Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Друид в клетке (26)

Мередит Страуд
Лидия Ирвинд
Шайло Альвина Рэли
Агнес Фэншо
Виктор Дюкс

Виктор Дюкс:
Прекрасное утро - мягкие шаги сквозь сон. Деловитая сестра, получив заряд телесной бодрости, кажется, вовсе не ложилась. Давайте будем честны, год - это не шутки, и Виктор тоже мало поспал за ночь, а наутро чувствовал себя лениво-умиротворённым, словно скрытые в снежных пиках легенды о монахах. Хотелось добродушно ворчать и гренок. И прирезать мисс Ирвинд, так, чтобы она визжала от своей наглости.
Он готов был поспорить, что она сольёт всю информацию Страуду. И усложнит дальнейший допрос.
Но об этом особенно рассуждать не хотелось. К моменту, когда его нежно потащили в гостиную и всячески не давали там себя лапать, он успел принять душ и даже привести себя в порядок.
Парочка выглядела свежей, довольной, да только быстро разошлась - у Рэли была дела, которые ей позволяло провернуть исключительно общее доверие.
Вздохнув и дожевав пирожок с капустой (к брокколи он не прикоснулся), Виктор отправился на поиски. Пока Лидия саботировала правосудие, ему предстояло нести слово истины и правды за неё. Как и пожелает Лечебница. И - обязательно - пирожки.
Раннее утро. Чудесный лик невыспавшейся девушки.
- Доброс утро, Агнес. Я принёс вам перекусить, - они не виделись давно. Виктор подкрался как мог - в полный рост, но бесшумно ступая по холодному полу. Подстриженный, умытый, с яблоками - он мало походил на себя-запертого.

Агнес Фэншо:
Утро было серым, дожливым и по-осеннему зябким. И вполне подходящим для того, чтобы на ближайшем подоконнике предаться философским мыслям о жизни своей, тем паче, что жизнь в последние два дня решила пойти кувырком вместе с привычным распорядком вещей. В полном соответствии с меланхоличным утренним настроением, мисс Фэншо держала удобную наблюдательную позицию, сквозь зарешёченное окно разглядывая залитые дождём унылые клумбы на внешней стороне здания, и задумчиво пыталась решить: с какого момента всё пошло не так?
Определиться было сложно. Со встречи с Генрихом и Страудом в холле? С обеда с персоналом, на который её пригласили? Со смерти мисс Финч? С Виктора?.. Так или иначе, вся цепочка сводилась к здесь и сейчас, к тому настоящему моменту, в котором Агнес располагала двумя несомненно очень важными вещами: свободой перемещений и увесистой дубинкой, выданной в целях самозащиты.
Ни с первым, ни со вторым она не имела ни малейшего понятия, что ей теперь делать. Представить себя, дубинкой забарывающей серошкурого зверолюда, упорно не получалось. Что до свободы перемещений, то оная досталась именно в тот момент, когда мисс Фэншо предпочла бы видеть себя запертой под семью надёжнейшими в мире замками и за парочкой стен потолще, через которые помянутые зверолюды точно не пролезут.

Впрочем, поток её мыслей прервал оклик, и женщина рефлекторно сжала дубинку покрепче, оборачиваясь. Сморгнула, явно озадаченная, и лишь спустя некоторое время неуверенно переспросила:
- Виктор?..

Лицо, больше не обрамлённое длинными спутанными волосами, могло показаться незнакомым. Одежда могла сделать из человека кого-то другого. Но голос! Голос - оставался тот же.

Виктор Дюкс:
Он стоял над ней ровно так же, как в тот день, когда они встретились. Свет, воздух, время и надоедливый шум позади предпочли замолкнуть, остановиться. Он улыбался, говорил мягко и протягивал яблоко Серой Деве.
- Вы нежны, словно цветок по утру; прекрасны, как скрытое за этими серыми стенами солнце. Я поздравляю тебя с нелёгкой свободой. Моя очередь тебя угостить. А ещё - у меня свой сказ для твоих ушей.

Агнес Фэншо:
В залитом тусклым утренним светом мрачном коридоре яблоко, пожалуй, было единственным дурашливо ярким цветным пятном. Протянувшая за ним руку Агнес почему-то затруднялась смотреть на мужчину напротив, знакомого и незнакомого одновременно, и потому рассматривать предпочитала гладкие и блестящие яблочные бока.
- Вы очень изменились. Я с трудом узнала вас. Кажется... с вами всё сейчас хорошо? Насколько может быть хорошо, учитывая ситуацию в общем, - ей определённо было неловко. Но, наверно, аккуратно отложенную на подоконник дубинку можно было считать хорошим знаком.

Виктор Дюкс:
- Со мной всё хорошо, - Виктор коротко, мягко кивнул, вздыхая про своё бремя абсолютного непонимания, - Я рад вас видеть. Я изрядно волновался за вас, когда нас поймали. Искал способ выбраться к вам.
Он сделал шаг ближе, вкладывая в руку, в потупленный взгляд видения осеннего сада и его плодов. Мягко прикоснулся к её пальцам.
- Не бойтесь. Я же обещал, что буду вас защищать. Почему они поставили вас здесь, с этой нелепой дубиной?

Агнес Фэншо:
- А от волков тоже защитите? - с Агнес бы сталось и спросить всерьёз, и поверить любому ответу. Для своих лет она была довольно наивна, а необычные обстоятельства знакомства с Виктором способствовали доверию. - Я здесь по своей инициативе. Понимаете, сестра Шарлотта сказала, что скорее всего они крутятся где-то возле Торнхилла - вы обсуждали это на совете ещё. Мне спокойней, если кто-то посматривает из окон. А эта... палка? Она для самозащиты. Лидии тоже выдали. И другим, кого не заперли.

Виктор Дюкс:
- Я сделаю всё, - прикосновение к запястью, - И я здесь, что бы предложить вам... Научиться кое-чему. Конечно, не стоит недооценивать пулю, но есть ещё одно оружие, которое остановит зверя, возможно - даже без крови. Оно подойдёт вам. Но - сначала... - прикосновение к её подбородку. Мягко приподнять её взгляд, - Что вас тревожит? Волки в лесу остерегались человека и творений его с древнейших времён. Что-то ещё?

Агнес Фэншо:
- Доктор Вудсворт ходит с таким выражением лица, что можно охарактеризовать только как "мы-все-умрём", - что до её выражения лица, то смущение в нём постепенно уступало место привычной уже встревоженности. Может быть, ничуть не изменившаяся манера Виктора вести беседу успокаивала её, как всё, что принадлежало надёжному, неизменному прошлому, а не зыбкому и страшному настоящему. - Просто волки не стали бы причиной таких... мер, в итоге которых я теперь сторожу коридор с дубинкой наперевес. Ну в самом деле... вы можете себе представить? Наверно, если зверолюды сюда проникнут, я сделаю самое умное - брошу палку куда-нибудь в сторону от себя и убегу. Как думаете, я могу рассчитывать на присущий собакоподобным рефлекс?
Она наконец-то взглянула в глаза собеседнику, невольно улыбнувшись. Сводя свой страх к шутке, становилось легче с ним справляться.
- Я не очень понимаю, кому я могу доверять. Это для вас не новость, что кто-то изнутри работает против нас, но кто? Если бы только было известно наверняка, дела пошли бы гораздо лучше. Все объединились бы против внешней угрозы без задних мыслей.

Виктор Дюкс:
Что он мог сказать? Он знал кто им мешал. Лечебница не могла изменить человеческую природу - лишь усугубить то, что имелось в тёмной душе. Недоверие, ненависть, презрение, но более всего - желание отделять, разрывать, уничтожать.
То, что было так сильно в воргенах. Он был уверен, что их чудовищность - не волчья прихоть, но настоящий человеческий инстинкт, что-то тёмное, но отрицаемое рациональным человеком при свете дня.
Здесь, они теряют над ним контроль. Они ненавидят и убивают по своему желанию и без ограничений.
Возможно, роман в чёрной обложке был не такой уже плохой идеей. Быть может. у него уже было две читательницы.
Его ряса жреца шелестела успокаивающе.
- Может быть, кто-то из них ближе к зверю, - прикоснуться к её трепещущим волосам, лишь чуть-чуть, - И всё же, я призываю вас не бояться. Страх разрушает волю. Воля - наше второе оружие.
В его улыбке пролетели нехорошие нотки. Сменились грустью.
- Вы слышали про мисс Пак? Судя по всему оно оказалась той самой медсестрой, про которую вы говорили. Я рад, что вам доверились.

Агнес Фэншо:
- Мисс Пак? Тихая девушка с вечно снулым лицом? Она не очень разговорчива. Почему все решили, что это именно она открывала двери? - живой интерес был совершенно искренним. Агнес тянулась к новой информации, впитывая её, как губка, Агнес тянулась к собеседнику. Второе получалось непроизвольно. - У сестры Фовелль было не очень много времени, чтобы рассказать мне подробности. Она упоминала, что должны были провести расследование и опросить сестёр, но и всё...

Виктор Дюкс:
- Боюсь, это довольно запутанно, - задумчиво-грустное выражение не шло мужчине, - Страуд... Говорил, что она применила при нём магию. Он перерезал ей за это глотку.
не стоит смягчать. Агнес была большой девочкой - доверие и шок сейчас играло ему на пользу. В конце концов, как не ряса жреца и лёгкое игра рук заслуживали доверие?
- Но... Это по его словам. У меня есть подозрение, что всё несколько сложнее. Вы готовы меня выслушать?
Его голос катился к шёпоту. Без шкатулки, его слова и мысли были не столь остры, как и его безумие. Он почти скучал по тому клинку бесстрашия, но сейчас ему приходилось полагаться на другие инструменты.

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо определённо была большой девочкой. Проведённая в тепличных условиях юность не располагала к равнодушному восприятию таких новостей. И даже год в Торнхилле, изрядно заостривший её черты, и немного - характер, ситуацию спасал не сильно.
Агнес отшатнулась обратно на подоконник, прижимая руки к груди. Ей потребовалось время на то, чтобы усилием воли отогнать вставшую перед глазами картину: Страуд, почему-то со зверским лицом, жестоко пилит горло мисс Пак тупой бритвой.
Но может быть, всё действительно было не так?..
- Я слушаю, Виктор.

Виктор Дюкс:
Ну, он надеялся на другую реакцию. Но какое дело?
Поманив маленькую дозорную за собой, он занял одну из опустевших комнат. Теперь в Лечебнице было пусто - там где жил порядок появилась хаос, пустота и возможность.
Дубинка оставалась на совести стражницы правопорядка.
Усадив её рядом с собой, на кровать, Владимир прикрыл глаза, восстанавливая в памяти точную картину произошедшего и взялся за свою сказку.
Ещё немного тёплая кровь, бесчувственное тело, ярость, перекошенное лицо Страуда... За холодными, короткими словами.
Он держал её руку. Успокаивая. Когда память возвратилась к нему, он приоткрыл глаза и неотрывно глядел на неё.
- ... Таковы были мои находки. Магия произошла после убийства. Возможно на его глазах. Возможно... Как ни ужасно это признавать... Его же руками. Я боюсь, что сам мистер Страуд... Уже достаточно долго мог находился под влиянием ведьм. Мы оставили его в камере, пока не выясним, какая сила и влияние воздействовала на него. Боюсь, что постоянные посетители навлекают опасность на себя и затруднят мой поиск настоящей ведьмы.
Он грустно покачал головой...
- Его использовали что бы отвлечь внимание, либо он был сам источником магии. Представляете себе, ведьм-ак? Шаман? Как принято называть девушек дождя размером с небольшую камеру?

Агнес Фэншо:
- Милостивый свет... - совершенно осунувшаяся, мисс Фэншо звучала обречённо и выглядела ещё обречённей. Когда Виктор в прошлую их встречу обещал ей рассказать сказку, кто мог знать, что сказка будет о вещах, для женских ушей совершенно не подходящих? Худая кисть лежала в руке Виктора безжизненно: кажется, его жеста просто не заметили за впечатляющими новостями и ещё более ошеломляющими выводами из расследования. - Но... что же теперь делать? Я вижу некоторую закономерность в том, как выбывают, один за другим, охранники и самые крепкие из санитаров - все, кто умеют держать оружие и могут защитить Торнхилл от зверолюдов. Что, если мистера Страуда... кто-то подставил специально, чтобы он оставался заперт в удобный кому-то момент? Нужно вернуть его в строй как можно быстрее, если это вообще возможно. Как вы хотите выяснить правду, Виктор?

Виктор Дюкс:
- У меня есть... Идеи, - как можно врать настолько убедительно, - Мы поговорим с Мисс Шайло. Если для него есть шансы, и он действительно лишь жертва заклинания, что он сейчас отрицает, то мы вытащим его.
Разочарование. Где злость от предательства? Где отречение? Ох, он сам был весьма возмущён своим результатом.
- Вы слишком молоды и красивы, что бы грустить или бояться, мисс Фэншо. К сожалению, мои слова - быль, но я обещал вам рассказать сказку. Если вы лишь улыбнётесь и посмотрите на меня - в этих стенах можно услышать многое.
Когда освобождён, оглушён и пуст; Беззащитен и слаб, беспомощен и обездвижен.
- Хотите услышать о великом оружии Го... Лесного Короля? Я верю, что оно может помочь нам в этот трудный час.
Он был почти уверен, что слышал этот рассказ в качестве байки. И речь шла там не о дворфах - по крайней мере, не изначально. Говорилось о далёком юге, топях и лугах далёких земель - но пусть Лечебница вновь запустит своё прикосновение в текст и перемешает бессмысленный нарратив во что-то иное.

Агнес Фэншо:
Вряд ли Агнес смогла бы выразить это словами, но интуитивно она предпочитала больше доверять и ошибаться, чем разрушать возможность единения перед лицом общего врага взаимными подозрениями. Стремление найти оправдание необъяснимому поступку Страуда казалось ей правильным...
...Даже порождённое гадким, маленьким подозрением в том, что всё-таки Мередит Страуд - подсобник той самой терроризирующей приют для умалишенных ведьмы. Нет, всё-таки, об этом было лучше не думать - и встрепенувшаяся женщина честно попыталась улыбнуться собеседнику.
- Мы обязательно поговорим с мисс Шайло. Великое оружие Лесного Короля? - она была вся - трепетное внимание. Даже голову наклонила набок, вполоборота, ухом внимая недавнему опасному безумцу.

Виктор Дюкс:
- Король Леса спал слишком долго. Он помнил юность рек и древних дубов переживших и нас, и мудрейших из эльфов, но сон его был беспокойным. Не мог он спать спокойно, когда над землёй кричали его слуги и друзья.
Люди наступали на лес с огнём и топорами. С человеческой злостью, они топтали норы, шкуры и тела. Где проходили они, не оставалось ни птиц, ни музыки - лишь холодные стены и огонь, не греющий, но пожирающий. Леса умирали, а вместе с ними умирал и наследник.
Его спальня была его могилой. Когда он выбрался и увидел небо, застланное пеплом, его сердце наполнила тоска и ярость.
Он схватил себя за опалённую плоть и вырвал себе руку и взмахнул ей, словно плетью.
Люди видели, что тех кого она коснулась обращало в пепел, следом за уничтоженным лесом. И они бежали, падали и горели.
Но навстречу вышла ему одна девочка. Она шла сквозь толпу, не обращая внимание на ужас умирающих. Она ступала по пеплу, выжженной земле и телам, навстречу каре природы.
И так смутил вид этой безумной Короля, что он взмахнул в надежде напугать, но рукой коснулся себя. Он упал без сил, но был сильнее и древнее любого из людей - даже его собственная ярость не могла его убить.
Девочка подошла ближе, наступила маленькой ножкой тому на грудь и стянула с него его маску из белой кости - то, чем стало его лицо в безудержном гневе.
В пламени, смерти и дыме никто не увидел, что стало с ними дальше. Говорят, что девочка обрела магический дар от той маски, а Король стал её преданным псом, в страхе и беспомощности. Говорят, что напротив, он увёл её в лес и воспитал защитницу, и преемницу.
Страх был его оружие, и страхом же он был побеждён. Не отдавайся он эмоциям с той силой, что разверзала небеса, он отогнал бы род людской прочь от границ своего королевства - и едва ли бы люди построил безмолвный памятник из серых стен и... Сил на месте, где он был остановлен.
Он всё ещё близко, Агнес. Каждый может одолеть его - но я верю именно в тебя.

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо грызла яблоко, слушала ровный, мягкий голос бывшего констебля и размышляла. Виктор не был бы собой, если бы даже сказку не рассказывал с намёком. По его речи пресловутые намёки вообще были щедро рассыпаны: бери и собирай, если успеваешь уловить. Вот и сейчас ей достался материал для размышлений - кому маска Лесного Короля оказывалась к лицу?
- Кто-то мне раньше говорил, что только безумец не боится. Но я постараюсь, - яблоко снова хрумкнуло, - Где вы последний раз видели сестру Шайло?

Виктор Дюкс:
- Безумец вне страха, своего или чужого. Быть может, эта повесть о безумном ребёнке. Но я слышу её как балладу о страхе - людей и Короля. Страху можно поддаться - или можно его подчинить. Твой страх, заполонив тебя выплеснется наружу.
Яблоко начинало терять силу, Агнес начинала опять говорить. Следовало предложить ей следующее.
- Мы можем позволить себе бояться лишь до тех пор, пока не взойдёт кровавая луна, будь то полнолунием или полднем. Я могу - попытаться, ибо я давно не... тот что раньше, - научить и вас. Когда вы будете готовы.
Мягкая улыбка.
- За завтраком. Мы обсуждали возможность пообедать сегодня с мисс Шайло. Это будет для меня... Необычно. Присоединитесь к нам?

Агнес Фэншо:
Яблоко было универсальным аргументом в их диалоге. Невинный, в сравнении со специализированными приспособлениям, способ свести все возражения оппонента к красноречивому хрусткому молчанию. Вероятно, стоило в следующий раз прихватить их побольше...
- Сочту за честь принять ваше любезное приглашение, - это прозвучало почти церемонно. Агнес поднялась с кровати, решительно не зная, куда деть огрызок... и куда деть липкие пальцы. - У нас не так времени до полнолуния, чтобы рассуждать о чьей-либо готовности.

Виктор Дюкс:
- Если кто-то овладеет духом Маски без нужной подготовки... Давайте скажем так - я всё ещё уверен, что волки не худшее, что с нами случиться. Мы будем много говорить, но действовать быстро. Поэтому - ваша очередь. Что вы чувствуете, будучи прикованной к этому надгробию?
Виктор улыбнулся. Что-то его смешило в этом маленьком, юрком ограничении. Но - за этим позже.

Агнес Фэншо:
- Досаду и желание выбраться отсюда... во что бы то ни стало. Не настолько сильное, чтоб оголтело бросаться в бегство с вашими ключами наперевес... всё-таки, вокруг болота и волки... Но после полнолуния всё изменится. Не может не измениться.
Ей явно хватало сомнений. Они снова ступили на ту зыбкую почву, на которой Виктор ориентировался уверенно, а она еле ковыляла, в тумане изыскивая ориентиры.

Виктор Дюкс:
- Хорошо, - он поднял руку и указал на её неуверенную попытку скрыть остатки яблок с рук, - Теперь ответь мне, почему ты не даешь себе волю и не, скажем, просто вытрешь руки об одежду? Постельное бельё?
Вопрос рискованный. Ему хотелось, что бы она подумала, и подумала крепко - уж очень виделось ему, как всё может пойти совсем не так... Или через чур верно.

Агнес Фэншо:
- Потому что в детстве мне сказали, что юная леди приличных манер и с видами на будущее в приличном обществе так себя вести не может, ежели желает эти самые виды сохранить, - вот здесь ей не потребовалось много времени, чтобы сориентироваться и ответить, как на уроке, без запинки. А затем, плутовато улыбнувшись, Агнес облизнула липкие от сладкого яблочного сока пальцы. - Извините, Виктор. Надеюсь, вы никому не скажете.

Виктор Дюкс:
Улыбнулся. Начало было хорошим.
- Теперь вы мне нравитесь гораздо больше, Агнес. Освободитесь. То что вам сказали не обязательно является правдой. Вам же сказали сгнить на этой земле, в вашей камере, без намёка на свободу. Вам сказали не читать газет, не путешествовать, не убегать из дому. Что вы об этом думаете?
Вопрос был другим. Быть может - требование. Но его терпение было под стать терпению Лечебницы - камню и надгробию.

Агнес Фэншо:
- В основном они говорят это, желая мне добра, - резонно возразила мисс Фэншо. - Хотя их понимание добра может расходиться с моим.... и они, разумеется, могут ошибаться. Лично я собираюсь, когда выберусь отсюда, в путешествие к берегу моря и ещё регулярно выписывать себе те газеты, в которые пишет мисс Лидия. А вы? У вас ведь наверняка есть планы на то, что вы будете делать, когда выберетесь из Торнхилла?

Виктор Дюкс:
Кровать тихонько вскрикнула. Виктор оказался над Агнес быстрее, чем он мог себе позволить, сохраняя иллюзию нормальности, человека. Его глаза блестели огоньком какого-то нового, сокрытого знания.
- В таком случае, сим числом сего мрачного месяца я освобождаю тебя от твоей лёгкой доли, - Виктор поднял руку и положил её на лоб девушке, залезая той под серую шевелюру, - Я благословляю и проклинаю тебя пониманием. Их желания и надежды над тобой не властны. Это не земля людей. Здесь ты лишь делаешь вид, что слышишь их. Первым шагом - подумай, что тебе говорили, и что ты, - он скользнул пальцами по её груди, в той ритуальной манере, что отличают шамана он насильника, прикасаясь к телу безразлично, бездушно, - И никто здесь не знает "манер" и "приличий". Только ты. И, если я услышал неверно - наши последние часы.
Он моргнул, сбрасывая страшное наваждение.
- ... Но, начнём с простого. Вам когда-нибудь хотелось яблок... Больше положенного?

Агнес Фэншо:
Для пущего эффекта здесь не хватало только далёкого раската грома в серых небесах, но даже без капризной погоды слова оказались внушающе звучны. Агнес, во всяком случае, впечатлилась...
...Задней мыслью ещё успев подумать, что Виктор, кажется, жил ещё более интересной жизнью, чем она. И вокруг него вечно витала эта атмосфера, какая случается только среди детей, собравшихся ночью в чулане под мётлы для рассказывания страшилок и инициации в какие-то свои особые мальчишеские клубы.
- Не пойдёт. Если мне захочется яблок, я просто доберусь до кухни и попрошу, и миссис Молли, щедрая душа, отсыплет мне их полные карманы.

Виктор Дюкс:
- Миссис Молли, право, щедрая душа. Ну хорошо. Назовите мне, что вы хотите... Не просто так. Для себя. Сладостей? А как давно вы пили вино? Вы выбирались на крышу? А не хотелось ли посмотреть на дорогу, что нас отрезала? Подрисовать усы алтарной чаше?

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо беззвучно смеялась, отчего плечи у неё вздрагивали, а лицо казалось почти красивым. Похоже, что даже среди надвигающегося мрака находилось место искре веселья... и надежды.
- Вы подбиваете меня на проказы в такое время? Вы ужасный человек. Но я отдала ваши ключи Лидии, Виктор, подумав, что они ей пригодятся больше в свете происходящего. Если я получу их обратно, вы сходите со мной на прогулку по крыше, или к дороге? Даже не знаю, какой вариант привлекательнее...

Виктор Дюкс:
- Когда предрешённость несёт нам страх и смерть, мы выбиваем камни из кладки и несём хаос. Помните? - он улыбнулся. Своим мыслям, её красоте, мокрой, противной крыше, свежему, пьянящему воздуху - и неожиданно даже для себя решил, что всё - совсем всё! - может подождать.
- Я могу бесконечно долго наблюдать за вашей улыбкой. И я собираюсь это делать как можно дольше. Так что мы направляемся за ключами немедленно. Знаете, куда они могли деться после всего произошедшего? И есть ли у вас заколки?
Он положил её руку на свою и потянул - не время для дел. Ему предстояло кое-что ей показать.
В конце концов, нельзя было считать себя хорошим человеком, если он просто не делал зла среди мерзавцев. Требовалось нечто большее.
Что-то светлее и добрее.

Агнес Фэншо:
- Заколок? Нет, вы что. Нам же нельзя держать ничего острого. У меня есть аргумент гораздо лучше, - увлекаемая прочь из комнаты Виктором, Агнес всё ещё смеялась. С жестом фокусника её движение роднило то, что никому так и не было дано понять, откуда конкретно у неё в руке объявился самый настоящий штопор. - Видите? Я располагаю целым арсеналом, спасибо заботам Лидии. Просто разыщем её, и у нас будут и ключи, и заколки. Пойдёмте для начала к её комнате.
Огрызок она мимоходом пихнула носком туфли под покинутую кровать. Нарушать правила приличия, так нарушать! Дубинку - прихватила и на ходу попыталась вручить Виктору.

***
Шайло Рэли:
Надо сказать, что Виктору Дюксу, безумцу и констеблю, везло на дам и прохладные истории. Он не успел выслушать мнение рассеяно вышагивавшей по коридору мисс Рэли, как получил в довесок подробности от подоспевшей Агнес. Было много румянца, моргающих глаз, "а он... она... и тут... ну вот"; не хватало пострадавшего ковена и зловещего заговора.

Рэли размышляла.
- И что же с ним делать? Скрывать от смотрителя и Морвелл уже не имеет смысла, наш друид-одиночка заперт по колено в зеленой траве.

Агнес Фэншо:
Агнес, уже успевшая раздобыть шпильки и подколовшая пышные волосы в какое-то подобие причёски, розовела целиком и вся, вплоть до кончиков ушей:
- Ну... понимаете, при всей этой истории... свет милосердный... но вот в эту историю я уже верю, как и в то, что мистер Страуд не имел в виду чего-то плохого. Всё случилось исключительно... от недомыслия. Мисс Рэли, мы можем убедить его дать показания, что ведьма пользуется путями, человеку недоступными, и ходит сквозь стены... как сквозь стены подвала? Да и кто бы поручился, что ходы не ведут выше подвала, если вы понимаете...

Шайло Рэли:
- Подымаются на галерею и таятся в стенах толщиной в три пальца. Мисс Феншо, такие ходы существуют, древоточцы правят ими безраздельно.

Агнес Фэншо:
- Ведьма, обернувшаяся древоточцем?.. - кажется, мысль всерьёз рассмотрели, прежде чем с покачиванием головой отбросить. - Нет, слишком сложно. Ковен добрых ведьм неубедителен. Мисс Рэли, вы пошли бы на лжесвидетельство, если бы сочли благодарность мистера Страуда за спасение... достаточной причиной? В атмосфере общей истерии по поводу ведьм одинокий друид - плохая история.

Шайло Рэли:
- Всё же она лучше, чем связь с ковеном. Агнес? Вы можете на миг притвориться мистером Коулом? - прагматичный тон Рэли легко опускался до доверительного. Последний переходил в драматический. - Вы джентльмен, рыцарская кровь, слуга короля, опора цивилизации. Даже законные ведьмы для вас - свидетельство провинциальной распущенности. Кстати, вчера вас убедили в том, что ужасные ведьмы желают вам зла.

Виктор Дюкс:
Виктор, слышавший всю историю в оригинале, пересказе и искажении, лишь качал головой. Не верил он, ни в спасение, ни благодарность, ни тем более в мистера Коула.
- Рэд... Чуточку слышался, задолго до своих речей. Не удивительно, что я принимал его за врага. И всё же - убийца, бегущий от преступления, за которое его не осудили? Нам, конечно, нужны убийцы, побольше, на свободе, что бы спокойно не спать в полнолуние. Его слова сильно подорвали доверие - даже если он говорит правду. Склоняюсь к тому, что Пак зачаровала его на глупости перед бритьём... Ох, не мешаю вашему спектаклю!
В самом деле, давно он не видел таких упражнений. В последний раз, так издевались над новичками, за чашечкой чая.

Шайло Рэли:
- Да уж. Кстати вы - мисс Морвелл. - церковная сестра почти весело наклонила голову в сторону констебля. - Вы замечательны: себе на уме, знакомы с ведьмами, но слишком хороши, чтобы они могли повлиять на вас прямо. И да, это была ваша идея - допросить Страуда посредством опия.

Агнес Фэншо:
Агнес косо глянула на новоявленную мисс Морвелл, нахмурилась и запустила руку в волосы в порыве вдохновения:
- Итак, я мистер Коул, светоч и прочая, и мне докладывают, что в камере у меня содержится одинокий друид, принятый мисс Флеминг на работу. И с такой-то историей в прошлом!.. Я не одобряю друидизм и ведьмовство в целом, и подозреваю действия некого злонамеренного культа в вверенной мне лечебнице в частности. Вывод? Мистер Страуд, вероятнее всего, причастен - напомню, что основная масса происшествий свалилась на лечебницу после его прибытия - и следовательно должен быть обезврежен до стабилизации ситуации, как минимум. Здесь должна вступить мисс Морвелл.

Виктор Дюкс:
Мисс Морвелл собрала свои мысли в кучку, разбросала чужие, отметила своё неумение в себя.
- Мистер Страуд не является причиной ни одного из инцидентов. Выдавший его поступок - либо его собственное взыгравшее слабоумие, или чужое, единичное зачарование. Без него оборона Лечебницы как сам факт будет под самим вопросом. Его силы могут помочь справиться с менее заметными проявлениями магии. У меня нет столько лекарств на его тушу...
Затем, вопросы о естественности игры перешли в новую плоскость - мисс Морвелл серьёзно задумалась. как её, всё таки, зовут.

Шайло Рэли:
- Вы настоящая заговорщица, Морвелл. - критически заметила Шайло. - Зачем же вы вообще просили об экспертизе? Без неё у мистера Страуда было бы куда больше шансов покинуть камеру.

Агнес Фэншо:
- Поданная идея экспертизы подразумевает, что вы в чём-то подозреваете мистера Страуда, дорогая мисс Морвелл. Даже если ваши подозрения не удалось подтвердить, я не могу так оставить факт наличия в моих застенках опасной, развращённой личности с ведьмовскими наклонностями! А вдруг наш враг захочет завербовать мистера Страуда на свою сторону? Боюсь, мне придётся вынести нелёгкое для меня решение, но если вы, мисс Морвелл, отказываете мне в средствах для седации... - Агнес складывает пальцы пистолетиком и делает короткое "пиу" губами, прежде чем окончательно развоплотиться из сэра Коула обратно в серенькую мисс Фэншо. - Вот поэтому, мисс Рэли, если мы хотим поставить на то, что мистер Страуд всё-таки на нашей стороне и он хочет только помочь, мы должны сообразить убедительные ложные показания. О том, что кто-то третий присутствовал при разговоре мисс Пак и мистера Страуда, и дело рук этого третьего - палка с шипами. Показания должны подтвердить вы, сам мистер Страуд и Лидия. О факте друидических способностей мистера Страуда не должно быть известно.

Виктор Дюкс:
- Хм. я хотела его проверить? Быть может, я уже что-то знала из его истории. Либо - проверить "что-то", вроде не совсем обычного опиума. Может, это снова отвлечение? Едва ли месть. Даже после, это должно выглядеть разумно. Как давно я здесь? - Виктор виновато развёл руками - он мало общался с мисс Морвелл, и, наверное, видел её во-второй раз, после собрания...
Его актёрский провал почти задел за живое. Стоило навестить себя попозже!

Шайло Рэли:
- Мисс Морвелл, мне кажется, вы действительно опасались ведьм и не пожалели средств, дабы наставить мисс Рэли на путь истинный. - Морвелл достался внимательный разноцветный взгляд. - Скажите на милость, вы им задолжали?

Послушница рассеяно встряхнула рукой, оглядываясь на Агнес.
- И, по правде, я не слишком уверена в самом Страуде, мисс Феншо. Ведьмам достаточно убедить его в том, что они не так уж злы, а они умеют это. В конце концов их леса вырубили, их порядки перепахали плугами, их обвинили в поедании людской плоти. На такой почве вырастают красивые слова.

Агнес Фэншо:
- И пообещать ему, что они научат его контролировать его силы, - вот здесь мисс Фэншо снова порозовела, очевидно неспособная спокойно вспоминать поведанную историю. - Ну, мисс Рэли... мы либо верим, либо не верим.
Воистину, вопрос доверия в последние несколько дней вставал ребром всё больше.
- Ещё некоторое - небольшое - время подумать у нас есть. Если мне придёт в голову какая-то светлая мысль, как убедиться в благонадёжности мистера Страуда, я изложу её. Вы позволите пока что забрать у вас Виктора?

Шайло Рэли:
- Разве что ненадолго. - интересно улыбнулась Рэли. - Я доложу руководству о ситуации со Страудом, потребую второго сторожа и буду ратовать за его изоляцию до... прояснения обстоятельств. Я также сделаю всё, чтобы его не попытались пристрелить. Мисс Феншо? Попробуйте убедить его в том, что ведьмы действительно злы, если решитесь.

Агнес Фэншо:
- Ненадолго, - заверила мисс Фэншо, требовательно покосившись на объект обсуждения. - Я попробую поговорить с мистером Страудом.

Виктор Дюкс:
Прощальное покачивание головой - досадливое взгляд в стену. Или задумчивый?
- Вам очень идёт, - временами, приходилось вытаскивать себя из пучины за собственную косу, - Надеюсь, вы набрали с запасом. Как пойдём? К небу, или к земле?

Агнес Фэншо:
- Мы можем себе позволить несколько сломать. Если в холле пусто, для начала давайте проверим путь к земле. В свете только что произошедшего диалога, не могли бы вы раскрыть для меня подробности... вашего отношения к мистеру Страуду, и склонны ли вы довериться его озвученному стремлению всё исправить? - уже привычно прихватывая под локоть Виктора, мисс Фэншо деловито семенила по коридору в направлении гостиной.

Виктор Дюкс:
Маленькая, деловитая Серая Дева повышала настроение и выводила из лабиринта одним своим присутствием. Не прошло и мгновения после её прикосновения, как безумец уже снова улыбался, вспоминая зачем вообще начал сегодняшнее утро.
Стало быть, на выход из лечебницы.
- Отношения, не имею, хотя слышал ещё при нашей первой встречи о... О его отношении к ведьмам, и крови на его руках. Представлял это себе иначе. И, как водится, не действовал без доказательств - мне бы всё равно никто не поверил...
Толпа была непривычна. Улыбаясь и делая вид, что всё так и должно быть, можно было её и пройти, но усердно тянущее соседство за руку планы нарушило.
- Ну что же, тогда небеса.
Дверь на чердак отсутствовала как класс, зато оставались домоходы, которые уже давно никто не собирался топить.

Агнес Фэншо:
- Временами мне кажется, Виктор, что у вас странная мания портить мои платья. С какого ракурса я показалась вам похожей на мальчишку-трубочиста? - почти сердито спрашивала Агнес, но глаза у неё смеялись. - Пойдёмте-ка вот что сделаем. Во-первых, вы должны меня научить вскрывать шпильками замки, а значит, нам нужен уединённый коридор и запертая дверь на пробу. Во-вторых, пока мы возимся с замками, нам стоит подумать... о двух вероятностях. Мы либо пытаемся выбраться наружу через дом смотрителя, с риском столкнуться с сэром Коулом, светочем и так далее... Либо придумываем убедительный предлог выбраться на улицу следом за мисс Рэли. Поиск потайных ходов? Идеи применения аконита, за которые вы разговаривали с сестрой Рэли, когда я вас разыскала?

Виктор Дюкс:
- Действительно, - улыбнулся уже местами чумазый констебль, высунувшись из трубы, - Что может меня интересовать в испорченном платье! Агнес, вам не нужны тряпки, что бы выглядеть чудом в глазах мужчин. Уверен, если бы вас прятали в бесформенном мешке, мисс Фламинго всё равно нашла бы повод вам завидовать. Могу поставить свой лучший cognac, le sauveur des ames, - он неожиданно перешёл на какое-то чудаковатое наречие, - Что вас учили так бережно обращаться старушки, скрытые морщинами и страшные гувернантки!
Его глаза смеялись, а дверь в заброшенную комнату он уже вскрыл сам, по ходу разговора, примеряясь к местным замкам. Они были тяжёлыми и требовали немного силы. А замечание об уединённости он отвергал смешком - они просто вышли в первый попавшийся корридор и нашли занятие там.
- Вы снова переживаете за пустяки, в трёх часах от конца света. Все мы смертны, Агнес, и что ужасно - смертны непредсказуемо и внезапно! Я думаю, это мысль страшна и прекрасна. Она освобождает. Что вы об этом думаете?... Ах, да, тут нужна нежность, но и усилие. Техника и навык. Почти как с женщинами.
Внимание, проводится следственный эксперимент. Какого оттенка будут у Агнес уши и щёки?
Склонившись вслед за своей ученицей над замком, он почти полностью скрывал её фигуру за своей рясой. Его руки легли на неё и повторяли, замеряли, начинали движение. Пропуская терминологию - внутри замка была шкатулка, в шкатулке - несколько язычков, которых требовалось прижечь в определённом положении, а затем - заставить произнести слово, звук.

Агнес Фэншо:
- Миссис Деррис, моя компаньонка, была женщиной почтенной и разумной, в отличии от вас, - почти надулась Агнес, больше нервно озираясь по сторонам, чем пытаясь повторить подвиг Виктора вытащенной из волос лишней шпилькой на двери. Кажется, за этими дверями раньше жили охранники, уже как сутки удравшие с болотоступами или павшие жертвой ведьмовского заговора. - Как вы обозвали мисс Флеминг? Фламинго? Прелесть! Чему она должна позавидовать, вы не могли бы объяснить? Во всех отношениях её положение лучше, чем моё.
У некоторых дам в силу особенностей воспитания был определённый иммунитет к комплиментам в силу непробиваемого их непонимания. К сожалению, иммунитет не распространялся на настолько двусмысленные и порочные вещи, как подержаться за ручку над замком, и мисс Фэншо замечательно быстро краснела.

ID: 18034 | Автор: Dea
Изменено: 13 ноября 2015 — 21:47

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 января 2016 — 15:09 Pentala

Краткое содержание четырёх страниц: девчонки заперли Алхимика в клетке и ходят к нему в гости по очереди.
А когда не сработало, поят опиумом.