на этом сборище траченных молью злодеев, диванных комбинаторов и неуравновешенных духом личностей.

Ярцина:
- Госпожа Медеах интересная личность, - возразила Ярцина, - и я только что познакомилась с эльфом, который представляет гоблинский банк, а теперь иду смотреть палатина Язериса.

Грейс:
- Я могу обременить вас просьбой помочь мне испытать одну вещь, либо мы можем ограничиться подарком, - нежить улыбалась почти чарующе, если проигнорировать острые мелкие зубки, - Женщины любят подарки. Решать вам, во что вам встанет идея задействовать мои связи.

Статира:
- Эту груду охлажденного металла, - оценили выбор эльфки. - По-моему, он играет в короля-лича. Если бы тот носил щубу из ледопарда и кольца, как у Хинельдеша. Мне кажется, из свинства можно сделать искусство. А. Здрасте.

Джаскар:
- Здрасьте, - сообщил образовавшийся рядом орк распахнутого виду и с короткой бородой. Образовался он рядом с Ярциной, собственно.

Бартоломей:
- Что ж. Тогда я спрошу, какого рода подарки вам по душе и какую вещь вам нужно испытать? Я не торгуюсь, нет. Просто от любопытства спрашиваю. - Уставился пустым взглядом на лицо собеседницы. - Ба, да у вас шикарные зубы. - Одобрительно покивал, узрев улыбку немертвой.

Ярцина:
- Вот, еще одна интересная личность, - калдорейка поглядела на орка так, будто пыталась разгадать хумскую штуку кроссворд.

Статира:
- Сделаем ставки?

Ярцина:
- Можно. На льдинку?

Статира:
- Идет, - не изменив своей устраненной от всего манере, Статира пососала подтаявшую льдинку. - Одинокий и гордый охотник на демонов, детские травмы, юношеская гордость, кипучая ненависть и пылающий клинок. Отсутствие бритвы.

Ярцина:
- Беглый сумеречный шаман, - в свою очередь предположила Ярцина.

Джаскар:
Орк помолчал, ища взглядом льдинку и пытаясь угадать её ценность.

ДМ:
- Ну? - озвучила коллективный вопрос акулья женщина. - Не молчите или я переселю вашу душу в кактус пустоши. В вас столько скверны, что вы приживетесь.

Грейс:
- Руки, сердца и гримуары в переплёте из человечьей кожи, - любезно просветила нежить собеседника, кажется, совершенно серьёзная и дотошно буквальная, - Впрочем, переплёт опционален. Что касается испытания... Здесь потребуется, в случае вашего согласия на этот вариант, немного вашей крови и умение активировать жезлы.

Джаскар:
- Я Джаскар, простой орк. Льдинка мне, раз вы не угадали? - Само слово "льдинка" плохо вязалось с мордоворотом, как и наивность вопроса. Но орк отдыхал и даже показывал зубы по-доброму.

Ярцина:
- Пусть тебе, - согласилась калдорейка. - Мне все равно тут зябко без свитера с оленями. Чего ты хочешь, простой орк Джаскар?

Статира:
Благородный акулий подбородок промолчал, забыв отдать льдинку. Видимо, ту назначили наградой за хладные истории.

Бартоломей:
- Не думаю, что моя кровь сойдет для этого. Вечно что-то не то. Меня не берет магия тьмы, ибо такова воля Тени. - Усмехнулся. - Я смогу подарить вам гримуар в переплете из человеческой кожи, и более того, в нем будут закладки из вырванных сухожилий, корешок будет украшен маленькими черепами детей. По рукам? - Протянул уродливую, бледную, костлявую ладонь с длинными ногтями немертвой.

Джаскар:
- Покутить и устроить будущее. Хочу. - Здоровяк почесал шею, опустив взгляд на Статиру, которая примечательно не смотрела.

ДМ:
- Цокающие демоницы не обеспечат вам будущего, но вы можете покутить. - щедро осведомили простого орка. - Она - девушка Яндарза. Я трогала воргенов и наверняка заразна, но могу устроить вам будущее кактуса.

Джаскар:
- А воргены вас трогали? - Вопросил Джаскар. - И что за кактус? Я могу кактус на спор съесть.

Ярцина:
Ярцина ошеломленно сморгнула, но промолчала - любая отговорка годилась, чтобы не кутить с орками.

Статира:
- Воргены не одобрили мой выбор духов. Кактус вы можете выбрать сами... отправляйтесь сейчас, если рассчитываете вернуться к утру.

Грейс:
- И у вас при себе такое произведение искусства? - восхитилась колдунья, протягивая в ответ узкую, когтистую руку. Воистину, этому историческому рукопожатию случилось быть рукопожатием соперничающих по омерзительности костлявых лап соперников, - Я буду более, чем удовлетворена.

Джаскар:
- Кактус забудем, - предложил серокожий. - Кто такой Яндарз? И к чему про воргенов? Нате. - Последнее сопровождало отбирание у кого-то из кухонных чего-то сладко-холодного для кого-то другого и вручение этого эльфке рядом. Недовольства беса орк заглушал угрозами про кактус и отпихиванием ногой в тяжелом сапоге.

Статира:
- Яндарз - главный злодей. Воргены - заразные твари. - рассеяно осведомили рыцарственного орка. - Вы - только что ограбили палатина Язериса.

Бартоломей:
- Нет, вернее есть набросок, а сам гримуар я сумею сделать через несколько часов. Если это мероприятие не предусматривает заканчиваться и указывать на дверь всем, то я вручу вам подарок уже сегодня. - С мгновение помолчал, уставившись на собеседницу, а затем продолжил. - Что ж, на этой ноте я вас покину, госпожа Грейс. Как только сделаю гримуар, вернусь и вручу его вам. Не прощаюсь. - Некромант коротко поклонился немертвой, от чего его череп на голове съехал немного вперед. Поправив головной убор, Бартоломей отправился в сторону комнаты с галереями. - За мной. - Повелительским тоном произнес Лестеру и упырь поспешил следом за хозяином, волоча за собой его мешок.

Ярцина:
- Как можно, - возмутилась Ярцина, возвращая беса для того, чтобы вернуть ему угощение. - И не надо обижать маленького.

Джаскар:
- Надо извиниться. - Заявил Джаскар. - Где он?

ДМ:
Госпожа Грейс могла быть удивлена тому, что где-то во время кульминации событий госпожа Медеах успела упорхнуть из-за стола с чисто светской незаметностью.

Статира:
- В садах.

Джаскар:
- А. Вам туда не надо? - спросил простой орк, погладив беса рукой, которой явно можно было этих самых плющить.

Ярцина:
- Я туда собиралась, - подтвердила калдорейка, - о чем сообщила Мнадешу, пока ты был рядом, простой орк. Если это ужасный заговор или коварное похищение, то я пожалуюсь лорду Маллахету.

Статира:
- Я возьму кота. - осведомила Статира. - В конце концов, это не так скучно.

Джаскар:
- Кому? - переспросил Джаскар. - Я тут знаю только Бракси и одну немёртвую с пустоходом.

Ярцина:
На это его уведомили, что лорд здесь хозяин и пребывал таковым тысячи лет.

Статира:
Можно сказать, он был вторым по главенству злодеем этого места. Статира, например, только училась.

Джаскар:
- Повезло мне. Сам бы не пошел, значит, - заключил орк, проведя рукой по шевелюре и поправив грубую одежду, которую хоть как-то облагораживали мех на плечах и металлические пуговицы.

Ярцина:
- Тогда пойдемте, - пригласила Ярцина. - Я еще хотела разыскать Бракси. Не думала, что здесь будет так много одинаковых бесов.

Грейс:
Что ж, дела госпожу Медеах могли занимать самые разные, и колдунья была не в претензии. Тем более, что её настроение изрядно было приподнято идеей того, что вскорости ей преподнесут гримуар штучной ручной работы.
Подбирая ткань подола, Грейс зашагала по зале, ориентируясь на маячившие впереди широкие плечи, прикрытие мехом. Демон перетекал следом чернильной кальмарьей кляксой.
- Добрый друг Джаскар? - уточнили откуда-то из-за необъятной орочьей спины надтреснутым голосом.

Джаскар:
- Он особый, - пояснил орк, следуя по приглашению.

Джаскар:
- А это... - Дуболом задумался, приоткрыв рот на мгновение. - Граис, немёртвая. Её слуга знает эльфский. - Орк кивнул на пустохода.

Статира:
- Лорд Аванс. Номер три, - чинно представила вернувшаяся с котом на руках Статира, подкрепив смелое утверждение тремя оттопыренными пальцами, как знаком злодейского ранга.

Джаскар:
Джаскар ничего не понял и смолчал.

Ярцина:
- Какая учёная аберрация, - вежливо заметила Ярцина, разглядывая демона с настороженным любопытством.

Грейс:
- Прекрасный день. Моё почтение, - лорда удостоили лёгким поклоном, остальных - кивком. На Статиру даже на некоторое время засмотрелись, после чего отвели пустые глазницы в сторону. Аберрация таращилась в ответ на эльфку ничего не выражающими угольками глаз: единственная, не считая браслетов, чётко различимая составляющая облика демона.
- Добрый друг Джаскар, а так же чтимые... где сейчас можно найти палатина, может вы знаете?

Джаскар:
- В саду, - только и сказал простой орк.

Статира:
- Туда. - указали направление, несильно вильнув лордом Авансом. - Ну что? Время приключений?

ID: 18154 | Автор: Dea
Изменено: 5 января 2016 — 18:09

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 декабря 2015 — 21:16 Pentala

Нужен демотиватор с Боромиром и фразой: "ну нельзя так взять - и развести варлока на гримуар")
Одинокий демонхантер без бритвы-то будет?

25 декабря 2015 — 22:04 Dea

Ни одного не заманили ( А листов-то до Легиона наклепано! Впрочем, еще не поздно причаститься к празднику жизни.