Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Немного правды (18)

Шарлотта Бакстон Фовелль

Винсельт Грейвуд:
Стоит заметить, что настроение у сэра Грейвуда было хуже некуда. И дело даже не в поданных на обед блюдах, скудность которых объяснялась сложным положением дел в госпитале. И не в утреннем расстреле половины "пациентов" доктора Коула, вынужденной мере, связанной с ночными событиями. И даже не в том, что в обеденное время ему пришлось испытать сомнительное удовольствие от избиения безумных женщин.
Вовсе не это стало последней, жирной точкой в повести о плохом настроении сэра Грейвуда. Ею стал Тревис, безмятежно спавший на своем посту, возле клеток. Пустых клеток. Трое оборотней, оставленные в живых, бесследно пропали.
- Твою мать, - прошипел в усы Винсельт, чувствуя, как дыбом становятся коротко стриженные волосы на затылке. Быстрым шагом пройдясь вдоль коридора, он вернулся к спавшему и пнул его в лодыжку.
- Подъем. Тревис, подъем!

ДМ:
Бравый начальник охраны пробурчал что-то неразборчивое, кажется, назвав сэра Грейвуда "мамочкой", перевернулся на другой бок и захрапел. Его ружье валялось рядом: даже при беглом осмотре стало бы ясно, что недавно из него не стреляли.

Винсельт Грейвуд:
- Какого черта, Тревис, - рассвирепел Винсельт и, ухватив мужчину за плечо, рывком перевернул на спину. Сгреб за грудки, вздернул от пола на локоть, отвесил пощечину; к злости мало-помалу примешивалось недоумение текущим положением дел.

ДМ:
Становилось понятно, что в дремоте Тревиса было что-то неестественное. Неправильное: не говоря о том, что опытный охранник должен был вскакивать при любом постороннем звуке, даже пощечина не смогла привести его в чувство - и этот кусок мозаики с неприятным щелчком соединялся с рассказом Шарлотты об убитом во сне охраннике.
Проспать собственную смерть, пожалуй, мог бы сейчас и Тревис.

Винсельт Грейвуд:
Недоумение сменилось осмыслением происходящего и Винсельт, оставив попытки разбудить Тревиса, наклонился чуть ниже, пытаясь уловить в дыхании или от одежды спящего посторонние запахи. Это не мог быть алкоголь, в этом сэр Грейвуд не сомневался. Значит что-то другое.

ДМ:
И что-то другое вряд ли имело запах - ничем, кроме табака, кофе и съеденной поутру яичницы с чесночной колбаской, дыхание Тревиса удивить не могло.

Винсельт Грейвуд:
На этом самом месте настроение сэра Грейвуда из нулевого ушло в минус.
Оставив Тревиса в покое и подхватив с пола его ружье, - потому как только идиот может оставить без присмотра оружие в сумасшедшем доме, - Винсельт выбрался из подвала и прямой наводкой двинулся в кабинет сэра Коула.
И уж наверняка не для того, чтобы составить доктору компанию в традиционном пятичасовом чаепитии.

ДМ:
Тем более, что доктор чай и не пил.
После того, как часть подопытных подверглась "утилизации", а остальные получили право на жизнь, доказав, что реагируют на препараты, Коул с Морвелл разделили обязанности: первый направился к себе в кабинет, чтобы детально описать рецептуру найденного средства, а вторая оккупировала лабораторию, собираясь приготовить партию лекарства для ежедневного применения.

Надо сказать, рецептура получилась сложной - от тщательно выверенных пропорций для особого способа подготовки ингредиентов, - и, когда Винсельт переступил порог кабинета, Коул только бегло ему кивнул и снова уткнулся в работу.

Винсельт Грейвуд:
Прежде чем заговорить, Винсельт закрыл за собой дверь и убедился, что в кабинете кроме него и доктора Коула больше никого нет.
- У нас проблемы, - сказал, направившись прямиком к собеседнику, - очень большие проблемы. Оборотни исчезли. Замки на клетках нетронуты, следовательно их увели теми же подземными ходами. Тревис спит и, подозреваю, его сон вызван искусственно, каким-то неизвестным мне препаратом, не оставляющим запаха на коже или одежде. Сэр Коул, из подвала надо срочно вынести все ценное и зацементировать люк. А ещё я считаю, что настала пора перестать скрывать тот факт, чем мы тут занимались. Через несколько дней полнолуние, по округе носится полоумная леди со стаей из трех.. четырех особей и я не хочу, чтобы ночью вся эта компания решила нанести визит в неподготовленный к такой встрече госпиталь.

ДМ:
Коул медленно поднял глаза и уставился на Винсельта ничего не выражающим взглядом, давая повод усомниться в том, что слова сэра Грейвуда были услышаны.
В следующую секунду почтенный смотритель с рычанием смел со стола бумаги, книги и сувениры, включая восковую тварь, и вскочил, скрежетнув креслом по доскам пола.
- Но моя работа! Моя работа! Я должен, ДОЛЖЕН был стать королевским алхимиком! Сэр Грейвуд... послушайте, сэр, что вы хотите - денег, связей? Мне нужен хотя бы еще один подопытный, чтобы закончить работу и представить результат Его Величеству! Послушайте, я... Делайте, что хотите, уведомляйте, кого угодно, только пообещайте мне возможность закончить дело!

Винсельт Грейвуд:
Несколько секунд мужчины смотрели друг на друга через стол.
- Вы закончите свое дело, - медленно проговорил Винсельт, ровным и спокойным тоном. - Просто чуть позже. Нам надо пережить непогоду и полнолуние, а дальше вы сможете продолжить свои эксперименты. Обещать я вам ничего не буду. Знаете почему? Потому что в этом нет смысла. В положительном итоге вашей работы заинтересован Его Величество, а потому вам совершенно нечего бояться. Результаты уже есть, я их лично засвидетельствовал и могу подтвердить. Понимаю ваше стремление продолжить работу прямо сейчас, но увы, оборотни, как я уже сказал, исчезли, а нового подопытного я не в состоянии достать как щенка из-за пазухи.

ДМ:
Да, сэр Грейвуд умел действовать на людей как ушат холодной воды - или, учитывая обстановку, инъекцию успокоительного. Взбешенный Коул задышал ровнее.
- Будет паника, - глухо предсказал он. - Особенно если информация дойдет до больных.

Винсельт Грейвуд:
Сэр Грейвуд, неопределенно двинув подбородком, стащил с плеча конфискованное у Тревиса ружье и, прислонив его к столу, сел на стул.
- Больных информировать незачем, - сказал, коротко потерев лицо ладонью в перчатке, - помощи от них ждать бессмысленно, к тому же в полнолуние они, запертые в своих комнатах, будут защищены куда лучше нас. Если же информация дойдет до пациентов через паршивую овцу в числе персонала, то опять же не вижу проблемы. Это заведение для душевнобольных, к воплям тут все привычные, особо потрясенным можно вкалывать успокоительное. Что до информирования персонала, то, думаю, сюда набирали достаточно стойких духом людей, которые будут в состоянии перенести дурную весть. К тому же, персонал на время полнолуния может точно так же укрыться в защищенных помещениях, к примеру, свободных палатах для особо буйных.

ДМ:
Коул, помолчав, медленно кивнул.
- Послушайте, вы на королевской службе, сэр Грейвуд. Не подумайте, что я боюсь взять на себя тяжесть объявления этой новости, но, мне кажется, у вас это получится лучше. Мне оставьте только сестру Флеминг - с ее представлениями о субординации она не выслушает никого, кроме меня.

Винсельт Грейвуд:
- Хорошо, - Винсельт поднялся на ноги, - я найду кого-нибудь из персонала, который обойдет весь госпиталь и сообщит всему персоналу о необходимости собраться в столовой часов в... После ужина. Сами понимаете, я не буду бегать по всему госпиталю и пересказывать каждому про надвигающиеся, возможные неприятности. К тому же вы, в случае чего, подтвердите тот факт, что я говорю правду. Вы ведь тоже задержитесь в столовой после ужина?

ДМ:
Смотритель выдавил кривую улыбку.
- В последнее время я так редко посещал столовую, что кое-кто начал сомневаться в моем существовании. Придется изменить сложившейся традиции.

Винсельт Грейвуд:
- Будьте так любезны. Сами понимаете, тему мне придется озвучить сложную и без вашей поддержки я рискую оказаться в числе пациентов, - мрачно усмехнулся Винсельт, после чего покинул кабинет смотрителя, оставив ружье прислоненным к столу.

***
Винсельт Грейвуд:
Через некоторое время в коридоре возник сэр Грейвуд, уже без своих вещей, но по прежнему при пистолете. Им были пойманы Шарлотта и медсестра, имя которой Винсельт не знал, но не оно было ему нужно.
Ему было нужно, чтобы оная медсестра ненадолго отвлеклась от своих дел и в точности выполнила следующее поручение, - обойти весь госпиталь и сообщить каждому сотруднику о том, что на ужин желательно явиться вовремя и после ужина не расходиться. Будет сделано крайне важное заявление, сказал сэр Грейвуд, напрямую от руководства, можете идти.
Медсестра послушалась. Будто у нее выбор был.

Шарлотта Фовелль:
- Что-то случилось? - немедля поинтересовалась оставшаяся сестра милосердия, пользуясь несколько более приближённым статусом к мистеру Грейвуду. И правда, после того, как лицезреешь джентльменскую полурасстёгнутую рубашку и то, что под ней, пусть даже мельком, оный джентльмен становится как-то чуточку более близким, чем просто случайный знакомый.
Пусть и на королевской службе.
Шарлотта была бледна, имела немного замученый вид, но хоть в желудке уже больше не урчало - благодатно лёг пирожок, чего уж там.

Винсельт Грейвуд:
Чем-то они оба были похожи. Измотанность и нервное напряжение добавляет общих черт.
- Случилось, - кивнул Винсельт. И, жестом предложив Шарлоте продолжить обход, дабы не отвлекать девушку от её прямых обязанностей, принялся рассказывать, что случилось. Негромко.

***

Шарлотта Фовелль:
- Но... Что?.. Как?.. - мисс Фовель глотала ртом воздух, как выброшенная на берег рыба. - О, Свет, что вы такое говорите, мистер Грейвуд?
Речь, особенно тихая, давалась нелегко и давлено. Нужна была пауза и маленькие ладони легли на прикрытые веки, с силой давя на глаза. Стереть, смыть с себя эту усталость от ужасов последнего дня, мигом превративших респектабельную клинику в запертую ловушку.
Но обстоятельства требовали действий.
Оглянувшись, Шарлотта решительно ухватила обеими руками крепкую ладонь Винсельта и потащила за собой со всей доступной скоростью. Недалеко получилась - пустая палата в санаторном крыле имелась, пусть темная и загадочная.
А потом приличная девушка второй раз за день захлопнула себя в комнате наедине с мужчиной.
Какой скандал.
- Объясните, - потребовала она.

Винсельт Грейвуд:
Захлопнутый в комнате мужчина смотрел на требовавшую ответов девушку устало и красноглазо. Собственно, только глаза Винсельта и выдавали. Все остальное на уровне рефлексов скрывала безупречность многолетней служебной выправки.
- Увы, но я могу лишь повторить то, что уже сказал. Да, в подвале госпиталя держали людей, пораженных неизвестной науке болезнью, в буквальном смысле слова превращающей человека в покрытое шерстью, волкообразное чудовище. Да, мое ведомство занимается отловом этих существ. Да, мы привозим их сюда и присматриваем за ними, пока доктор Коул и остальные посвященные делают все, чтобы вернуть несчастным человеческий облик. Да, только этой ночью выяснилось, что оказывается в подвал ведут некие подземные ходы, через которые все подопытные были похищены неведомой нам третьей стороной. Да, в полнолуние вся эта чертова компания запросто может нагрянуть к нам с недружественным визитом, потому как именно в полнолуние у зараженных наблюдаются всплески максимальной агрессии, к тому же они знают, что мы тут. И никуда не уйдут отсюда, потому что мы - пища. Нам всем, мисс Фовелль, предстоит нелегкое испытание. Надеюсь, теперь вы понимаете мое равнодушие к госпитальным проблемам и нежелание увязать в госпитальных расследованиях?

Шарлотта Фовелль:
- Да, - выдохнула девушка, приваливась спиной к стене. Темный её силуэт с лёгким шорохом сполз вниз. Негромко звякнули шприцы в сумке - до конца обхода было ещё далеко. Она сжалась в комок и молчала, пытаясь осознать масштабы обрушившегося на них бедствия. Понять она всё поняла, но принять подобные новости мозг отказывался.
Да ну. Шутка. Дурацкий розыгрыш.
Так не бывает.
Их не существует.
И где-то глубоко, у сердца, холодели тяжёлые льдины ответов.
Не шутка.
Бывают.
Существуют.

Шарлотта застонала, обхватив руками голову.

Винсельт Грейвуд:
Стоявший рядом мужчина едва слышно вздохнул и, откинув полу мундира, присел рядом с Шарлоттой на корточки. Скрипнула кожа сапог, а голос Винсельта зазвучал ближе.
- После ужина я расскажу об этом всем, кто будет в столовой. Заодно добавлю то, что скажу вам уже сейчас, прекрасно понимая испытываемые вами в настоящий момент чувства. Все не так плохо. Госпиталь неплохое место для того, чтобы держать оборону, учитывая зарешеченность окон и укрепленность дверей. Двери помещений, где на окнах нет решеток, можно заколотить. Еды и воды у нас достаточно. У охранников я видел огнестрельное оружие, да и в целом они крепкие ребята. Как бы не были страшны те, кто, возможно, придет к нам в гости через несколько дней, они смертны и куда более уязвимы, так как руководствуются инстинктами. Мы же будем руководствоваться разумом, а это залог гарантированной победы. Поэтому постарайтесь взять себя в руки, мисс Фовелль. Они многим из нас ещё пригодятся. Договорились?
Пауза. Шорох одежды, скрип отвинчивающейся крышки; руки Шарлотты коснулся теплый металл. В воздухе едва ощутимо запахло чем-то сладковато-травяным.
- Держите. Небольшой глоток и вам станет лучше.

Шарлотта Фовелль:
Было желание сделать большой глоток, но Шарлотта удержалась и отмерила что-то среднее.
Глотнула.
Горло обволокло приятным теплом, скомканный желудок разжался, а болтающийся в нём остаток пирожка не стал сопротивляться действию алкоголя. Белая пелерина словно стала тёплой меховой шапкой, мозг будто разом выплеснул накопившуюся усталось и опустошённо отрёкся от хозяйки.
Девушка попыталась встать, не совладала с ногами и, пошатнувшись, беспомощно ткнулась в плечо усатого джентльмена.
- Ну вот, - голос был улыбчивым, - споили. Как теперь думать?
Звучала она глухо, потому что поднимать удобно пристроенный лоб с плеча не хотелось, да и не моглось. Руку вот подложить и нормально.
- Охрана уставшая, вымотанная. Санитары... один заперт в комнате Виктора. Того самого констебля. Мы с сестрой Шайло его выпустили, - Шарлотта вяло махнула рукой в сторону часовни, - туда вот. Он умный и о многом догадался. Рэли говорит, он меди... медиум. Она его хочет использовать для каких-то магических дел, но вроде бы добрых. Я ничего в этом не понима... о, Свет!
На этом месте разум превозмог алкоголь.
- Они же в часовне! Отрезаны от нас и не знают об этих тварях!

Винсельт Грейвуд:
- Знают, - пробормотал мужчина, аккуратно, дабы не спугнуть девичий лоб, завинчивавший пробку на горлышке фляги, - как минимум святой отец в курсе событий. Представьте себе, одним из экспериментов была попытка излечения при помощи святого слова. П-ха. Не сочтите меня совсем уж неверующим, но эффект был нулевой, а усы оказались надежной маскировкой для сокрытия лезущей на губы улыбки. Не волнуйтесь, никто к нам прямо сейчас не полезет. Новости и до них доберутся, так что успокойтесь, а не то предложу ещё глоток и послушаю про то, как споил вас совсем уж окончательно.

Шарлотта Фовелль:
- Усы.
Разумеется, из всей речи замечено было самое важное.
- У вас милые усы. Такие, представительные, - доверительно поделилась Шарлотта. - Но вы мне больше не предлагайте, а то я соглашусь, а ещё обход, и сестра Флеминг...
При мысли о старшей сестре разум включил аварийный режим, мобилизировал ресурсы, встал в струнку и салютовал хозяйке.
- Ой, - резко отшатнувшись, она попыталась подняться на ноги, ухватилась за стену и с трудом встала на ноги. - Что ж это я... извините, мистер Грейвуд. Простите. Я пропустила обед и алкоголь как-то... простите. Больше не повторится.
Растирая уши и щёки, она явно всё больше приходила в себя.
- Пугают не только твари за окнами, мистер Грейвуд. У нас вреитель и злодей в клинике. Агнес говорит, что видела кончик платья того, кто выпустил всех больных. Форменного платья, понимаете? Это могла быть любая медсестра. Круг сужается, уже хорошо. Но вообще творится бес знает что, распорядок летит в Пустоверть, все расписания - Авансу под хвост. Агнес сказала, что она пробиралась к Виктору в комнату не единожды, и у неё была связка ключей санитарских, которую сейчас отдали Лидии. Представляете, какой бардак?

Винсельт Грейвуд:
Лучший способ сгладить нелепую ситуацию, - сделать вид, будто ничего не случилось. Так Винсельт и поступил, распрямив колени следом за Шарлоттой и только сейчас как-то внезапно осознав, насколько же она ниже его ростом. Осознание это сэра Грейвуда не удивило, так как он знал, что именно таким образом, концентрацией на ранее незамеченном, разум переключается с обдумывания выматывающей, тяжелой задачи, решение которой длилось вот уже почти сутки.
- Все в порядке, - сказал он, - вам просто надо отдохнуть. О наличии злодея и вредителя я уже успел догадаться, проанализировав череду госпитальных событий. Согласен, бардак полный, вот только сосредоточиться на поиске этого вредителя я, увы, не в состоянии. И без того слишком многое предстоит сделать. Вы сказали, что пропустили обед? Идемте в столовую. Уверен, у кухарок найдется что-нибудь, к тому же за едой мы сможем продолжить разговор.

Шарлотта Фовелль:
Темнота обостряла ощущения.
Шарлотта чувствовала запах Винсельта и он ей нравился, хотя она бы никогда в жизни не призналась в этом.
И ещё ей казалось, что она ощущает тепло, особенно, когда он выпрямился и тёмной громадой заслонил от неё окно, дающее крохи света, которые позволяли видеть хотя бы очертания предметов вокруг.
И его.
- Я у них уже и так внеурочный пирожок взяла. Остальное отдала Виктору, так что... ничего, я потерплю до ужина. Хотя, если вы попросите, то кухарки дадут ещё еды, - осенило Шарлоттину затуманившуюся голову. - Вы тут человек уважаемый, а на медсестёр клуши с кухни могут и поворчать.
Насколько это было возможно в темноте, мисс Фовель постаралась привести себя в порядок, снова растерев щёки, поправив пелерину и расправив плечи.
- Дело в том, что пока мы не вычислим вредителя, нельзя быть уверенными в крепости решёток и ставен. И в том, что двери в ненужный момент не откроются. И не только входные. Тут полно опасных безумцев, а замки от дверей в последнее время совсем не держат. Охраны мало, санитары и медсёстры могут не справиться с буйными. Вот чего я особенно боюсь. Возможно, даже больше, чем ваших волколюдей.
Выдохнув, девушка решительно шагнула к двери и открыла её, выходя наружу.

Винсельт Грейвуд:
- Об этом я уже подумал, - сказал Винсельт, закрывая дверь за ними обоими и вместе с Шарлоттой двинувшись по направлению к столовой. - Надо усиливать охрану основных дверей между отделениями, желательно, чтобы возле каждой дежурило по два человека. Да, возможно, придется добирать дежурных из числа санитаров и медсестер. Обо всем этом надо подумать.

ID: 17974 | Автор: Dea
Изменено: 25 октября 2015 — 0:21

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
31 октября 2015 — 14:03 Pentala

Пугают бедную Шарлотту.