Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Почти светские беседы (14)

Артемис Альяк
Лидия Ирвинд
Агнес Фэншо
Мередит Страуд
Шайло Альвина Рэли
Генрих Хансен

Мередит Страуд:
Пока его коллега развлекался с монахиней во время обхода, Страуд занимался многими другими необычайно полезными делами, характерными для санитаров. Ближе к вечеру он наконец устроил себе перерыв и болтался в гостиной, жуя всё ту же вчерашнюю брокколи. Кажется, за утро её количество уменьшилось незначительно.

Агнес Фэншо:
Болталась и Агнес, на Страуда если и поглядывая, то хмуро. Её видно снова призвали к арт-терапии, а может, она занялась тем по собственному почину: потому что теперь она складывала из бумаги журавликов. Журавлики порхали с её колен при каждом неосторожном движении, но мисс Фэншо всё равно больше смотрела на двери, чем на бумажных птичек.

Мередит Страуд:
Перехватив один из этих хмурых взглядов, санитар уставился на Агнес, не понимая, чего ей опять не нравится. Однако, он не стал подходить и устраивать разборки.

Лидия Ирвинд:
Лидия вошла в гостиную, все так же обуреваемая некоторым разочарованием и раздражением. Она бросила хмурый взгляд на Страуда, буркнула неразборчивое приветствие, и тут же протопала прямо к столику Агнес.
- Леди Фэншо, - Лидия улыбнулась и подняла с пола бумажного журавлика, - вы обронили.

Мередит Страуд:
Рэд, перехвативший уже второй хмурый взгляд, закатил глаза. Мало того, что приходится есть брокколи, ещё и все женщины вокруг вдруг ополчились на него.

Генрих Хансен:
Через пару минут после журналистки вошёл и Генрих, вновь сев поодаль от прочих, но ровно на такой дистанции, чтобы было слышно о чём говорят, и чтобы говорить с ним не очень-то и хотелось.

Агнес Фэншо:
- Да?.. В самом деле? Какая я неаккуратная, - огорчилась женщина, поднимаясь из глубин своего кресла, чтобы заняться сбором рассыпавшихся журавликов. Шагая мимо Лидии, она ещё еле слышно успела шепнуть той, прежде чем наклониться за первой птичкой: - Я слышала, две сестры говорили, что доктора Морвелл не могут найти, и уже долго. Возможно куда-то отлучилась. Стоило бы сходить сейчас в картотеку.

Шайло Рэли:
Под все беседы, явление сестры Рэли мог бы заметить разве что застывший в сторонке Хэнсон - это начинало казаться его привычкой. Смутно знакомы были почти все, не считая новенького, Страуда.
- Надеюсь, что не помешаю... мисс Феншо. - мельком кивала послушница. - Мисс Ирвинд. Ведьмы уже кружатся над гостиной?

Мередит Страуд:
Услышав про ведьм, Страуд нахмурился и немного повернулся, чтобы рассмотреть вошедшую сестру.

Шайло Рэли:
За что и получил прямой взгляд. Что поделать, выделялся на местности.
- Мистер Страуд, я полагаю.

Мередит Страуд:
– Можно просто "Рэд". Здрасьте, – санитар не смутился и продолжил разглядывать монашку. Выглядела та вроде бы неплохо, но одежды мог бы быть и поменьше. – Вы из той самой часовни, которая рядом с Торнхиллом?

Шайло Рэли:
- Бувально в тридцати шагах. Не знаю, отчего они носят нам обедать.

Агнес Фэншо:
- Здравствуйте, мисс Шайло, - на несколько мгновений (ровно столько Агнес пришлось напрягать память, чтобы вспомнить смутно знакомую даму примечательной наружности, раз или два виденную на обходах пациентов заместо священника) руки женщины остановились, затем снова потянулись к украшавшим ковёр журавликам.

Шайло Рэли:
- Я слышала о вашем случае с констеблем. Ужасно.

Мередит Страуд:
Страуд приложил все усилия, чтобы не принять самодовольный вид спасителя девушки от ужасного констебля. Услышав имя монашки, он постарался запомнить его. Ну хоть начиналось не на "Ф".
– Только о нём? Я думал, вы пришли, чтобы успокоить пациентов после ночных событий, а не того вчерашнего побега, про который уже все забыли.

Шайло Рэли:
- Мистер Страуд, когда вас будят под утро, вы выдыхаете и стремитесь заснуть так быстро, как только получится. Уверяю, пациенты были достаточно... разумны, чтобы понять это.

Лидия Ирвинд:
Лидия только и успела кивнуть Агнес и приложить палец к губам, мол, поговорим позже. Девушка поднялась и осмотрелась. Слишком много народа... Ну, что поделать.
- Присядем? - Лидия посмотрела на сестру кивнула на более менее уединенный диванчик.

Мередит Страуд:
– Ну что вы, Лидия, мы бы все хотели послушать рассказ уважаемой сестры, – Страуду, по крайней мере, очень хотелось послушать его. – Оставайтесь вместе с нами.

Шайло Рэли:
- Извольте. Я обещала мисс Ирвинд историю о ведьмах. - пожалуй последнее было сказано излишне громко. - Но здесь нет тайны.

Лидия Ирвинд:
- О, вижу, сегодня вы в более благодушном настроении, Рэд! - Лидия повернулась к Страуду и хитро улыбнулась. - А ведь вы мне так и не рассказали кое что... Помните? "Тут происходит что-то неладное!" - девушка выжидательно посмотрела на Страуда все с той же улыбочкой.

Агнес Фэншо:
- Констебль водворён на причитающееся ему место, я спасена усилиями присутствующих джентльменов, за что очень им благодарна, - почти мягко отозвалась Агнес, поднимаясь с колен и опускаясь обратно в кресло. История о ведьмах - это звучало многообещающе, и мисс Фэншо явно вознамерилась остаться и послушать.

Мередит Страуд:
– Ну, времени не было, – Рэд пожал плечами. – Вы и сами знаете, сколько всего тут случилось. Я про своё обещание помню, а сейчас бы очень хотел послушать про ведьм.

Шайло Рэли:
- С иной стороны, мисс Ирвинд в курсе интриг. - окончила Рэли, опуская свои городские телеса на диванчик. - Одна интрига за одну ведьму. Общество согласно?

Мередит Страуд:
– Общество согласно, – подтвердил Страуд и обвел всех присутствующих особым взглядом.

Агнес Фэншо:
Со стороны Агнес возражений не поступало. Она только сжала подлокотники покрепче в пальцах.

Лидия Ирвинд:
- Как мило, - Лидия наигранно закатила глаза, - В таком случае, уступаю вам право начать, сестра, - Девушка присела на диванчик и нацепила самый внимательный и заинтересованный вид.

Шайло Рэли:
Острый локоток служительницы культа уткнулся в.. не слишком мягкий пуф диванчика с известным навыком.
- Что же... всем, кто достаточно прожил в этих местах, известно, что мистическая ветвь старой веры год от году пугала местных чудесами, заставляла их жертвовать свои родные уши и бить поклоны лесам. Мисс Ирвинд?

Агнес Фэншо:
Пока шёл рассказ, Агнес проводила рекогносцировку прилегающего к её креслу столика на предмет письменно-корябательных принадлежностей. Поиски увенчались успехом: в руки прыгнул мягкий грифель, и был употреблён в дело. Дело оказалось разрисовыванием крыльев журавликов. Так то ли легче думалось, то ли что-то затевалось.

Мередит Страуд:
– Родители рассказывали, что моя прабабка развлекалась этой мистической верой, – встрял санитар, который пока не услышал ничего нового.

Артемис Альяк:
Шпионом собранию был Артемис: он избегал серой палаты и явился тихо - под истории у холодного камелька. Ликом он был недобр и изъеден - не иначе рука, ноющая под перевязью.
Ухнуть в кресло он постарался с видом приветливым: знакомым кивнул, не прерывая интереса, к незнакомым прислушался.

Шайло Рэли:
- Мистер ... ?
Скромно оглянулся бдительный лик святой нашей матери церкви.

Артемис Альяк:
- Мисс? - поднял брови аптекарь, терявший в вежливости. Он был прежде всего коллекционер, и глаза двух цветов отыскал быстро.
После представился, мягко кивнув.

Шайло Рэли:
- Рэли. Сестра Рэли. Присоединяйтесь. Мисс Ирвинд будет говорить об ужасах... что с вашей рукой?

Артемис Альяк:
- Ужасы, по всему, - предположил Альяк, не отрывая убаюканной руки от колена, - из списка мисс Ирвинд.

Шайло Рэли:
- Вам стоит зайти ко мне после, но тссс..

Агнес Фэншо:
Альяк, ради разнообразия в единственном экземпляре, отвлекал и оттягивал время рассказа. Агнес строила недовольные рожицы, но на руку встрепенулась и оглянула из кресла сверкающего изумрудно аптекаря. Рука и правда была не в порядке: белел краешек бинта. Мисс Фэншо приподняла брови и вполголоса выразила своё сочувствие, пожелав скорейшего выздоровления.

Артемис Альяк:
Альяк кивнул похожим манером, в чем была непременность.

Артемис Альяк:
Агнес тихонько же поблагодарили: сочувствие имело свойство избавлять от боли получше иного.
После Альяк выразил чуткое внимание, как зашумевший в темноте представления гость.

Лидия Ирвинд:
- Вы собираетесь перебрасываться размытыми отрывистыми фразочками, или мы, быть может, сразу поговорим начистоту? - Лидия уже даже не знала, в кого запустить очередной раздраженный взгляд. - Хорошо, давайте тогда начну я. Я приехала сюда собрать материал для статьи. Что уж греха таить, до меня дошел слух о внезапных смертях тут у вас в Тронхилле. Всего лишь слух. И да, я собиралась понаблюдать и удостовериться, что тут действительно есть на чем построить мой материал. Но что же я увидела? О, поверьте, вы можете уже не отпираться, а мисс Флеминг может изойтись желчью рассказывая о том, как важно обелять имя лечебницы, лишь бы оправдать королевское обеспечение. Зачем далеко ходить? Я прибыла ровно в тот день, когда случилась очередная случайная смерть и меня даже поселили в ту самую палату. Не находите, что материала уже хватило бы на вполне скандальную статейку? Что же дальше? Наступает ночь и, свет милосердный, ко мне в палату врывается буйная пациентка, размахивающая огнестрелом! Только чудом и я, и мистер Альяк, так удачно поймавший всего лишь рукой, а не животом, пулю, остались живы. И что персонал? Ничего! Каждый как кукла раз за разом твердит мне: все хорошо, все устраивает, все в порядке. Из кого вы тут делаете идиотов, господа? - Лидия глубоко вздохнула и положила руку на грудь, - И даже вы, сестра Рэли, - сестра была одарена взглядом, полным разочарования, - Я уж было понадеялась, что хотя бы у вас тут осталась голова на плечах, но, судя по всему, вы как и все прочие собираетесь лишь кормить "эту несносную газетчицу" сказками и увиливать, скрывая происходящие ужасы как от меня, так и от всего внешнего мира. Очень жаль, очень жаль.

Агнес Фэншо:
Воистину пламенная речь. Серая торнхилльская дева даже отвлеклась от созерцания альяковой руки, чтобы воззриться на вспылившую журналистку с не меньшим сочувствием. И робко подать голос из кресла:
- Это не говоря о Ларри Диггле...

Шайло Рэли:
- Вы первая вызвались говорить об интригах, а, как известно, о них известно всем и всё. - качая головой урезонила разноглазая. - И это не говоря о Ларри Диггле... с иной стороны, кто и что знает о ведьмах? Ладно, ладно, моя очередь. Итак, двести лет назад началась вырубка лесов, сознательные ведьмы бросились под крыло государства... в конце концов, если нет лесов, всегда можно опекать поля. Мистер Страуд, ваша прабабка опекала поля?

Мередит Страуд:
– Говорили, что народ её почти любил, – хмыкнул Рэд. – А за что ещё будут любить ведьму, как не за помощь с посевами?

Шайло Рэли:
- У вас была добрая прабабка, мистер Страуд. Некоторым больше нравились леса. Говорят, вырубки безо всякого повода обратились торфяными болотами.

Агнес Фэншо:
- Этими торфяными болотами? - вопросили из кресла, особо подчеркнув голосом первое слово.

Шайло Рэли:
- Поищите иные, мисс Феншо.

Мередит Страуд:
– Э-э-э, – протянул Страуд. – Я понятия не имею, какие нужны поводы для появления торфяных болот, если честно. Вы считаете, что это сделали ведьмы? А они не пытались навредить населению другими способами?

Шайло Рэли:
- Доктора сказали бы, что виновата ошибочная ирригация. Но с тех самых пор население снова кланяется лесам, а Король Осени, как говорят, истребляет тех, кто уклоняется от этой обязанности. Мисс Ирвинд?

Агнес Фэншо:
- Значит, не блэквальдские... - сделала вывод Агнес, прежде чем притихнуть и снова уставиться широко посаженными, поблескивающими с интересом глазами на представительницу духовенства.

Лидия Ирвинд:
- То есть, вы хотите сказать, что несмотря на то, что в этом месте предположительно, - девушка выделила голосом слово, - обитали такого рода силы, тут все равно разместили лечебницу для душевнобольных? То есть, своих привидений в голове недостаточно, добавим им еще и прочих?

Шайло Рэли:
- Да, если вы верите в колдовство. - сестра Рэли послала умиленный взгляд. - Или деревенским просто необходимы сектанты. Дождь размыл дороги, но до малых селений всё еще можно добраться. Может быть, вам стоит выяснить их настроения, мисс Ирвинд. Это интересный материал для статьи. Итак, более никаких интриг?

Артемис Альяк:
Газетчице Ирвинд и достался бы сочувственный взгляд, не люби Альяк так хорошего веселья.
- Сестра Рэли хорошо кормит сказками. Рискуете уехать с целым собранием, и в пропасть статью.

Мередит Страуд:
– Освобождение безумцев из палат по ночам не особо похоже на поведение ведьм, – задумчиво произнёс санитар. – Если у них действительно есть зуб на Торнхилл, неприятности бы были более.... хм... растительными.

Лидия Ирвинд:
- Это бесполезный материал для статьи, - кисло улыбнулась Лидия, - тем более, в обществе сейчас витают иного рода настроения, мистицизм, кхм, не в моде. Но отрицают очевидное лишь такие же глупцы как и те, кто слепо верят во все подряд. Лично я, как бы мне не претили некоторые идеи даже вашей, так сказать, специальности, все же прекрасно понимаю, что нельзя отрицать их силу. А что думаете вы? Имеет тут дело что-то реально существующее, или все это домыслы населения, которое просто лишь ищет объяснения тому, что неспособны понять?

Шайло Рэли:
- Если я могу исцелить вас волей света, мисс Ингвид... почему я должна с ходу отрицать иные проявления силы? - это была веселая часть. Дальше шла практическая. - И, между тем, мир полнится культами, истинными и ложными. Что бы сказали вы, явись под ваш порог тысяча последователей, гнусно обвиняющих вас в обладании мистическими силами?

Лидия Ирвинд:
- А вот это был бы уже куда более интересный материал для статьи, - девушка улыбнулась уже чуть более расслабленно и откинулась на спинку дивана. - Но способны были бы эти силы усыпить охранников, открыть палаты с буйными пациентами, положить в руки этих пациентов оружие и отправить их блуждать по коридорам, в поисках жертв? Смогли бы они устроить побег опасному заключенному, и убедить руководство в том, что на самом деле ничего такого не было? Смогли бы эти силы подстроить смерти двух, а может и более, несчастных пациенток? Мисс Бэккинс тоже была убита ведьмами? Внезапня смерть! Обескровленное тело! Разве не похоже на почерк какого-нибудь культиста?

Артемис Альяк:
- Допустим, ведьмы, - предположил Альяк театральным жестом здоровой руки, - Ваше церковное от них предписание, сестра Рэли?
Он не терял веселости.

Мередит Страуд:
– У нас в Грозовом Перевале к ведьмам и сейчас относятся неплохо, – подал голос хмурый Страуд, которому явно что-то не нравилось в этом разговоре. – Должно быть, потому что с лесом рядом всё в порядке. Но я сомневаюсь, что ведьмы замешаны в том, что тут творится. Совсем не тот почерк.

Агнес Фэншо:
- Поддерживаю мистера Страуда. Каждое из произошедших событий, что вместе, что по отдельности, требует хороших знаний внутреннего распорядка лечебницы и ключа от всех дверей, как у охранников. Это кто-то изнутри, если мы делаем умозаключение о наличии чьей-то злой воли за этими происшествиями.

Артемис Альяк:
- Злая воля стоунриджских ведьм, да ключи от палат сестры Флеминг.. Что только можно с этим натворить! - восхищался Альяк.

Мередит Страуд:
– С ключами, очевидно, что-то не в порядке, – заметил санитар, по-прежнему державший в руке тарелку с брокколи. Он не притронулся к ней с начала разговора. – Слишком много дверей открывались сами за два дня, что я тут провёл.

Агнес Фэншо:
От комментария Альяка мисс Фэншо окончательно упёрлась взглядом в свои колени, и, кажется, слегка надулась.

Артемис Альяк:
- Мисс? - спохватился Альяк, - Вас огорчили ведьмы или сестра всуе?

Агнес Фэншо:
- Мне на секунду показалось, что вы не слишком воспринимаете всерьёз происходящее, - продолжала дуться Агнес, разглаживая складки на серой ткани длинной юбки в пол. - Между тем как меня дважды пытались убить, а вас, кажется, единожды.

Артемис Альяк:
- Отнюдь, я был очень серьёзен ещё несколько минут назад!..

Шайло Рэли:
- Моё церковное мнение? - совсем умилилась Рэли. - Если ведьмы и владеют теми силами, что им приписывают, они скорее бы изыскали способ повлиять на... персонал, нежели сновать по коридорам в своих робах и громыхать амулетами. Я видела одну урожайницу. Чудное зрелище.
Может быть вы расскажете нам больше, мисс Феншо. Мне говорили, что кто-то выпустил констебля прямо на вашу голову.

Мередит Страуд:
– Повлиять на персонал? – переспросил Рэд. – Их возможности позволяют сделать это с помощью магии? Я всегда был уверен, что ведьмы могут только ускорять рост пшеницы и тому подобное.

Шайло Рэли:
- И именно потому крестьяне век от века валят вину на колдунов, обвиняя их во владении умами. Вы знаете, в кафедральном соборе есть целый архив таких жалоб, а у нас даже нет времени разъяснить, правда это или ложь.

Артемис Альяк:
- Вы знаете обращение с ведьмами, сестра? Примем, примем ведьм и влияние, - решался Артемис, - мы не можем взрастить леса, не можем оставить Торнхилл.. как быть? - сделался тише голос, и истинно, Агнес была права на его счет.

Шайло Рэли:
- Биться, возможно? В конце концов, все сознательные ведьмы уже ведают урожаями.

Артемис Альяк:
Тут Альяк привалился на локоток. Больше структурных людей он любил только серьёзных.

Мередит Страуд:
– А, кроме жалоб в соборе и слухов, существуют ли источники, в которых описано, что конкретно могут эти ведьмы? В стране развелось столько всяких ученых да исследователей. Кто-нибудь из них ведь должен был этим заняться.

Шайло Рэли:
- Нам, вероятно, не повезло с провинцией, - удрученно соглашалась церковница, - возможно, не помешал бы королевский агент или, в конце концов, уединенный чародей. Полагаю, общество не знает ни одного.

Агнес Фэншо:
Общество в лице Агнес не знало, о чём и сообщило, помотав головой.
- Между делом, вы хотели узнать больше. Не конкретизируете ли вы ваш вопрос?

Мередит Страуд:
Страуд знал про одного агента, явно служащего королю, но не стал ничего рассказывать об этом. Тем более это загадочное отделение, которое Грейвуд охранял, считалось секретным. Санитар пожал плечами и продолжил слушать.

Лидия Ирвинд:
Лидия задумчиво переводила взгляд с одного собеседника на другого. Похоже, сначала и она воспринимала мысль о ведьмах скорее как шутку и миф, с другой стороны, если никто не проверял, то как можно отрицать существование тут какого-то вида силы, способного влиять на события? Случаи то были, не говоря уже о разного рода тайных исследованиях и их ужасных последствиях, слухи о которых изредка добирались до журналистки, да все ни как не удавалось ухватиться.
- И все же, что-то не складывается. В любом случае, мне кажется, ноги тут растут от руководства. Эта мисс Флеминг, которая все скрывает и отрицает, запуганный персонал. При этом ужасающая халатность - это тоже всегда вина именно руководства. Быть может, в нашем случае - намеренная? Открытые двери... Для чего вообще в этом заведении ключи? Раз уж они никого не станавливают. И эти нападения... И при этом сюда будто стараются не пустить никого, кто может, так сказать, "вынести сор из избы". Даже для того, чтобы мне сюда попасть, моему отцу пришлось задействовать массу связей... Кстати, - Лидия будто вдруг о чем-то вспомнила, - А вы знаете о некоем Викторе - бывшем констебле? Меня посетила чудесная мысль! Быть может этот человек, будучи констеблем, был направлен сюда неспроста? А его взяли и... хлоп! - Лидия изобразила ладонями захлопнувшуся мышеловку, - Чем не теория? Что за болезнь у этого Виктора, вы не в курсе, сестра Рэли?

Шайло Рэли:
- Вам лучше спросить у доктора Вудсворта, в конце концов он местный мастер над душами. - казалось, взгляд сестры Рэли старательно выискивал в гостиной запуганный персонал. - Бедный Виктор, кажется, страдает умножением личности.

Мередит Страуд:
– Сверхгибкость, которая позволяет вылезать из ремней, – Рэд широко зевнул. – Если бы я и считал, что чей-то разум тут контролируется ведьмами, то, наверно, как раз его.

Шайло Рэли:
- Разве его не выпустили? Эта ваша сверх... ммм... верится с трудом.

Мередит Страуд:
– Кто ж его выпустит на следующий день после инцидента с мисс Фэншо? Ночью мы проверили, что он привязан по-хорошему, а утром он уже прыгает по своей палате.

Шайло Рэли:
- Сестра Флеминг была готова изничтожить кроулистов в десяти милях только за эту беду.

Агнес Фэншо:
- Если мисс Эрвинд просто подойдёт и мимоходом поинтересуется у доктора Вудсворта диагнозом Виктора, он состроит известное лицо и скажет, что это врачебная тайна. Это уже проходили, - из глубин кресла отозвалась Агнес.

Лидия Ирвинд:
- Замечательно, - Лидия улыбнулась, глядя на Рэда, - Вот еще один мистический поворот. О, - взгляд вернулся к церковнице, - обвинить во всем кроулистов! А почему тогда не орков? - Лидия хмыкнула, - Или не гнусных альтеракцев?

Шайло Рэли:
- Выше каковых гнездятся только орлы. - едва не прыснула Шайло.

Мередит Страуд:
– Независимо от диагноза его поведение далеко от нормального, – важно изрёк санитар, который только вчера в ярости бил парня по морде. – Этого вообще можно добиться лекарствами, если, допустим, до помещения в Торнхилл он был вменяем?

Лидия Ирвинд:
- А что до Вудсворта... Тут я склонна поверить мисс Фэншо. Никто из персонала не станет ничего рассказывать мне, и тут я уверена. Я могу попытаться, просто лишь чтобы удостовериться в том, что и так знаю. Газетчик! Это ведь... Это ведь почти как кроулист, только еще немножко хуже, - девушка улыбнулась и покачала головой.

Артемис Альяк:
- Вынести сор из избы способен любой, общей причастности нет. Я верю даже мисс Флеминг, она радеет за Торнхилл, и, возможно, немного за короля.
- Есть кто-то, отпирающий двери, и ваш Виктор выглядит здесь симпатично.

Лидия Ирвинд:
- А вот если бы среди персонала нашелся хоть кто-то с головой на плечах, обеспокоенный тем, что на самом деле угрожает всем обитателям лечебницы, а не только лишь теплотой местечка под своей пятой... Извините, надеюсь вы поняли о чем я, - Лидия закатила глаза, - И посмотрел бы записи в картотеке...

Мередит Страуд:
– Ни у кого из нас нет допуска, – Страуд развёл руками.

Лидия Ирвинд:
- А те, у кого есть, слишком ратуют за свой заработок, настолько, что предпочтут скрыть преступление, - Лидия повторила жест Страуда.

Шайло Рэли:
Святая мать церковь хранила скромное молчание. Не всякому страждущему можно было помочь.

Мередит Страуд:
– Разве это важно? Ничто не помешает врачам написать в карте пациента всё, что они захотят. Даже если ваш Виктор действительно чья-то жертва, в карточке наверняка уже подобрали правдоподобное заболевание.

Лидия Ирвинд:
- Сестра Рэли. А что до слухов о сбежавшем заключенном? Он не заглядывает ночью в ваши окна? Это тоже наверняка бы нашлось в картотеке, будь оно правдой.

Лидия Ирвинд:
- О, мистер Страуд! Записи в карточке всегда можно соотнести со сведениями, полученными, допустим, с его места работы, от его знакомых или родственников. И сделать некоторые выводы.

Лидия Ирвинд:
- Вот, например, отец мисс Бэккинс уже заподозрил руководство лечебницы в подтасовке фактов. Еще один-два случая и парочка свидетелей - и им уже не утаить правды.

Артемис Альяк:
- Сперва пусть дороги из хляби сделаются твердью, - заметил Альяк кисловато.

Лидия Ирвинд:
- А вот тут вы правы, Артемис, - кивнула Лидия, сегодня я так и не смогла отправить письмо. А мне бы не помешало связаться с одним моим знакомым алхимиком... - чуть тише добавила девушка.

Шайло Рэли:
- Полагаю, заключенному должно быть известно, что стучаться в окна часовни неразумно. Они, знаете ли, дороги. - сестра прицокнула языком. - Я не говорю о том, что святой отец пустил бы всякого увечного. Даже если наш был из верующих, он отдавал предпочтение лесу.

Мередит Страуд:
– И нас всё равно не пустят в картотеку, как бы вы не хотели покопаться в записях, – Страуд притворился дурачком. – Не ночью же туда вламываться.

Артемис Альяк:
Альяка свело кручиной, как стало ясно: он не любил решений и покидать теплые кресла. Укоризненный взгляд младшей Иды жаль не мерещился остальным.
- Господа, мы имеем: заговор сэра Коула, беглого заключенного, заключенного Виктора, который шатает ремни, ведьм и господина инкогнито, потворствующего торнхилльцам ключом и пистолетом. Во что мы нынче верим?

ID: 17970 | Автор: Dea
Изменено: 25 октября 2015 — 18:40

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
25 октября 2015 — 17:21 Pentala
жрнулисты,

25 октября 2015 — 18:39 Dea

Совя атмсфра.

26 октября 2015 — 11:11 Toorkin Tyr

своа