Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Безумец на свободе (16)

Шайло Альвина Рэли
Мередит Страуд
Шарлотта Бакстон Фовелль

Шайло Рэли:
Менее замечательные события произошли в то же время, а может быть немногим позже. Возвращавшаяся откуда-то мисс Рэли приметила на горизонте делового человека Страуда, нахмурилась, задумалась, подняла палец:
- Мистер Страуд? Найдите мне свободную минуту. На этот раз никаких ведьм.

Мередит Страуд:
– Без проблем, – отозвался санитар, который держал в правой руке утку. Вряд ли сестра стала бы разглядывать её содержимое. – Что вы хотите обсудить, мисс?

Шайло Рэли:
- Вы же были в ночном обходе вместе с мисс Фовелль, я права?

Мередит Страуд:
– Да, мы разобрались со сбежавшим Ларри и решили проверить остальных пациентов, – Страуд пожал плечами, и некоторое количество коричневой жижи пролилось на пол. Странно, но она была очень похожа на брокколи по виду.

Шайло Рэли:
- Это может быть неловко, но.. - церковница мимолетно проводила глазами полет пищи, бывшей или не очень, - вы общались с констеблем из пятой палаты? И вы, разумеется, не ставили его в известность о печальной участи мисс Финч?

Мередит Страуд:
– Да вроде нет, – разговоры с Виктором вспоминались с трудом. В них даже вживую сложно было разобраться. – Я и сам не очень хорошо знаю подробности об этой смерти. Зато, видимо, парень из пятой с ними знаком?

Страуд проницательно воззрился на сестру. С утки снова что-то капнуло.

Шайло Рэли:
- Представьте себе. Я промаялась пару часов, пытаясь припомнить у наших санитаров привычку болтать во время обходов и... всё же, нет.
Рэли сделала пальцы домиком и вернула взгляд образцовому санитару.
- Вас не затруднит вспомнить первую встречу? Вы, кажется, спасли бедняжку Агнес.

Мередит Страуд:
– Иду я с такой же уткой по коридору и вижу, как впереди какой-то незнакомый мужик обнимает мисс Фэншо, с которой уже имел честь познакомиться ранее. Подошёл к ним поближе, попытался разобраться, что происходит. Виктор вытащил откуда-то осколок стекла и начал угрожать, что вспорет им горло девушки, если я не принесу ему с кухни яблок. Ещё и прибежал тот новый охранник Генрих и начал орать, что я решил изнасиловать то ли Агнес, то ли парня из пятой, то ли сразу обоих. В общем, ничего удивительного для этого заведения.

Страуд описывал ситуацию спокойно, и у сестры вряд ли сложилось бы впечатление, что этот здоровяк лжёт. Хотя по тому, как он поглядывал на её одеяние, можно было подумать, что он и правда мог бы кого-то изнасиловать.

– Вас могла бы заинтересовать другая наша встреча с Виктором. Когда я зашёл к нему этим утром.

Шайло Рэли:
- Генрих успел расписать ваши бесчисленные достоинства, вы знали? Не суть, прошу, рассказывайте.

Мередит Страуд:
– Разумеется, знал, – глаза санитара сверкнули. – Буквально каждая девушка, которая со мной здесь знакомится, спрашивает, правда ли я хотел изнасиловать пациентов. У Генриха какое-то своё особое восприятие всего, что происходит в Торнхилле.

Страуд вздохнул и продолжил.
– В гостиной я уже упоминал, что заходил в пятую палату, чтобы поговорить с констеблем и убедиться, что он не настолько безумен, как можно бы показаться. Тогда же выяснилось, что он умеет вылазить из затянутых ремней каким-то невероятным способом. Я не стал сразу засовывать его обратно в постель и попытался поговорить. Надеялся, что во всей этой хрени, которая он несет, замечу какой-то тайный смысл. И я кое-что заметил...

Началась драматическая пауза.

Шайло Рэли:
- Искренне надеюсь, что не древний ужас, который пожрет мир. С какими-нибудь щупальцами осминога и крыльями дракона, разумеется. - собеседница была само участие. - Держите судно крепче, момент очень важен.

Мередит Страуд:
– Мне не очень нравится говорить об этом, но вы всё-таки служительница Света. Вы должны знать о любой мистике, которая происходит в этом здании, – Рэд выглядел хмурым. – Во время нашего кратного разговора констебль довольно прозрачно дал мне понять, что знаком с одним из эпизодов моего прошлого. С эпизодом, о котором не знает буквально никто, кроме меня. Может быть, в этом и замешаны его детективные способности или какое-нибудь чтение по глазам, но я вижу более подходящий вариант. Одержимость духами или кем-то вроде того. Сущностью, которая знакома со всеми тайнами по роду своей жизни. Кажется, вы тоже заметили, что Виктор знает о том, о чем знать не должен?

Шайло Рэли:
- Это то, с чего начался наш разговор, не так ли? - послушница отозвалась после чуть затянувшегося молчания. - Вам стоит молчать об этом... по крайней мере, пока я не убежусь в том, что наш добрый знакомый действительно медиум какого-то рода. Руководство всё еще холодно относится к таким докладам. Вы сообщите мне, заметив что-то новое?

Мередит Страуд:
– Сообщу, – санитар прищурился, глядя на сестру. – Вам доступны какие-то способы распознавать враждебную магию, которая охватывает человека?

Шайло Рэли:
- Увы нет. - Рэли виновато развела в стороны кончики пальцев. - Вы удивитесь, но даже в нашем святом деле доказательства добываются по-старинке. Надеюсь вы поможете мне в этом, собирая странности по всему большому дому. Если всё обернется плохо, я могла бы попытаться закрыть разум констебля от внешнего влияния, не более того. Может быть отцы нашей церкви расщедрятся на экзорцизм.

Сестра озабоченно цокнула языком, неожиданно сменив серьезное лицо истинно заговорщической улыбкой.
- Что ж, мне пора, мистер Страуд. Желаю вам удачи, прослыть героем за сутки - примечательное начало карьеры.
Указательный палец Шайло дернулся вперед, будто желая уязвить санитара в плечо... и сменил направление, указав на пол.
- Несколько уроков танца, обретенное чувство равновесия, и вас полюбят даже поломойки.

Мередит Страуд:
– До встречи.
Рэд кивнул, уставился на коричневое пятно, которая расползалось по полу, и пошёл дальше, чтобы наконец освободить утку.

***
Шайло Рэли:
Еще некоторое время спустя Агнес Феншо услышала стук в дверь собственной палаты. Тот деликатный стук костяшками пальцев, каковой случается лишь у обладателей ключей.
- Мисс Феншо?

Агнес Фэншо:
Первые полгода мисс Фэншо искренне полагала, что они просто издеваются. Зачем стучаться, если в любой момент они всё равно входят, когда им нужно, и делают то, что хотят?..
Потом она как-то подуспокоилась, и для виду даже смирилась со своим положением. Потому откликнулась почти дружелюбно, поднимаясь с подушки:
- Заходите, конечно.

Шайло Рэли:
- Надеюсь, что не помешала. - за сестрой Рэли наблюдалось замечательное качество начинать говорить, дай только куда-нибудь проникнуть. Вторым качеством было пристрастие к осмотру палат, что говорить не мешало вовсе. - Ах да, отец Уильям рассыпался в извинениях перед всеми вместе и никем в отдельности, но примечательно позабыл напомнить, кто и как алкал его утешения. Будем знакомиться, мисс Феншо?

Агнес Фэншо:
- Отец Уильям рассказывал о вас. Не мог нахвалиться, - признались с кровати, подтягивая колени к груди и обхватывая их руками. С интересом отслеживали перемещения бесцеремонной гостьи серые глаза. - Мне только приятно поговорить с кем-то... Кто умеет слушать. Отец Уильям этой прекрасной чертой отличается, вы к тому же умеете интересно рассказывать. Та история про ведьм и торфяные болота - а куда потом делись ведьмы?

Шайло Рэли:
- Ох... останки леса всё еще стоят, мисс Феншо. Народ не спешит носиться по болотам с вилами и факелами. Вероятно, ведьмы всё еще здесь, и, если они настолько разумны, как о них говорят в деревнях, уже никогда не ступят на твердую землю.
Разноцветный взгляд церковницы всё же сошелся на Агнес, как и полагалось взгляду нормального, не страдающего бесцеремонностью, посетителя.
- Я едва ли стану лучшим слушателем, чем святой отец, но вы можете рискнуть. И если нет, помогу вам, чем пожелаете.

Агнес Фэншо:
- Ведьм жалко, - наконец задумчиво сообщила Агнес, баюкая колени в цепкой хватке рук. - Никого не трогали, мирно существовали в своих логовах в лесах, и тут вдруг ходят всякие с топорами. Если бы я умела что-нибудь такое, что слухи приписывают урожайницам, и оказалась на их месте...
Что она конкретно, женщина не сообщила. Только примолкла и встревоженно спросила спустя небольшое время:
- Вам не будет тревожно засыпать сегодня, зная, что кто-то бродит и открывает не те двери?

Шайло Рэли:
- А по утру нам приносят тела. Это не секрет, мисс Феншо, святой отец со всех сторон мудрее меня, но я лучше исцеляю раны. В такое время мне положено быть здесь хотя бы для того, чтобы ему не пришлось отмаливать очередного мертвеца.
Серьезный тон сестры сменился секундной рассеянностью. Вспоминала?
- Говоря о происшествиях... у вас всё в порядке? Диггл... и даже этот бедный констебль из пятой..

Агнес Фэншо:
- Мне дважды очень повезло, - повезло на самом деле больше, чем дважды, но Агнес предпочла скромно не выдавать подробности. Больше лжи, больше вероятность запутаться в ней, - Пока вы здесь, вы тоже в опасности. Вам есть, чем себя защитить?
Похоже, что мисс Фэншо всерьёз переживала за гостью.

Шайло Рэли:
- Может статься, мне поможет Свет. - судя по лицу церковницы, та представила что-то устрашающе забавное. - Мисс Феншо, если всё окончится тем, что нам раздадут оружие, мы перепугаем всех в округе и сведем с ума сестру Флеминг.

Агнес Фэншо:
- При её-то железной хватке? - вежливо усомнилась Агнес, устраиваясь подбородком на коленях, - Тут скорее будет устроена большая головомойка всем соучастникам преступления против заведённого порядка. Кстати, вы спрашивали за помощь, сестра Шайло... вы может быть принесёте констеблю из пятой яблоки? Он скучает по ним, если я правильно поняла причину, толкнувшую его выбраться в коридор с битым стеклом наголо. А если ещё получится книгу...

Шайло Рэли:
- Непременно, найдись здесь хоть одно. Но, я правильно расслышала... книга?

Агнес Фэншо:
- Книга, - серьёзно подтвердила Агнес. - Не знаю... хотя бы что-то душеспасительное и разрешёное? Например, внизу, в холле, на столиках лежат...

Шайло Рэли:
- Полагаю, придется читать ему вслух. Верите ли, пол клиники уже приписало ему чудесные способности выпутываться из любых оков, а остальные хотят, чтобы оков стало только больше.
Рэли цокнула языком.
- Всё же, он удивляет. Выходит, вы с ним говорили, мисс Феншо?

Агнес Фэншо:
- Это была очень странная беседа. Представьте, что вас придерживают локтем, размахивая рядом с вами осколками чего-то стеклянного, и очень проникновенно вопиют о невозможности больше сидеть на брокколи и даже без книг. А вы совершенно не понимаете, что происходит, вам холодно и страшно.

Шайло Рэли:
- По крайней мере крики о брокколи можно понять. - сестра на мгновение прикрыла глаза ладонью. - Агнес, только между нами, вы должны были слышать о судьбе мисс Финч. Вы не обмолвились об этом при констебле?

Агнес Фэншо:
- Я видела мисс Финч, - уточнила серьёзно и тихо женщина, опуская глаза так, будто ей резко стало неуютно. - Когда... её нашли. Но с Виктором я обменялась всего парой слов, и это были слова "Вы вообще кто?"

Шайло Рэли:
- Я даже не знаю, кто мог сказать ему об этом. Нам не хватало только злобного извращенца, взявшего привычку тревожить камерных пациентов. - вполголоса возмутилась Рэли. - Ох, простите мне, мисс Фэншо. Я верно ему и уподобляюсь.

Агнес Фэншо:
- Сестра Шайло, вы верите в то, что все пациенты, находящиеся здесь... действительно этого заслуживают? - закинула пробную удочку Агнес, не поднимая глаз.

Шайло Рэли:
- Умм. - Шайло прошлась по комнате, сплетая руки на груди. - Я верю в то, что цели были благородны, мисс Феншо. И не верю, что тех, кого стоило лишь закрыть от общества, стоит держать в состоянии худшем, нежели воров и убийц. Церковь и даже эти... ведьмы веками справлялись без камер и аптекарских снадобий.

Агнес Фэншо:
- Мне не хватает вашей уверенности в благородности мотивов относительно меня, сестра Шайло. И, наверно, относительно... бедняги Виктора. Я подразумеваю, что я отчего-то хорошо могу понять человека, вынужденного сидеть на брокколи и даже без книг... и не нахожу признаков безумия. Только много отчаяния, - переплетая пальцы, сообщила женщина, - Может быть, у вас есть возможность посмотреть в бумаги, или поспрашивать? Я не получаю удовлетворительного ответа от докторов, но обещаю поверить вам, если вы сможете принести мне какую-то весть.

Шайло Рэли:
- Я могла бы. И как бы вы поступили с таким знанием?

Агнес Фэншо:
- Это определяется характером знания. Что бы вы предприняли, поняв, что вы лишены свободы несправедливо?

Шайло Рэли:
- Вспомнила бы знакомых в столице?

Агнес Фэншо:
- Может быть. Или попробовали бы поднять шум вокруг своего заточения?

Шайло Рэли:
- Поминая то, как крепки затычки в ушах персонала... - Рэли выразительно закатила глаза. Только на миг. - Как закончились посиделки с мисс Ирвинд?

Агнес Фэншо:
- Она считает, что у неё намечается материала на очень, очень шумную статью. Если, разумеется, какая-то трагическая случайность не оборвёт её молодую жизнь в самом расцвете, пока дороги не просохли, - драматично изрекла Агнес, не менее выразительно скосив взгляд в сторону двери.

Шайло Рэли:
- Я поразмыслю, что можно сделать, мисс Феншо, и надеюсь, что вы так же поможете мне в мелочи. Постарайтесь внимательно слушать бедного Виктора, если ему вновь приспичит докричаться до вас... хотя бы по знакомству. Мне было бы интересно разобраться в его метафорах. Если вам более ничего не нужно...
Рэли бросила взгляд на ту же дверь.

Агнес Фэншо:
- Разумеется! - спохватилась мисс Фэншо, виновато наклоняя голову. - У вас множество других больных, нуждающихся в утешении, а вы столько времени потратили у меня...

***

Шарлотта Фовелль:
Шарлотта успела отдохнуть - не так, как хотелось бы, но поспать удалось - и снова шла больничными высокими коридорами, занимаемая очередными раздумьями.
Полученная из картотеки информация за время сна немного уложилась и упорядочилась. По пути в крыло буйных медсестра обдумывала, как ей казалось, первоочередную проблему: нужно предупредить мнимых больных об опасности и попробовать как-то избавить Виктора от опиатов. Но сперва предстояло выяснить степень вменяемости бывшего констебля и обдумать проблему реакции организма на лишение ежедневной дозы. Она была очень неприглядной и мало соответствовала словосочетанию "уравновешенный человек".

Шарлотта Фовелль:
Сейчас был ранний вечер и вскоре Виктору должны были снова колоть "лекарство". Которое постепенно его убивало.

Шайло Рэли:
Вероятно, возникший в конце коридора силуэт сестры Рэли был сущим стечением обстоятельств. Воспользоваться собой стечение не замедлило:
- Сестра Фовелль? Уделите мне минуту.

Шарлотта Фовелль:
- Разумеется, сестра Рэли, - было сказано доверительно и учтиво.
Шаг к окну, за которым было темно, мокро и непроезже. - Что-то случилось?

Шарлотта Фовелль:
Мисс Шайло Шарлотте нравилась - это было заметно по искренней улыбке.

Шайло Рэли:
- И вероятно с вами. Я слышала, вы были в ночном обходе с мистером Страудом... вы говорили с констеблем из пятой?

Шарлотта Фовелль:
- Да. Об этом констебле я хотела бы, кстати, тоже поговорить с вами. Слухов в этих стенах много и они говорят, что вы с ним тоже беседовали. Как по-вашему, он вменяемый человек? Не может ли быть так, что... - короткий взгляд назад, убедиться, что коридор пуст, и приподнявшиеся над полом каблучки, чтоб как можно тише донести до высокого уха собеседницы негромкое:
- ...его держат тут напрасно?

Шайло Рэли:
- Удивительно. Один день - целая клиника сочувствующих. - Рэли не изменила её критическая манера, но голос пришлось понизить. - Что ж, если вы спрашиваете, это могло быть так, когда его помещали сюда. Я смотрела его карту и, кажется, бедный констебль стал жертвой преступной медицинской халатности.
Сестра поджала губы в сомнении.
- Его препараты назначены даже не здесь - не удивлена тому, как мало осталось от его разума. Всё же он борется.

Шарлотта Фовелль:
- Дело не в сочувствии... хотя нет, в нём тоже. Дело в том, что я просмотрела карточки некоторых пациентов, ища улики для "уксусного дела", - Шарлотта на миг сжала губы, так как почувствовала, что внутри неё закипает гнев. - Мы ведь тут заперты с вредителем и потенциальным убийцей, сестра. Понимаю, что вы могли этого не знать, будучи отрезанной от клиники в часовне, но поверьте, дела не так уж хороши, как может казаться. Мы в неиллюзорной опасности, все мы. Смерти пациентов, разгуливающие на свободе опасные психи, невозможность связаться с внешним миром, мёртвые и сбежавшие охранники - досточный повод для беспокойства?

Шайло Рэли:
- Достаточный, чтобы попробовать разобраться. А вы... уже решили связать воедино сомнительные методы лечения и вчерашний переполох?

Шарлотта Фовелль:
- Я думала об этом, - подёргав край пелерины, Шарлотта почесала губу, выдавая своё замешательство. - Но до констебля мне далеко. Думаю сейчас сходить к Виктору и посмотреть, что осталось от его личности. Хотите пойти со мной? Он привязан и поэтому вдвоем мы сможем попросить санитара нас не сопровождать. Я думала сообщить Виктору все факты, может, он сможет помочь обдумать происходящее. Вы ведь тоже хотите их узнать, так чтоб не повторяться...

Шайло Рэли:
- Разумеется. Я как раз вспомнила, почему мы стоим у этого окна. - Шайло сузила плечи, оглядываясь на всю мокроту с серостью. Возможно в иных частях мира как раз творилась засуха. - Это вы просветили его об обстоятельствах смерти мисс Финч?

Шарлотта Фовелль:
- Нет. Я тогда не знала, можно ли ем доверять такие вещи. Считала его пациентом, хотя он сумел зародить во мне сомнения. Предупреждал об опасности. А что, он в курсе подробностей? Может, Страуд ему сказал? - предположила Шарлотта, тоже зябко поводя плечами.
От высокого окна веяло холодом.

Шайло Рэли:
- Он изображал незнание так убедительно. Что ж, пока мы не можем этого проверить, а охранник с санитаром и мисс Феншо отрицают своё причастие, придется думать, что мистер Дюкс осведомленней многих в этой клинике. Не хотелось бы поминать ведьм, тварей с щупальцами и прочая, прочая, хотя ему, кажется, понравилась эта версия.

Шарлотта Фовелль:
- Ведьм? Урожайных, вы имеете в виду?
При клинике мистер Коул держал библиотеку и поощрял персонал, который тянулся к чтению. Шарлотту интересовали, в основном, детективы, но был вечер, когда она взялась за книгу о местных суевериях. Почерпнула немало нового и, как ей тогда казалось, забавного.
- Они, разве могут... эээ... вот так?

Шайло Рэли:
- Вероятно нет. Конечено не в страшилке, которую я рассказывала мисс Ирвинд. - легкомысленная полуулыбка церковницы быстро поблекла. - Но, как адепт церкви, я вынуждена признавать хотя бы возможность ненормального хода вещей. Дюкс может быть медиумом, недоученным колдуном или Свет ведает чем.

Шарлотта Фовелль:
- Вы можете проверить, так ли это на самом деле и не действие ли это опиатов, которыми его усердно пичкают? - быстро поинтересовалась медсестра.

Шайло Рэли:
- Опиатов и сообщника. - корректно поправила сестра духовная. - Нет, по крайней мере не имея улик. Давайте не будем рассчитывать на то, что я сделаю ручкой и злое колдовство откроет перед нами свои узоры.

Шарлотта Фовелль:
- Нет, в чудеса я не верю, - сестра бездуховная была скептична. - Но то, что можно будет попробовать сообща что-то выяснить - ясное дело. Идемте же, не будем терять времени.

Шайло Рэли:
Тут имелось согласие.

Шарлотта Фовелль:
Санитар, к концу тяжелого дежурства глядевший несколько осовело, согласился, что может присмотреть за дамами, особенно не прислушиваясь и издалека. Желательно, не поднимаясь с придвинутого к стене стула - чтоб голова не падала. Сидел у стеночки, молча глядя, как две сестры открыли палату безумца, только убедился, то тот надлежащим образом связан, заглянув к нему до того, как впустить женщин.
Внутри картина не изменилась. Всё те же ремни, всё та же кровать, всё тот же констебль. Бывший.
- Добрый вечер, Виктор, - негромко поздоровалась Шарлотта, задавая общий конфиденциальный тон беседе. - Нужно поговорить и это для вас очень важно. Есть сведения, что вы не безумец... во всяком случае, были совершенно при здравом уме и трезвой памяти, до того, как попали сюда. Вы давно не получали опиатов, поэтому надеюсь, что разум ваш сейчас очищен, насколько это возможно. Не дайте нам повода разочароваться.

Шайло Рэли:
Вошедшая следом Шайло одарила помещение одной из фирменных улыбок.
­- Простите, что не достала вам зеркало, мистер Дюкс. Как видите, есть вещи поудивительней зеркал. - сестра так и осталась у двери, прислонившись (в рамках приличий) к косяку. - Всё же мы решили вспомнить, что вы настоящий детектив.

Шарлотта Фовелль:
- Констебль, - поправила духовную сестру медицинская. - Но нам бы сейчас чертовки пригодились ваши способности и трезвое мышление. Вопрос только в том, насколько оно трезвое.

Виктор:
Мужчину почти поймали - но только почти. Он дремал между визитами врачей, собирая волю и силы в единый кулак. Он, как и обычно предполагал худшее - "меры", в просторечии, привычные мёртвым сёстрам.
Он приоткрыл глаза от холодка, предупреждения, маленького страха - и дверь приоткрылась. Сладко, напоказ зевнув, он улыбнулся гостям.
- Ну что же... Признаюсь. это что-то новенькое. Когда меня скрутили и запихнули в эту комнату, я говорил вам то же самое, а теперь... Но ваше разочарование или удача - лишь в ваших руках. Мисс Шайло, не волнуйтесь. В наше время обещания слишком изменчивы. Возможно, вы ещё успеете.
Не стал уточнять, что именно. Повертел руками, разминая и предполагая боль - всё таки, санитары его не жалели.
- Ну, если память меня не подводит, я предлагал вам помощь ещё после первой смерти. Прошёл почти весь рабочий день спустя большого потрясения, и вы прибыли с сестрой, при которой я не упоминал о своих подозрениях. Стало быть, это не шаг отчаяния, но у вас появились какие-то улики, в дополнении к вашим подозрениям, и они усугубились чужим мнением. Позже, чем мне хотелось бы, - он грустно усмехнулся, - Но, по крайней мере в Лечебнице ещё остались живые охранники. Конечно, Страуд мне, конечно, наврал - едва ли у вас устроили бойню, но боюсь, он мог быть прав в другом. Защита от безумия ложится на плечи трусов, и сейчас, я вижу с вами не охранника, а санитара. Стало быть, дезертиры...
Тяжёлое дыхание. Удушающие глаза, сверкающие в дальней тьме. Он размышлял...

Шайло Рэли:
- Всё еще великолепны, мистер Дюкс, всё еще великолепны. Велик ли шанс, что вы останетесь таким в ближайшие пять минут и не покинете нас ради какой-нибудь... другой комнаты?

Шарлотта Фовелль:
- Одно дело, когда тебе это говорит каждый второй пациент, Виктор, и совсем другое, когда находишь этому подтверждение в бумагах. И когда понимаешь, что вы в этих стенах не единственный такой. И... бойня была. Два охранника погибло, четверо бежали, - кратко резюмировала Шарлотта. - Вы сделали верные выводы. Пока что результат мне нравится. Хотите знать больше?

Виктор:
- Ах! Вот и ответ, - ухмыльнулся пациент, - Едва ли вы нашли доказательства, которые бы меня вытащили... Хотя, я полагаю, что знаю где их добыть... Значит, - многозначительный взгляд в сторону санитара, - Вы посетили архив картотеки. Не будем тратить время. Вы, вероятно. потратили большую часть обеда на обсуждение ваших подозрений и улик. Я расскажу, что знаю я. И... Простите, я не могу упустить такую возможность. Быть может, ТЕПЕРЬ то вы меня развяжете?
Комнаты? Он был слишком умён сейчас, чтобы не отрицать такую возможность вслух. И всё же, где бы он ни был, он никогда не терял разумности. Разум - быть может, иногда, однажды, но рациональность? Увольте. Она заменила ему слишком многое в этих стенах. на чём ещё должна была крепиться спичка во тьме?

Шайло Рэли:
- Едва ли сейчас. Давайте обменяемся знаниями? Шарлотта видела одно тело, которое покажется вам знакомым и, вероятно, может многое сказать о месте событий, я узнала немного о судьбе усыпленного охранника, а вы, разумеется, видите отсюда всё и поможете нам с выводами.
Несмотря на ровный тон, церковная сестра методично теребила запястье.

Шарлотта Фовелль:
- Простите, Виктор, но санитар следит за нами, хоть и сонным оком. Если он не вовремя решит проявить бдительность и увидит вас на свободе, то посещение можно будет считать оконченным, - извиняющимся тоном рассудила медсестра. - Но если хотите, то я... мы поищем способ вас освободить. Мне кажется, это вскоре очень понадобиться, потому что мы в явной опасности. В клинике злодей, как пить дать. Нужно узнать, кто.
Говоря всё это, Шарлотта подошла к Виктору и преспокойно ослабила на нём ремни. Спокойствие это, судя по закушенной губе и тревожному блеску глаз, далось ей нелегко.
- Лежите, не поднимайтесь. Так вам будет хотя бы удобнее и... считайте это знаком доверия.

Виктор:
- Мисс Шайло, я провёл в этих кандалах последние... - он бросил взгляд куда-то на стену. в запутанную череду палочек, перекрестий и рисунков, отдалённо напоминающих руны, - Тридцать восемь, может уже тридцать девять часов. Мне... Право, благодарю вас, - мужчина заёрзал, устраиваясь поудобнее, не без внутренней улыбке наблюдай за испуганной реакцией, - Ладно, опустим. Благодарю вас. Давайте подумаем, конечно.
Он откашлялся. Наверное, он долго этого ждал - целые лета, вдали от доски, за которой он выводил свои теории и рассказывал бестолковому напарнику за чашкой чая и баранкой о своих догадках.
- И так. Первая смерть в этой больнице произошла... Несколько недель назад, верно? Смею предполагать, что она связана с тем, что происходит сейчас из-за общего почерка со второй смертью. Обе девушки, обе были убиты чётко продуманным способом; убийца имел доступ к медицинским архивам, к лекарствам, а так же обладал общим представлением о расписании и поведении сестры... Либо же, просто находился поблизости, и выжидал подобного случая, - мужчина кивнул в сторону Маленькой Сестры, - Разумеется, это был кто-то из персонала. Признаться, я долгое время думал на вас, потому как никак не мог проверить время вашего прибытия сюда. Вы были неопытны, вы могли бы оказаться отличной соучастницей, попроси вас кто-нибудь о невинной услуге.
Хотелось чая. Не хотелось уточнять, что ему до сих пор не было узнать в его шкатулке, когда же прибыла милая девушка... И правда ли её можно было назвать невинной.
- Долгое время я испытывал определённое беспокойство по поводу нашего "дорого" агента. Признаться, я ожидал что гости - кстати, кто к нам прибыл? Частные детективы? Журналисты? Может, шарлатаны и медиумы? - заинтересуются им в первую очередь, но... Я до сих пор мало что выяснил о них. Если бы они действительно бы стали копаться в грязном белье, то рано или поздно бы вышли на меня, или кого-то из местных заключённых...
Пауза. Пересыхало во рту. Он давно так не говорил - ровно сдерживая себя, не срываясь, не булькая, не предсказывая... Высокий час, и всё - возможный обман. Нелепая смерть, падение со сцены! Так ли это важно? Правда, она такая... Отравленная. Напоминающая рапиру в черепе. И едва ли у него заберут кубик после этого...

Шайло Рэли:
- Агента? - на одной растянутой ноте уточнила церковница.

Шарлотта Фовелль:
- Хотите воды? - медсестра заметила пересохшие губы, придававшие речи Виктора своеобразный отзвук. Не дожидаясь ответа, потратила несколько десятков секунд на то, чтоб сходить к охраннику за стаканом воды и предложила её констеблю, присев на кровать и поддерживая стакан, чтоб он мог пить. Руки, хоть и развязанные, ему использовать пока что было нельзя.
- Я пришла в больницу сразу после скандальной истории с мисс Бэккинс, - помогла она восстановить хронологию событий. - И да, в клинику приехала журналистка, меня о ней доктор Вудсворт предупредил. Такое впечатление, - мягко улыбнулась она, - что нам нужно только кивать, подтверждая сказанное вами, а факты и так уже известны. Рассказать вам, что я нашла в картотеке на мисс Бэккинс, мисс Финч... мисс Фэншо?

Виктор:
Вода! Ресурсы были ограничены, словно ему на лоб поставили ферзя. Он не отказался.
- Хорошо... Хотя меня очень беспокоит такая... Последовательность. Говорите, я продолжу после этого.

Шайло Рэли:
До поры до времени Шайло молчала. Шарлотта была здесь раньше.

Шарлотта Фовелль:
- Ну, во-первых, это я с доктором Вудсвортом и мисс Агнес нашли бедняжку Эдит. Жуткое было зрелище - кровавая рвота, бесплотное тело - одни кости, обтянутые кожей, и резкий, очень резкий запах уксуса, - медсестру передёрнуло, когда она припоминала подробности пережитого ужаса. Задумчиво вертя пустой стакан в руках, она продолжила:
- Если нужны какие-то подробности - положение тела или ещё что-то - спрашивайте, попробую припомнить. Помню, что тут же пришлось увести бедняжку Агнес. Ей совершенно не следовало такое видеть. Сразу после этого у меня был очередной обход - проверить, что с пациентами после утреннего приема лекарств, все ли в порядке - и договорённость с доктором Вудсвортом, что он запрёт комнату, а я приведу мистера Грейвуда, джентльмена с королевской службы, чтоб он осмотрел тело. Но когда мы пришли.. и, поверьте, мне стоило многих трудов уговорить его!.. то оказалось, что тела нет, комната идеально вымыта и в ней уже лежат вещи столичной журналистки. Доктор Вудсворт признался, что не мог скрыть произошедшее от сестры Флеминг, а та сразу распорядилась убрать комнату. Вы же знаете мисс Флеминг. Она бы и секунды лишней не потерпела подобного безобразия на своей территории. Что до картотеки...
Шарлотта подробно пересказала всю информацию, что удалось найти, отдельно отметив сговорчивость и благородство вызвавшегося помочь мистера Грейвуда.
К концу повествования маленькая медсестра тоже бы не отказалась от стаканчика воды.

Шайло Рэли:
- Я была более озабочена событиями ночи. - Рэли глубоко, основательно вдохнула, подымая руки к груди и свивая очередную фигуру из пальцев. Фигуры не повторялись никогда. На безымянном можно было приметить деревянное колечко. - Мне дали провести алхимические пробы, констебль. Я уверена, что не применялся яд... не пищевой, не из того, что можно достать здесь. Я обмывала тело охранника, которого усыпили перед тем, как выпустить на свободу буйных, и поручусь, что его не укололи тайной шпилькой. Не дурманящий газ, учитывая отличное самочувствие Ларри Диггла. Полагаю, наш террорист знаком с магией.

Шарлотта Фовелль:
- А сестра Флеминг подозревала чай, - тут же напомнила Шарлотта. - Я, кстати, собрала посуду и спрятала в лаборатории, можно будет провести исследование остатков, если кто-то в этом разбирается. Чтоб знать наверняка.

Шайло Рэли:
Из краткой ремарки Рэли выходило, что пресловутая посуда не миновала её рук.

Шарлотта Фовелль:
- О, прекрасно, - искренне обрадовалась Шарлотта и тут же взгрустнула.
- Магия... не хватало ещё и магии.

Виктор:
Мужчина постарался отмахнуться от информации о теле - насколько позволяли ремни.
- Я знаю. Отравление, переизбыток лекарства. Уксус? Я не знаю деталей её лечения, лишь то что лекарство подменили очень хитро. И вовремя. Либо это кто-то из персонала... Либо тот, кто очень хочет думать, что он ещё из персонала. Убийцы, разумеется уже на месте не было, и едва ли бедняжка как-то законспектировала появление кого-то из персонала... Даже если она не узнала его в лицо. Однако же, если у вас есть алиби для кого-то, кто ТОЧНО не мог это сделать - нужно запомнить.
Внимание. Разговор. Вода. Ремни. Правая кисть плохо двигалась, но он уже её разминал. Тело просыпалось. Как никогда хотелось принять душ и привести себя в порядок. Смущение, конечно, было призрачным. Такие мелочи не интересовали людей из клеток, шкатулок, глубины Лечебницы. Если девушкам полагалось смущаться от только что проснувшегося мужчины в набёдренной повязке, со всеми вытекающими, то это было их право.
- Мистер... Грейвуд? Незнакомое мне имя. Бакенбарды, строгий костюм, ночное дежурство, правильные черты лица? Полагаю, он и есть неизвестный мне агент. Благодарю. Если вам неизвестно, то он является то ли констеблем тайной полиции, то ли ещё чем-то похожим... И это важно, сейчас расскажу почему.
Глубой вдох. Вот теперь пришло время размышлять.
- Видите ли, прежде чем спрашивать "кто", я спрашиваю почему. Безусловно, акция с выпуском опасных - отвлекающий манёвр. Персонал постарались увести в сторону, пока преступники занимались настоящим делом. Я уже рекомендовал вам, - он обращался к сестре, - Проверить запасы лекарств. Как известно, в больших дозах они будут ядом. Другая версия - бумаги главной сестры, с последующим шантажом, и третье... - он нахмурился, - То, чем занимается мистер Грейвуд. Полагаю, что вы уже всё проверили, и у нас осталось два варианта. Что касается магии - это любопытная подробность. Дело в том, что прошлой ночи ко мне приходил... Несколько невменяемый Страуд. Помимо вспышек насилия и садистских наклонностей, - детектив медленно моргнул, притягивая внимание слушательниц к затягивающимся следам побоев, - В своем бреду, он проговорился о... "Некой" женщине из лесов, и о том, что она его не винит. К сожалению, он нёс слишком много бреда - что видит меня не в цепях, и что-то про волков в лесу, и я не смог разобрать ничего более. Я советую попытаться осторожно его допросить - но, пожалуйста, держитесь в людных местах. Готов поспорить, что он может свернуть шею каждому из здесь присутствующих. Теперь, наверное, вы хотите меня кое-что спросить...

Шайло Рэли:
Пожалуй, случившаяся бледность мисс Рэли была видна даже полутемной камере, а её пауза вышла непристойно растянутой.
- М... - сестра пропустила горлом ком. - Женщины из лесов или нет, отвлечения не устраивают без цели. Нам стоило бы начать с того, что может ждать это место в ближайшем будущем. Едва ли целью были охранники, бегство четырех это удача даже для безмянного мага-вредителя.

Шайло Рэли:
- Может быть стоит поставить во внимание этого... мистера Грейвуда. Кто-то с правом действовать от имени короны, это то, чего нам не хватит, случись... что угодно.

Виктор:
- Ах? - мужчина улыбнулся, - Мисс Шайло что-то известно. Впрочем, я не в положении допрашивать вас, только если вы решитесь что-то рассказать. У меня нет фактов, но я абсолютно уверен, что цели достигли. Иначе бы сегодня с утра или днём была бы вторая акция. Днём преступники возьмут передышку, выспятся, залижут раны; Ожидайте продолжения сегодня ночью. А насчёт Грейвуда - я бы посоветовал быть осторожным. Он в курсе ... Действий старшей сестры и не предпринимает ничего по поводу... щедрых пожертвований в её сторону за удержание здесь пациенток. Я бы не рассчитывал на его помощь - более того, я бы не поворачивался к нему спиной. Он демонстрировал свой револьвер? Эти снобы из особых подразделений всегда носят револьвер. Он нужен лишь затем, чтобы выпустить пулю вам в затылок максимально эффектно. Ну, и остановить кабана.

Шарлотта Фовелль:
Короткое судорожное движение горлом - Шарлота пыталась глотнуть воздух, но этому очень мешал спазм мышц.
- Рэд? Рэд Страуд? Он мне жизнь спас, - перехватив щепотью кожу у подбородка, Шарлотте удалось преодолеть затруднение.
По сравнению со словами Виктора, его практически обнажённый вид совершенно не шокировал Шарлотту. Одно дело - переодевающийся джентльмен и совсем другое - требующий помощи пациент.
- А мистер Грейвуд, - горячо зашептала она, - он очень помог и может ещё больше сделать - провести в дом смотрителя, где лежат дела персонала. У него тут, наверное, ко всему есть доступ. Он не говорил о том, чем занимается, но предупреждал о страшной опасности.

Виктор:
- Значит, он не дурак, но в его обязанностях стоит ЛЮБОЙ ценой выполнить его миссию. Стране будет хорошо - но я вас предупредил. Тем не менее... Мне кажется маловероятным, что Страуд замешан в заговоре. Он прибыл слишком недавно, и если только чей-то злой гений не рассчитал с точностью до дня начало дождей...
Детектив остановился. И задумался.
- ... Это мог быть не маг...

Шайло Рэли:
- И это было бы к лучшему. Но кто тогда?

Шарлотта Фовелль:
- Хорошо, но что хочет этот злой гений? Для чего он отвлекал внимание? Может быть, это связано с тем самым, чем занимается и что стережёт мистер Грейвуд?

Виктор:
- Шаманы. Друиды. Староверцы. Те, кто могут помочь с дождём... Скажите, как погода? Тот дожь уже закончился? Когда прибудет карета?... - мужчину явно заинтересовала новая догадка, - Сомнений быть не может, сестра, это связано либо с деятельностью мистера Грейвуда, либо с взятками мисс... Фламинго? Фаламиль? Простите, как зовут нашу старшую сестру?

Шарлотта Фовелль:
- Мисс Флеминг. И знаете, Виктор, я бы не стала наговоривать на мистера Грейвуда, что он знает что-то о делах старшей сестры - ведь он сам вчера мне помогал искать информацию и, если и притворялся, то весьма искучно - от правда не отличить, - горячо встала на защиту Винсельта Шарлотта, сжав кулачки.
- Он очень верен своему долгу, но не лишен инстинкта самосохранения и готов был научить меня стрелять. Так что, как видите, он на нашей стороне и это нужно использовать.
Разумеется, было много эмоций. Разумеется, холодным рассудком и не пахло, но зато было много искренности.
- Дождь размыл дорогу совсем, - проворчала она, чуть угомонившись. Оглянулась на охранника - не привлекла ли его внимания вспышка сестринского негодования. Вроде, обошлось. - Так что карету не ждите. Мы тут заперты и у меня есть подозрение, коль речь зашла о магии, что её специально подправили. Кто-то помнит частые октябрьские грозы?

Виктор:
- Ещё раз, сестра, я не считаю, что мистеру Грейвуду интересует закрытие клиники... И я очень сомневаюсь, что он связан с другими делами Флеминг. О нём мало кто знает и до сих пор, я считал его очень спокойным, прагматичным и незаинтересованным человеком. Я не общался с ним лично - это могут быть лишь мои догадки, либо его игра. Я поверю вашей интуиции, и прошу передать ему. Совсем скоро произойдёт что-то. Скажите ему, чтобы он пристально следил за своими делами и подопечными - они могут быть целью преступников. И вы снова правы - именно это мысль появилась только что у меня. Это... Не вызывает подозрений и слишком удобно для случайности.

Шайло Рэли:
- "Ведьма. Ведьма." - в третий раз за день озвучила духовная сестра, подобрав новую замечательную интонацию. Это было забавливо, с нарочитой истерикой утром, саркастически днем. Сейчас вышло устало. - Что ж, мы верно еще не нашли кандидата получше дурного старовера. Кто-то должен известить Грейвуда, но что делать с констеблем?

Шарлотта Фовелль:
- Я поговорю с мистером Грейвудом, - вызвалась Шарлотта. Дважды, если уж на то пошло:
- Нужно ещё успеть предупредить Агнес... сейчас не моя смена, и обход делаю не я, но никто не может помешать заглянуть к ней внеурочно, - озабочено пробурчала Шарлотта. - Чтоб она была осторожнее с лекарствами, а то ведь её родичи могут в этот самый момент выписывать чек кому-то из... кстати, почему вы уверены, что это мисс Флеминг? Хотя картотеку, конечно, в порядке содержит именно она и вряд ли не в курсе того, что там написано... но, знаете, если уж кого и подозревать в организации, то доктора Морвелл. Она такая... холодная, неприятная и занята только своей лабораторией. До больных ей дела нет, а если и они нужны ей, то только разве как подопытные кролики, знаете ли. И ходят всякие грязные слухи, что некоторых она... предается пороку, в общем.
Вспыхнувшие щёки Шарлотты могли бы с успехом заменить свет масляного светильника, с которым прибыли дамы.

Шарлотта Фовелль:
- Знаете, Виктор, кругом такой бардак творится... - медсестра мучительно терзалась душевно, но понимала, что другого выхода нет. - Я бы вас выпустила. Ремни свободны, дверь... можно только сделать вид, что запираю ее. Поворот ключа туда и обратно, по звуку не различить. Но вам вскоре нужно принимать дозу опиатов, а без неё... вам будет очень плохо, потому что теперь вы зависимы от лекарств.

Виктор:
- Я не буду обвинять без доказательств, и мне точно известно, что сестра Флеминг в этом замешана. Сначала мы берём одного члена банды, а затем - остальных, - спокойно пояснил мужчина, - Но в всё ещё не спросили меня о важной вещи. Если вам пора бежать, я подскажу - не стоит доверять Страуда по поводу вчерашнего утра. Один из санитаров, который не вышел сегодня на смену - полагаю, он не пережил ночи, - Оставил неприглядные секреты, которые Страуд теперь несёт на себе. Я так же... - ремни привычно заскрипели, - думаю, что в таком случае, мне стоит находиться ближе к вам. Если я что-то понимаю в распорядке этой Лечебницы, то скоро мне начнут вводить удвоенную дозу, возможно, вместе со снотворным. Я стану бесполезным после этого.

Шайло Рэли:
- Мы можем выпустить вас отсюда, но, констебль, вы должны догадываться, как всё обернется... с вашим-то умом. - совсем тихо отозвалась Шайло. - Вам придется добраться до своих опиатов до того, как поднимется тревога и режим ужесточат того больше. Всех скорее всего соберут в безопасном месте. Часть бросят, да, наверняка.

Шарлотта Фовелль:
- Снаружи санитар, - устои и порядки стремительно рушились, но того требовал момент. - Виктор, бежать нам некуда. Вообще. Моя смена не скоро, Агнес надёжно заперта, так что есть время на то, чтобы продумать всё.

Шарлотта Фовелль:
- Кстати, Страуд говорил, что вы угрожали перерезать горло Агнес куском стекла. Это тоже вранье?

Шайло Рэли:
- Я слышала то же от Агнес. Впрочем, мне показалось, что она жалеет вас, констебль. Страуд... о... он приписывал вам ужасы. Говорит, что вы толковали его прошлое. Забавно, что вы обвинили в этом его самого.

Виктор:
- Я лишь предложил вам факты, - устало улыбнулся мужчина, - Я смирился с тем, что не смогу возразить, если моё участие в деле вычислят и решат перерезать мне горло. Мне не поможет ни крик, ни охрана - учитывая что у преступников есть ваше расписание.
Ах, вот и слабое место ритма.
- Мисс Агнес оказалась здесь... Многие санитары очень "скучают" на дежурстве. И они действительно любят "развлечься" с пациентками, я думаю, для вас это не будет сюрпризом. Я не буду рассказывать вам детали - но когда я выбрался, чтобы помочь, Страуд пригрозил мне... Смертью, видимо. Дурак, - усмехнулся безумец, свято в это веря, - Но тем не менее, я испугался. Он значительно крупнее меня, а потому, мне пришлось импровизировать. Я пригрозил мисс Фэншо стеклом - чтобы она завизжала и на её крик - женский крик! - прибежал охранник. Генрих оказался на удивление труслив, но при свидетелях меня не решились добивать, - болезненная улыбка, кивок, - К моему большому удивлению, Агнес оказалась очень умной женщиной и, судя по всему, когда эмоции улеглись. она об этом догадалась.
Лицо детектива омрачилось. Даже сейчас, то безумие, что накрыло его, та дикая, извращённая, безжалостная прагматичность была... Необходимой и постыдной. Он не гордился этим. Но за свою службу делал вещи и похуже.
Делал ли? Уже не помнил.

Шарлотта Фовелль:
- Умгу, - сподобилась кратко резюмировать Шарлотта. Было ясно, что у каждого своя версия и обе правдоподобные. Но сейчас, в данный конкретный момент констебль показывал, что вполне владеет своим разумом. Только - о, палка о двух концах! - кто мог поручиться, что хитроумный этот разум сейчас не работал только на то, чтоб их убедить и использовать свободу в своих целях?
От внезапной этой мысли спину продрал мороз.
Шарлотта посмотрела на несчастного констебля в упор, пытаясь понять, что сейчас в нем осталось от того честного всему наперекор полисмена.
- Нужно достать вам дозу опиатов, иначе сердце и разум могут не выдержать их отсутствия. И придумать, где вам укрыться. В этом бардаке, что происходит, да при том, что от охраны остались жалкие ошмётки... сестра Шайло, может, в часовню?

Шайло Рэли:
- Святой отец по крайней мере не упадет в обморок сразу. - констатировала послушница. - Да, может быть даже побоится добраться до клиники, пока я не придумаю, как объяснить руководству, зачем нам так нужен медиум. Может быть вас не тронут первое время.

Виктор:
- Хорошо, это ваша часть. К сожалению, я могу лишь предполагать свою дозу и препараты по самочувствию и эффектам... Медиум? - впервые за всю их встречу, да что там, впервые с того момента, когда Виктор вступил в больницу... Нет, впервые с тех пор, когда ему, после вкалывания наркотика, заявили что-то... Что-то... Далёкое... Он удивился, но не стал уточнять, - Если вы считаете, что там безопасно.

Шарлотта Фовелль:
- Насколько может быть безопасно среди окруженной болотами клиники, в которой творится редкая бесовщина. А насчёт санитара... - Шарлотта заколебалась. Прикусила губу, прикидывая риск, затем решительно отбросила полу фартука, и из длинного кармашка с вкладкой твёрдой кожи на платье потянула блеснувший сталью и стеклом шприц. - Ему будет нужно совсем немного, парень и так почти спит. Можно будет спрятать его здесь и запереть. Воду поставим. Быть может, он окажется в самом безопасном месте в этой проклятой Светом лечебнице, - горько пошутила она.

Виктор:
Заинтересованный взгляд проследовал за рукой. Стоило запомнить - вероятно, где-то там были и ключи, и оружие последней надежды у остальных сестёр.
- Это может быть рискованно... Но может сработать. Главное, не забудьте выпустить его когда всё закончится.
Рано. Слишком рано... Но неожиданно. Почему бы и нет? В конце концов, он смог бы привести себя в порядок. И подышать воздухом без порчи, лишь с болотными испарениями. Да, он не собирался отказываться!

Шайло Рэли:
- Мне кажется, я видела что-то... в лаборатории, - мисс Рэли задумчиво приложила к губам палец, - у меня остался допуск, но там же Морвелл. Хоть бы раз за час отошла. Кто-то должен её отвлечь. Может быть у сестры Фовелль найдется время до роковой смены?

Шарлотта Фовелль:
- Давайте действовать вместе, - предложила Шарлотта. - Я займусь санитаром, потом мы уводим Виктора... в санитарской одежде в часовню. Только помогите мне его затащить в палату, мой рост не позволит сделать это быстро, - неуместная весёлая ухмылка выглядела очень странно в этой обстановке.
- Потом мы пойдем в лабораторию. Вы разговорите доктора Морвелл, а я наберу опия для Виктора. Возьму с запасом и доктор меня не заподозрит - со сменой дежурств в мои обязанности входит делать инъекции и некоторым пациентам из жёлтых крыльев. Правда, в основном из женских, но вряд ли мисс Морвелл успела тщательно изучить расписание каждой медсестры. Отдам вам склянку, сестра, а сама пойду искать мистера Грейвуда и предупредить Агнес об опасности.

Шайло Рэли:
- Знание обстановки в который раз спасает мир, победа близка. - с озабоченной иронией продекламировала в ответ церковная. - Пусть так. Вы собираетесь сказать Грейвуду, что мы ссылаемся на медиума?

Шарлотта Фовелль:
- Собираюсь упомянить без подробностей, так как не смыслю ровным счётом ничего из этой области, - удручённо развела руками Шарлотта.

Виктор:
- Медиума? - ещё раз, осторожно и тише чем в прошлый раз переспросил детектив, а затем, уже гораздо тише, будто себе под нос, - Да... Сходится.
Интересный поворот сюжета... Почти удобный.
Впрочем, паранойя - это для соседей, которых никуда не выпустят. Нужно действовать разумно и осторожно и может быть...

Шайло Рэли:
Сестре Фовелль могло показаться, что в тот момент, когда патлатый герой дня бормотал для себя, ей бросили предупреждающий взгляд. Призывали к осторожности? Предостерегали о Страуде, которому не полагалось верить, или самый нерукоподатный тип пребывал здесь, в собравшейся компании?
- Приступим?

Шарлотта Фовелль:
- Я пошла, - глубоко вдохнув, Шарлотта поднялась и направилась к санитару. Полусонный парень не ожидал нападения и сделанная умелой рукой инъекция свалила его практически мгновенно.
Затащив, с помощью сестры духовной - на Виктора было шикнуто, чтоб не смел в коридор пока вылезать - бедолагу в гробоподобную тесную палату, мисс Фовелль с не меньшей сноровкой стащила с него ботинки и форму, оставив усыплённому бедняге набор нижнего белья.
- Скорей!

Виктор:
Виктора не надо было просить дважды. Маски, антураж, шоу - ему безумно нравилось происходящее. Больше, чем он сам ещё понимал. Чужая форма, чужие лица... Свет, ботинки! Холодный пол перестал ласкать его ноги ледяным пламенем!
Форма пришлась мужчине как раз. Видимо, он был обладателем ровно того мифического размера, но которого ориентировались все производители. Возможно, его ждала слава в каком-нибудь ателье, или в центре светских выступлений - но до того не дошло.
Он поморщился на ботинки - да, те самые! - они были такими... Шкатулочными. неудобными. Кивнул девушкам. Выдвинулся вслед, и самолично прикрыл дверь гроба.
Наверное, он пожелал удаче своему заместителю. С той же вероятностью - проклял его и нарёк сгнить в этой комнате. Он сам не разбирал своих мыслей - что было весьма плохо. Ему требовалась ясная голова... А впрочем?...

Шарлотта Фовелль:
Замок неподкупно щёлкнул, оставляя санитара в положении пациента. Шарлотта не завидовала ему в момент пробуждения - так и поседеть недолго.
- Сестра Шайло, через дом смотрителя идем? В холле дежурит Майк, там провести Виктора будет куда сложнее...

Шайло Рэли:
- Если вы не отвлечете Майка, сестра. - Шайло подумала еще секунду. - В библиотеке были нормальные окна.

Шарлотта Фовелль:
- Он на редкость исполнителен, - поморщилась Шарлотта. - Библиотекой пользуются куда меньше, да и идти туда ближе. Не надо будет потом оббегать дом снаружи, чтоб попасть в часовню, - быстро ответила Шарлотта, торопливо двинувшись по коридору. Выход из жёлтого крыла всё равно был в единственном числе.
- Отличная идея с окнами. Виктор, сможете покинуть дом таким путём?

Виктор:
- Думаю, я справлюсь, - мужчина всячески старался не вертеть головой из стороны в сторону. его походка была немного неровной, с непривычки. Должно было скоро пройти.

Шарлотта Фовелль:
Бедлам, устроенный в гостиной и столовой, отлично справился с отвлечением внимания от преступной (Шарлотта не сомневалась даже, что их с сестрой Шайло действия можно расценивать, как преступление) троицы. Поистине, Свет благоволил им в этом безумном, как и всё вокруг, побеге.

Шарлотта Фовелль:
Благополучно отправив Виктора через окно, две сестры разной направленности последовали уточнённому по дороге плану действий: сестра Рэли отправилась на выход через холл, чтоб обеспечить себе алиби, а Шарлотта, чтоб не терять времени даром, пошла в лабораторию за лекарством, медленно убивающим мозг Виктора, но без которого ему было бы куда хуже. Ну и заодно, чтоб кто-то подтвердил, что миниатюрная медсестра чертовски занята, помогая госпиталю в трудное время.
С послушницей сговорились встретиться позже в холле. На том и разошлись.
Поправив пелерину, отряхнув платье и убедившись, что окно за Виктором тщательно закрыто, подоконник чист, и кругом благолепие, Шарлотта чинно и неторопливо отправилась в лабораторию.
В гостиной в этой время санитары заканчивали успокаивать разными методами и провожать по камерам пациенток. Некоторых - насильно.
Дверь лаборатории тщательно закрывалась на ключ. Маленькая сестра недоуменно повела взглядом, ища привычного охранника неподалёку, затем взмахнула рукой:
- Ах да... Свет всемогущий, голова просто кругом идет от всей суматохи.
Соорудив на лице мину, с которой мисс Флеминг встречала всяческие беспорядки в клинике, она открыла дверь лаборатории, вошла внутрь и тщательно заперла её вновь - строго по инструкции.

ДМ:
На звук оглянулась доктор Морвелл, чуть меньше похожая на автоматона, чем обычно; лицо женщины отражало недавние яркие переживания. Может, это было связано с огнем, горевшим под водяной баней, и работавшим перегонным кубом - Хелене случалось впадать в крайнее возбуждение на пороге новых открытий. По всей видимости, сейчас был именно такой момент.
- А... мисс Фовелль.

Шарлотта Фовелль:
- Прошу прощения, доктор Морвелл, - негромко извинилась девушка, не желая мешать в ответственную минуту. А то ещё не уследит исследовательское око и что-то пойдет не так. А уж об этих "не так" по клинике ходило столько слухов... поговоривали, где-то в подвалах бродил даже самозародившийся гомункул.
Из отходов производства.

Поэтому Шарлотта молча шагнула к шкафу, где хранились лекарства, привычным жестом взяла склянку и принялась набирать шприцы препаратами.

ДМ:
- Что там у вас? Все спокойно? - осведомилась Морвелл, возвращая взгляд к своим лабораторным агрегатам. - Сегодня мне совершенно недосуг заниматься больными. Появилась... идея, как навсегда избавить страдальцев от приступов эпилепсии.

Шарлотта Фовелль:
- О, доктор, это было бы замечательно! Бедняги так страдают, да ещё и рискуют умереть во время приступа из-за откушенного языка, фу. Ужас, - вздрогнула девушка, на миг прервав свое занятие. - Да, вроде бы всё тихо после ночного переполоха. Сестра Рэли просила меня вместе с ней проведать пациента из пятой палаты жёлтого крыла. Боялась, что ему нехорошо. Но он был тих и спокоен, как ягнёнок, только пить хотел. Потом мы были в библиотеке, а там, знаете, всегда не очень шумно. Благословенное место, поистине островок отдохновения. И вы совершенно правы, что из-за этих сбежавших подлецов, теперь всему персоналу несладко. Я вот решила помочь дежурным медсёстрам, санитары спят на ходу, а о бедной оставшейся охране вообще молчу.
Во время этой речи сестра ловко набирала нужные препараты.
- Мисс Флеминг ведь распорядилась теперь на ночь накачивать всех буйных успокоительным. Во избежание. Так что работы прибавилось, а рук катастрофически не хватает. Простите, доктор, моя болтовня вас не отвлекает? - спохватилась она.

ДМ:
- Пятая палата... Припоминаю. Пустая трата ресурсов и времени, мисс Фовелль, - в своей резкой манере оповестила доктор Морвелл. - Этот случай - пустышка и перевод лекарств. Впрочем, в самый раз для посещений духовенства. Что касается успокоительных, то как вменяемого и внимательного человека прошу вас убедиться, что все больные будут взвешены перед назначением доз. Никаких "на глазок". И нет, вы не отвлекаете - моя работа большей частью закончена. Теперь это дело техники.

Шарлотта Фовелль:
- Ох, взвешивать... - поморщилась Шарлотта, бросив жалобный взгляд на доктора.
Между делом, как можно незаметнее извлечён был и опустевший шприц из потайного кармашка и свежая доза заправлена была в стеклянную, запертую иглой колбочку.
- С санитарами прям беда, - не замолкала она во время процедуры. А некоторые буйные не согласятся смирно постоять на весах. Меня туда привлекли только потому, что рук не хватает. Вы не подскажете, доктор, как их ловчее взвешивать? Не хочется допустить оплошность и выпустить на свободу очередного буйного - их тут и так бегало ровно на две штуки больше положенного. Я себе этого вовек не прощу.
Поджав губы, девушка являла собой прям воплощение верности медицинскому долгу.

ДМ:
Морвелл помолчала, раздумывая.
- Собственно говоря, есть формула, которая позволит обойтись ростом, обхватом запястья и толщиной жирового слоя на предплечье. Результат достаточно точен для определения дозы. У вас есть, где и чем записать?

Шарлотта Фовелль:
- М... - на секунду замешкалась Шарлотта, охлопав карманы фартука и виновато шмыгнула носом:
- Похоже, что нет. У меня хорошая память и нет нужды записывать распоряжения мисс Флеминг. Может быть, у вас найдутся свободные листочек и грифель?

ДМ:
- Вы можете вырвать чистый из журнала, - махнула в сторону доктор Морвелл, не отвлекаясь от настоя в водяной бане. Важно было не передержать. - Там рядом чернильница.
Журнал в лаборатории велся стараниями самой Морвелл и содержал - без имен и личностей - сухие выжимки статистики: какой процент пациентов отреагировал на такой-то препарат побочными эффектами, у кого наступило улучшение.

Шарлотта Фовелль:
Шарлотта, уложив шприцы на небольшой поднос, накрыла их белейшей тканевой салфеткой и аккуратно перелистнула журнал, ища чистый лист. Листать она старалась быстро, чтоб у доктора Морвелл не возникло подозрений, что медсестра хочет что-то выведать ненужное. Но и глаза не отводила. Мало ли что. Потом можно будет подглядеть.
Найдя чистый лист, она аккуратно отделила его от журнала, взяла перо и выразила готовность записывать драгоценную формулу.

ДМ:
Морвелл продиктовала, щегольнув памятью - ей не пришлось заглядывать в справочники, стоявшие на полке поверх шкафчика с реагентами.

Шарлотта Фовелль:
- Благодарю вас, доктор Морвелл, - с признательностью произнесла Шарлотта. В этот момент она даже готова была немножко забыть о своих подозрениях, тем более, что в журнале ничего _эдакого_ не обнаружилось.
- Пойду на обход.
Шприцы аккуратно уложены были в полотняную сумку в глубокий контейнер, выложенный корпией. Сестра милосердия объяснила это тем, что из-за нехватки персонала она осторожничает и не хочет, чтоб какой-нибудь больной схватил шприц с подноса и вогнал в неё, Шарлотту, полную дозу. Уж лучше так, хоть и неудобно.

ДМ:
- Сделайте одолжение - скажите на кухне, чтобы обед мне занесли прямо в лабораторию. Времени нет нисколько.
На этом и распрощались.

Шарлотта Фовелль:
- Разумеется, доктор, - с готовностью ответила Шарлотта и, закрыв за собой дверь, повернула ключ в замке.
Кажется, мозг Виктора на некоторое время обеспечен "дровами". Ну, и успокоительного достаточно много, чтобы что-то сэкономить на больных и запастись ещё одной дозой своеобразного оружия.
Мысли об оружии получили логическое продолжение.
Грейвуд. Поговорить с ним, предупредить Агнес, встретиться с сестрой милосердия.

Шарлотта Фовелль:
После стремительного разговора с пациенткой, мисс Фовелль забежала на кухню, запросила обед для доктора Морвелл в лабораторию и прихватила корзинку с едой для святого отца. Сообщив прислуге, что послушница тоже пропустила обед, она договорилась о том, что в переноску уложена была добавочная порция и свежие пирожки с капустой, которой было очень много: Виктора тоже следовало кормить.
Заверениям, что мисс Флеминг наверняка будет благодарна за оказанное падре внимание, не было конца.
Немного пришедшие в себя кухарки расщедрились и выдали чересчур деятельной медсестре внеурочный пирожок, чтоб немного успокоить бурчащий желудок. После этого Шарлотта встретилась с уже ожидавшей её сестрой Рэли. В корзинку под салфетку уже уложены были шприцы с опиумом - подальше от бдительного ока громилы Майка.
Тепло распростившись с мисс Шайло и шепотом передав привет известному джентльмену, а чуть погромче - святому отцу, Шарлотта перед встречей с мистером Грейвудом унеслась на обход с дежурной медсестрой.
Только юбки вихрем взметнулись.
Форменные.

ID: 17972 | Автор: Dea
Изменено: 25 октября 2015 — 0:33

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
28 октября 2015 — 10:39 Pentala

Девчонки, не верьте Виктору, он вас за нос водит! БЕГИТЕ!!!
Не слышат ведь...

28 октября 2015 — 17:08 Onachi6

Никого я никуда не вожу!
Меня водят. А я - приглашаю. И вообще, там дальше доказательства, что я - самый мирный ^_^