Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Почти светские беседы (14)

Артемис Альяк
Лидия Ирвинд
Агнес Фэншо
Мередит Страуд
Шайло Альвина Рэли
Генрих Хансен

Лидия Ирвинд:
- А, еще ведь ходили слухи об экспериментах доктора Морвелл! Сестра Рэли, вот для вас еще один слушок. Вы не слышали, что уважаемая леди Морвелл проводит над пациентами эксперименты? Тестирует разного рода сомнительные смеси и прочее? - Лидия приняла совсем светский вид, будто спрашивала всего лишь о сорте чая. Кстати говоря, чай... Девушка завертела головой в поисках подноса с напитком.

Артемис Альяк:
Обмолвившийся было Альяк замолчал с живостью. В глазах был интерес.

Шайло Рэли:
- Вы не спрашивали у неё? Я что-то слышала о журналистской доблести. - пространно, будто припоминая, протянула Рэли.

Артемис Альяк:
- Вы говорили об умножении личности, преступив тайну, говорите и теперь. Нет секретов! - увещевал Артемис.

Шайло Рэли:
- У докторов есть более разумные слова для этого состояния души, мистер Альяк. Дважды более разумные для... алхимических экзерсиций.

Лидия Ирвинд:
- Нет, но я обязательно спрошу, при случае. Вы знаете, есть что-то в моем положении такое захватывающее... Я могу бесконечно задавать вопросы, а мне могут бесконечно пускать в глаза пыль. И я думаю, что разговор с леди Морвел закончится тем же, чем и с мистером Вудсвортом - пустой тратой времени. Разве что, получится подловить ее на какой нибудь увертке.

Лидия Ирвинд:
- О, какое чудесное выражение, алхимические эк-зер-сиции, - Лидия даже не сразу выговорила, - Увлекаетесь? - очередной светский непринужденный жест.

Шайло Рэли:
- Наслышана.

Мередит Страуд:
Как только разговор о ведьмах прекратился, Страуд, кажется, начал утрачивать к нему интерес. Он даже предпринял храбрую попытку прожевать один из разваренных кусков брокколи. Ничего не получилось, и зеленую резину пришлось проглотить целиком.
– Мне пора возвращаться к работе, – поднявшись, заявил он. – Надеюсь, во время этого расследования никто из вас не будет лезть на рожон.

Шайло Рэли:
- Это было бы мудро. - Рэли ухитрилась даже мило сделать ручкой, обратив секундный взгляд в сторону мисс Феншо. - Я зайду к вам, если вам недостает отца Уильяма, мисс. Мистер Альяк, ваша рука?

Агнес Фэншо:
Агнес благостно покивала, всячески одобряя это начинание. В любой момент, в любой момент! - говорило её лицо.

Лидия Ирвинд:
Лидия кивнула Страуду, даже не поворачивая к нему голову. Она задумчиво смотрела на церковницу и будто бы что-то сосредоточенно обдумывала.
- Насколько хорошо наслышаны? - довольно тихо спросила девушка.

Артемис Альяк:
- Вы творите чудеса по пути? Я с утра жду погоды проведать дороги.

Шайло Рэли:
- Свет милостивый, до куда? - откровение Альяка затмило все вопросы мисс Ирвинд.

Артемис Альяк:
- От ворот Торнхилла до обозримых далей, сестра, - пояснил деликатно.

Артемис Альяк:
- Балующих населенностью.

Лидия Ирвинд:
Лидия, тем не менее, все так же сверлила сестру взглядом.

Шайло Рэли:
- Я постараюсь, если вы обождете моих обязанностей перед старшей сестрой. Едва ли вы уедете далеко.
Это было то, с чем Рэли покидала благородное общество.
- Мисс Ирвинд, в столце можно было посмотреть за чужой работой. Я ценю это.

Лидия Ирвинд:
- А, то есть самостоятельно, допустим, определить состав смеси вы не способны? - Лидия, не скрывая определенного разочарования, откинулась на спинку, - Жаль, жаль.

Артемис Альяк:
- Я найду вас в часовне? Все чисто, - был жест под свежим бинтом, - я терплю.

Шайло Рэли:
- Нет, почему же, здесь. Я заменяю святого отца.
Шайло вышла.

Лидия Ирвинд:
- Мистер Альяк, а вы не сведущи в алхимии? - наудачу спросила Лидия, задумчиво глядя вслед церковнице.

Артемис Альяк:
- А что это вы вдруг заинтересовались? - он был почти игрив.

Лидия Ирвинд:
- Хочу проверить еще одну зацепку, - с улыбкой ответила Лидия. Может и пошутила.

Артемис Альяк:
- Делитесь, - одобрил Артемис, - я буду рад.

Агнес Фэншо:
В кресле шуршали журавлики. С головой уйдя в ворох бумаг, мисс Фэншо, кажется, почти даже не слушала присутствующих.

Генрих Хансен:
Хансен громко откашлялся. Нет, он не пытался привлечь к себе внимания, просто подавился брокколи.

Лидия Ирвинд:
Лидия усмехнулась:
- Ничего такого, всего лишь небольшая находка, быть может, совсем не представляющая интереса, - девушка была явно не в настроении делиться подробностями.

Артемис Альяк:
- Я верю находкам журналистского ума, - улыбнулся Альяк, - вам нужно определить её свойство?

Лидия Ирвинд:
- Мистер Альяк, - вдруг ожила девушка, - а ведь вы аптекарь?

Лидия Ирвинд:
Лидия даже подскочила на месте, бросила быстрый взгляд на Агнес, потом на Хансена, и снова уставилась на Артемиса.

Артемис Альяк:
- А ведь пожалуй, - согласился тот.

Агнес Фэншо:
Агнес взглянула в ответ как-то укоризненно. Она же говорила! Впрочем, спустя следующую секунду она уже вновь уткнулась в журавликов.

Лидия Ирвинд:
- Тогда... - Лидия испытующе смотрела на Артемиса, покусывая губы и покачивая головой. Ну что же, раз почтовая карета не случилась... Быть может, удача улыбнется тут, - А смогли бы вы определить состав и назначение некой смеси, быть может даже лекарства, по ее виду?

Артемис Альяк:
- По виду и запаху - возможно. Пробовать я не отважусь, - улыбнулся.
- Что у вас?

Лидия Ирвинд:
Лидия осмотрелась, склонилась к Артемису и понизила голос:
- Я нашла кое-что в палате убитой пациентки. Припрятанное под половицей. Подозрительно, не правда ли? Быть может, она просто отказывалась принимать лекарства и прятала, а быть может и что-то подозревала. Неспроста ведь ее... умертвили? - девушка приподняла брови, а потом добавила уже более громко: - Было бы неплохо, если бы вы проверили какие нибудь из здешних лекарств. Мне кажется, что эксперименты леди Морвел могут быть за гранью закона.

Генрих Хансен:
Агнес Фэншо могла заметить как бы отчитывающий, укоризненный взгляд на себе. Через несколько минут, Генрих решил вмешаться.
- Мне кажется, мисс Ирвинд, что вы превышаете здесь свои полномочия. И что если будете действовать менее осторожно, то вас могут вывести отсюда. В самом лучшем случае.

Артемис Альяк:
Вот уж казалось - куда было живее глядеть из-за стеклышек? Газетчице достались улыбка, понимание и даже кивок - короткий.
- Будет вам, мисс, - было шутливое для ушей дальше полуметра, - я верю мисс Морвелл безоговорочно.

Лидия Ирвинд:
Лидия откинулась и посмотрела на Генриха с плохо скрытой иронией:
- Да ну? И в чем же я превышаю свои полномочия? Мне казалось, я тут как раз для того, чтобы задавать вопросы, - девушка улыбнулась одной из своих самых очаровательных улыбок.

Агнес Фэншо:
Мисс Фэншо свою вину признавать отказывалась, и укоризной во взоре Генриха не смущалась. Птички шуршали, нещадно сминаемые пальцами.

Генрих Хансен:
- Не думаю, что ваше пребывание здесь заключается именно в этом, мисс Ирвинд. В любом случае, вам надо быть осторожнее. И вам, мистер Альяк, тоже. Кто-то убивает охранников, а вы тут, при живом охраннике, обсуждаете опасные вещества?
Генрих рассмеялся, оскалив все зубы. Право слово, эта Лидия Ирвинд нравилась ему всё больше и больше!

Лидия Ирвинд:
- Кстати, а скольких охранников убили, не напомните? - как бы невзначай осведомилась Лидия.

Генрих Хансен:
Генрих тяжело вздохнул и захлопнул книгу, и произнёс шёпотом:
- Мисс Фэншо, вы не предупреждали меня о том, что мисс Ирвинд такая... ярко привлекающая внимание к собственной персоне. С ней мы далеко не уедем.

Лидия Ирвинд:
Лидия прищурилась и переводила взгляд с Агнес на Генриха.

Агнес Фэншо:
- Из-за дождей вы итак далеко не уедете, - шелест бумаги стих, а затем возобновился с удвоенной энергией, скрадывая последующие перешёптывания. - В худшем случае их размыло на неделю. Неделю, а у нас за сутки уже погибло... кстати, сколько? Мне достоверно известно об одном человеке.
Последняя фраза была уже сказана достаточно громко.

Генрих Хансен:
- Двое, мисс Фэншо. Двое, - также тихо произнёс Генрих. - И это только персонал. Ещё мисс Финч.

Агнес Фэншо:
- Двое, - с намёком озвучила для всех присутствующих достоверную цифру Агнес, закатила глаза и шёпотом возмутилась: - А Мэри Бэккинс? Я уверена, что это взаимосвязано! Обвините мои расстроенные нервы, но я просто не могу поверить в естественные причины! Мисс Мэри не была больна, не считая рассудка.

Лидия Ирвинд:
- Двое, вот как... - Лидия сложила руки на груди и покивала то ли своим мыслям, то ли словам Агнес.

Генрих Хансен:
- Запирайте свои палаты по ночам, возможно, это отсрочит вашу смерть до следующего восхода солнца, - Генриху нравилось нагнетать.

Артемис Альяк:
Артемис страдательно свел брови и подпер ладонью висок.
- Господа, шёпот не так и полезен. Если мы в разных лодках, то это вам только кажется. Двое охранников? Страсть-то какая, - обернувшись к мисс Ирвинд, Артемис выглядел мало сведущим.

Агнес Фэншо:
- Генрих, это получается четыре смерти за последнюю неделю, а эти дожди нас здесь просто заперли, как в ловушке. Да за весь предыдущий год, что я здесь пробыла, ничего подобного не происходило! - возмущалась дальше мисс Фэншо, и вот теперь её шипение было достаточно отчётливо слышно даже у соседнего столика.

Генрих Хансен:
- Мистер Альяк, мы шепчем не потому, что не доверяем вам. Как раз-таки наоборот. Вокруг слишком много сброда, который не понимает что творится в этих стенах, - Генрих взглядом указал на санитаров в разных концах гостиной.

Лидия Ирвинд:
- О, с удовольствием бы заперлась, мистер Хансен, если бы двери в палаты запирались изнутри, - очередная сладкая улыбка.

Агнес Фэншо:
- Я уже боюсь спать одна, - вовремя дрогнувшим голосом вставила мисс Фэншо. - Мне кажется, что вот-вот дверь откроется и туда войдёт кто-то вроде... Ларри Диггла...

Артемис Альяк:
Альяк только тихо белел и вспоминал о боли в руке.

Генрих Хансен:
- Скажите номера ваших палат, и я лично запру их после обхода, - предложил Хансен.

Агнес Фэншо:
- Генрих, у того, кто выпускает опасных пациентов из "красного крыла", есть свои ключи. Я буду уверена в запорах, только если вы лично смените замки, и ключи в единственном экземпляре будут у доверенного человека, который точно НЕ МОГ за всем этим стоять.

Генрих Хансен:
Охранник пожал плечами, мол, его дело предложить.
- Ну и? Какие планы? Ночь близко.

Лидия Ирвинд:
Лидия согласно кивнула на слова Агнес.
- Именно, а тут еще и не будет возможности отпереться изнутри.

Артемис Альяк:
- Сбитая прикроватная тумбочка по крайней мере известит вас о госте.
Альяк поднимался, ловя взгляд журналистки.

Агнес Фэншо:
- Это мысль, - согласилась мисс Фэншо, нехотя разжимая впившиеся в подлокотник пальцы. - Правда, что после этого я буду делать в одной комнате с... гостем, я не представляю. Может быть... визжать?
Последнее звучало с насмешкой.

Артемис Альяк:
Альяк улыбнулся.
- Чей-то вопль вчера спас многих, возможно.

Генрих Хансен:
- Если не хотите защищаться одними только визгами, то скажите мне номера своих палат наконец. Я быстрее смогу добраться до вас, когда буду знать куда бежать, да и буду присматривать за вами. Спросите мисс Фэншо, этой ночью, благодаря тому, что я приглядываю за констеблем из пятой палаты, я помог ей выбраться оттуда, - Генрих глянул на мисс Фэншо, в надежде, что та подтвердит его слова.

Лидия Ирвинд:
- Визжать - звучит неплохо, тогда вас могут услышать и прийти на помощь, если... - Лидия не стала продолжать. Девушка словила взгляд Альяка и приподнялась. - Кстати, о палатах. Неплохо бы передохнуть.

Артемис Альяк:
- Мисс Фэншо, - был церемониален аптекарь, - Нам верить этому человеку?

Лидия Ирвинд:
Лидия остановилась и перевела заинтересованный взгляд на Генриха, потом на Агнес.

Агнес Фэншо:
- У меня нет пока что ни одного основания подозревать в чём-то Генриха, - коротко ответила Агнес, взвесив и измерив Хансена одним оценивающим взглядом. И напомнила следом: - И он дважды мне помог.

Лидия Ирвинд:
- Хм, - Лидия улыбнулась, глядя на Хансена, явно умалчивая какую-то забавную мысль. - Мистер Хансен... А если так случится, что этой ночью леди Агнес станет очень страшно - нельзя ли ей будет, допустим, прийти ко мне? Если вдруг вы будете дежурить этой ночью... Вы понимаете, это просьба весьма деликатная...

Генрих Хансен:
- Я посмотрю, что можно будет с этим сделать, - Генрих улыбнулся в ответ.

Артемис Альяк:
- Славный человек, как есть, - улыбнулся Альяк и беспечно пожал плечами
Серой торнхилльской леди был кивок почтения.
- Мисс Ирвинд? - приглашал он идти.

Лидия Ирвинд:
Лидия все с такой же милой улыбкой поклонилась и вежливо попрощалась с Хансеном, еще одна улыбка улетела к мисс Фэншо. После чего девушка, казалось бы совсем спокойным и неспешным шагом, прошествовала мимо Альяка на выход из гостиной.

Лидия Ирвинд:
На выходе из гостиной Лидия осмотрелась и, никого не заметив, достала из сумки конверт, быстренько его распечатала и достала из него еще один - поменьше. Конвертик тут же был сунут в руки Артемису.
- Я надеюсь, вы как можно скорее сообщите мне результаты, только не стоит осматривать это тут, - прошептала девушка и обернулась, еще раз проверяя пустые коридоры.

Лидия Ирвинд:
- Ах да, и он был завернут в очень дорогую бумагу. Даже я такой пользуюсь крайне редко и только в особых случаях, - добавила Лидия.

Артемис Альяк:
Артемис был бережен и быстро прикрыл зазеленевший состав, возвращая.
- Апоморфин. Я слышал что-то про питание мисс Финч - в больших дозах вызовет рвоту. Бумага осталась?

Лидия Ирвинд:
- Апомрфин? А что это? Опасно? Быть может, стоит это уничтожить? Нет-нет, оставьте у себя. А бумага - да, осталась, но она в комнате. Хотите взглянуть? Это возможно, - кивнула девушка, приглашающим жестом указывая Артемису в направлении женского отделения.

Артемис Альяк:
- Вы слышали об опии, полагаю? Считайте ближайшей родней, - шагал Артемис следом, - Опасен в бездумности. Может сделаться всякое, мисс Ирвинд - вплоть до галлюцинаций, чего совсем не хватало. В малых может обезболить, и я говорил о тошноте.
Альяк был опечален, по всему.
- Где мисс Финч его прятала? Я взгляну.

Лидия Ирвинд:
- Под половицей, - совсем скоро они оказались в палате номер девять. Лидия простучала несколько половиц под столом и быстро нашла нужную, - Вот, этот тут. Минуту, я покажу вам... "упаковку", - Лидия уступила место у приподнятой половицы Артемису, а сама вытащила из чемодана ту самую шкатулку с потайным замком. Несколько десятков секунд возни, и девушка уже протягивала бумажку Альяку.

Артемис Альяк:
От половицы исподволь Артемис высмотрел и шкатулочку - стеклышки были хорошие, зоркие.
- За мисс Финч приглядывала родня? - чутко знакомился с оберткой Альяк. Он не удивлялся - у Иды были альбомы.

Лидия Ирвинд:
- Вам тоже кажется, что эта бумага слишком дорога для того, чтобы заворачивать в нее лекарства? Вот о родне Иды я ничего не знаю, пока. И персонал со мной ох как не охотно делится. В этом письме, - Лидия помахала распечатанным конвертиком, - Я просила моего знакомого навести справки об этой леди. Но, судя по погоде, нам придется выяснять все на месте. В конце концов, персонал тут вполне себе любит звонкую монету - в этом мне тоже уже удалось убедиться, - Лидия убрала шкатулку обратно в чемодан и присела на кровать.

Артемис Альяк:
- Узнайте у персонала, коль вам это по душе, мисс Ирвинд, - попросил Артемис мягко, - я же взгляну на убранство врачебного кабинета, и, главным образом, на стол.

Лидия Ирвинд:
- И обязательно сообщите мне результат, договорились? - кивнула Лидия. - В любом случае, мне нужно будет побеседовать и с леди Морвелл, и с мистером Вудсвортом. Для интервью, - девушка усмехнулась, - хотя, как я уже говорила, я питаю слишком мало надежд услышать от них хоть что-то, чего бы я не нашла в справочниках и буклетах.

Артемис Альяк:
Артемис ещё раз сверился с половичкой - для своих нужд.
- Конечно, мисс Ирвинд, - улыбнулся он, отряхивая руки, - Увидимся и условимся вновь.

***

Лидия Ирвинд:
Спустя довольно долгое время, уже более менее успокоившаяся после неудачных бесед с персоналом Лидия вернулась в гостиную. Пар был выплеснут в гневной заготовке статьи о покрывающем убийства персонале и о гнусной Флеминг - главной укрывательнице смертельной халатности, еще и осыпавшую свободную прессу угрозами и прочим, чтобы пресса закрывала глаза на творящиеся под носом преступления. Заготовка отправилась в ту же шкатулку, где хранились прочие заметки, нарытые журналисткой. Вполне довольная собой Лидия отыскала глазами Агнес и, тихонько шагая, прошла прямо к ней и присела на стул за ее столом.

Агнес Фэншо:
Журавлики громоздились, пестря разрисованными крыльями. Мисс Фэншо проявила фантазию, покрыв узорами бумажных птиц, насколько хватило вкуса и воображения. Впрочем, появление Лидии вынудило её даже оторваться от своего занятия, поднять голову и светло улыбнуться.
- Вы пришли договорить, мисс Эрвинд?

Лидия Ирвинд:
- И договорить, и пожаловаться, - улыбнулась Лидия, протягивая руку за одним из журавликов, - как симпатично! Можно мне тоже попробовать? Я, одно время, увлекалась.

Агнес Фэншо:
- Разумеется, - передвинув несколько чистых листов бумаги, Агнес перекатывает грифелёк и складывает руки на коленях. - Моё дружеское плечо к вашим услугам для выплакивания решительно всех обид.

Лидия Ирвинд:
- Вы знаете, мне кажется, что местный персонал боится меня куда больше, чем убийцу, - Лидия взяла в руки листок бумаги и принялась аккуратно его складывать, - все мои вопросы упираются в глухую стену. И я таки поняла, что это во многом заслуга мисс Флеминг. Уж та постаралсь застращать персонал... неужели, все тут так ее уважают?

Агнес Фэншо:
- Её боятся. Понимаете, мисс Эрвинд, от неё зависит множество мелочей. Если она захочет, она сделает вашу жизнь невыносимой, потому что в её ведении - весь быт этого приюта для скорбных умом, и ей подчиняется весь персонал. Она увольняла и за меньшие проступки, чем у печально известного Дэвида Оксбоу, и даже злить её - очень плохая идея. Впрочем, мне кажется, есть несколько человек... ну... которые не боятся её.

Лидия Ирвинд:
- Вы думаете? И кто же эти неописуемые смельчаки? К слову, что это за случай с Дэвидом Оксбоу? - у Лидии получился журавлик несколько менее симпатичный, чем у Агнес, но в общем фигурка вполне походила на правильную. Лидия потянулась за следующим листом бумаги.

Агнес Фэншо:
- Дэвид Оксбоу был уволен за несколько дней до гибели Мэри Бэккинс за предрассудительные связи с пациентками. Это... деликатная тема, я постеснялась расспрашивать, откровенно говоря, - едва заметно покраснела Агнес, - Что касается неописуемых смельчаков... помимо очевидных сэра Коула, доктора Вудсворта и доктора Морвелл, а так же мистера Тревиса... Я могу сказать, что сестра Флеминг испытывает определённую симпатию к сестре Фовелль и сестре Шайло, каждая из которых представляется мне барышнями разумными.

Агнес Фэншо:
- Сестра Фовелль прибыла только неделю назад, но уже показала себя с лучшей стороны. Она не отравлена влиянием Лечебницы... - вряд ли Агнес заметила, как невольно начала употреблять определения своего знакомца из пятой палаты, - И при этом очень здравомыслящий и понимающий человек. Сестра Шайло просто большую часть времени не общается с сестрой Флеминг напрямую, и при том участвует в обмывании тел и подготовке к похоронному обряду, что тоже... интересно, если мы хотим что-то узнать о смерти мисс Финч и мисс Мэри. Вам что-то сказал священник?

Лидия Ирвинд:
Лидия задумалась, продолжая складывать бумагу.
- Священник? Не более того, чем любой другой из персонала. Неужто он тоже боиться мисс Флеминг? - Лидия усмехнулась, - Все так трясутся за свое место, так боятся сказать хоть слово, что это уже кажется странным. Быть может, их чем нибудь опаивают? Приворотные чары, где предмет обожания - здание лечебницы. Или происки злых ведьм?
Девушка даже тихонько рассмеялась.
- А вот с мисс Фовелль пообщаться мне не довелось. Я, конечно, не примену, при случае. Только теперь я уже мало на что расчитываю. Даже сестра Шайло была не самой сговорчивой, все больше утаивала да недоговаривала. Даже если они и выяснят хоть что-то стоящее, что они будут с этим делать? Очевидно же, что руководству либо плевать, либо от него все и исходит. Ах, - Лидия с чувством бросила уже чуть более удачного журавлика на стол, - Милая мисс Фэншо. Вы знаете, материала я уже собрала достаточно, чтобы поднять скандал. Чего только стоит это покушение? Не говоря уже о прочем. Мне не придется ничего выдумывать - лишь описать факты. Распустить слухи среди знакомых, дать статейку - слово за слово, и никакая королевская протекция уже не сможет скрыть очевидное. Пациентов начнут забирать родственники, начнутся разговоры, сплетни, недовольства... Да, кто-то быть может побоится огласки, но хватает и тех, кто захочет этой огласке поспособствовать. А следом за скандалом грянет и разбирательство, и вот уже скоро виновных найдут и накажут, - Лидия мечтательно закатила глаза. - Но раз уж так вышло, что я заперта тут и не могу сию минуту вернуться в город, то я бы хотела по крайней мере сохранить свою жизнь. А всем, черт возьми, глубоко плевать на то, что жить им быть может осталось не больше одной ночи. Надо быть последним глупцом, чтобы думать, что разгуливающие ночью по больнице маньяки - случайность, нет, лучше они будут скрывать и замалчивать. Пока не умолкнут навек, - девушка сложила руки на груди и невидящим взглядом уставилась на груду разноцветной бумаги.

Агнес Фэншо:
- Вы, по крайней мере, уедете отсюда, когда дороги высохнут... - еле слышно заметила Агнес, с резким и неприятным хрустом сминая очередного журавлика в пальцах.
- Учитывая, что число охранников уменьшилось, я не уверена, как перераспределили их дежурства и остался ли кто-то в крыле с лёгкими пациентами. Мне страшно, мисс Лидия. У вас есть оружие?

Лидия Ирвинд:
- Агнес, я сделаю все, что смогу, чтобы вытащить вас отсюда. Обещаю, - Лидия повернулась к Агнес, очень серьезно на нее посмотрела и положила свою ладонь поверх ее. - А вот оружие... Нет, к сожалению, ничего такого, что помогло бы в защите от двухметровой громадины, наподобие это огромной вчерашней дамы. Хотя кое что острое и, при должной удаче, вполне себе опасное, имеется. Неплохо бы раздобыть огнестрел, не правда ли? Раз уж пациенты с ними бегают по коридорам... А еще, у меня есть ключ от моей палаты. Правда, учитывая, что двери открываются только снаружи - смысла в нем особого нет.

Агнес Фэншо:
- Может быть и есть. Попробуйте его на дверях палат других больных. Можно на моей. Если я правильно помню, замки - одинаковых образцов. Но что-то острое, не говоря уж об огнестрельном, здесь раздобыть практически невозможно.
Обещанию она верила, тем более так серьёзно озвученному. Надежда вообще умирает последней, а до тех пор - пользуется любым случаем, чтобы робко поднять голову и засиять где-то внутри.

Лидия Ирвинд:
- В самом деле? Надо же, я об этом вовсе не подумала! В таком случае - сегодня же проверим, - Лидия улыбнулась. - Вы, помнится мне, говорили о том, что стоило бы побеседовать с тем самым Виктором? Как считаете, сегодня мы найдем подходящий для этого момент? Узнать бы его фамилию... И когда он сюда попал... Констебль - это не лишь бы что. Тем более, такого рода болезнь... Наверняка его имя звучало в каких нибудь скандалах, громких делах. Быть может, он расследовал какое-то особенно жуткое преступление, что повредило спокойствие его рассудка, или что-то в таком духе. Или его рассудок намеренно заперли тут. Отличное ведь место, так просто скрыть любого тебе неугодного, прикрышись надписью "болен"! Хотя, если начистоту, что-то такое еще как ожидаемо. Особенно, учитывая страсть местного персонала утаивать преступления. Порочный круг...

Агнес Фэншо:
- Проверьте, - кивнула Агнес, - Тогда, даже если это не будет разрешено, может быть вы сможете вытащить меня ночью из комнаты. А я - провести вас туда, куда нужно. Картотека?.. Виктор?.. Может быть, нам нужно что-то ещё?..
Ненадолго прервавшись, Агнес задумалась.
- А что за история с лекарствами? Я слышала краем уха ваш разговор с Альяком, но не весь. Он что-то сказал вам?

Лидия Ирвинд:
- Да, сказал. Это было рвотное. И попало оно к ней, вероятно, не с лекарствами. Оно было завернуто в очень дорогую бумагу - уж точно не больничный сверток. Я пыталась уговорить кладовщиц позволить мне взглянуть на вещи покойной, но, увы...

Агнес Фэншо:
- ...может, и в кладовую, - пришла к выводу Агнес, не моргнув и глазом. - Это - точно то же самое, что она откуда-то раздобыла, когда её пытались кормить насильно? Какое-то лекарство на "а"...

Лидия Ирвинд:
Лидия подперла щеку кулаком и задумчиво продолжила:
- Виктор, картотека... Лаборатория была бы полезной, разбирайся я в алхимии и подобном. Но вот личные записи врачей, их кабинеты... Да, было бы чудесно. Но еще более чудесно было бы разговорить персонал.

Лидия Ирвинд:
- Апоморфин, - кивнула головой девушка. - Леди едва заставляют поесть, и тут же так предупредительно подсовывают рвотное.

Агнес Фэншо:
- И никто не знает, как, - в блестящих серых глазах светился живой интерес. Предмет разговора был совершенно не женский, но мисс Фэншо справедливо полагала, что когда речь идёт о её жизни, лучше ненадолго перестать быть женщиной. Обмороки и охи сейчас никого не спасут. - Наметим ближайшие три цели. Поговорите с сестрой Фовелль, и, может, ещё разок с сестрой Шайло. Попробуем пробраться к Виктору и в кладовку.

Лидия Ирвинд:
Лидия вдруг нахмурилась, протянула руку и взяла одного из бумажных журавликов. Девушка внимательно посмотрела на поделку, а потом зачем-то понюхала и, все так же хмурясь, отложила бумажку.

Лидия Ирвинд:
- Именно так. Кстати, тот самый "королевский джентельмен". Вы ведь с ним встречались? Кто он такой? Ему можно доверять? - Лидия поодолжала смотреть на журавликов недоверчивым взглядом.

Агнес Фэншо:
- Импозантен до одури, - вот теперь в глазах появился оттенок мечтательности. - Выглядит... очень надёжным, сдержанным джентльменом с хорошими манерами. О подробностях своей профессии не распространяется, но, откровенно говоря, я видела его обычно мельком. Вчера - был на обеде, на который пригласили и меня, обещался с утренним чаепитием рассказать кое-что о себе, но... события ночи... вы сами понимаете.

Лидия Ирвинд:
- Понимаю. Выходит, это какой-то загадочный мужчина, что состоит на королевской службе, ведет дела со смотрителем лечебницы, и кружит головы милым дамам, - Лидия невесело усмехнулась и вздохнула, - Наверняка он лишь пополнит список тех, кто будет трепетно защищать местные тайны. Агнес, - девушка вновь взяла в руки журавлика, - Не подумайте, что это паранойя или что-то в таком духе, но, в свете последних событий... Быть может, вы станете работать со всей этой бумагой в перчатках? Знаете, по последней моде, перчатки снимают лишь только за обедом... Могу подарить вам пару подходящих - очень тонкие, но защищают кожу, - Лидия замялась и отвела взгляд в сторону, - Ну, или, по крайней мере, хорошенько каждый раз мыть руки. Знаете, все эти подозрительые ситуации с пациентками...

Агнес Фэншо:
Вот теперь Агнес охнула и обмякла в кресле, в состоянии, близком к обмороку. ТАКОЕ гнусное коварство ей в голову не приходило.
- Милостивый Свет... с вашим опытом, конечно, вы быстрее догадываетесь до некоторых вещей... но... право... это гнусно! И потом, не будет же милая тётечка из обслуги, миссис Джонс, подсовывать мне... пропитанную чем-то бумагу?

Лидия Ирвинд:
- Мисс Джонс может и не будет, но ведь есть и другие, - Лидия тяжело вздохнула и с болью во взгляде посмотрела на Агнес. Она ни в коем случае не хотела пугать девушку, но ситуация вокруг и без того была слишком пугающей. - Мисс Фэншо, помните, как я вчера за ужином сказала, что пишу некрологи и обзорные статьи? Так вот, это неправда. Моя специальность совсем другая. Одно время я даже работала в детективном агенстве, пока не поняла, что меня больше устраивает гласность, с которой ведут дела журналисты, чем тайны, которые окутывают работу частных детективов. Именно из-за обращения к частным детективам сэра Бэккинса я направилась сюда с намерением провести свое журналистское расследование. К слову, кроме меня сюда должен был отправиться один мой давний знакомый и конкурент - детектив Филипп Морро. Но, судя по всему, я его опередила, а остальное за меня сделала погода. Так вот, прошлое дело, как раз то, где стлкнулись мы с Филилпом... Оно было как раз об отравлениях. Одна леди отправляла неугодным ей лицам отравленные буклеты. Люди смачивали пальцы слюной, пытаясь разлепить склеившиеся странички, и сами не замечали, как глотали яд, - девушка ненадолго умолкла и и опустила глаза, - Об этом деле полгода назад я писала статью под псевдонимом "Мистер Брэкс". Быть может, вы читали и какие-то другие статьи за моим авторством?

Агнес Фэншо:
- Я... нет... понимаете, папенька, до того, как умереть, очень заботился о том, чтобы меня не коснулись... всякие тревоги. Он даже газеты старался не оставлять там, где я могу до них добраться... и всячески берёг моё душевное спокойствие, - когда у неё так кривились губы, обычно это означало, что сейчас она заплачет. Горечь потери отца усугубляли резкие изменения в её судьбе: контраст между тёплым семейным гнездом и Торнхиллом кого угодно бы угнетал. - Я завидую... вашей смелости. Давайте лучше поговорим на более безопасные темы, чем отравления, папенька и расследования.
На минуту-две она замолчала, глубоко вдыхая и выдыхая. Машинально сложила ещё пару журавликов: это помогало успокоиться.
- Знаете, я кое-что вспомнила. Во-первых, о мистере Винсельте Грейвуде. На обеде он упоминал, что только приехал из столицы, и что служит короне в составе отряда "Серебряные клинки". Какая-то очень малоизвестная организация, берегущая... как он выразился?.. честных граждан от возможной... насильственной смерти? Я не очень поняла, что он имел в виду. И когда он приезжает, у него есть какие-то смены, но я никогда не видела, и даже не слышала, где конкретно он дежурит. Может быть, в красном крыле?..
Предположение прозвучало как-то неуверенно.

Лидия Ирвинд:
- Серебряные клинки? - Лидия задумчиво нахмурилась, припоминая, что могла слышать об этой организации, - Говорите, смены и красное крыло? Очень интересно... Красное крыло - ведь там содержаться преступники? Быть может, он занимается охраной или... Или допросами? Хотя, допросы посменно - звучит весьма странно. Вот кто-кто, а он должен бы знать о сбежавшем заключённом, если такой побег действительно имел место!

Агнес Фэншо:
- Он упоминал именно смену, - стояла на своём Агнес, невольно хмурясь в ответ. - Да, здесь по сути... три уровня содержания. Есть отделение для лёгких пациентов, в котором вас поселили. Женское, и с противоположной стороны здания - мужское. Есть отделение для невменяемых пациентов, там сейчас находится Виктор. Так же делится на женское и мужское. И наконец, есть отделение для особо опасных пациентов, которые обязательно попали бы в тюрьму на пожизненное заключение или на плаху, если бы не были признаны не в себе. Красное крыло - это оно. И так же есть разделение на женское и мужское.
Подобравшись в кресле, мисс Фэншо внимательно взглянула на собеседницу, заправляя за ухо выбившуюся прядь волос.
- Как выглядел ваш коллега-соперник? Опишите мне его пожалуйста.

Лидия Ирвинд:
- О, весьма привлекательный мужчина, я вам скажу. Довольно высокий, вполне себе крепкий. На вид - лет тридцать. Густые волосы... И руки, - Лидия прикрыла глаза и улыбнулась, лицо приняло внезапно мечтательное выражение, - такие крепкие, сильные, покрытые татуировками... Право, если бы я его не ненавидела, он казался бы мне весьма привлекательным, - Лидия на секунду закусила губу, глубоко вздохнув, но вдруг опомнилась и резко выпрямила спину, - Извините, я увлеклась. И тем не менее, вот так выглядит Филипп Морро. Ну а по тому, что вы рассказали мне об этом мистере из серебряных клинков... Все весьма подозрительно. Либо охрана, либо какое-то секретное дело, быть может государственной важности. Тем более странно, что у них под носом происходит такое беззаконие! Нет, тут определенно что-то не сходится.

Агнес Фэншо:
- Ну... - у мисс Фэншо было озадаченное выражение лица, - Мужчину лет тридцати с крепкими руками и густыми волосами, привлекательного вида, я тоже видела. На этом же обеде. Правда, он почему-то быстро уехал. Почти сразу же. Может быть, это был ваш? Правда, я не уверена насчёт татуировок, у него были длинные рукава. Спросите доктора Альяка, он прибыл почти в одно время с ним. Может быть и видел.

Лидия Ирвинд:
- О, правда? То есть, мы могли разминуться? Хм... Обязательно спрошу. Ох, какая прелесть. Вы знаете, теперь я вдвойне хочу выжить. Еще и для того, чтобы в очередной раз утереть нос этому грубому, наглому... В общем, этому Филиппу Морро, - подытожила Лидия, сама себе кивнув и разве что не зааплодировав.

Агнес Фэншо:
- Я в вас уверена, - заверяла мисс Фэншо, с некоторым восхищением в серых глазах созерцая свою новую подругу. В самом деле, это была женщина изрядного духа: ей хотелось помогать.
- Значит, чтоб ничего не забыть... спросить Альяка, слазать в картотеку и в кладовку, проверить ключи, поспрашивать за мистера Грейвуда, поговорить с сестрой Фовелль... ох.

Лидия Ирвинд:
- Именно, - утвердительно кивнула Лидия и улыбнулась Агнес, - раз за разом я удивляюсь вашей внимательности, мисс Фэншо! К слову, Альяк должен бы сам меня найти. Он собирался навестить кое кого из начальства и заодно осмотреть их рабочие столы... На предмет дорогой бумаги, - Лидия снова задумалась и откинулась на спинку стула. - Надеюсь, ему повезет больше, чем мне.

Агнес Фэншо:
Это звучало, как достойный план, о чём Агнес и сообщила. Сгребая журавликов в охапку, она поднялась, зачем-то напоследок осчастливив Лидию одной своей поделкой.
Узоры на крыльях складывались в список имён, которые мисс Фэншо считала нужным проверить в картотеке. Она записала всех, кого знала, прямо на бумажной птичке.

ID: 17970 | Автор: Dea
Изменено: 25 октября 2015 — 18:40

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 октября 2015 — 17:21 Pentala
жрнулисты,

25 октября 2015 — 18:39 Dea

Совя атмсфра.

26 октября 2015 — 11:11 Toorkin Tyr

своа