Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Три сестры (21)

Шарлотта Бакстон Фовелль
Лидия Ирвинд
Артемис Альяк
Виктор Дюкс
Мередит Страуд
Шайло Альвина Рэли

ДМ:
***

Мередит Страуд:
Назначенное время приближалось, и Мередит зацепил Майка, который пробегал мимо комнаты. Сам он по-прежнему перемещался с трудом. Майк сперва притащил ему трость с толстым набалдашником, но Рэд пообещал, что засунет ему эту трость туда, где солнце не светит. В конце концов, Майк согласился лично дотащить братана, который опирался на его плечо, к месту, где должно было пройти собрание. «Герой» удобно устроился на диванчике и наблюдал за тем, как собирается персонал лечебницы.

Шайло Рэли:
Вечером намечалось собрание: в обстановке возвышенности на втором ярусе собирались самые разные лица, ожидаемые и неожиданные, привычные и экзотические. Отец Уильям и сестра Шайло привели настоящую диковинку в виде обильно заросшего джентльмена смутно-зверской внешности, с каковым и засели в благородном отдалении, на выставленных у стены стульях.
Успевшая сбегать в церковь и сменить местную форму на запасное платье Рэли считала головы, время от времени возвращаясь взглядом к своему подопечному, и поясняла обеспокоенным санитарам, что тот находится здесь не без причины.

Артемис Альяк:
Альяк и подле Лидия (оба ещё сколько-то лощёных одежд и манер) гнездились друг возле друга. Артемис, готовый смиренно уповать на решения силы, ружья и бакенбард, больше прочего блаженно поглядывал на сестричек и братьев: кто с кем, кто кого против, и многое прочее о них.

ДМ:
Вскоре стало ясно, что беспокоятся санитары не столько насчет джентльмена (который, в конечном итоге, не буйствовал), сколько насчет старшей сестры Флеминг, которая, поднявшись в столовую и увидев там мистера Дюкса, приготовилась читать одну из самых знаменательных речей в истории Торнхилла.

Виктор Дюкс:
Робы шелестели, хором, обещая неприятности. Мир честно предупреждал, что это может быть плохой идеей. Он даже изъявил своё беспокойство — через Виктора — сестре Шайло. Никакое обилие плюшек и чая с малоразговорчивым Отче его не успокоило.
Впрочем, его бесконечно радовала мысль о столовых приборах. Ножах, вилках и ложках. Он не видел их уже долгое время — и их наличие подсказывало, что просто так его не отправят ну, никуда прочь с его стула.
Он улыбался, покачивая бородой изгнанника и длинными волосами, смущая моду и присутствующих девушек своей безмятежностью. Не смотря на все противоречия, он почти считался за джентльмена всего лишь скандальных вкусов.

Мередит Страуд:
Страуд, демонстративно не смотревший в сторону парня из пятой, что-то шепнул Майку. Тот по-дурацки хихикнул и покосился на Дюкса.

Винсельт Грейвуд:
Сэр Грейвуд, который к тому времени находился уже в месте сбора, допил остывший чай и поднялся со стула, оправляя мундир. Кашлянул, прочищая горло и призывая собравшихся к вниманию.
 — Итак, дамы и господа, я попросил вас собраться здесь и сразу хочу сказать, что повод для этого крайне нерадостный. Кто-то из вас может вспомнить про разлив болот, кто-то захочет освежить у всех в памяти события сегодняшней ночи, а потому сразу хочу сказать, — не стоит. Я обо всем этом помню, знаю, участвовал, видел своими глазами и сейчас все случившееся покажется вам цветочками.
Дело в том, уважаемые, что всеми нами любимый Торнхилл отнюдь не так прост. Возможно, кто-то из вас в курсе расползающихся по стране слухов о каких-то неведомых тварях, появившихся в гилнеасской глуши. Увы, дамы и господа, это не слухи. Это правда, как правда и то, что тварями этими становятся наши с вами соотечественники. Это похоже на болезнь и изучением этой болезни занимались здесь, в Торнхилле, под бдительным присмотром моего ведомства. Тут стоит добавить ложку меда в бочку дегтя, — эксперименты во многом были удачными. На этом хорошие новости заканчиваются. Этой ночью несколько особей умудрились сбежать из мест своего содержания, в подвале госпиталя. Не самостоятельно, им кто-то помогает. Кто-то, явно более разумный. Проблема в том, что через несколько дней полнолуние, во время которого зараженные испытывают приливы бешенства. Не исключаю, что они крутятся где-то неподалеку от Торнхилла и как только голод и ярость пересилят страх, попробуют напасть. Не факт, что это произойдет, но нам необходимо подготовиться. Вопросы?

Виктор Дюкс:
 — Последний побег, — не единственный, не первый, последний! — Произошёл во время… Полёта пациенток?
Звук было трудно с чем-то спутать. Визг, стоны, причитания, крики… Поднялись снова. Да, чёткая картина.

ДМ:
Сестра Миллисент не только не произнесла разгромную речь, но и вообще забыла закрыть рот — так и стояла неподвижной пародией на саму себя, пока между столами пробирался сам смотритель Коул, серьезный, как сама смерть.
Это исключало тот вариант, что джентльмен из тайной королевской службы внезапно лишился рассудка.

Мередит Страуд:
– И как эти твари выглядят? – Страуд задал вопрос, который явно интересовал многих. Сам он был разочарован, что ничего не услышал про ведьм.

Винсельт Грейвуд:
 — Около двух метров роста, похожи на помесь волка и человека. Хвостов нет. Пасть, клыки и когти в наличии. Одежду не носят.
Сэр Грейвуд был лаконичен.

Виктор Дюкс:
 — Волки, — довольно заключил проигнорированный пациент. Он предупреждал, слышал, говорил — ну очень давно.

Артемис Альяк:
 — И что же теперь от доблестных мундиров?
Представителю столиц недоставало грифеля и блокнота. Он вежливо поднял ладонь.

Мередит Страуд:
– И вы держали этих прямоходящих волков под больницей? – второй вопрос Рэда был такой же ожидаемый. Впрочем, выглядел он скептически.

Винсельт Грейвуд:
 — Вопрос про доблестных мундиров не понял, выражайте свои мысли яснее. Да, мистер Страуд, их держали под госпиталем. Держали давно и успешно, причиной побега было не нарушение целостности решеток и замков.

Лидия Ирвинд:
Лидия сидела на стуле, напряженно выпрямив спину. Девушка внимательно рассматривала присутствующих: большинство она уже встречала, но некоторых видела впервые. Как, к примеру, бородатого мужчину, которого привели сестра Шайло и отец Уильям. Не меньше её внимание занимал прочий персонал, особенно медсестры. Лишь смотреть на сестру Флеминг Лидия старательно избегала. Но речь Грейвуда отодвинула все прочее на задний план.
Лидия так и застыла с открытым ртом. Вот так новость! Девушка приехала расследовать небольшое частное дельце Бэккинса, а взамен получила… Свет, на такую статью она и рассчитывать не могла! Журналист в Лидии настолько перевесил, что она даже не осознала опасности. Быть может, позже. Девушка выхватила блокнот и лихорадочно застрочила.

Шайло Рэли:
Рэли промолчала дольше многих. Её пальцы, сложенные друг поверх друга, рассеяно шевельнулись пару раз: тук-тук-тук.
 — У вора есть мотив, мистер Грейвуд? Мне странно слышать, что из места исследований предпочли украсть… тварь, а не записи о достигнутых вами успехах.

Винсельт Грейвуд:
 — Тва… Пациентов не украли, их увели. Мотив того, кто это сделал, мне неизвестен. Не успел допросить, уж простите.

Артемис Альяк:
 — Вы, человек короля, — Артемис помрачнел и сделался в два раза понятней, — Не ожидали такого расклада?

Мередит Страуд:
– Может быть, причиной побега были ведьмы? – Рэд старался говорить серьёзно, но его всё равно могли неправильно понять. – Видите ли, у нас тут есть подозрения, что они замешаны во всем происходящем. Ну или другие носители магии.

Страуд покосился на сестру, которая исцелила его.

Виктор Дюкс:
 — Зачем же записи обитательницам болот? Им нужны союзники, друзья, слуги, источник их… Дикости. Им ни к чему записи. И если его увели — значит могли наладить коммуникацию.
Виктор сидел прямо, сложив руки на груди и терпеливо осматривая агента. Всё, от застёжек до кобуры могли рассказать свою историю, которую он один и будет сейчас слушать.

ДМ:
 — Помесь… Одежду. Не носят, — едва слышно проронила старшая сестра Флеминг, прежде чем медленно опуститься на свое место. Вид у нее был несколько оторопелый.
Санитары переглядывалась. Одна из сестер ойкнула и спрятала лицо на плече старшей товарки.

Лидия Ирвинд:
 — Насколько сильны эти твари? Чем их можно убить? Как происходит заражение? — Лидия все строчила и строчила, записывая ответы и едва ли не подскакивая на стуле от нервного возбуждения.

Шайло Рэли:
Сестра только кивнула королевскому агенту, чтобы уделить секунды внимания Страуду с Виктором. На фоне Флеминг ей почти хватало хладнокровия молчать.
 — Как бы там ни было, я поддержу слова о ведьмах. Полагаю, Шарлотта должна была донести до вас новости.

Винсельт Грейвуд:
 — Да, я не ожидал такого расклада. Никто не ожидал того, что в стенах подвала имеются механизированные двери, ведущие в подземные ходы. В ближайшее время вход в подвал зацементируют, с этой стороны госпиталю ничто не будет угрожать. Личность соучастника не установлена, мистер Страуд. Твари очень сильны, убить можно теми же способами, что и обычного человека, заражение в основном происходит через укус.

Винсельт Грейвуд:
 — Мы с Шарлоттой не говорили про ведьм, — помолчав, добавил мужчина. — Но, даже если бы и говорили, мне о них ничего не известно. Ведомство ими не занималось и я не могу поручиться за их существование.

Лидия Ирвинд:
 — Укус… — вот тут до Лидии видимо наконец дошел смысл того, что сильные опасные твари бродят поблизости и могут напасть, голос дрогнул, — А что за подземные ходы? Известно, куда они ведут?

Шайло Рэли:
 — Я могу осведомить собрание, если вам интересно.

Мередит Страуд:
Страуд расслабился на своём диванчике и молчал. Его недовольный внешний вид можно было бы объяснить новостями про прямоходящих волков, только что услышанными. Он ткнул в бок Майка, который уже пять минут держал рот открытым.

Винсельт Грейвуд:
 — Лично мне интересны только вопросы нашего с вами выживания. Если данная информация способна тому поспособствовать, — извольте, сестра Рэли. Мисс Ирвинд, по вашему вопросу нет никакой информации. У нас не было ни времени, ни средств на изучение подземных ходов, в которых могут сидеть голодные и злые оборотни.

Артемис Альяк:
Артемис сжал зубы, не спуская с Грейвуда глаз. Он скоро заговорил громче, не замечая многого кругом.
 — Торнхилл спал на пороховой бочке. Люди без защиты спали на пороховой бочке, а вы не ожидали расклада. Нам предложено защищаться силами горстки санитаров?

Лидия Ирвинд:
 — Ох, как жаль. Быть может, какой нибудь из этих ходов ведет за болота, и там можно было бы запросить подкрепление… И что теперь? Что вы собираетесь делать? Забаррикадировать все входы в здание? Устроить охоту?

ДМ:
Горстка санитаров уставилась на Альяка словно на худшего врага: они-то, мол, при чем?

Виктор Дюкс:
 — Порох против когтей? Мне кажется, где-то это уже было. Выдайте оружие, замрите. А они едят, или только кусают? Добивают или только царапаются?

Шайло Рэли:
Церковница в несколько слов высказала благодарности мудрой и ответственной сестре Флеминг, побудившей её провести алхимическое исследование посуды некстати уснувших в прошлую ночь охранников. Отличное состояние их тел, что прошли через сестринские руки в церкви и общий вывод — никто не применял пищевой яд, не втыкал отравленных игл и уж точно не баловался дурманным дымом.
 — Полагаю, виновник вчерашних событий владел какого-то рода магией, — морщась подытожила сестра, — и ведьмы с торфяных болот — единственный известный культ этих мест. Им приписывают способность вызывать дожди, чего я, увы, не могу подтвердить.

Винсельт Грейвуд:
 — Мы все спим на пороховой бочке, мистер Альяк. Вся страна. Можно сидеть и ждать взрыва, а можно действовать во избежание оного. Эксперименты в Торнхилле длились уже давно. Все было отлажено как часы. То, что случилось — форс-мажор и, как видите, даже он не привел к прорыву зараженных напрямую в помещения госпиталя. Мисс Ирвинд, к нашему общему счастью, мы находимся в сумасшедшем доме. Это значит, что почти на всех окнах имеются решетки, двери достаточно прочны. В канун полнолуния двери помещений, на окнах коих нет решеток, будут заколочены, остальные же заперты на все замки. Не факт, что нападение состоится, но даже если это и произойдет, горстка оборотней навряд ли сможет прорваться в госпиталь.

Винсельт Грейвуд:
 — Они едят, когда голодны. Убивают же они всегда. Мы для них естественные враги. И пища.

Лидия Ирвинд:
 — Сколько точно особей сбежало? Мы можем быть уверены, что не сбегут остальные? Как много в Тронхилле оружия, и как много людей умеют им пользоваться? Если их можно убить как обычных людей, то у нас еще есть шансы… Так сколько их? Быть может, на всякий случай, сразу уничтожить тех, кто остался? — Лидия даже отложила блокнот, и тут же повернулась, дабы выслушать речь сестры Рэли.

Мередит Страуд:
– Сколько именно их было в подвалах? Десятки? Сотни? – лениво спросил главный санитар. – Скольких они могли успеть заразить за то время, как вырвались? Мы пока не видели ни одного пациента с указанными вами признаками.

Винсельт Грейвуд:
 — Сбежало четыре особи. Остальные были убиты. Мистер Страуд, вы меня плохо слушали. Прорыва на территорию госпиталя не было, это значит что в госпитале нет ни одного укушенного.

Виктор Дюкс:
 — Если они убивают, но не мертвецы, то бояться подкреплений — неразумно. Если оборона налажена — мы думаем за страшное. Нам же нужна… Ведьма, мистер Грейвуд? Либо мы идём за ней на болота… Либо ловим на оставшихся… Пациентов. Они все мертвы? Значит, нам просто осталось ждать?
Виктор выглядел спокойным. Вялым. Заскучавшим. Всё было ясно, честно, понятно и прямо. Не было смысла радоваться, переживать или бояться. Разве что, ему захотелось каши.

Мередит Страуд:
– Наши пациенты умеют оказываться там, где не должны быть, – с нажимом ответил Рэд, имея в виду понятно кого. – Вот я и уточнил. Их поведение чем-то отличается от обычных волков?

Винсельт Грейвуд:
Мистер Грейвуд не обратил на вялого и заскучавшего человека никакого внимания.
 — Да, отличается. Они намного умнее обычных волков. Это делает их более опасными.

Мередит Страуд:
– Насколько именно умнее? Умеют открывать двери ключами? Считывать территории по карте? Может, воспроизводят что-то, похожее на речь? – у санитара было ещё много вопросов.

Винсельт Грейвуд:
 — Шкалы, способной измерить их ум, еще не изобрели. Ключами не пользуются. Карты не читают. Предвидя очередные вопросы ради вопросов, задницу вытирать себе тоже не умеют, равно как и разговаривать.

Лидия Ирвинд:
 — Погодите, кое что не сходится. Чудовища сбежали через тайные ходы, так? Мы не знаем, куда эти ходы ведут, верно? Но их выводили намеренно. Скорее всего, тот, кто их выводил не стал бы рисковать очутиться посреди болот. Выходит, он хорошо знал, куда идет. В госпитале могли остаться архитектурные планы? Их уже кто-то изучал?

Артемис Альяк:
Альяк снял очки, потёр переносицу и скоро спрятал в ладони лицо. Обличения лишались пользы, хоть и давали газетам прикорм.
 — Велик ли риск, мистер Грейвуд, что умный волк проберётся обратно за ворота? — поднял он голову, — И если уж на то пошло, мы в осаде. Наши запасы еды и питья?.. — был безнадежный блуждающий взгляд.
 — И лекарств? — прозвучало печальнее — сёстрам.

Мередит Страуд:
Страуд развёл руками и не стал больше спрашивать ничего. Он начал разглядывать зал, чтобы оценить реакцию персонажа на всё услышанное.

ДМ:
 — С вашего позволения, сэр Грейвуд. Я мог бы продолжить за вас, раз уж мы остались почти без охраны, а в тюремном крыле содержится новый убийца. Кроме того, ваш несомненно богатый опыт не распространяется на… особей, подвергнутых экспериментам по реконструкции личности.
От голоса смотрителя Коула многие успели отвыкнуть за то время, что он манкировал появлениями в общей столовой.
 — По поводу оружия и прочего я бы не торопился информировать всех присутствующих, пока не станет известно, кто способствовал побегу наших особых пациентов, устраивая здесь переполох. Что касается архитектурных планов, то ходы под Торнхиллом гораздо старше самой больницы.

Лидия Ирвинд:
 — Свет всемогущий, — Лидия едва удержалась, чтобы не встать и начать ходить по столовой, — Ведь если бы целью было заразить как можно больше людей — почему тогда не выпустить тварей сразу в госпиталь? Быть может истинная цель — как раз на той стороне? Что это может быть? Деревня, город? Ох… — Лидия опустила голову.

Виктор Дюкс:
 — Их уводили, маленькая гостья, — покорно отозвался мужчина в одеянии санитара, — Не утаскивали. Выпускали — не заражаясь. Заразившись ты не вспомнишь проходов. Значит ли это, что их выпускал их друг? Союзник? Быть может, они потеряют к нам интерес, когда освободят всех…

Мередит Страуд:
Рэд вдруг ухмыльнулся. Он представил себе, как волки врываются в Стоунридж и заражают миссис Фэнгфайр, превращая старушку в одну из них. А та сохраняет свой чепчик и засыпает волков вопросами, с какой стороны нужно ссать на дерево и зачем нюхать задницы друг друга.

Шайло Рэли:
 — Мистер Коул, — тихо заметила Рэли в случившуюся паузу. — Если вас не затруднит, я попросила бы ненадолго оставить после собрания присутствующих медсестер. Мне кажется, они могут оказать нам неоценимую помощь.

ДМ:
Коул пошевелил своими примечательными бровями.
 — Сэр Грейвуд этой ночью действительно успел увидеть пожилую… леди, на которую не бросались наши подопечные, прежде чем та скрылась в подземном проходе. Тревису, который охранял помещение сегодня с утра, уже не повезло. Он уснул, не успев ничего заметить, и доктору Морвелл с большим трудом удалось его разбудить.
Упомянутые подтверждали кивками. Тревис был бледен и необычно молчалив. Морвелл с досадой покусывала тонкие губы.

Мередит Страуд:
– Пожилую леди? Ведьму? – оживился санитар. – А у неё не было такой закругленной шляпы в виде конуса? Что именно она делала?

Лидия Ирвинд:
Лидия повернулась к Виктору и внимательно на него посмотрела.
 — Насколько я поняла, освобождать больше некого, оставшихся сразу убили. Ведь так, мистер Грейвуд? А что эксперименты? На что они были направлены? Ослабление? Излечение? Хоть какие-то успехи наметились? Есть ли вероятность того, что те, кого увели — были на стадии выздоровления?

Виктор Дюкс:
 — Так вот же она, — Виктор необыкновенно приветливо кивнул в сторону Страуда, — Как он говорит. Главная напасть, цель и преступник! Жедает ли она зла? Что говорила?

Винсельт Грейвуд:
Сэр Грейвуд, не ответив на вопрос из зала, что-то негромко сказал доктору Коулу и покинул столовую. Видимо, возникло срочное дело.

Лидия Ирвинд:
 — Пожилая леди на которую не бросались? А на всех остальных бросались? — глаза Лидии округлились, — Быть может, они ее узнавали?

Виктор Дюкс:
Виктор снова потерял интерес к действиям в столовой. Они лениво метался взглядом — то пытаясь выхватить из окружающего мира местоположение ложек, мяса или волков, то стараясь встретится взглядом с Шайло. Той предстояло подмигнуть и жестом указать на выход. Нужно было поговорить.

Артемис Альяк:
 — Быть может, поговорить, и она остановит нам дождь? — подперев висок, предлагал аптекарь.

Шайло Рэли:
Пальцы церковницы барабанили уже не переставая. Вот так и оправдываются самые смелые предположения, не так ли? Откинувшись на спинку стула, Шайло мельком покосилась на своего звероподобного соседа. Уходить было рано.

ДМ:
Коул вскользь глянул на Лидию, прежде чем проводить взглядом Грейвуда.
 — Если под «бросались» вы имеете в виду процесс, после которого трудно опознать тело, то совершенно верно. Зараженные не щадят даже ближайших родственников, поэтому узнавание вряд ли играло роль. Эксперименты, как я уже говорил, были направлены на реконструкцию личности, и непосредственно перед… инцидентом мы получили некоторый результат, закрепленный доктором Морвелл в стабильной форме препарата. Гм. Я имею в виду частичное восстановление интеллекта и речевых функций.

Лидия Ирвинд:
 — Вот как? А вам не кажется, что целью могли быть именно эти успешные эксперименты? Кто-то дождался некоторых успехов и… вывел тех, кто поддался лечению? Есть один деликатный вопрос… Известно, кем эти особи были до… заражения?

Мередит Страуд:
– Расскажите про ведьму, – вдохновленный и заинтересованный Страуд вскочил с дивана, чтобы привлечь внимание доктора. Однако, голова по-прежнему кружилась. Пару мгновений он стоял на месте, покачиваясь, а затем рухнул на старый столик, который поставили у дивана. Раздался хруст.

Шайло Рэли:
 — И… простите, до дождя, мистер Коул? — видимо ремарка Рэли относилась к поминанию чудодейственной микстуры.

Виктор Дюкс:
 — Бам, — мужчина сделал неопределённый жест рукой, явно в благодарность неразумности санитара.

ДМ:
Майк запоздало бросился помогать, шепотом отругав Страуда за выходку. Мог и пораниться.
 — Прошлым вечером. Дождь, помнится, уже шел, — провел ладонью по усталому лицу смотритель. — Эксперимент был разделен на две группы подопытных, у одной из которых открылась острая аллергическая реакция на экстракт аконита. Были все основания полагать, что самая восприимчивая особь не доживет до утра. Ночью именно эту особь забрали. Утром было принято решение застрелить остальных, исключая троих с положительным ответом на терапию. Вердикт привели в исполнение. Тела утилизовали. Когда сэр Грейвуд спустился в подвал, сразу после обеденного инцидента, все клетки уже были пусты.

Лидия Ирвинд:
 — Мистер Коул. А лично вы знаете кого-то, кому могло быть выгодно произошедшее? Кто еще знал об экспериментах? — Лидия как-то особенно задумчиво и внимательно посмотрела на смотрителя.

Мередит Страуд:
Страуд, вернувшийся на место с помощью братана, потер щеку, на которой красовалась свежая царапина. По какой-то причине смотритель не хотел рассказывать подробности про ведьму, но при этом упомянул её.

ДМ:
 — Простите? «Выгодно»? — поднял кустистые брови Коул. — В какой перспективе, мисс? Знали я и начальник охраны. Доктора Морвелл посвятили в суть дела только этим утром.

Лидия Ирвинд:
 — Выгодно — это для подрыва репутации клиники, ради саботажа исследований, ради заполучения в лице этих тварей оружия…

Лидия Ирвинд:
 — Д и самая банальная месть, в конце концов. Личные счеты даже с вами, почему нет.

ДМ:
Коул позволил себе короткий нервный смешок.
 — Вряд ли репутация клиники будет иметь значение, если все население страны окажется либо мертво, либо заражено. Саботаж исследований выгоден врагу королевства. То же касается и оружия. Личная месть? Не слышал про лично обиженных людей, которые травят городской колодец. Таких не было даже среди наших пациентов.

Лидия Ирвинд:
 — Начальник охраны? А вы уверены в его… верности? Иначе откуда злоумышленник узнал? От ведьм? — Лидия резко посмотрела на Тревиса.

ДМ:
 — Да пошла ты, — вызверился Тревис. Для него все случившееся было малость чересчур.

Шайло Рэли:
 — Ух… если вы на секунду прекратите ссориться, я рискнула бы поинтересоваться, как большой дом сообщается с местом содержания ваших… особых пациентов, мистер Коул. — Шайло подняла голову, со вздохом складывая руки на коленях. — К нам входили ночью, чего же больше? Если мы не найдем еще один выход подземных проходов, среди нас есть тот, кому лучше не верить.

ДМ:
 — Мне будет легче ответить, — откашлялся Коул, — если вы точней обозначите, кого назвали гипотетическим злоумышленником. Того, кто устраивал инциденты? Тревис не мог этого сделать.

ДМ:
 — Через закрытый склад, сестра Рэли.

Шайло Рэли:
 — Вероятно, там всегда дежурила охрана, которую никто не брался усыплять. Вы говорили, что ходы стары, а помянутый заделают. Стоит поискать остальные выходы.

Мередит Страуд:
Рэд посмотрел на Джо с сочувствием. Он понимал, в каком состоянии находится этот мужик, который ещё и вынужден пожинать плоды найма Генриха. Нужно было обязательно выделить время и поболтать с ним, чтобы попытаться успокоить.

Лидия Ирвинд:
 — А весь оставшийся персонал тут? Мне казалось, охранников было больше…

ДМ:
Коул подтвердил, заодно кивнув сестре Рэли — дескать, помнит о ее просьбе.

Артемис Альяк:
 — Личные дела сестёр. Одних лиц мало. Где они хранятся? — было сказано Лидии на ухо, едва та смолчала.
Артемис повременил смотреть на стайку революционерок- не хватало косых взглядов в ответ.

Мередит Страуд:
– Как насчет того, чтобы раздать нормальное оружие санитарам с учетом всего, что мы сейчас услышали? – Страуд наконец подал голос, не сводя взгляда с Тревиса. – У нас, конечно, нет времени заниматься обязанности охранников, но так мы хотя бы сможем защитить себя и пациентов в случае нападения.

ДМ:
 — Я не умею стрелять, — басом пожаловался Майк, подняв на смотрителя щенячьи глаза. — Я ж лесоруб был.
Коул ответил скептическим взглядом.
 — Раздадим и обучим по мере возможности.

Виктор Дюкс:
 — Вооружённые, испуганные, неумелые, без командования? Право, у нас будут жертвы далеко не от волков.

Мередит Страуд:
– Спасибо, мистер Коул, – поблагодарил того Страуд и, положив руку на плечо Майка, что-то шепнул ему на ухо. Затем он обвел взглядом остальных санитаров, пытаясь понять их отношение к новой ответственности.

ДМ:
Санитары храбрились: в основном потому, что с медсестрами в любой момент могла приключиться истерика.

Шайло Рэли:
 — Будет введен новый режим? — поинтесовалась Рэли. — Если злоумышленник владеет сонными чарами, не стоит ходить по одиночке, мистер Коул. Я говорю даже о санаторных пациентах.

ДМ:
 — Надо обдумать, — после паузы согласился Коул. — Все же с нашими пациентами наверху нельзя поступить так, как обошлись с опасными и безнадежными подопытными в подвале.
Интонации намекали, что смотритель несколько сожалеет об этом.

Шайло Рэли:
Иногда Шайло казалось, что она уже месяц к ряду находится в компании удивительных людей: так занимательно выглядел в этот момент главный.
 — Мы должны знать что-то еще, мистер Коул?

Мередит Страуд:
Рэд уставился на целительницу, пытаясь понять, не изменила ли она своё отношение к ведьмам. Правда, он и сам не знал, как он пытается заметить это по одной лишь внешности.

ДМ:
 — Скорее, я должен знать, чем вызвана ваша просьба оставить здесь младший медицинский персонал и почему бывший констебль, — глянул на Дюкса смотритель, — привлечен к делу? Мисс… Ивнинг, кажется, несколько раз упоминала месть в качестве мотива. Стоило ли давать кому-то подобный мотив в нашей ситуации?

Лидия Ирвинд:
 — К слову, я тоже умею стрелять. Если оружие пожелают раздать не только санитарам, — Лидия искоса глянула на Майка.

Мередит Страуд:
Страуд напряг руку, которая по-прежнему охватывала Майка.

Шайло Рэли:
 — Мы обязательно поговорим о констебле, мистер Коул. — внешность мисс Рэли едва ли могла сказать Рэду хоть что-нибудь. Может отношение к ведьмам измерялось разницей в глазах или, положим, наклоном шеи? — И что же… мне повезло посетить мисс Феншо вскоре после того, как её некстати выпустил из палаты очередной злоумышленник. Верите ли, она утверждает, что видела край сестринского платья. Было бы разумным опросить сестер, кто мог быть там чуть менее, чем за час до стрельбы в буйном.

Лидия Ирвинд:
Сразу после слов Рэйли Лидия резко перевела цепкий взгляд на сестер. Она пробежала по каждой, в попытке уловить реакцию: быть может, кто-то взволновался больше других?

ДМ:
Пожалуй, да: молоденькая сестра в веснушках еле сдерживала слезы.

Виктор Дюкс:
 — Глупая шутка: часть трагедии. Кажется, дождь пробрался под крышу. Говорите, как только он закончится. Мы ждём — и большинство из нас не змеи.

Лидия Ирвинд:
А Лидия тем временем показала Артемису запись в блокноте, одну из тех, что совсем недавно они сделали вместе с Агнес. «Личные дела сотрудников — кабинет Коула».

ID: 18028 | Автор: Dea
Изменено: 12 ноября 2015 — 23:55