Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Друид в клетке (26)

Мередит Страуд
Лидия Ирвинд
Шайло Альвина Рэли
Агнес Фэншо
Виктор Дюкс

Шайло Рэли:
Шайло запомнила утро по паре мгновений в гостиной и нашла себя очарованной: после месяца в уединенной часовне, было странно встать раньше всех и наблюдать, как на галерее открываются двери, а люди раскланиваясь бегут в прачечную и обратно. Чай казался вкусным, было впору подумать, что мечущихся за стенами волков не существовало вовсе, и юной мисс Рэли подумалось, что будь её воля, она бы всегда держалась мест совместного проживания многих людей.
Ах, если бы её род деятельности дозволял такое.

Род деятельности напомнил о себе, возвышенные мысли сменились приевшейся беготней и стуком в дверь, за которой начиналось царство Хелены Морвелл.

ДМ:
Мисс Морвелл открывала уже одетой и со шпилькой в поджатых губах — как раз подкалывала волосы. Бросила взгляд мимо сестры Рэли: так делают в намерении убедиться, что гость явился один.
Шпилька заняла свое место под пучком собранных волос.
 — Пригласить вас, сестра, или вы ненадолго?

Шайло Рэли:
 — Приглашение пришлось бы кстати. Если вам не воспретили говорить о выводах, касающихся кончины мисс Пак.

ДМ:
 — Кто, Вудсворт? — не без презрения осведомилась доктор, пропуская служительницу Света в комнату, обставленную с намеком на вкус. Было много книжных шкафов, кресла и длинный, футов в восемь, стол с конструкцией, накрытой покрывалом.
 — Если же вы намекали на смотрителя Коула, то, боюсь, он не из числа многозадачных людей и несколько одержим победой над эпидемией. Выводы? Ведьма все еще жива и в сговоре с санитаром Страудом.

Шайло Рэли:
Столько вещей, чтобы обежать взглядом! Церковница Рэли поднаторела во взглядах: всё по вине того же рода занятий. Морвелл должна была простить ей небольшую заминку с ответом.
 — Считайте, что я заинтригована, мисс Морвелл. И если конкретнее?

ДМ:
 — Бедную сестру Пак вынудили совершить самоубийство. Здесь не может быть ошибки. Сила и угол надреза… она сделала это сама. Определенно под влиянием чар — покойная не сопротивлялась. Затем истинная ведьма не без участия Страуда покалечила мебель, чтобы придать картине завершенность. Несомненно, это Кедлер или Вэнс. Внушительный способ одним ударом избавить себя от подозрений. Что касается санитара, он либо очарован, либо помогал по своей воле.

Шайло Рэли:
 — Это бы… вписалось, — церковная сестра нахмурила брови, пропуская первые мысли, — если я что-то знаю о заклинателях, они экономны, будь они слуги Света или злые друиды. Никто не стал бы создавать ту уродливую дубину с десятком шипов, каждый из которых стоил времени и усилия. Это вписалось бы, будь у ведьмы способ покинуть галерею, не показавшись на глаза. Я была внизу. Никто не выходил.

ДМ:
 — О, — скупо отозвалась доктор Морвелл. Помолчала, сопоставляя известное с показаниями святой сестры. — Это делает мистера Страуда если не проводником силы, то… ведьмой?

Шайло Рэли:
 — Вы интересовались магией, мисс Морвелл? Проводники силы… я почти вижу вас под оком Кирин'тора. — интересно сузившиеся губы Рэли могли сойти за улыбку. — Что ж, если это так, местный ковен далеко ушел от вашей вчерашней истории.

ДМ:
 — Многие считают алхимию смежной наукой. Если бы не свет цивилизации в нашей стране и покровительство короля, я была бы для народа такой же ведьмой, как те, что сидят на болотах. Остроконечная шляпа и бурлящий котел прилагаются, — буднично высказалась Морвелл. — Что теперь, сестра Рэли? Пытки и казни? Если мы не заставим Страуда говорить, ковен так и будет опережать нас на несколько шагов.

Шайло Рэли:
 — О, мистер Грейвуд наверняка мог бы попробовать, когда бесконечные угрозы окончательно источат его порядочность. — рассеяно отозвалась церковница. — Что ж, пока никто не спешит переодеться ведьмой и обещать мистеру Страуду чудесное спасение… что предложит просвещенная алхимия?

ДМ:
Морвелл задумалась.
 — Небольшая доза наркотика могла бы развязать ему язык. Отчего бы не добавить в завтрак для мистера Страуда особый ингредиент?

Шайло Рэли:
 — Полагаю, вам стоит попробовать, мисс Морвелл. Лучших решений до обеда не предвидится. У вас есть вещество на примете?

ДМ:
Вещество было. Алхимик обещала сейчас же направиться в лабораторию, чтобы в течение десяти минут изготовить для сестры Рэли необходимое снадобье.

Шайло Рэли:
Свойствами и составом какового сестра интересовалась со всей живостью начинающегося алхимика. Она не отказалась бы даже продолжить разговор по дороге в лабораторию. И если бы это было всё…
 — Мисс Морвелл, я еще не забыла ваши слова о скудном знакомстве с подвалом Коула, но… вы же занимались той настойкой аконита, которую давали подопытным?

ДМ:
 — Именно той партией? Увы, нет. Меня посвятили в происходящее позже, — отвечала доктор, следуя коридорами к лабораторному крылу. Насчет снадобья вышло больше подробностей: вытяжка из мака, немного возбуждающего нервы дурмана — чтобы действие не свелось к полному видений сну.

Шайло Рэли:
 — Партией? Мистер Коул просил о чем-то подобном до этого?

ДМ:
 — Это было бы слишком подозрительно для непосвященной. Меня просили изготавливать образцы с приложением рецептуры… мистер Коул достаточно хорош в своем деле, чтобы воспроизвести нетрудный эксперимент.

Шайло Рэли:
 — У вас найдется суждение, отчего вообще выбрали… борец? Я не искушена в последних веяньях медицины, но давать зверю пищевой яд, чтобы пробудить в нем разум — не из идей, приходящих в голову на пустом месте. Вам не приходило в голову спросить у Коула, чем последняя партия отличалась от остальных? Он говорил об аллергической реакции.

ДМ:
 — Помилуйте, мисс Рэли, — с чувством произнесла алхимик, — не вынуждайте меня объяснять настолько сложные вещи на пальцах. Собственно, последняя партия была не последней, а первой. До этого мистер Коул ограничивался подбором успокоительных, и только недавно ему пришла в голову мысль, что стоит попробовать новейшие средства, которые используют для пробуждения памяти при старческих деменциях. Берберин — вещество, которое содержится во многих растениях. Борец был использован потому, что его проще добыть, чем тот же экзотический желтокорень. Коул не мог предполагать, что незначительные примеси определенного сырья вызовут аллергию.

Шайло Рэли:
 — О. Если всё так, любая настойка аконита сгодится, когда звери ступят на наш порог. — церковная сестра воспряла духом и подбородком. — Если мы придумаем способ доставить его, не сажая их за стол. Выделите мне немного?

Рэли прошла остаток пути в тишине (не считая слов любопытства по поводу покрытой конструкции на столе в комнате Морвелл).

ДМ:
Что ж, идея с аконитом была хороша. Сестру пригласили наблюдать за тем, как смешивается «приправа» к завтраку для мистера Страуда, пока доктор Морвелл объясняла, что упомянутая конструкция суть жилище и лабиринт для крыс, на поведении которых она изучает особенности памяти у теплокровных.

***
Шайло Рэли:
Надо сказать, что ночь прошла, но большой дом не стал безопасней. Зверолюды наверняка оккупировали подвал, доктор Коул не возражал против массовых расстрелов, друидский заговор креп, а за всяким углом можно было подозревать церковницу Рэли с дежурным «минуту вашего времени?»
 — Уделите мне минуту, мисс Ирвинд? — последняя угроза оказалась самой реальной и оглянулась, застав журналистку на выходе из северного коридора. — Раз уж мы ранние птахи…

Лидия Ирвинд:
Надо сказать, не окликни Шайло Лидию, та бы могла ее и не заметить за своим своеобразным занятием. Девушка хоть и медленно шла по коридору, но при этом держала в руках какую-то щепку и изо всей силы (лучше и не скажешь) на эту щепку смотрела.
 — Ох, — девушка рассыпалась в извинениях и спрятала руки за спину, будто устыдившись, — Разумеется, мисс Рэли, я к вашим услугам.

Шайло Рэли:
 — Я чем-то помешала вам. — не без самокритики замечала церковница, приглашая свою жертву присесть на один из обитавших в гостиной диванов. — Что ж, попробую загладить вину. Мне остро нужен кто-либо с интересом к истине… и нелегкой судьбе мистера Страуда.

Лидия Ирвинд:
Лидия приняла приглашение и присела на диван. Девушка очень внимательно смотрела теперь уже на сестру Рэли, несколько секунд медля с ответом.
 — В таком случае, вы обратились по адресу. Я вас внимательно слушаю.

Шайло Рэли:
 — Долгий сказ коротко?
Шайло опустилась по соседству, легкомысленно складывая ноги набок и одарив гостиную мимолетной ухмылкой. В последние дни вопрос сделался совершенно риторическим.
 — Через несколько часов комиссия заявит, что Страуд не убивал ведьму, потому что та сама перерезала себе горло его бритвой. Доктор Морвелл заметит, что имел место преступный сговор или влияние на разум, Пак — жертва, настоящая ведьма на свободе, а мы — в опасности. Я буду вынуждена донести до следствия, что настоящая ведьма не могла быть в комнате, потому что во время убийства мы с вами скучали в гостиной и имели отличный вид на галерею. Все осознают, что мистер Страуд совершенно и полностью заврался. Никто не будет понимать почему. Смотрителю надоест всё и он поручит Тревису принести раскаленную кочергу.

Лидия Ирвинд:
 — Именно доктор Морвелл заметит? — Лидия сложила руки на груди, хмыкнула и нахмурилась. И вдруг, с некоторым опозданием, не слишком умело изобразила удивление, — Ох, надо же! Да, с самого начала было очевидно, что в комнате мисс Пак произошло не совсем то, о чем рассказывал Страуд. Именно кочергу? Звучит ужасно. Но ведь это не все, что вы хотели мне сказать? — еще один очень внимательный взгляд.

Шайло Рэли:
 — Безусловно. Жизнь станет непереносима, если все истории будут кончаться раскаленными кочергами. — сообщила Рэли, демонстрируя собеседнице небольшой, на палец, бумажный сверток. — К счастью, за два часа можно многое сделать. Кстати, это — простая смесь на основе опия, безопасная при однократном применении. При приеме с пищей достаточно нескольких минут, чтобы ввести человека в состояние духовной рассеянности, лишить его стеснения и страха, притупить здравый смысл.
Конечно рядом должен быть кто-то, кто не был ему врагом или не вызывал подозрений, дабы слушать откровения и задавать правильные вопросы. Шанс невелик, мисс Ирвинд, но это лучше, чем публичное разбирательство, которое я описала минутой раньше.

Лидия Ирвинд:
 — То есть, если я правильно понимаю, — Лидия понизила голос, — вы хотите подсыпать эту смесь в еду Страуду с тем, чтобы он потерял бдительность, испытал сложности с концентрацией и в таком расслабленном, рассеянном и по сути беспомощном состоянии, выдал все тайны? Это все возможные эффекты? И как долго это… снадобье будет действовать? Кто будет присутствовать при этом допросе и кто об этом плане знает? — Лидия сложила руки на груди и задумчиво пожевывала губы, будто подбирая слова для новых вопросов.

Шайло Рэли:
 — Присутствовать? Вы или те люди, которых вы порекомендуете мне… памятуя ваше знакомство с мистером Страудом. — по крайней мере церковница была честна. — Это не совсем благовидно, мисс Ирвинд, и я пойму ваш отказ. План принадлежит нам с доктором Морвелл… каковую вы, вероятно, подозреваете во всём, начиная с ведьмовства.

Лидия Ирвинд:
 — А вы ей доверяете? К слову, а кто готовил это снадобье? И не беспокойтесь, у меня на благовидность есть некоторые собственные взгляды.

Шайло Рэли:
 — Конечно, она… при мне. Это отвечает и на первый вопрос, не так ли?

Лидия Ирвинд:
 — Отвечает. И тут доктор Морвелл. Местная доктор Морвелл. К слову, ведь и на мисс Пак изначально указала именно она, — Лидия нахмурилась, пытаясь подобрать правильные слова. — Мисс Рэли, если посмотреть на ситуацию совсем объективно, откинув вопросы доверия. Могла ли Морвелл как-то подменить ингредиенты? Да, вы правы, я ей не доверяю. И причины я уже обозначила выше, хотя все это может быть лишь совпадением. Ответьте, и очень скоро я вам выскажу некоторые свои соображения.

Шайло Рэли:
 — О нет, я достаточно понимаю в алхимии, чтобы отличить чистое сырье от грязного. — милая улыбка Рэли заставляла некстати вспоминать вчерашнюю беседу об «алхимических экзерсициях». — Что ж, правду за правду: Морвелл может вести свою игру, она местная, я не удивлюсь, если она успела повидать и ведьм, и селения, но вам стоит подумать, чем ученый с годами публикаций отличается от тёмной девочки с болот.

Лидия Ирвинд:
 — Я понимаю. И тем более страшным оружием она могла бы оказаться, попади в свою очередь она сама под злонамеренные чары. Мисс Рэли, — Лидия взяла ладонь Шайло в свои руки и в упор на нее посмотрела, — Хорошо, что вы сразу обратились именно ко мне. У меня есть очень веская причина желать того, чтобы Страуд оставался в трезвом уме и рассудке, но я вам помогу. Я могла бы вам прямо сейчас все рассказать, но будет лучше, если вы доверитесь мне и узнаете все чуть позже другим способом, так сказать, из первоисточника. Быть может, вы посчитаете, что в данном снадобье нет такой уж необходимости, более того, посчитаете такой способ даже опасным в сложившейся ситуации. И чем меньше людей будет осведомлено об этом плане, тем лучше. Вы верите мне? Если да, то стоит действовать быстрее, пока не произошло что-то страшное. Вы хотели бы пойти к Страуду прямо сейчас? Завтрак наверняка уже подают.

Шайло Рэли:
 — Так вам есть что сказать? Мой вам совет, оставьте в покое первоисточники и расскажите всё здесь. В коридоре, если не доверяете гостиной. Это, а не ваши рассуждения, играет роль в том, нужны ли «опасные снадобья». Я не пойду говорить с мистером Страудом уже потому, что шанс его связи с ведьмами — реален — а я проснулась с утра и обнаружила, что у меня выросла репутация лордеронского инквизитора. Это закрывает рты.
Право, лицо послушницы выглядело почти виноватым.

Лидия Ирвинд:
 — Да, давайте пройдем в коридор и я вам кое что покажу, — Лидия недоверчиво осмотрелась, — Но обещайте не кричать и не предпринимать ничего опрометчивого.

Шайло Рэли:
Шайло согласилась и прошла.

Лидия Ирвинд:
Лидия отыскала достаточно светлое и весьма уединенное место. После чего, достала из кармана аккуратно сложенный листок бумаги и протянула его Шайло. Внутри лежала зеленая травинка.
 — Сегодня утром я ходила побеседовать со Страудом. Как видите, я все еще цела и невредима. А это небольшой презент. И смею вас заверить, в его камере не растет трава. По крайней мере, сама по себе.

Шайло Рэли:
Во взгляде, доставшемся невинной травинке, действительно было что-то присущее лордеронской инквизиции. Шайло приняла бумажонку молча и ожила не сразу.
 — К таким подаркам прилагаются красивые истории.

Лидия Ирвинд:
 — И я ее услышала. Вы могли заметить, что я не слишком удачно изобразила удивление, когда вы мне рассказали о самоубийстве мисс Пак. Дело в том, что немногим раньше все мое удивление досталось другому рассказчику, — Лидия понизила голос до шепота, — Он мне все рассказал. Все причины, цели и мотивы.

И Лидия, собравшись с духом, вкратце, но со всеми важными подробностями, рассказала Шайло об услышанном от Страуда. О том, кто его послал, о его вскрывшемся актерстве, о желании привлечь внимание настоящих ведьм. И о том, почему он не собирается применять свои силы для своего освобождения — он не хочет провоцировать испуганных людей и ожидает реакции на свои силы тех самых ведьм, которые, как правильно заметила Шайло, все еще среди нас.
 — Теперь вы понимаете мои подозрения относительно этого снадобья? В любом случае, ведьмы уже все знают. И наверняка что-то предпримут. Если Рэд будет в беззащитном состоянии — я более чем уверена, они этим воспользуются. Но если вы не готовы поверить, то я помогу вам осуществить ваш план. Хотя сама бы я предпочла обо всем уведомить его самого, и уже всем вместе составить новый план.

Шайло Рэли:
Шайло помолчала, потерла висок с тем видом, что случается у людей, которые что-то вспоминают, цокнула языком.
 — Мисс Ирвинд, вы знаете… никак не находила момента признаться вам, что ковен Девяти Ив послал меня сюда прибрать к рукам наработки мистера Коула. — на одной рассеянной ноте пробормотала послушница, трогательно сморгнув в конце.

Лидия Ирвинд:
Слишком много откровений для одного утра. Вот теперь Шайло получила весь спектр тех же эмоций и выражений лица, что немногим ранее достался Страуду.
 — Вы, что?.. — Девушка лишь открывала и закрывала рот. Потом, почти инстинктивно, потянулась за травинкой, будто сейчас Шайло могла бы превратить её как минимум в змею и бросить Лидии в лицо.

Шайло Рэли:
Непродолжительный взгляд церковницы становился всё забавливей и забавливей, та сдерживалась секунду, две, три и всё же прыснула в кулачок.
 — Вы идиотка, мисс Ирвинд.

Лидия Ирвинд:
 — Если это шутка, то неудачная, мисс Рэли, — Лидия едва взяла себя в руки.

Шайло Рэли:
 — Да нет, неудачно пошутил только мистер Страуд. — ободряюще отозвалась Рэли. — А я за несколько слов сообщила вам больше, чем вся его история, в каковой вы, несмотря на журналистское чутьё, не озаботились изыскать подробностей. Нет, вы подумайте… «зловещий план, грозящий всему королевству»..

Виктор Дюкс:
Виктор дубинку принял, взялся под руку и бодрым шагом увёл девушку с её поста прочь, по закоулкам их серого дома. Попытки заманить её сразу в спальню… К Лидии… Не увенчались успехом, и они отправились с миссией поиска за дамами, журналистками и неприятностями.
Которых вскоре и обнаружили.

Лидия Ирвинд:
Лидия внимательно посмотрела на Шайло и тяжело вздохнула.
 — Похоже, вы знаете куда больше моего. У меня нет причин не верить своим глазам, кроме мысли о том, что я сама нахожусь под чарами или под веществами. Уже не знаю под чьими и в каких целях.

Шайло Рэли:
 — Мне кажется, вам всё же придется вернуться к Страуду с веществ… — Рэли оглянулась, встречая людей прекрасных и новых, всего понемногу.

Агнес Фэншо:
Шелестели шаги по коридорам. Шелестел подол знакомого серого платья. Шелестели голоса: мисс Фэншо что-то с улыбкой рассказывала Виктору, и вид у неё был самый беззаботный.
Из-за поворота они показались вдвоём. Бывший констебль, не смотря на рясу и дубинку Агнес, вид сохранял галантный, каковой и надлежит при сопровождении дамы.
Сама же дама улыбалась почти лучезарно, восклицая:
 — Нам едва удалось вас разыскать, мисс Лидия! Доброе утро, мисс Шайло.

Лидия Ирвинд:
 — О, Агнес! — Лидия повернулась, с выражением крайней растерянности на лице. — И вы, Виктор. Доброе утро, — девушка присела в книксене.

Виктор Дюкс:
Неожиданно Виктор понял, что ему не хватает цилиндра. Массивного, тяжёлого, возможно с железными вкраплениями, которым и убить можно.
Хотелось небрежно им махнуть в сторону новых людей, так, что б потрескались стёкла, очки и монокли, хотелось беззаботно улыбаться и крутить в руках трость.
Но ряса накладывала свой стиль, лапы и ограничения. Он склонил голову в знак приветствия Лидии, Рэли. Улыбнулся. Всё ещё понятия не имел, зачем они искали их вживую, когда все нужные вещи — в чемодане. Не спорил.

Шайло Рэли:
 — Ну вот, мисс Ирвинд. Время ваших рекомендаций. Чего скажете о мисс Феншо?

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо ещё собиралась что-то изложить, но при словах о рекомендациях притихла и только вопросительно приподняла брови. Взгляд выпуклых серых глаз перескакивал с Шайло на Лидию и обратно.

Виктор Дюкс:
Виктор с неизменно торжественно-жреческим видом наклонился к девушке и прошептал что-то на изысканно-политиканский манер.
 — Тут всех оценивают, можно ли им доверять результаты расследования. Мне вот ничего не рассказывают.

Лидия Ирвинд:
 — Теперь уже даже и не знаю, — Лидия улыбнулась и покачала головой, — Вдруг она обернется вороном и упорхнет в дыру в пространстве, услышав о нашем плане? Агнес, у вас нет таких планов?

Шайло Рэли:
 — Долгий сказ коротко, Агнес. Мистер Страуд заврался и погубит себя этим. Мы думаем, как вытянуть из него правду… надеюсь, во спасение.

Агнес Фэншо:
 — Знаете, располагай я таким интересным умением, я бы упорхнула уже год назад, — всё ещё озадаченная, светлой улыбки мисс Фэншо не теряла. — Виктор уже рассказал немного о несостыковках в рассказе мистера Страуда и в уликах. Я могу чем-то помочь в вашем предприятии?

Шайло Рэли:
 — Чего таить…
Сестра Рэли взяла на себя труд пересказа, хотя и пыталась разместить всё предельно коротко. Поясняющие жесты назначались Агнес, взгляды — шибко умному Виктору. Было сказано о разумных догадках Морвелл, странной (и крайне неполной) истории мистера Страуда, маленьком преимуществе в виде опия.

Агнес Фэншо:
Из взлохмаченной русой головы все шпильки и ключи уже давно вылетели, не умещаясь на одной полке с новыми открывающимися подробностями. К концу рассказа мисс Фэншо хмурилась совсем уж задумчиво, опираясь машинально на локоть Виктора.
 — Получается, мистер Страуд даёт понять, что он… простите, добрая ведьма? Я ещё надеялась на то, что настоящая ведьма просто умеет проходить теми путями, которыми обычные люди не могут, а мистер Страуд просто вынужден оказался взять на себя вину… Лидия, вы будете против, если я постараюсь помочь вам с расспросом?

Виктор Дюкс:
Виктор пропустил укор — быть может в зубы. Он верил в необходимость, но вообще, был по большей части занят рассказом. Кивал. Страдал. Его важное дело прервали на расследование. К тому же — он говорил об этом ещё на собрании.
Хотя бы ему предстояло поучаствовать. Или нет?
 — Это важно. Я буду рад предложить и свою помощь.

Шайло Рэли:
Локтю достался интересный взгляд.
 — Мистер Страуд просто пересказывает то, что люди хотят слышать в миг нужды. Кто поручится за то, что таится за его словами? Искать ведьм? Искать ведьм может и отбившийся от стада ученик, желающий найти наставниц, и хитрец с желанием объяснить местным идиотам свои сношения с ведьмами. У Морвелл была третья теория: проводник силы.

Лидия Ирвинд:
 — Агнес, я не буду против. В любом случае, правду сказал или соврал Страуд… Если он говорил правду — то мы создадим ту ситуацию, которой он пытался избежать, подставив и его и нас под удар. Если соврал, то, вероятно, вынудим его или кого-то еще явить свою истинную сущность, быть может применить свои силы уже напрямую против нас, — Лидия была совсем не в смешливом настроении.

Агнес Фэншо:
 — Вы уже придумали, как заставите его проглотить опиаты? — свёртку в руках мисс Шайло доставалось всё более пристальное внимание, и это пристальное внимание отчего-то было окрашено в недоброжелательные тона. У Агнес явно были свои трепетные отношения с седативными препаратами на основе опия.

Шайло Рэли:
 — Через двадцать минут понесут завтрак. У вас есть время подрядиться, сестры будут благодарны.

Шайло Рэли:
Шайло вкратце разъяснила детали: она была готова и пойти, и послушать чуть в стороне — даже вмешаться, если Лидия и Агнес углубятся в пучину неправильных вопросов, но стоило ли делать это? Страуд-заклинатель наверняка должен был опасаться её. Сестра Рэли не спешила портить репутацию остальным.
Им надлежало дождаться действия наркотика. Тихо выслушать начало расслабленной болтовни, каковая случалась с жертвами опия. Направить её в нужное русло.
Если в истории Страуда была доля правды, стоило уточнить подробности.
Случись грезы о прошлом — искать детали.
Иначе — говорить о зеленом колдовстве, поддерживая опиумную браваду.

ID: 18034 | Автор: Dea
Изменено: 13 ноября 2015 — 21:47

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 января 2016 — 15:09 Pentala

Краткое содержание четырёх страниц: девчонки заперли Алхимика в клетке и ходят к нему в гости по очереди.
А когда не сработало, поят опиумом.