Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Три сестры (21)

Шарлотта Бакстон Фовелль
Лидия Ирвинд
Артемис Альяк
Виктор Дюкс
Мередит Страуд
Шайло Альвина Рэли

Виктор Дюкс:
Дождавшись, когда сестра отойдёт, Виктор потёр виски и заговорил. В худшем случае, его попробуют скормить воргенам, что не так скучно.
 — Я бы хотел вызвать ещё одного — в лучшем случае свидетеля, в худшем — подозреваемого. Мистер Страуд, навещал случайных больных прошлым утром в некотором… Смущении. Свидетелем этого может послужить один из охранников, с которым он посетил меня чуть позже. Мистер Страуд находился в несколько… Затуманенном сознании, кричал, но мне удалось выяснить несколько интересных вещей. В частности, задолго до того, как мне удалось выяснить о магическом вмешательстве, он сообщил мне о вмешательстве духов и Женщины-из-Леса. Я имею основание полагать, что подобное описание подходит для нашей подозреваемой. Мистер Страуд, вы расскажете сами, каким образом узнали о ней и оказались под неким дурманом? Кого вы посетили, что искали?

Шайло Рэли:
Шайло уже поднялась со стула, чтобы проследовать следом за подозреваемой во всём и вся медичкой.
 — К чему тянуть? — негромко осведомляла она. — Постойте спокойно с минуту, мисс Вэнс. Смотрите в глаза. Возьмите на себя труд не отвлекаться на истории мистера Дюкса… в конце концов, вы благочинная девушка, которой не стоит верить ни в женщин-из-леса, ни в осенних королей. Вчера вы не верили даже в мохнатых эттинов.

ДМ:
Мисс Вэнс закатила глаза, прежде чем устремить взгляд в зрачки сестры Рэли.

Лидия Ирвинд:
Лидия даже отвлеклась от медсестер, услышав заявление Дюкса. Страуд, что? Журналистка внимательно посмотрела сначала на одного, потом на другого…
 — Я вас почти не знаю, Виктор, но как вы можете быть уверены, что все так и было? Вы же, вроде бы, были на сильнодействующих препаратах? И вас даже считали буйным? — Лидия говорила довольно тихо, чтобы не отвлекать сестру Рэли.

Мередит Страуд:
Страуд смотрел на обвинителя со странной смесью интереса и опасения. Когда он заговорил, голос его звучал ровно.
– Мы вроде бы только что обсуждали, зачем этой ночью персонал больницы занимался обходом пациентов. Все были взбудоражены, нужно было проверить, всё ли в порядке. Я ходил с мисс Фовелль, которая всё подтвердит. Если вы имеете в виду наш утренний разговор, вы неправильно передали его содержание.

Я зашёл, чтобы ещё раз проверить вас и попытаться понять, почему в один день вы хотите прирезать женщину куском стекла, а на другой выглядели спокойным и относительно вменяемым. Вы сидели у стены вместо своего места у кровати. Когда я с вами говорил, вы вдруг рассказали мне про духов леса и ЕЁ. В моей жизни действительно был инцидент, связанный с этим, и я, разумеется, был неприятно удивлён. Может быть, и правда повысил голос. Выйдя из комнаты, я заподозрил вмешательство магии, потому что не мог объяснить ваше знание другими причинами. С тех пор, наверно, многие заметили, что я пытаюсь поймать ведьм, который наверняка оказали на вас влияние.

И я не был ни под каким дурманом, мистер Дюкс. Всё утро я выполнял свои обязанности, и множество свидетелей могут подтвердить, что моё поведение было нормальным.

ДМ:
У Коула стало интересное лицо — мохнатые брови смотрителя изгибались и опускались, словно живые гусеницы. Сестра Флеминг презрительно смотрела на Виктора: обвинения сумасшедшего!

Виктор Дюкс:
 — Благодарю вас. Не расскажите ли вы всем нам поподробнее, как именно вы контактировали со староверцами?
Мужчина кивнул Лидии спокойно, но ничего пока не ответил. Да, считают. Но остальное она могла бы выяснить уже сама… Или спросить позже.

Шайло Рэли:
Последней пришлось немного попрать приличия, коснувшись пальцами висков Вэнс.
В первый момент молчали обе. Церковница казалась сосредоточенной.

ДМ:
Во второй момент Катрина мимолетно поморщилась, но не отшатнулась.
 — Все? — утомленно осведомилась она.

Мередит Страуд:
– Боюсь, что не расскажу, – прищурился санитар. – Это моё личное дело, которое никак не связано с незапертыми палатами. Я не обязан публично открывать любые истории из своей жизни, потому что человек, который на моих глазах пытался прирезать мисс Фэншо, вдруг решил задавать вопросы. Может, вы сами расскажете всё в подробностях, раз уж откуда-то знаете про духов леса и загадочную девушку? Не ведьмы ли вложили эти слова в вашу голову?

Шайло Рэли:
 — Да… вы можете вернуться к мисс Кедлер и мисс Пак. Полагаю, вас скоро выпустят.

ДМ:
Мисс Вэнс развернулась так резко, что ее форменная юбка взметнулась, обвиваясь вокруг стройных лодыжек.

Виктор Дюкс:
 — Мы благодарим вас за ваше самоотверженное поведение во имя спокойствия в Лечебнице, — Виктор улыбнулся так сладко, так мерзко, будто буквально только что дал интервью журналистам по поводу какого-то особенно громкого дела — и сумел отбрехаться за счёт «следствие ведётся».

Лидия Ирвинд:
Лидия искоса посмотрела вслед мисс Вэнс, а потом окликнула сесрту Рэли:
 — Что там? — почти одними губами спросила девушка.

Мередит Страуд:
– И никаких ответов после столь громких обвинений перед всеми? – Страуд повысил голос. – Надеюсь, что те, кто решил вас выпустить, имели на это хоть какие-то веские причины.

Виктор Дюкс:
 — Мисс Шайло? — улыбка Виктора, каким-то чудесным образом стала даже… Приятной? По крайней мере, он очень старался, да и вообще, ждал спасительницы Лечебницы. — Что-нибудь удалось выяснить?

Шайло Рэли:
Потратившая несколько секунд на то, чтобы вникнуть в смысл творившейся перепалки, послушница только качнула головой:
 — Немного позже, если вы, конечно, не увлечены ссорой, господа. У вас есть еще две медсестры, чтобы учинить им разбирательство. Я, разумеется, посмотрю и их.

ДМ:
 — Почему бы не господина Страуда, чтобы закончить эту безобразную сцену? — высказался Коул.

Виктор Дюкс:
 — Благодарю вас. Мистер Страуд имеет эпизодическое алиби, его телосложение исключает его из списка последних помощников ведьмы. Меня интересовало лишь возможное знание, которым он не хочет делиться в подобной критической ситуации, я уверен, что он не является в этом случае соучастником. Кто знает? Быть может, там были всего лишь любовные утехи со старообрядочницей. Не время. Приглашайте сестру, мистер?… — он обратился к Альяку.

Мередит Страуд:
– Я не против проверки от уважаемой сестры, спасшей мою жизнь всего пару часов назад, , – нахмурился Страуд, — но для этого должны быть хоть какие-то обвинения. Что вы хотите узнать? Личные тайны?

Шайло Рэли:
 — Если вы настаиваете. — мельком жала плечами Рэли. — Однако это может потерпеть. Обвинения мистера Дюкса имеют под собой основания, но мистер Страуд великоват для сестринского платья, а местный ковен принимает только женщин.

Мередит Страуд:
– Я настаиваю на том, что моё имя обелили прямо сейчас. Мне и так надоели эти слухи про изнасилование, которые радостно распространял Хансен, оказавшийся убийцей. Однако, если вы хотите проверить меня, мистер Коул, потрудитесь ответить, почему всем вдруг начал заправлять сбежавший пациент, который пытается оболгать человека, остановившего его вчера?

Артемис Альяк:
Альяк смотрел на человека. Он успел узнать многое за минуты собрания и оттого только перевёл к церковнице взгляд.
 — Мисс Вэнс далась вам великолепно. Предлагаю не нарушать закономерности.. мистер Страуд, выслушаем женщин?

ДМ:
 — Сестра Рэли обещала прояснить для нас этот вопрос, — развел руками Коул. — Полагаю, местное отделение церкви обзавелось своим инквизитором. Или святым.
Смотритель звучал иронично, насколько позволяла сложная ситуация.

Шайло Рэли:
Свет милостивый. Последнее, чего желала Шайло — было распространяться о подобном в компании пары сомнительных докторов и прочих.
 — Пациент высказывает суждения потому, что я привела его, как сильного медиума, мистер Страуд. — уничижающе заметила она. — Достаточно сильного, чтобы не выходя из камеры быть в курсе тварей помянутом подвале.

ДМ:
 — Но на виновную сестру ваш медиум указать не в состоянии, не так ли? — скептически уточнил Коул. — Горячечный бред часто включает такие образы, как бесконечные коридоры и закрытые помещения, полные монстров.

Виктор Дюкс:
Виктор приподнял бровь, но ничего не сказал. Ему всё ещё сильно не нравилось его новое место медиума. Тем более, что вдали от койки и посреди торжества вражды и разума, Лечебница не была для него опорой. Он с некоторой надеждой посмотрел на сестру — ну не был он волшебником. Она была — а вот он нет. Работа не означало призвание, а навыки — верные догадки.

Шайло Рэли:
 — Если вам угодно, я составлю вам письменный отчет, касаемо всех упомянутых им вещей, мистер Коул. — легко осведомила Рэли. — Не считая коридоров и ведьм, туда затесалось отравление уксусом. Я могу посетовать на то, что эти откровения являются не ко времени и в… совершенно непереваримой форме, но полагаю, что одно его присутствие может помочь процессу.

Мередит Страуд:
– Пусть тогда он просто присутствует, а не лезет в чужие дела и не обвиняет того, кто буквально всё сделал для спасения окружающих, – сердито ответил Страуд и сложил руки на груди.

Виктор Дюкс:
Рэли блекла и серела от одного присутствия этих существ. Твёрдых, неловких, испуганных. Она говорила их языком, и будто на глазах теряла своё очарование. Ему неожиданно захотелось схватить и вынести её прочь, утащить куда-нибудь в часовню, запретить напрягаться и закормить пирожками с капустой.
Возможно, по пути зарезав повариху, которая так долго мучала его брокколи.

ДМ:
 — Болтовня медсестер учитывалась вами, надеюсь? — поморщился Коул. — Сплетни могли добраться и до больничных палат. Что ж… которую даму вы собираетесь допросить следующей?

Артемис Альяк:
 — Сибил Пак, — волеизъявил аптекарь.

Шайло Рэли:
Шайло уверила Коула в качестве проведенных проверок и отошла к стене. Детективство не было делом сестры, но если ей сопутствовала удача, мисс Вэнс должна была пустить слух по ту сторону двери.

Лидия Ирвинд:
Лидия переводила задумчивый взгляд с одного присутствующего на другого.
 — Как думаете, Артемис? — девушка не пожелала больше участвовать в перепалке Страуда и Дюкса — все это можно выяснить и позже, — Если бы одна из этих леди была ведьмой — смогла бы она очаровать и мисс Рэли? При том же зрительном контакте… Право, никогда не думала, что мне придется всерьез рассуждать о таких вещах, но все же, — Лидия поджала губы и осмотрелась, будто ожидая как минимум насмешек.

Артемис Альяк:
 — Спросите: смогла бы мисс Рэли очаровать одну из этих леди? — было едва слышно, — Да, смогла бы, причем именно рыжим глазом, а в обратное не поверю, — улыбнулся Артемис.

ДМ:
Вежливый Майк постучал, прежде чем открыть дверь столовой для Сибил Пак. Никто не распорядился насчет того, свободна ли теперь мисс Вэнс, и санитар на всякий случай попросил ее остаться, сводя весь эффект от раздельного допроса к пустой трате времени.
С тем же успехом можно было разговаривать со всей троицей.
Сибил ждала вопросов, скромно сложив на переднике руки. Это была молодая девушка с флегматичным, не очень привлекательным лицом.

Артемис Альяк:
Артемис был деликатен. Он изловил взгляд послушницы, чтобы после остановиться на Сибил.
 — Мисс Пак, откуда вы прибыли в Торнхилл? Давно ли?

ДМ:
 — Из гавани Кил, полгода назад, сэр.

Лидия Ирвинд:
 — Как по мне, запереть бы их всех. И накачать каким нибудь лекарством. Все это выглядит так неубедительно, — обратилась Лидия ко всем сразу и покачала головой.

Артемис Альяк:
 — Славно, мисс Пак, — тон Альяка не обязывал, — вы понимаете, в чем мы подозреваем вас?

ДМ:
 — Да, сэр.

Артемис Альяк:
 — Расскажите, мисс, — смотрел он пристально.

ДМ:
 — Вы подозреваете, что я открыла двери и выпустила больных, сэр.

Артемис Альяк:
Альяку нравилось всё больше: выдержка заслуживала всех ожиданий.
 — Мы видели обеих сестёр до вас. Им не хватает умения держать себя. Когда из всех вы — как раз та, кто не дрогнул бы от начала пути в буйном крыле и до самого его конца.

ДМ:
Девушка немного подумала.
 — Не могу точно сказать, сэр. Мне не приходилось такого делать.

Артемис Альяк:
 — Расскажите о времени в Кил, мисс.

ДМ:
 — Я работала там сиделкой, сэр.

Артемис Альяк:
 — Что это была за семья, мисс? — терпеливо продолжал Артемис. Он бросил новый взгляд на церковницу.

Мередит Страуд:
– Какая разница, если вы никак не сможете это проверить? – встрял санитар, у которого была своя причина не любить глупые вопросы.

ДМ:
 — Семья господина Кёрби, сэр.
 — Как у нас и записано, — подтвердила старшая сестра Флеминг.

Артемис Альяк:
 — Сестра Рэли?
Артемис любил сложить руки: что и сделал, сев на свой стул.

ДМ:
Ритуал сестры Шайло повторился. Мисс Пак не меняла флегматичного выражения лица.
 — Теперь мне можно идти?

Шайло Рэли:
Вернуться к остальным дозволили и ей.

ДМ:
Наступил черед бойкой сестры Кедлер, которая вошла, заранее поджимая губы в выражении чопорного упорства.

Мередит Страуд:
Страуд тем временем закатил глаза – ни одну подозреваемую так и не спросили на любую тему, связанную с Лидией и Агнес. Он был по-прежнему уверен, что двери открыли из-за попадания журналистки в плен. Однако, он не стал привлекать к этому внимание.

Артемис Альяк:
Артемис любил о прошлом: многие раскалывались на неумении лгать о нём долго и гладко.
Допрос, немногим веселей приема за аптечную стойку, однако, не затянулся.

ДМ:
Как и ритуал мисс Рэли, во время которого сестра Кедлер фыркала самым настоящим ежом.

Шайло Рэли:
Троица сестер наконец-то воссоединилась где-то внизу. Вернувшаяся на свой стул мисс Рэли выдержала положенную паузу и спросила воды.
 — Если нет желающих высказаться, заприте Вэнс, господа. Лучше усыпите. Я заперла бы всех троих.

Виктор Дюкс:
На лице мужчины в рясе было написано большими, пляшущими, иногда слетающими в сторону буквыми — он уже говорил об этом. А скучно наблюдать за работой жрицы не было.
 — Советую воспользоваться советом Лидии и ввести им некоторую дозу препаратов. Даже если их освободят, они не станут помогать. Что же нам стало известно?

ДМ:
 — Что вы идиоты, — обрадовал смотритель Коул.

Шайло Рэли:
 — Вэнс быстро разобралась, что я занимаюсь идиотством, — хмыкнула своему Рэли, — не переигрывала, была привычна, нашлась сразу спросить у общества, полагая что я порадую его какой-нибудь историей о буковках мелким шрифтом, каковые я конечно увидела у неё в голове. Остальные отвечали естественно.

Виктор Дюкс:
Ах, вот оно что.
Плюс один метафорический балл куда-нибудь, кому-нибудь… Ничего не значащий — и никак не оберегающий. Плюс один и ему — можно было услышать об этом заранее.
Право слово, стоило уйти ещё когда он понял, что всё кристально ясно.
Вероятно, за это можно было бы ценить Грейвуда. По крайней мере, он встал и вышел.
А вот его скорее всего скрутят. Ужасно, ужасно…

Мередит Страуд:
Поглядывая на дверь, чтобы выловить Майка, Рэд пытался скрыть облегчение, которое испытал, когда сестра призналась в обмане. Кто знал, что она смогла бы узнать, если бы действительно заглянула в его разум?

ДМ:
 — Возможно, все дело в том, что Вэнс просвещенная особа и понимает, что провинциальная послушница не может обладать силой читать умы, — устало произнес Коул. — Сколько времени такие, как вы, могли бы сберечь правосудию, если б эти способности были чем-то, кроме досужих историй. Нет, вы всерьез полагаете, что я запру или посажу на наркотик трех квалифицированных сотрудниц из-за того, что померещилось одной из пациенток? И что за комедию вы тут устроили? Если это был допрос, то я — лесная фея… кроме того, меня озадачила внезапная и несвоевременная выходка Дюкса, поспешившего нелепо обвинить Страуда. Может, чтобы скрыть истинную виновницу или виновника? Сестра Рэли, я хочу услышать ваши объяснения. Как «медиум» этот субъект бесполезен. Как детектив, полагаю, тоже.

Лидия Ирвинд:
 — То есть вы, мистер Коул, уверены, что двери открывались сами собой? — брови Лидии поползли вверх, — А ваши квалифицированные медсестры совершенно непричастны?

ДМ:
 — Я жду доказательств. Не думаю, мисс Ивнинг, что вам бы понравилось, если бы в чем-то обвинили вас, не представив ни единой улики.

Виктор Дюкс:
А вот это было обидно.
Такие возможности, такие небылицы! Э-эх, а Страуд мог так им помочь. Или развеселить. Впрочем, всё было скучно и серо. Усталый взгляд на Лидию — даже с тем, что она не добралась до него вовремя и не выслушала его истории, журналистка должна была понять, что здесь всё уже мертво.
Возможно — шкатулки, возможно — могилы ещё могли кого-то сберечь, но в остальном — им приходилось полагаться на милосердие зверя, исключительно человеческий концепт.

Лидия Ирвинд:
 — Ирвинд, — в этот раз девушка уже поправила, — Мне бы не понравилось, и я бы разумеется отпиралась. Даже будь я виновна. Особенно, будь я виновна.

ДМ:
 — Но было бы несправедливо запереть вас где-то только потому, что вы отпираетесь.

Лидия Ирвинд:
 — Мисс Флеминг так не считает, — улыбнулась девушка.

ДМ:
 — Будь моя воля, вас бы еще и выпороли, нахальная девчонка! — вспылила старшая сестра. — Как вы вообще посмели прикасаться к моим вещам!

Лидия Ирвинд:
 — Мистер Коул, а кто, по-вашему убил мисс Финч? Кто принес девушке уксус и снабжал апоморфином? — вдруг спросила Лидия.

Шайло Рэли:
 — Ммм. — озаботилась со своей стороны сестра. — Неприменно, мистер Коул. Всё же, хотелось бы услышать, что такое по вашему «полезный медиум». Что до запоров, трех сестер можно выпустить, когда кризис минует… по крайней мере, это лучше невидимых злоумышленников и старух, скачущих по коридорам, звеня амулетами.

ДМ:
Судя по недоуменному взгляду Коула, обращенному на сестру Флеминг, занятого исследованиями смотрителя вообще не посвящали в инциденты последнего времени.
 — Минует? — отвлекся он на послушницу. — Вы настроены очень оптимистично. А вас не тревожит, что если одна из сестер ведьма или им служит, то вскоре мы получим еще двух обращенных? Запирать их по отдельности — плохая мысль, учитывая, что у нас почти не осталось охраны.

Лидия Ирвинд:
 — Спросить бы у этих трех, кто такой друг «А», — немного понизив голос сказала Лидия Альяку.

Виктор Дюкс:
Полезный — лишь тот, кто выполняет чужую работу. Виктор довольно потянулся, не удосужившись как-то ответить на обвинения.
Быть может, он прямо сейчас фантазировал об удивительной симфонии скрипа ломающихся хребтов, или раздумывал, как ещё сможет помешать следствию.
Не то чтобы у него зашевелились уши… Чуточку навострились.

Мередит Страуд:
– Может, мы наконец займемся прямым поиском ведьм, если все верят, что они замешаны в этом? – спросил ухмыляющийся Страуд. – Грейвуд сказал, что его ведомство не обладает информацией про них. Сестра Шайло рассказала ту старую легенду про место, где был построен Торнхилл. Что ещё мы можем узнать, не выходя из здания?

ДМ:
Коул хмыкнул.
 — Я позову доктора Морвелл, если не возражаете. Она местная.

Шайло Рэли:
 — Используйте камеры, мистер Коул. Да, придется пожертвовать кем-то из опасных и буйных, но в сравнении с ведьмами или… квалифицированными сотрудницами…
Рэли развела руками.
 — Камеры потребуется привести в порядок, но два охранника, сторожащие коридор это не хуже, чем двое, охраняющих палату.

ДМ:
 — И все-таки, мисс Рэли, — раздраженно заходил по столовой Коул, — нельзя ли обойтись без ненужных жертв среди моего персонала? Может, вы все-таки разбираетесь… что нужно, чтобы женщина попала под влияние ведьм? Здесь всего два варианта — либо сестру очаровали, либо она пособничала добровольно. Итак, кто из наших подозреваемых имеет хоть какой-то мотив помогать… болотному культу?
 — Только не мисс Кедлер, — протянула старшая сестра. — Она много лет работает у нас, высылая сбережения своему любимому племяннику, да и вообще родом откуда-то с юга.

Мередит Страуд:
– Если они и правда могут очаровать кого угодно, запирать этих трёх бесполезно, – заметил Рэд, следивший, как мистер Коул меряет зал шагами. – Ведьмы найдут себе новую жертву. Может, оставить их на свободе и просто наблюдать?

ДМ:
 — Именно поэтому до того, как предполагать чары, я хочу исключить добровольную помощь, — пояснил Коул. — Так мне позвать доктора Морвелл? Она выросла в этих краях.

Мередит Страуд:
– Давайте, – Страуд окинул взглядом остальных присутствующих. Вряд ли кто-то из них был против.

Шайло Рэли:
Сестра оглянулась:
 — Может быть вы возьмете на себя этот труд, мистер Страуд? Научитесь являться в трех местах единовременно и превзойдете ведьм, меня… позовите. В конце концов, чтобы знать, что предлагает культ, стоит иметь представление о его веровании.

Мередит Страуд:
– Я просто пытаюсь размышлять, – санитар отвечал мисс Шайло с большой любезностью. – Если вы не умеете определять жертву ведьм, почему никто не предлагает запереть и накачать препаратами мистера Дюкса?

Шайло Рэли:
 — Едва ли кто-то пригласит его в женскую секту. По крайней мере по его облику не скажешь.

ДМ:
Морвелл позвали. Известный алхимик вошла с видом вполне воодушевленным — на фоне подавленных новостями сотрудников она держалась просто-таки молодцом.
 — Я верно понимаю, что доблестный сыск ударил лицом в грязь, и мне предлагается развлечь его историями о болотных старухах?

Шайло Рэли:
Отсутствующее лицо мистера Альяка говорило о том, что доблестный сыск всё же ударил. Шайло выпало соглашаться.
 — Беседа коснулась того, чем эта скучная тема привлекает женщин.

Мередит Страуд:
– Вы абсолютно правы, доктор, – улыбнулся ей здоровяк. – Есть некоторые основания предполагать вмешательство магии, и мы пытаемся узнать всю информацию о ведьмах, которая доступна. Мистер Коул предложил позвать вас.

ДМ:
 — Так ли привлекает? — доктор по-мужски закинула ногу на ногу, расположившись на стуле. — Я бы удивилась, услышав, что кто-то по доброй воле приехал в наши унылые торфяники, чтобы искать встречи с персонажами самых мрачных легенд. Когда-то эти края славились замечательными дубравами. Затем леса вырубили ради пахот и пастбищ, но вместо того, чтобы последовать примеру урожайниц и стать покровительницами народа, здешние ведьмы затаили обиду и день за днем вызывали дождь, пока плодородные земли не обернулись гиблым болотом, а они сами из прекрасных жриц леса не сделались торфяными ведьмами. Говорят, что на месть их сподвиг Король Осени, не менее мрачная фигура из местных преданий. Якобы встретить его на болотах — длинный, коронованный рогами силуэт в тумане — значит предсказать себе скорую смерть. Согласитесь, совершенно непривлекательный культ. Все, на что он может рассчитывать, это суеверные, запуганные люди из местных общин. Мне как-то приходилось бывать в одной из таких лесных деревень. Настоящий памятник вырождению.

Мередит Страуд:
– Но даже если культ остаётся непривлекательным, кто-то наверняка заинтересован в силе, которая доступна ведьмам, – Страуд с интересом выслушал рассказ. Правда, тот во многом совпадал с тем, что уже поведала жрица Света. – Может быть, они наконец получили шанс отомстить за вырубленные леса, когда появилась волчья болезнь? Мистер Грейвуд говорит, что увиденная им ведьма могла сдерживать этих существ.

ДМ:
 — Скорее всего, — согласилась доктор Морвелл. — Получили и, полагаю, вскоре воспользуются.

Шайло Рэли:
 — Памятник… ммм… и вот на дворе дождь, и памятник сползает с пьедестала, чтобы греметь ключами и дверьми в большом доме. — устало умилилась церковница, тратя своё время на изучение ужасающей (по всем мнениям) Морвелл. — Давайте придумаем ситуацию? Памятнику очень понадобились твари из подвала мистера Коула. Он вынужден искать союзника в доме, но увы, тут совершенная нехватка загнивающих девочек с болот… им бы наверняка пришлось поступиться принципами.

Мередит Страуд:
– Если вы выросли здесь, вы могли слышать про ведьм что-то более свежее, чем древние предания. В вашей юности никого вокруг не пытались завербовать? Никто не проявлял необычных способностей?

ДМ:
 — Нехватка, говорите? — сощурилась Морвелл. Мнения не подводили: лицо у алхимика было слишком хищным, чтобы адресовать ей комплимент о породистости отдельных черт. — Вы здесь задавали вопросы о прошлом месте работы сестер, но никто не интересовался, где прошло их детство. Да, подслушивала. Простите. Право, нужда в вербовке отпадает, если вы — ребенок, которого растят в почтении и страхе перед старицами с болот.

Мередит Страуд:
– И детство какой-то из трёх прошло здесь? Я, может быть, прослушал, – Страуд посмотрел на мисс Флеминг, которая наверняка знала про всё про своих подчиненных.

ДМ:
 — Не прослушали, потому что никто не спрашивал, — высказалась старшая сестра Флеминг, глядя на Морвелл с некоторой неприязнью. — Откуда я вообще могла знать!.. Кто бы мог подумать, что где-то в нашем королевстве допускают, чтобы детей воспитывали не в лоне Света и уважении к королю! Что ж… Сестра Пак действительно родом из этого графства. Я не вспомню, откуда именно. Какой-то городок. Могу взглянуть в личном деле, если это так важно. Но какая из нее ведьма! Отличная аттестация, безупречные отзывы…

Мередит Страуд:
– У хорошей ведьмы была бы соответствующая легенда, – Страуд вскочил бы, но вовремя вспомнил, как уже грохнулся ранее. Он заставил себя сидеть, и это охладило его пыл. – Сестра Пак… Несмотря на то, что мы сдвинулись с мертвой точки, одно только место проживания в детстве не гарантирует её принадлежность к ведьмам. Но к ней придётся присмотреться.

Шайло Рэли:
 — Аттестация, отзывы… и способность усыплять людей, каковую едва ли вбили бы в голову ребенку, на которого внезапно свалилось болотное прошлое. — усомнилась Шайло. — Полезная вещь для амбициозной девицы, с другой стороны. Простите, мисс Флеминг. Может ли наш культ торговать умениями?

ДМ:
 — Разве что пыльцой фей и любовными зельями, — усмехнулась Морвелл. — По преданиям, разумеется. Еще говорят, что если хочешь войти в западные леса за добычей, надо сначала положить подношение на камень в белом кромлехе. Об иной торговле не слышала.

Шайло Рэли:
Выходило негусто.
 — Мистер Коул? Вы еще не решили, что делать с тремя сестрами? — отвлеклась Рэли. — Если вам так не хочется решить все проблемы одним махом, сделайте хотя бы малое. Заберите у них ключи, поставьте на безопасную работу, запретите людям ходить и спать поодиночке. Кстати, если если засланка одна, стоит поискать в их вещах ключ от красной секции.

Мередит Страуд:
У Страуда, впрочем, ещё оставались вопросы к доктору Морвелл.
– А какими возможностями ведьмы вообще обладают? Наверняка в местных преданиях должно упоминаться ещё что-то, кроме призыва дождей. Про ускоренный рост урожая мы знаем. Предполагаем умение контролировать разум? Что ещё?

ДМ:
Пока смотритель соглашался с сестрой Рэли, Морвелл отвечала Страуду:
 — Вы же помните, что речь о преданиях, молодой человек? И нет, болотные старухи не помогают вырастить урожай. В лучшем случае не насылают на него мор. Могут сбить человека с пути, заманить в опасную топь, усыпить на триста лет, чтобы, вернувшись, он застал всех родных под камнями на кладбище, притвориться прекрасными девами, сделать так, чтобы на каждом слове изо рта выпрыгивали жабы… Местный фольклор не щадит логику.

Лидия Ирвинд:
 — Я полностью поддерживаю идею сестры Рэли, — высказалась Лидия, — Как бы эти леди не возмущались. Сейчас не до тонкостей этикета, нам нужно выживать.

ДМ:
 — А что прикажете делать с вами, сударыня? — обратился к Лидии Коул. — Ваше горячее желание узнать гипотетическую правду любой ценой ставит под угрозу новый режим. Кто поручится, что вы больше не станете врываться в кабинеты?

Шайло Рэли:
Церковница добавила только то, что ей хотелось бы осмотреть комнаты троицы. Она не возражала и супротив того, чтобы это было вручено кому-то из присутствующих или имевших алиби.

Мередит Страуд:
– Но даже с учетом восприятия местных жителей среди перечисленного могут быть реальные случаи, – по виду Страуда можно было предположить, что он в предания верит полностью. – Сможем ли мы придумать какую-нибудь хитрую проверку на способности ведьмы? Например, мистер Дюкс начнёт делать дамочкам комплименты, и они попробуют стать красивее.

ДМ:
 — Сможете ли вы? — мисс Морвелл находила в себе силы улыбаться даже в таких обстоятельствах. Коул вновь отвечал послушнице кивком.

Мередит Страуд:
– Ну. не именно я, а присутствующие, – смутился Рэд. – Я особой хитростью не прославился.

Лидия Ирвинд:
 — А может мы опустим их под воду и посмотрим, смогут ли они не утонуть? Ах да, так ведь нельзя поступать с компетентными леди, даже если они собираются всех нас прикончить, — Лидия устало вздохнула.

ДМ:
 — Любопытно, что вопрос на ваш счет вы пропустили мимо ушей, компетентная леди, — едко ввернула Флеминг.

Мередит Страуд:
– Но тогда мы убьем невиновных, – санитар, который не понял шутку, почти ужаснулся. – Должен же быть относительно безопасный способ. По примеру Громового Перевала и своей прабабки я всё же подозреваю у ведьм связь с растительностью. Заставим всех троих ухаживать за чахлыми комнатными цветками?

Шайло Рэли:
 — Но новый режим сочинялся только для того, чтобы лишить их рук, мистер Страуд. — Рэли укоризненно качнула головой. — Будь я злой ведьмой, непременно затаилась бы. Определенно, воздержавшись от проращивания комнатных растений. Или совершила что-нибудь глупое уже на следущую ночь.

Лидия Ирвинд:
 — Так давайте запрем еще и меня, — Лидии искоса глянула на мисс Флеминг, — В такой ситуации в клетке всяко может оказаться безопаснее, чем в кабинетах.

ДМ:
 — Учту ваше пожелание, — кивнула старшая сестра.
 — Мистер Страуд, если бы ведьмы не могли контролировать связь с растительностью, они б не были ведьмами, — высказалась доктор Морвелл.

Мередит Страуд:
– Тогда я не знаю, – Страуд сдался и прекратил выдумывать хитроумные испытыния. – Если ночью действительно что-то случится, я всё равно буду бесполезен.

Лидия Ирвинд:
 — А вот последить за этими дамочками я бы не отказалась. И побеседовать с пациентками, быть может те что-то замечали. И с другими медсестрами, — мисс Флеминг, между тем, была подарена приторно сладкая улыбка.

ДМ:
 — Вы бы лучше проявили себя в беседе с подозреваемыми, — поджала губы старшая сестра. — Толку от ваших расспросов…

Шайло Рэли:
 — Мне кажется, мистер Коул мог бы ответить за нас. Не прошло получаса с тех пор, как он назвал меня оптимисткой лишь оттого, что я надеюсь пережить все беды.
Шайло в который раз за день складывала пальцы домиком с текущей крышей. Доски помянутой крыши сплетались, как им хотелось и иной раз менялись местами.
 — Всё же, эти ведьмы уже получили тварей и наша судьба зависит от того, нужно ли им оставшееся. Мистер Коул, я всё же порекомендовала бы уничтожить документы: волки едва ли ходят по разлившимся болотам лучше людей. Если дождь не закончится, то их способность плодить себе подобных будут пробовать на нас. Нужен план.

Лидия Ирвинд:
 — Вы будто боитесь, что они скажут что-то лишнее и лично вам невыгодное, — Лидия, прищурившись, смотрела на Флеминг.

Мередит Страуд:
Санитар не понял, как уничтожение документов помешает ведьмам, и уставился на сестру Шайло, начиная уже что-то подозревать. Её помощь была неоценима, но с учетом Виктора она явно ведёт какую-то свою игру.

ДМ:
 — Я боюсь, что ваши попытки вламываться туда и сюда с нелепыми предположениями навредят режиму, — процедила мисс Флеминг.
 — Я повторяю еще раз, мисс Рэли, — кашлянул Коул. — Эти документы — единственная надежда спасти страну от надвигающейся эпидемии. Меня приводит в недоумение ваша настойчивость в отношении плодов нашей с доктором Морвелл работы.

Лидия Ирвинд:
Девушка уже переключилась на сестру Рэли.
 — Забаррикадировать все входы, вооружить тех, кто умеет держать оружие и находится в здравом рассудке. Идея охоты и нападения первыми… Эта мысль хоть и рискованная, но может иметь смысл.

Лидия Ирвинд:
 — Хотя бы проверить путь, которым ушли твари. Следы ведь должны были остаться.

Мередит Страуд:
– Весь остальной персонал, который не слышит вас, Лидия, наверняка будет счастлив, когда им в сумерках предложат вооружиться вилами и выйти на болота, чтобы найти волков, – Рэд подозревал, что козлами отпущения станут санитары, а не охранники, которых почти не осталось.

Шайло Рэли:
 — Если я правильно поняла вас, мистер Коул, эти документы помогут старухам из леса плодить послушных тварей. Ваша эпидемия случится аккурат тогда, когда они найдут кого-то, умеющего читать. Они не зря брали только тех, кто подавал надежды.

ДМ:
 — Вы, наверное, плохо слушали, — поморщился смотритель. — Первым забрали безнадежного. Потом мы застрелили других, и им ничего не оставалось, кроме как забрать особей с положительной реакцией на эксперимент. Как это сходится с вашей теорией?

Лидия Ирвинд:
 — Ну зачем же вилы, когда есть огнестрелы. И не на болота, а в подземелья. Я могла бы в том числе, — пожала плечами Лидия, — мы ведь даже не уверены, что вышли они именно на болота. Никто не знает, куда ведут подземные ходы.

ДМ:
 — Я говорил, что с нашей стороны подвала проходы выглядят как гладкая стена?

Лидия Ирвинд:
 — Не говорили, — Лидия озадаченно посмотрела на Коула.

ДМ:
 — Да? Значит, о механизме упоминал Грейвуд.

Лидия Ирвинд:
 — Он не вдавался в подробности его устройства. Что же, выходит, все гораздо хуже.

ДМ:
 — Очевидно, что если бы мы видели в подвале хоть что-то, напоминающее двери или люки, инцидента бы не прооизошло.

Шайло Рэли:
 — Слабо. — черед морщиться настал уже для Рэли. — А вы рискнули бы дать им дополнительные возможности? Я готова принять, что их вовсе не интересовал рассудок двухметровых тварей, но теперь им придется договариваться. Пообещать уже знакомое лекарство для потомства не так уж и трудно. Вы хотя бы можете спрятать ваше сокровище так, чтобы его не нашел владеющий магией сектант?

ДМ:
 — На чем основан ваш вывод, сестра Рэли? Грейвуд утверждал, что подопытный был смирным в присутствии ведьмы безо всяких лекарств.

Лидия Ирвинд:
 — Некоторые двери бывают весьма незаметными, пока их не откроют. Что же, по крайней мере теперь известно что дверь есть. Могут ведь быть и другие… А ту уже баррикадируют?

ДМ:
 — Нет. Пустой подвал в распоряжении ведьм.

Мередит Страуд:
– Давайте этой ночью вложим все силы в обеспечение нашей общей безопасности, а не на охоту и расследование, – Страуд не проявил никакого интереса к подвалу, заполненному ведьмами.

Шайло Рэли:
 — Магия не всесильна, мистер Коул. То, что старуха из леса могла держать в узде волка из клетки не означает, что этого хватило бы надолго. Это не значит даже того, что десять… ммм… двадцать? Двадцать старух из леса смогут удержать в узде сотню неразумных тварей, которых когда-нибудь наделают их приобретения.

ДМ:
Коул хмыкнул.
 — Хорошо. Как бы фантастически ни звучало ваше предположение, я запру в сейф результаты изысканий. На случай, если в парадную дверь постучит ведьма с предложением обменять… как там сказала доктор Морвелл, пыльцу фей на склянку-другую лекарства.

Шайло Рэли:
Сестра лишь благодарно склонила голову.
 — Полагаю, пока у нас нет плана, кроме как держаться до конца дождей?

ДМ:
 — Пока нет, если не включать в него плановые утопления подозреваемых в ведьмовстве.

Мередит Страуд:
– И не забываем, что особое внимание нужно обращать на мисс Пак, – Рэд уж точно собирался уделить этой смирненькой девчонке немного внимания.

Шайло Рэли:
 — Быть может мисс Ирвинд не была до конца неправа в том, что касается подземных ходов. Стоит обойти холм в светлое время суток: мне с трудом верится, что бывают проходы, уводящие под болота. Если где-то есть выход, полезно знать хотя бы это.

Лидия Ирвинд:
 — Предложение утопить было сарказмом, уважаемый мистер, — кисло улыбнулась Лидия, — Найдется выход — найдутся и прочие входы, если они есть, — девушка повернулась к сестре Рэли и согласно кивнула.

ДМ:
 — Я сделаю выводы на тот счет, что вы склонны к сарказму в момент принятия судьбоносных решений, — насупился Коул. — Постарайтесь убедить Грейвуда или Тревиса в том, что обход будет полезен. И что с мистером Дюксом? Я по-прежнему не вижу, что помешает ему заняться местью за месяцы заточения в Торнхилле.

ДМ:
 — Может, хорошо спрятанная доза? — сухо улыбнулась мисс Морвелл. — Мистер Дюкс находится в некоторой… зависимости.

ДМ:
 — Прекрасно, — закатил глаза смотритель. — Повод носиться по клинике, ломая двери, в поисках заветного тайника.

Мередит Страуд:
Рэд не вступал в разговор о судьбе парня из пятой, но всем своим видом демонстрировал интерес. Он не знал, что ещё можно ждать от несчастной жертвы ведьм.

Шайло Рэли:
 — Может быть, то интересное положение, в котором мы оказались? — озаботилась Рэли. — Мистер Коул, мститель едва ли будет долго радоваться мести, оставшись посреди болота с ведьмами и тварями. К тому же новый режим и верная заметка доктора Морвелл… если вы всё же желаете обсудить, в чем польза медиума, я не отказалась бы от минуты наедине.

Виктор Дюкс:
 — Полагаю, КРОМЕ доводов разума и нашей общей угрозой? мистер Коул, иногда мне кажется, что вокруг все безумны. Впрочем, это не в моей компетенции. Мисс Морвелл явно упускает очевидный симптомы… Зависимости, которую она и создала. Едва ли буду для кого-то опасен, если меня возьмёт припадок, из-за которого я не смогу двинуться. А теперь, если вы меня извините, меня ещё ждёт исповедь — удовольствие, которое я не собираюсь откладывать ещё дольше. Едва ли вы будете слушать меня. Мисс Шайло, я буду ждать вас там, где вы меня оставили, либо там, где мне распахнулось окно в грядущее.

Мередит Страуд:
– Раз мисс Шайло так уверена, что этот человек не представляет опасности для окружающих, пусть на её плечи и будет возложена обязанность по его контролю, – заявил возмущенный санитар. – Напоминаю, что он тоже подозревается в связях с ведьмами.

ДМ:
 — Полегче, мистер Дюкс, — сощурила глаза Морвелл. — Я не занималась вами. Ваш случай — пустышка, а я не размениваю способности к алхимии на то, чтобы создавать препараты от несуществующих недугов. Один из прогнивших насквозь констеблей становится на пути у других, еще более коррумпированных и влиятельных коллег, и получает то, на что напросился… при чем тут наука? Мне нет дела ни до вас, ни до того, во что вы там вляпались. Не сомневаюсь, что позарились на чью-то крупную взятку.

Лидия Ирвинд:
Лидия очень внимательно выслушала Морвел, но никак не прокомментировала. Еще будет время.
 — Судя по всему, от Тревиса и Грейвуда действительно будет больше пользы. Мы болтаем уже долго, но ни одного решения так и не было принято. Хотя бы, что будет с режимом? Как он изменится? Какие меры будут предприняты руководством? Как общей безопасности смогут поспособствовать гости, кроме как ничего не делая в сторонке? Я уже говорила и повторюсь — я весьма неплохо стреляю и довольно хладнокровна в случае, когда надо защитить себя или кого-то. Что могут подтвердить и мистер Альяк и мисс Фэншо — им доводилось лицезреть.

Шайло Рэли:
Шайло ненадолго отвела Коула на дальний край галереи — обсуждали.

Виктор Дюкс:
 — И восхитительная мисс Лидия снова права, — Виктор поднялся со своего места, — Это собрание оказывается тратой времени, пока не предпринимаются действия. Могу понять мистера Грейвуда. Моё почтение, думаю, мне сообщат о решении, — кивок в сторону Шайло, — С вашего позволения, я займусь приготовлениям к полнолунию. У меня есть некоторые надежды на выживание присутствующих здесь.
И вышел.

ДМ:
 — Мы отделим зерна от плевел, — нехотя ответила Лидии старшая сестра. — Адекватные пациенты и гости получат возможность себя защищать. Неадекватные будут заперты и подвергнуты седации.

Мередит Страуд:
Страуд был уверен, что уход Виктора был бы удачным способом вмешаться, но увы, у него не было сил, чтобы даже стоять на месте. Побыстрей бы закончились неприятные последствия исцеления. Последствия ранения, поправился он в мыслях.
– Мисс Флеминг, наверно, мне следует обращаться на эту тему к мистеру Тревису, – осторожно заговорил санитар. – Но вряд ли он навестит мою комнату. Хотелось бы, чтобы мне побыстрее предоставили оружие из-за… заболевания. Не нравится чувствовать себя беззащитным, когда сбежавшим безумцам, выразившим агрессию в мою сторону, позволяется ходить по всему поместью.

ДМ:
Старшая сестра готова была согласиться, но вмешалась доктор Морвелл.
 — Я бы еще пронаблюдала Тревиса хотя бы несколько часов. В конце концов, он пережил магическое вмешательство в естественные процессы организма. Кто знает, не проявятся ли последствия? У нас не было возможности изучить уснувших ночью охранников. Одному свернули шею, другой сбежал.

Мередит Страуд:
– Магическое вмешательство? – Рэд уставился на неё непонимающим взглядом. – Мистера Тревиса тоже ранили, и многоуважаемая сестра исцелила его?

ДМ:
 — Кто-нибудь здесь умеет слушать? — риторически вопросила Морвелл. — Тревис дежурил в подвале, когда во время дневной суматохи оттуда увели оставшихся подопытных. Дежурил и внезапно уснул. Я с трудом сумела его разбудить. Да, сбежали. Еще на рассвете. С болотоступами… что за новость.

Шайло Рэли:
 — Я взялась бы осмотреть мистера Тревиса. — осведомила возвращающаяся сестра. — Полагаю, в нашем положении у мисс Морвелл больше дел и она едва ли сможет развеять проявившееся колдовство.

Лидия Ирвинд:
 — А почему охранников никто не заподозрил? — Лидия откинулась на спинку стула. — Они сбегают, а ночью кто-то извне открывает потайной ход…

ДМ:
 — Может, потому, что ход открылся ночью, а охрана сбежала на рассвете? — трогательно невинным тоном предположила Морвелл, прежде чем остро глянула на сестру Рэли. — Что ж, извольте.

Лидия Ирвинд:
 — Их могли перехватить злоумышленники. Ведьмы, если вам так будет угодно. Они могли быть в сговоре, — Лидия махнула рукой, — Но, конечно, вы тут руководство и вы решаете, чему верить а чему не придавать значения. Надеюсь, в таких условиях мы все же сможем выжить. Итак, на данный момент, я так понимаю, все? Прошу поставить меня в известность, если будет принято какое-то решение об оружии. И просто если понадобиться пара в меру умелых рук и какая-то помощь. Засим, разрешите откланяться.

Мередит Страуд:
– Спасибо за помощь, доктор Морвелл, – сказал Рэд, подзывая Майка. – И я надеюсь, мою просьбу об оружии всё-таки удовлетворят.

ДМ:
На выходе доктор Морвелл вполголоса обратилась к Шайло:
 — Занятная у вас вышла теория, мисс Рэли. Полагаю, господин Коул напрасно упускает из виду мысль, что полученный из аконита экстракт все же подействовал, хоть этого и не было заметно из-за удручающего состояния подопытных.
С тем разошлись.

ID: 18028 | Автор: Dea
Изменено: 12 ноября 2015 — 23:55