Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Друид в клетке (26)

Мередит Страуд
Лидия Ирвинд
Шайло Альвина Рэли
Агнес Фэншо
Виктор Дюкс

Мередит Страуд:
Когда они подошли к клетке, то увидели Страуда, который лежал на спине рядом с лужей рвоты и пялился в потолок. Пленник, не подозревавший ничего, прикончил скудный завтрак за один присест и уже через пару минут почувствовал, как по его телу распространяются волны тепла. Пальцы на ногах покалывало. Он ощутил странную эйфорию и поспешил сунуть два пальца в рот, прежде чем это состояние охватило его полностью.

Эйфория сменилась блаженным оцепенением, с которым пришли грёзы. Его глаза были широко открыты. Он размеренно дышал полной грудью, как будто наслаждался запахом, и никак не отреагировал на ожидаемых гостей.

Агнес Фэншо:
 — Как вы здесь поживаете? — при всей своей любви оказываться не там, где ей полагается, в красном крыле мисс Фэншо оказывалась впервые, и всё здесь ей было дико и внове. Она больше озиралась по сторонам и робкими прикосновениями изучала решётку, чем смотрела на Страуда.

Мередит Страуд:
Его глаза сверкали. Никто из них ещё не мог видеть Страуда в такой эйфории. Правая рука подергивалась. Он ответил на вопрос, но продолжал глядеть в потолок, как будто то, что он видел там, было важнее всего.
– Здесь я счастлив. Но боюсь.

Агнес Фэншо:
 — Боитесь? Чего? — вопросительный взгляд был устремлён куда-то в сторону стоявшей у входа сестры Шайло. Агнес явно мучительно недоумевала, в основном по поводу пустующих клетей. Здесь же должны были быть люди…

Мередит Страуд:
– Зла, – ответ был кратким и бессмысленным. В голосе звучала нехарактерная хрипота. Глаза на секунду сузились и снова расширились. Страуд поднял правую руку, и движение было похоже на отгоняемых комаров. – Зло всегда вокруг. Оно рядом.

Виктор Дюкс:
Оставался за границей зрения, под впечатлением и скукой. Как можно чувствовать Лечебницу, но всё ещё называть её злом? Как огонь или воду, как силу или бессилие — или глупость…

Агнес Фэншо:
 — Простите, я не очень понимаю. Это ведь просто Торнхилл; его стены не могут быть злыми. Или вы имеете в виду… — мисс Фэншо подтащила к себе шаткий охранничий табурет, и, подтыкая платье, присела на него у самой решётки. — Что-то другое?

Лидия Ирвинд:
Лидия была весьма разочарована тем, что ей так и не удалось предупредить Страуда заранее, как и не позволить порошку вообще коснуться его еды. Девушка все больше наблюдала за всем сразу. Видимо, она ожидала, что ведьмы, кем бы они ни были, непременно воспользуются состоянием Страуда, чтобы явить свою силу. Пока в допрос она не вмешивалась.

Мередит Страуд:
– В лесу не бывает стен, – заключенный отрицающе затряс головой. Взгляд забегал по потолку. Рука снова лежала на соломе. – В лесу есть лишь свобода. И зло.

Агнес Фэншо:
 — Большая часть вещей относительна. Что для одного является злом, другому представляется благом. Что для вас зло, мистер Страуд? — ей всё же удалось сосредоточиться, сфокусировать взгляд на смутно различимом в полумраке силуэте за решёткой. На огромном, порой принимающемся ворочаться медведем в своей берлоге силуэте.

Мередит Страуд:
– Смерть, – прозвучал ещё один краткий ответ, и взгляд сверкающих глаз наконец нашёл Агнес. Кажется, здоровяк не был готов на философские разговоры в этом состоянии блаженства. – Зло – это смерть.

Агнес Фэншо:
Она кротко вздохнула, собираясь с мыслями и по привычке разглаживая складки на юбке. И попыталась снова: — Бояться смерти — это нормально. Но почему вы думаете, что это зло обязано коснуться вас? Вас хотят умертвить?

Мередит Страуд:
– Ведьмы могут умертвить, – голос прозвучал почти жалобно. Кулаки сжались. – Ведьмы зло? Но мы не должны быть злом. Никакой смерти!

Агнес Фэншо:
 — Вы — тоже ведьма, мистер Страуд? — невинно полюбопытствовала серая торнхилльская дева, глядя широко раскрытыми глазами. — Мне сложно представить вас в этом амплуа.

Мередит Страуд:
– Я НЕ ЗЛО! – раздался вопль, который сложно было ожидать от человека, который лежал почти неподвижно. На секунду его лицо исказилось в гневе.

Лидия Ирвинд:
 — А кто вы? — спокойно спросила Лидия, хотя по телу и прошла заметная дрожь.

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо дёрнулась от вскрика, чуть не слетев с табуретки, и обняла себя за плечи. Немного успокоиться помогло простое упражнение на воображение — в мыслях оснастить массивный тёмный силуэт костяной маской, смутно белеющей в полумраке.

Виктор Дюкс:
Мантия, ряса дёрнулась вперёд. Устояла. Вопросы должны были продолжаться.
На пепле, могиле посреди битвы двух существ. Лечебница — зло? Глупость, для того кто знал о ней. Не более чем огонь, боль или небо.

Мередит Страуд:
– Я не зло. Я строитель, – голос стих. Теперь Страуд всматривался куда-то в сторону. – Равновесие. Спокойствие. Держать себя в руках.

Агнес Фэншо:
 — Что вы хотели построить, мистер Страуд? — бросив косой взгляд в сторону зашевелившегося Виктора, Агнес продолжала.

Мередит Страуд:
– Всё, что смогу, – он отполз к стене и сел, опираясь на неё. На лице как будто застыла каменная маска. – Я должен исправить это.

Агнес Фэншо:
 — У вас хорошие намерения, мистер Страуд. Скажите, вам кто-то поручил это, или вы по собственной инициативе пытаетесь всё исправить?
Каменные, или костяные, маски оставались без внимания. Мисс Фэншо предпочитала для спокойствия рассматривать собственные колени.

Мередит Страуд:
– Я… должен сам, – пленник уставился на свою ладонь, разглядывая линии. – Нужно исправить зло.

Шайло Рэли:
 — А чем вы лучше? — глухо донесся третий голос из-за двери. Говорящую не было видно. — Ваше Зло-из-Леса хочет только того, чтобы деревья продолжали жить, а люди возвращали лесу то, что берут из него. Ах да, может быть это зло. Тогда вы запятнаны.

Мередит Страуд:
– Хочет только того… – повторил Рэд, как будто пробуя слова на вкус. Его взгляд пробежал по собственному телу, пытаясь что-то найти. – Но я хочу только того, чтобы все продолжали жить.

Шайло Рэли:
 — Что же делать? Все хотят, чтобы кто-то продолжал жить, но не сошлись на том, кто. Что же вы сделаете со злом, если подобны ему во всём. Что, нет?

Мередит Страуд:
– Я буду контролировать. Научусь, – уверенно ответил Страуд, смотря на дверь, откуда звучал голос. – И я не зло.

Шайло Рэли:
 — А чем вы лучше? — отстраненно повторили из-за двери. — Вы решили, что хитрее и умнее зла, что у него можно просто взять хранимое знание и остаться умнее, хитрее, выше? И это искупит вашу вину?

Мередит Страуд:
– Да. Да! – Кажется, ему понравился предложенный вариант. – Забрать знание. Стать умнее и выше. Искупить вину. Тогда Ванесса простит меня.

Лидия Ирвинд:
 — Кто такая Ванесса?

Мередит Страуд:
– Она, – и больше ничего. Дрожь в пальцах усилилась. Гигант выглядел испуганным. Он смотрел за прутья решетки.

Шайло Рэли:
 — А ведь вы убили её. — тихо добавил третий голос.

Виктор Дюкс:
Четвёртый голос не решился выдать своё исключительное удивление от происходящего.

Агнес Фэншо:
Агнес оставалось только хлопать ресницами, поглядывая то на Лидию, то на прятавшуюся за дверями Шайло.

Мередит Страуд:
– Я не зло. Я научусь, – пленник стукнул кулаком по соломе. Там, где его кожа коснулась мертвой травы, проявилась зелень.

Лидия Ирвинд:
 — Кого еще вы убили?

Шайло Рэли:
 — Да уж, вы только кукла на нитях настоящего зла. Кто сказал вам, что вы исправите свой грех, стоит вырвать у леса его тайны?

Мередит Страуд:
– Вы не понимаете, всё дело лишь в контроле, – Страуд закашлялся. Дышать становилось труднее. – Никто, кроме неё, не станет жертвой зла.

Лидия Ирвинд:
 — А сестра Пак? — как только кашель прекратился, спросила Лидия. Она намеренно старалась говорить коротко, но громко, чтобы Страуд наверняка услышал.

Мередит Страуд:
– Я виновен, – ответ был таким же. Коротким и громким, насколько позволяло судорожное дыхание.

Лидия Ирвинд:
 — Почему? Что ты сделал?

Мередит Страуд:
– Пришёл, – ему было всё труднее и труднее говорить.

Лидия Ирвинд:
 — А дальше?

Шайло Рэли:
 — Убил. — всё так же, между делом, предположили в стороне. — Зло всё еще получает свои жертвы, не так ли?

Мередит Страуд:
– Говорил, – он покачал головой. По бледной коже скатилась одинокая слеза. – Больше никакого зла. Прости меня, Ванесса.

Лидия Ирвинд:
 — Это ты заставил мисс Пак перерезать себе горло?

Мередит Страуд:
– Она была мне нужна. Могла вывести на ведьм. Никто больше не должен умереть, – заключенный вложил в эти слова остатки сил и обмяк, опираясь на ту же стену. Кажется, он уснул.

Лидия Ирвинд:
Лидия задумчиво смотрела на обмякшего Страуда.
 — Мисс Рэли, как долго он проспит? — обернулась через плечо.

Шайло Рэли:
Та только пожала плечами: мысли церковницы уже витали в облаках — от недавнего тона обвинительницы не осталось ничего. На Лидию едва глянули.
 — Едва ли долго.

Лидия Ирвинд:
 — И что вы об этом думаете? — теперь допрос пал на другую цель.

Шайло Рэли:
 — Моя история с отбившимся учеником начинает подтверждаться. Его сказка о добром ковене лежит вон там, среди соломы и брокколи.

Лидия Ирвинд:
 — Изъясняйтесь точнее, — Лидия нахмурилась.

Агнес Фэншо:
 — Мисс Шайло не думает, что мистер Страуд заслуживает доверия, — поднимаясь с табурета, скорее предположила, чем ответила Агнес.

Шайло Рэли:
 — Я думаю, с его старым ковеном случилась какая-то беда. — задумчиво пояснила Рэли. — Он недоучился… кто-то погиб от магической неловкости. Он бросился искать новый ковен. Мне продолжать?

Лидия Ирвинд:
 — Продолжайте, — спокойно кивнула девушка.

Шайло Рэли:
 — Здесь и долгого сказа не требуется. Много слухов о ведьмах, моё удобное предложение… полагаю, он счел его способом связаться со своим злом из леса. Мисс Пак не поверила ему и предпочла самоубийство. Это первое, что приходит на ум. Или он нашел другую ведьму до Пак и получил от неё что-то, что дало ему силы заставить Пак убить себя. Всё по версии Морвелл.

Лидия Ирвинд:
 — Даже, сказала бы, ваше слишком удобное предложение. А кроме мисс Пак он с кем нибудь еще пытался поговорить? Он говорил, что пытался связаться с ведьмами, и ждал, что они придут за ним или к нему сюда. Еще он сказал «могла вывести на ведьм» — видимо, до этого другую он не нашел. Впрочем, он так и не сказал ничего такого, что бы подтвердило его причастность к происходящим злодеяниям, как и желание кому-либо навредить. А вот обратного сказал много, — Лидия задумчиво потирала подбородок.

Шайло Рэли:
 — Вам всё же стоит свести знакомство с мисс Вэнс.

Лидия Ирвинд:
 — А что мисс Вэнс? Знаете, пока он говорил про «научиться контролю» — да, тут вполне подходит версия, что он прибыл в поисках ковена. Когда-то кто-то пострадал от его силы, почему нет, вот и повод. Но при этом его слова «никто больше не должен умереть», «я виновен в смерти мисс Пак» — вот как тут стыкуется то, что местные ведьмы причиняют людям зло, открывают клетки… Во всех его словах сквозило какое-то… Жизнелюбие? Неужто он примкнет к тем, кто убивает? Причем, он явно говорил о людях, а не о лесах.

Шайло Рэли:
 — Вы хотите заставить его признаться перед Коулом?

Лидия Ирвинд:
 — Я бы хотела еще раз поговорить с ним начистоту, когда он придет в себя. Спросить про эту Ванессу. Попросить разъяснить, как именно он виновен в смерти мисс Пак. Он снова не смог сдержать свои силы? Или его приход спровоцировал реакцию ведьм — они убрали свидетеля, того, кто мог его на них вывести? Судя по его словам, она ему была нужна как раз живой.

Шайло Рэли:
 — Попробуйте, мисс Ирвинд. До полудня далеко… всё же, полагаю, мистер Коул будет тем, кто станет решать, есть ли среди нас место друиду-одиночке. Не распространяйтесь об этом до разбирательств.
Мисс Рэли откланялась.

Лидия Ирвинд:
Лидия покачала головой и поклонилась в ответ.
 — Я все еще не могу заставить себя доверять мистеру Коулу… Наверное, в первую очередь из-за того, что он всячески постарался обеспечить максимальную свободу передвижения подозреваемым медсестрам, — девушка вздохнула и посмотрела на спящего Страуда.

Шайло Рэли:
 — В таком случае молчите вовсе.

Лидия Ирвинд:
Лидия молча кивнула.
 — Агнес, вы тоже пойдете? А что вы думаете об этом?

Агнес Фэншо:
 — Ни вы, ни я не видели от мистера Страуда ничего плохого. И всё-таки, оказалась же мисс Пак найдена с перерезанным горлом?.. — Агнес оплела пальцами прутья решётки, щуря веки в попытках разглядеть что-то в камере. — Как думаете, он будет с вами откровенен, когда очнётся? Он простит нам всем опиаты?

Лидия Ирвинд:
 — Кто знает, может и простит… Я в любом случае останусь тут, пока он не очнется. Если что — приму первый удар на себя, — Лидия нервно улыбнулась, — И про мисс Пак и эту Ванессу хочу спросить его в первую очередь. Знаете, все эти его слова про контроль, про зло… Будто оно сидит внутри него и он с ним борется, вам так не показалось? Ох, — Лидия смахнула со лба капельки пота, — он хоть и не сказал ничего однозначного, но дал много поводов для расспросов. А уж пойдет ли он навстречу или нет — это тоже о многом скажет.

Агнес Фэншо:
 — Говоря откровенно, я не ожидала, что попаду на допрос под наркотическими веществами, когда просто отправилась с утра разыскивать вас в надежде всего лишь разжиться шпильками, — признание вышло каким-то блеклым и безрадостным, не смотря на все её попытки улыбнуться в ответ, — Кстати, вы разрешите у вас похитить несколько штучек? Возможно, чтобы не мешать мистеру Страуду изливать вам душу, мне лучше вас покинуть. Но если вы чувствуете себя неуверенно… только скажите, и я составлю вам компанию.

Лидия Ирвинд:
 — Знаете, — Лидия искоса посмотрела на Рэда и вдохнула, — Я и правда побаиваюсь, не сорвет ли он злость на первом, кого увидет. Не хочу, чтобы вы пострадали… Потому и не стану вас просить. А вот поделюсь с вами чем угодно — только попросите.

Агнес Фэншо:
 — А на вас, значит, он срывать не будет? — с затаённой тревогой уточнила мисс Фэншо.

Лидия Ирвинд:
Лидия прикусила губу, тяжело вздохнула и, вздрогнув, кивнула.
 — Даже если и так — у вас, по крайней мере, будет доказательство его опасности.

Агнес Фэншо:
 — Да?.. Я принесу воды, мисс Лидия, и мы приведём его в чувство. А когда всё благополучно разрешиться… — она специально сделала нажим на слове «когда», — Вы поделитесь со мной шпильками и я наконец что-то смогу сделать со своей причёской.
Встрёпанная русая голова ещё недовольно качнулась. Мисс Фэншо развернулась и степенно прошелестела платьем на выход, пообещав мигом обернуться.

Лидия Ирвинд:
Лидия нервно кивнула, а сама напряженно уселась на освободившийся табурет. Ждать чего бы то ни было, возможно худшего.

Мередит Страуд:
Вода оказалась достаточно эффективной – здоровяк пришёл в сознание. Действие наркотика уже ослабло, но кружилась голова. Он остался сидеть у стены и хмуро смотрел на гостей.
– Следовало догадаться, что доктора что-нибудь намешают.

Агнес Фэншо:
 — Вы в порядке? — слегка виновато осведомилась дама в сером, нервно постукивая пальцами по глиняным бокам кувшина.

Мередит Страуд:
– Чувствую себя замечательно, – буркнул Страуд. – Что, мало услышали? Нужно ещё грязных подробностей?

Лидия Ирвинд:
 — На самом деле, да, — с не менее виноватым выражением, Лидия опустила глаза долу.

Мередит Страуд:
– Кажется, вы услышали достаточно, чтобы сделать выводы и навесить штампы. И не надо спрашивать, зачем я лгал. Было что.

Агнес Фэншо:
 — В ваших силах развеять все сложившиеся на ваш счёт… заблуждения, — тихо заметила Агнес. В воздухе повисло невысказанное, но от того не менее явное: «…и в ваших интересах».

Лидия Ирвинд:
 — Рэд, — Лидия пыталась подобрать слова, — Я хотела вас предупредить, а еще лучше не допустить, но не удалось. По крайней мере, я смогла присутствовать и дождаться, пока вы очнетесь. Вы мне верите?

Мередит Страуд:
– Верю ли я тем, кто воспользовался моим состоянием, чтобы выпытать всё? – на его лице появилась кривая ухмылка. – Что, я идиот, а значит верю. Задавайте свои вопросы.

Лидия Ирвинд:
Лидия глубоко и с некоторым облегчением вздохнула. Что же, пока он как минимум их не убил. Уже хорошо.
 — Зачем вы соврали про то, что вас сюда кто-то послал?

Мередит Страуд:
Страуд закатил глаза.
– Может быть, чтобы скрыть, что я по неосторожности стал убийцей? Вы же всё слышали и могли сделать выводы.

Лидия Ирвинд:
 — Расскажите, как это произошло, — Лидия опустила глаза.

Мередит Страуд:
– Какая-то стихийная магия, которая вырвалась из меня в подходящий момент, – Рэд тоже избегал смотреть в глаза девушкам. – Мы с Ванессой просто решили поразвлечься друг с другом и прогулялись до леса. На мху в тени деревьев было удобно. Подробности процесса я описывать не стану, но то, что вас интересует, случилось в… момент наибольшего наслаждения, наступающий для мужчины. Я посмотрел на её лицо и не заметил, что она разделяет это удовольствие. Я даже не особо разозлился, но, видимо, испытал достаточно негативное чувство, чтобы магия прорвалась. Наверно, ещё это было связано с тем, что и я прорвался.

Он судорожно втянул воздух.

– Мох раскрылся, и появились корни дерева, с помощью которых магия решила исполнить месть. Первый охватил её шею, и Ванесса не могла даже закричать. Остальные не ждали долго и опутали всё тело, затягивая её под землю. Я пытался как-то помочь, но, кажется, не хватало сил. Или желание внутри меня было сильнее. Не знаю теперь. Всё случилось очень быстро, и я смотрел на чуть промявшийся мох и свои спущенные штаны.

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо, кажется, чем-то подавилась. Во всяком случае, ей с какой-то целью срочно потребовалось отвернуться, а приступ кашля, случившийся с ней, был совершенно душераздирающим.

Лидия Ирвинд:
Лидия даже потеряла голос от неловкости. Цвет ее лица стремился к цвету закатного неба над морем. Но кое как собралась с духом.
 — Эта Ванесса, выходит, была вашей женой?.. — надломившимся голосом.

Мередит Страуд:
– Нет, развлечением на один вечер. Нельзя сказать, что вышло весело, не правда ли? – пленник подозрительно посмотрел на мисс Фэншо. – Даже свидетелей не нашлось, что мы уходили в лес вместе. Никто не обвинял меня.

Лидия Ирвинд:
 — С мисс Пак вышло также? Вы не сдержали свою силу? — слова едва давались, Лидия не решалась смотреть на Страуда.

Агнес Фэншо:
Кувшин жалобно брякнул, покатившись по полу. По счастью, не разбился. Срывающимся голосом бормоча извинения, Агнес поползла ловить беглую посудину, выпавшую из рук.

Мередит Страуд:
– Если бы моя сила могла заставить кого-то даже перерезать своё горло, всё было бы гораздо проще, – пожал плечами Страуд. – Всё, что у меня пока получалось, это пробуждение растений. Я действительно говорил с мисс Пак и проворонил момент, в которой она завладела бритвой. Она убила себя, и я даже и не получил знака, сделано это из-за контроля ведьм или по какой-то другой причине. Э-э-э… Я попытался поступить творчески и привлечь внимание ведьм той импровизацией, но всё вышло неудачно.

Лидия Ирвинд:
 — Уж точно, это не осталось незамеченным. Так вы пришли сюда, чтобы у них научиться? — как бы между прочим заметила Лидия.

Мередит Страуд:
– Я даже в Торнхилл попал случайно. Воспользовался случаем, чтобы сбежать из Грозового Перевала. Хотя меня не подозревали, было неприятно там находиться. Отправился в столицу, перед несколько недель продолжил путешествие и добрался до Стоунриджа. Там мне рассказали, что в лечебнице неподалеку найдется работа для сильного парня. Когда впервые заговорили про ведьм, я решил, что разговор с ними может помочь мне. Чтобы подобное больше никогда не повторялось. Понимаете, тогда мы только подозревали их вмешательство в открытие дверей и слышали, что они пытались как-то справиться с этими волками. Я сомневался, что они действительно такие злодеи, как говорят местные.

Страуд немного помолчал.
– А затем на моих глазах мисс Пак убила себя. Всё мгновенно изменилось, и я не знал, что думать и что делать. Если ведьмы заставили девушку убить себя, то они наверняка потребуют, чтобы я служил им и снова убивал. Это мне не подходило. Но что, если это была какая-то магия другого рода, которая исходила не от них? Или Сибил просто обезумела из-за всего происходящего? Мне нужно было совершить какой-то поступок, в котором замешана магия природы, чтобы явить себя перед невинно обвиненными ведьмами или усложнить всё, если они и правда намерены убить всех в Торнхилле. Сейчас это не выглядит такой уж хорошей идеей, но в той ситуации у меня не было времени на построение планов.

Лидия Ирвинд:
 — Вот как… Ваша прошлая версия мне нравилась больше. Эта уже далеко не такая многообещающая, — девушка сложила руки на груди и задумалась, глядя куда-то мимо Страуда, — И в ваших речах под действием препарата было куда больше жизнелюбия и чувства вины. Вы так винили себя, хотели исправить, победить зло, просили прощения, боялись… Вы снова что-то не договариваете?

Мередит Страуд:
– Это же наркотики, – хмыкнул Рэд. – Но я и правда не хочу убить кого-то ещё и всеми силами пытался защитить тех обитателей больницы, кому нужна была помощь. В большинстве моих поступков, совершенных в Торнхилле, не было и следов какого-нибудь заговора или тайн. Больше мне сказать нечего.

Лидия Ирвинд:
Лидия очень внимательно посмотрела на Страуда. Усталость после всех разговоров, событий и откровений этого утра навалилась на плечи тяжелым грузом.
 — Пусть будет так, — девушка поднялась, — Именно это я расскажу тем, кто меня спросит. Я сейчас я вас все же оставлю. Кто знает, вдруг ваши ведьмы все же за вами придут. Не они, так Коул вскоре наверняка явится. До свидания, Рэд.

ID: 18034 | Автор: Dea
Изменено: 13 ноября 2015 — 21:47

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 января 2016 — 15:09 Pentala

Краткое содержание четырёх страниц: девчонки заперли Алхимика в клетке и ходят к нему в гости по очереди.
А когда не сработало, поят опиумом.