Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Всесильные сплетни (9)

Лидия Ирвинд
Артемис Альяк
Агнес Фэншо

Лидия Ирвинд:
Лидия дошла до того самого поворота, за которым скрылся Страуд и сверилась со своими записями. Она бросила беглый взгляд в сторону, где по ее расчетам должен был находиться выход в холл, но направилась в совершенно другом направлении. Еще ранее она заметила дверь в конце одного из коридоров, и сейчас намеревалась проверить, куда же она ведет. Разумеется, наткнуться на незапертую картотеку было бы идеальным вариантом, но и просто приметить что нибудь интересное или подозрительное стало бы вполне удачным исходом. Особенно сейас, пока ее еще почти никто в лицо не знает и не мешает совать нос в местные дела.

ДМ:
Очень скоро мисс Ирвинд поняла, что ее прогулки ограничены четырьмя преградами в виде запертых дверей, две из которых вели в служебные помещения и еще две - в мужское и женское отделение для беспокойных больных. Получалось, что Лидия может проверить разве что кухню с прачечной (находящаяся между ними кладовая была под замком) и комнаты "санатория".

Лидия Ирвинд:
Лидии ничего не оставалось, кроме как с некоторой досадой отправиться таки в столовую. Нельзя сказать, что прогулка не принесла плодов - по крайней мере, девушка дополнила составленную схему здания пометками. "А сейчас самое время перекусить" - Лидия, ни разу не перепутав поворот, прошла прямиком к гостиной на первом этаже, а оттуда смело вошла в столовую - ту, в которой ужин подавали больным.

ДМ:
Там как раз накрывали на стол: полнотелая женщина в белом переднике разливала по тарелкам дымящийся суп. Из приборов на скатерти были только ложки.
- Вы же не пациентка, мисс? - уставилась кухарка на Лидию. - Вам бы наверх, там у нас персонал ужинает.

Лидия Ирвинд:
- Ох, вы знаете, я тут немного заблудилась! - Лидия всплеснула руками, изображая растерянность, - Столько коридоров и поворотов. Но я шла на замечательный запах! Вы сами готовите? - девушка улыбалась кухарке вполне мило и искренне.

ДМ:
- Да, мисс... то есть, мисс, не сама, а вдвоем с Молли Тернер, потому как поди за всем усмотри.

Лидия Ирвинд:
- Да-да, я понимаю, - Лидия участливо закивала, - Так много пациентов, персонал, гости... А людей не хватает, так ведь? Еще и жалованье ведь не ахти какое огромное! Знаете, как у нас бывало - все на исследования да на лошадок начальству в стойла, а кто настоящим делом занят - тот в сторонке. У вас также? - девушка, между тем, осмотрелась, разглядывая обстановку и присутствующих.

ДМ:
- Хватает, чего ж не хватать, - возражала кухарка, видимо, опасаясь, что кого-то еще наймут ей в помощь. - И жалование здесь хорошее. А вам-то что, мисс? Неужто устраиваться пришли?

Агнес Фэншо:
Присутствующие разглядывали в ответ. Во всяком случае, что касалось Агнес: от присутствия посторонних ей как обычно кусок в горло не лез. Больше вертясь на своём стуле и мешаясь соседям, чем вкушая пищу, мисс Фэншо во все глаза разглядывала новое лицо. И, надо сказать, зрелище это ей нравилось просто прелестью своей новизны и непривычности.

Лидия Ирвинд:
- Ах, вот как, - услышав о том, что кухарку тут все устраивает, Лидия тут же утратила к ней всякий интерес, - Нет, я не устраиваться, я лишь погостить на недельку-другую, осмотреться. Быть может после положу к вам своего дядюшку. Вы знаете, я очень забочусь о своем дядюшке, - тут Лидия поймала взгляд Агнес и, мягко улыбнувшись, присела в книксене, - А как тут подняться наверх? Или, быть может, я могу остаться тут? - бросила кухарке через плечо.

Агнес Фэншо:
- Я могу проводить вас, если хотите. Хотите? - подала голос мисс Фэншо, тут же подскакивая. Всё равно зрелище, увиденное ею днём, аппетит перебивало совершенно... и любая возможность развеять мрачные размышления была кстати.

Лидия Ирвинд:
- О, как мило с вашей стороны! - тут же откликнулась Лидия, - Окажите же любезность, леди, право, сама бы я блуждала еще несколько часов! - девушка, казалось, была искренне рада такому предложению.

Артемис Альяк:
Разволновавшись, Ида теряла аппетит и делалась невыносимой. В зале для отдыха она громко хлопнула крышкой инструмента, раз сбившись, и наверняка перепугала многих.
Было мало приятного в том, чтобы передавать её в руки сестёр милосердия, но и того меньше было в тревогах: будь Торнхилл придверным половиком, под ним обнаружились бы груды сора, а хозяйку стоило бы назвать совсем нерадивой.

Артемис схлопнул крышку часов, входя в трапезную. Имея в привычке смущать персонал и больных, он дождался молчания, любезно поприветствовал женщин и озаботился для себя чаем.
- Видел вас совсем расстроенной, мисс, - обратился он к особе в сером, - Вы сделались немного розовей.

Агнес Фэншо:
Что ж, суп был оставлен ворчащей кухарке, так и не тронутый. Шелест платья, скрип отодвигаемого стулья, сбивчвые извинения. Обошлось без потерь: Агнес выбралась из-за стола и уже встала рядом с заинтересовавшей её девушкой.
- Мисс Ангес Фэншо, к вашим услугам, - цеременно поздоровалась она, всё с тем же неизменным и почти бесцеремонным любопытством изучая Лидию. Тут, кстати, мимо случилось проплывать Артемису, так что следующая реплика уже предназначалась ему: - Вы очень любезны... скажите, что-нибудь известно о состоянии мисс Финч? Сестра Фовелль сказала, она больна, бедняжку тошнит...
По скривившемуся лицу Агнес можно было вполне отчётливо предположить, что она ожидает самого худшего, и "бедняжку тошнит" - ещё очень, очень мягкое описание ситуации.

Лидия Ирвинд:
- Лидия Эрвинд, - не менее церемонно поклонилась в ответ журналистка, и тут же с интересом посмотрела на Артемиса, широко развесила уши и ловила каждое слово из их разговора. Впрочем, особого вида не подавала - на лице лишь вежливая улыбка.

Артемис Альяк:
Игра сестры Фовелль застала Альяка врасплох на пути к стулу, но вышло образумиться:
- Я слышал, она крепко уснула, и все девушки ходят кругом на цыпочках. Будьте благоразумны и вы, - посоветовал он мягко, усаживаясь неподалеку.
- О мисс Фэншо я наслышан, а вы, Лидия, если позволите, давно здесь? - обращался к белокурой новинке.
Артемис побегов не сдерживал и вопросом не мучил.

Лидия Ирвинд:
- Всего то несколько часов, и уже успела заблудиться, - вежливо ответила Лидия, - Леди Агнес, вы нас не представите? - манеры, манеры... Не сказать бы, чтобы Лидия придавала им особое значение, но воспитание сказывалось.

Артемис Альяк:
- Нет нужды, - улыбнулись в ответ, - Моё имя Артемис, прошу прощения.
Мисс Эрвинд кивнули почтительно.

Агнес Фэншо:
- Мисс Эрвинд не из... Мисс Эрвинд вполне в... то есть, я имею в виду... - окончательно смешавшись в попытке поделикатнее объяснить, что новая знакомица "не из этих", Агнес махнула рукой и сдалась, снова обращаясь к Альяку: - Видимо, нам остаётся только молить Свет за бедняжку мисс Финч. Вы снова приехали навестить сестру?

Лидия Ирвинд:
- Я тут по работе, - тихо уточнила Лидия, и, с улыбкой, подмигнула Агнес.

Артемис Альяк:
- Дайте угадаю, вы агент от фармацевтики? - улыбнулся Альяк в ответ, помешивая ложкой пустой чай.
- Мисс Финч в добрых руках, - смягчал он тон, - я убедился в этом. И Иде всё лучше. Я восхищен этой обителью, даю слово.

Лидия Ирвинд:
- О, вам тут нравится? Быть может, мы все вместе поднимемся наверх, и вы за ужином расскажете о своих впечатлениях? С интересом послушаю, - Лидия улыбнулась Альяку и перевела взгляд на Агнес, - вы позволите взять вас под руку, мисс Фэншо?

Артемис Альяк:
- С удовольствием, - соглашался тот, оставляя чашку, - Я бы начал с благочестия сестры Флеминг. У неё удивительный порядок в голове, вы не находите?

Агнес Фэншо:
- Мы уже почти пришли, мисс Эрвинд, - сморгнув, через силу улыбнулась Агнес. Шелестели юбки, стучали каблуки, отзвуком тревожа коридоры, приближалась заветная верхняя столовая для персонала. - Мне с вами дальше нельзя. Сестра Флеминг будет очень недовольна, если я не вернусь к прочим пациентам.

Лидия Ирвинд:
- Ах вот как! Очень жаль, леди, мне было бы так приятно с вами побеседовать! Но ведь мы еще сможем поболтать, не так ли? - Лидия изобразила огорчение, может быть даже непритворное. - А что до мисс Флеминг, тут вы правы, Артемис, у это особы порядка в голове, пожалуй, больше, чем во всем королевстве. Особенно если принять во внимание сегодняшние нравы... Молодежь так мало чтит традиции, все эти веяния, идеи, - Лидия уже шагнула в столовую и тут же приметила Страуда, - О, Рэд! Как приятно видеть знакомое лицо! Приятного аппетита.

Артемис Альяк:
- Вас так уж ожидают? - поглядел Альяк на Агнес, - Мы можем ничего не рассказывать вашей патронессе, а вы - отведаете с нами чаю на каких-то полчаса.

Мередит Страуд:
Заметив, что журналистка вошла в комнату, санитар сразу же отвел взгляд и принял Очень Серьёзный И Вдумчивый Вид. Не помогло.
– И вам того же, мисс Ирвинд, – он ковырял ложкой в тарелке. – Уже раскопали что-нибудь?

Агнес Фэншо:
Прежде, чем ответить, Агнес робко выглянула из-за юбок Лидии, быстрым взглядом окидывая столовую для персонала. При определённой удаче, может быть, мисс Флеминг просто здесь не было...

Артемис Альяк:
- Путь открыт, - был угодливый жест и улыбка, - убийца не выскочит из переулка.

Лидия Ирвинд:
Лидия уверенной походкой вошла внутрь и тут же направилась на свободное место неподалеку от Страуда.
- Пока ничего такого, о чем вам следовало бы переживать, - девушка подмигнула, усаживаясь.

Агнес Фэншо:
- На каких-то полчаса, - наконец, решилась Агнес, прошмыгивая внутрь следом за мисс Эрвинд. - В конце концов, отказываться от такого редкого удовольствия, как чай в вашей компании и компании мисс Лидии - просто преступление.

Артемис Альяк:
Артемис не смущал - наговорившись с утра, он добыл нового угощения и сел за стол с тем, чтобы послушать.

Мередит Страуд:
Санитар не испытывал особого удовольствия от появления Агнес – визгливая баба наверняка уже наговорила Лидии всякой ерунды про насильников. Интересно, умеет ли она жевать и вопить одновременно?
– Вижу, вы уже начали знакомиться с самыми яркими личностями из пациентов, – Страуд говорил спокойно и медленно, чтобы не давать мисс Фэншо повода заорать.

Агнес Фэншо:
Против ожиданий, Агнес вела себя прилично, и за исключением шуршания платья (когда присаживалась) и еле слышного позвякивания молочника (когда подливала себе в чашечку молока), звуков не издавала.
Только рассеянно поглядывала на Страуда широко посаженными серыми глазами, что-то явно прикидывая в уме.

Лидия Ирвинд:
- О, мисс Фэншо была столь любезна, что согласилась меня проводить. Тут не так то просто сориентироваться с первого раза, - Лидия пожала плечами и повернулась к Агнес, - леди, не передадите ли вы мне воду?

Лидия Ирвинд:
Журналистка явно чувствовала себя абсолютно комфортно. По роду профессии, ей часто приходилось бывать в самых разных обществах.

Мередит Страуд:
Видимо, провожала издалека – санитар не слышал никаких громких звуков, пока ужинал. Он покосился на Агнес и поймал её взгляд. Опасный момент.
– Да, архитекторы этого здания должны были стать его первым подопечными, – согласился он. – Я и сам тут весь день путаюсь.

Агнес Фэншо:
- Вы быстро освоитесь. У здания простая планировка, достаточно пару раз здесь заплутать, чтоб в дальнейшем дорогу запомнить твёрдо, - проявляет долю сочувствия Агнес, любезно подхватывая чайничек за ручку и подавая Лидии. Непонятно, к кому относился её комментарий: может, в равной степени к обоим.

Мередит Страуд:
Рэд заметно удивился. Он услышал первое связное предложение от этой женщины, да ещё и сказанное спокойным тоном. Он продолжил рисовать извилистые линии, похожие на корни, на поверхности того, что считалось кашей. Наверно.
– Уж надеюсь, что освоюсь. Здесь хватает проблем и без внезапных поисков туалета.

Артемис Альяк:
- Каких, по-вашему? - послышался Альяк напротив.

Мередит Страуд:
Санитар перевёл взгляд на журналистку и пожал плечами. Он только что отправил в рот большой кусок липкой массы и намерен был пытаться разжевать его в ближайшие минуты.

Агнес Фэншо:
- Говорить за столом о проблемах по меньшей степени невежливо. Ничто так не портит аппетит, - заметила мисс Фэншо, не оставляя в покое свою чашку. Худые пальцы вертели ту почти безостановочно: что-то нервное, явно. - Мисс Эрвинд, а вы не расскажете о себе? Здесь редко появляются новые лица, и мы все умираем от любопытства, что за дело могло привести вас сюда.

Артемис Альяк:
- Тогда мистер Страуд подал мне пример, - улыбнулся Артемис и обратился в слух.

Лидия Ирвинд:
Лидия молча приняла чайник, подарив Агнес очередную теплую улыбку, наполнила чашку, подтянула к себе тарелку с такой же кашей как у Рэда и принялась за ужин.
- О, - Лидия отложила ложку и протерла губы салфеткой, - дело весьма обыденное. Я пишу небольшую обзорную статью об этом заведении. Намереваюсь описать правила, традиции, уход, помещения. Немножко свежей информации для тех, кто подумывает воспользоваться здешними услугами, ничего более.

Мередит Страуд:
Страуд, присутствовавший во время спора журналистки со старшей сестрой, ухмыльнулся. Надо же, простая обзорная статья.
– Мне нравится, как вы назвали это, "воспользоваться услугами". Очень точно подходит к атмосфере нашего заведения, – заметил он, когда наконец закончил жевать. – Вы уже делали подобные обзоры, Лидия?

Лидия Ирвинд:
- Обычно я пишу статьи другого рода, знаете, некрологи, небольшие новости о свадьбах и подобном, - Лиидя безмятежно помахивала ложкой, - Такая как эта - куда интереснее, и выпадают реже. Тут нужно собрать материал, побеседовать с людьми. Выпадало как-то подобное, об одном учебном заведении для юных леди. Получилось весьма недурно, на мой вкус, - Лидия улыбнулась и зачерпнула кашу.

Артемис Альяк:
- После всего, что поднялось после письма Бэккинса - выдумка, что надо, - оценил Альяк, - Заведение было бы неплохо "отмыть". Материал встретит спрос.

Лидия Ирвинд:
- А что вы сами думаете о том случае? Разве все это не досужие домыслы? - Лидия не стала вдаваться в подробности, продолжая с аппетитом ужинать.

Артемис Альяк:
- Я хотел бы в это верить, - улыбнулся Артемис, - Но я не намерен отворачиваться, попадись очевидное пред мои очи, мисс.

Агнес Фэншо:
- Надеюсь, пребывание здесь оставит у вас наилучшие впечатления, - снова через силу улыбается мисс Фэншо. Простая вежливость требовала сказать это. - Ну вот, вы снова о смертях!.. Разве не достаточно... не достаточно?..
Судорожно вдохнув, она сочла за благо уткнуться в свой чай, отпивая его маленькими глотками.

Мередит Страуд:
– Материал Бэккинса? – Страуд понятия не имел, о чем они говорит, и поспешил уточнить. Его тарелка почти опустела. – Про Торнхилл уже что-то писали в газетах?

Артемис Альяк:
Альяк не успокаивал, но сделал глоток.
- Мисс Фэншо не хочет о смертях.

Лидия Ирвинд:
- Не желаете ли попробовать вот это печенье, мисс? Очень вкусное, - Лидия подвинула к Агнес корзиночку с печеньем, привлекая внимание леди и делая вид, что совсем не вслушивается в разговор мужчин.

Мередит Страуд:
Санитар кивнул и не стал продолжать расспросы. Мисс Фэншо было опасно расстраивать. Запихнув в рот последний кусок пищи, он поднялся со своего места.
– Пожалуй, вернусь в свою комнату. Нужно отдохнуть после этого безумного дня.

Агнес Фэншо:
- Хорошего отдыха, мистер Страуд, - машинально пожелала Агнес, прежде чем послушно отгрызть кусочек печенья, запить чаем, и будто рассеянно уронить специально для Лидии: - Знаете, если говорить о смертях и прочих плохих вещах, это ж настолько благодатная тема для разговора... Так что давайте лучше не будем. Или хотя бы не здесь и не сейчас.

Лидия Ирвинд:
- Да, давайте в другой раз, - согласно кивнула Лидия, протирая губы салфеткой. Девушка отодвинула тарелку и откинулась на спинку стула. - И, на самом деле, я в теме смертей не вижу ничего дурного... Быть может из-за тех же некрологов. Такие случаи бывают, что даже сложно поерить, - Лидия с плохо скрытой досадой посмотрела вслед Страуду. - И я бы с удовольствием послушала о тех, что произошли тут. Быть может, завтра, за утренним чаем?

Агнес Фэншо:
- Я бы с удовольствием встретилась с вами на утреннем чаепитии, - Агнес поднялась следом за Страудом, намереваясь выскользнуть из помещения быстрее, чем туда изволит заглянуть мрачная гарпия, и застукать её прямо на месте преступления. - Хотя, право...
Что "право", мисс Фэншо не сообщила. Только поджала губы, явно что-то не одобряя, и с неглубоким реверансом шагнула к выходу.

Лидия Ирвинд:
Следом поднялась и Лидия. Она спокойно поклонилась Артемису и чинным шагом покинула столовую.

Лидия Ирвинд:
- Мисс Фэншо, - журналистка нагнала Агнес уже на коридоре, - мне показалось, вы чем-то обеспокоены. Быть может, не станем откладывать разговор до утреннего чаепития, а поговорим уже сейчас, по пути к комнатам? Так уж вышло, что меня поселили в женском отделении, прочие комнаты заняты, - Лидия с улыбкой развела руками.

Агнес Фэншо:
- Да? В которую из? Они же все должны были быть заняты... - рассеянно удивилась Агнес, жестом приглашая следовать за собой. Им определённо нужно было поговорить, и поговорить где-то, где их не прервут. Комнаты вполне подходили - её ли, или Лидии...

Лидия Ирвинд:
- Комната номер девять, - безмятежно ответила мисс Эрвинд, - Я слышала, она лишь сегодня освободилась, ее прежняя постоялица внезапно умерла, но в подробности меня не посвятили, - Лидия следовала за Агнес, рассматривая девушку. Похоже, журналистку совсем не смущал тот факт, что ей придется ночевать в комнате, помеченной смертью.

Агнес Фэншо:
- Так мисс Финч всё-таки... ох, - некрасивое, худое лицо исказила такая гримаса, как будто мисс Фэншо сейчас заплачет. Однако, обошлось без слёз: мужественно крепившаяся, серая дама шуршала платьем впереди, ненадолго умолкнув. Тишину она нарушила, только когда подвела гостью к помянутой комнате номер девять. - Мне хотелось бы узнать... вы можете как написать обличающую разгромную статью, так и воспеть в прочувствованной элегии Торнхилл. Вы приехали за первым или за вторым?

Лидия Ирвинд:
Лидия открыла и придержала дверь в комнату, пропуская Агнес вперед.
- Вы задаете правильные вопросы, мисс Фэншо, - журналистка внимательно посмотрела на Агнес и кивнула каким-то своим мыслям, - я расскажу, только если вначале вы мне ответите: а какую статью написали бы вы, будь у вас такая возможность?

Агнес Фэншо:
- Скорее первую, - мрачно буркнула женщина, складывая руки на животе и оглядываясь. На какой-то миг ей почудилось, что она снова видит ужасное зрелище: смертельно исхудавшая женщина, бурые пятна на простынях, стойкий запах уксуса... но - стоило моргнуть, как марево пропало. В комнате были только чужие чемоданы и витал чуть приторный запах косметики.

Лидия Ирвинд:
- С вами тут плохо обращаются? - совершенно серьезно спросила Лидия. Она плотно прикрыла дверь, присела на край кровати и приглашающим жестом указала Агнес на стул. - В таком случае, можете не сомневаться, все нарывы вскроются. Но если совсем на чистоту... Агнес, я же могу вам доверять? - Лидия чуть склонилась и понизила голос, - Я хочу разобраться в том, что тут происходит и сделать так, чтобы об этом узнало общество, если вдруг руководство пытается что-то утаить. Что бы кто ни говорил, но при должном уходе от душевных болезней хоть и страдают, но не умирают вот так внезапно, не так ли?
Лидия явно шла ва-банк, пусть не так и высоки были ставки. Несомненно, эта леди Фэншо могла бы выдать все её планы персоналу, но, не будем столь наивными, персонал и без того едва ли стал бы идти навстречу, в чем Лидия уже успела убедиться, побеседовав с несколькими охранниками, санитарами и медсестрами. Возможно, они даже ожидали наплыва интереса, после случая с мисс Бэккинс. А вот в лице мисс Фэншо журналистка волне бы могла заполучить помощь в своем расследовании, или, по крайней мере, несколько новых зацепок.
Лидия выжидательно посмотрела на Агнес.

Агнес Фэншо:
- Хуже, - драматично сообщила мисс Фэншо, принимая приглашение. Стул еле слышно скрипнул, когда женщина устроилась на нём, расправив складки глухого траурного платья. - Основная проблема торнхилльского приюта для умалишенных в том, что всё общение пациентов и попечителей их душ строится на несправедливости. Вы зря спрашиваете персонал - не в их интересах, естественно, что-либо вам раскрывать. Спросите пациентов. Тех, кто ещё жив, конечно.
Последнее, наверно, было лишним, но мисс Фэншо уже оседлала любимого конька и шла в наступление, нагнетая напряжение всеми доступными способами.
- В моих интересах, чтобы учинённая несправедливость была широко освещена. Понимаете? Я, разумеется, помогу вам всем, чем смогу. Но я рассчитываю на вас.

Лидия Ирвинд:
- В таком случае, судьба не зря заставила меня сегодня ошибиться столовой, - Лидия улыбнулась. Не совсем в судьбе там было дело, хотя, конечно, заполучить такую отзывчивую собеседницу было большой удачей. Девушка привычным движением извлекла из неизменной сумочки карандаш и блокнот.
- Мисс Фэншо, вы же не против, если я буду делать пометки? Профессиональная привычка, знаете ли. А теперь расскажите мне все, что посчитаете нужным, и мы вместе решим, как нам с этим разобраться.

Агнес Фэншо:
- Я даже за, - любезно позволяла серая дама, складывая руки на коленях, когда все складки наконец-то легли достаточно живописно. - Вы, если что, задавайте вопросы, и я расскажу чуть более подробно.

Это было хорошим ораторским приёмом: снизить голос так, чтобы собеседнице пришлось чуть напрячь слух, улавливая и разбирая твои слова. Агнес пользовалась им, чтобы удостовериться, что её точно внимательно слушают.

- Не все пациенты здесь действительно заслуживают того, чтобы их поместили в приют, и не все пациенты находятся там, где должны. Кого-то стоило бы перевести из лёгкого крыла в отделение к невменяемым, но родственники против. Кто-то... - следующую фразу она уже так выделяла голосом, что становилось сразу очевидно, о ком она говорит, - ...вообще не должен здесь находится, но продолжает удерживаться под фиктивными предлогами. Доктор Вудсворт - хороший человек и действительно что-то пытается сделать, но его методы сомнительны. Арт-терапия! Видели в коридоре картины?.. Как рисование картин может кому-то помочь?.. Ну а внимание в основном посвящено Сабине Истмонд. До остальных... я боюсь, ему не сильно есть дело. Доктор Морвелл - вы уже знакомы? - считает, что пациенты - прекрасный испытательный полигон для новых составов, и свет-знает-что подмешивает в еду, в препараты, куда угодно. Все это знают. Мисс Финч, в комнату которой вас подселили, умерла совсем недавно. Мы обнаружили её с доктором Вудсвортом и сестрой Фовелль, когда относили ей бисквиты с завтрака, и в комнате стоял такой резкий уксусный запах... понимаете? Запах неразбавленного уксуса. И её рвало кровью, бедняжку...

Тут ей пришлось прерваться и нервно сглотнуть, сминая в пальцах ткань платья, прежде чем она нашла силы продолжить:
- А о Мэри Бэккинс вообще что только не ходит в этих стенах. Официально, конечно, причину смерти называют... естественной. Но вы бы видели, как они отводят глаза!.. А эта история со сбежавшим заключённым? Он ведь до сих пор бродит вокруг лечебницы и заглядывает по ночам в окна! А сёстры всё отрицают... Больницу посещают странные люди, мисс Эрвинд, и странные люди в ней работают. Вот, например, ещё одна местная загадка - мистер Грейвуд... Никто не знает, кто он. Такой джентельмен с самыми впечатляющими усами в моей жизни... вы его увидите наверняка, он приехал как раз незадолго до вас. Он либо шпион, либо из министерства внутренней безопасности, а то и вообще от особых поручений. К пациентам он не заходит, но зато к мистеру Коулу заскакивает обязательно, каждый приезд. Они запираются там и долго говорят, и иногда после этого поднимается жуткая суматоха. Знаете... - ещё одна короткая пауза, во время которой Агнес внимательно смотрит на девушку напротив. - Я думаю, что есть ещё один осведомлённый человек, с которым стоило бы поговорить, почему он вообще тут. Но вас к нему не пустят - будут говорить, что ах, как же, он опасен!.. Но я уже с ним встречалась: Виктор ничего не сделает женщине и едва ли не нормальнее работающих здесь санитаров. И почему такого отправили в крыло для невменяемых?..

Лидия Ирвинд:
Лидия не перебивала собеседницу, лишь кивала в такт ее словам, иногда приподнимала брови, ахала - в общем, всячески показывала внимание и самую живую заинтересованность. Карандаш порхал, пополняя коллекцию заметок в блокноте: имена, должности, все было подмечено и записано.
Когда мисс Фэншо остановилась, Лидия также замолчала, сосредоточенно обдумывая услышанное.
- Все, что вы мне рассказали, вызывает мою крайнюю обеспокоенность, леди Агнес. Я даже не знаю, какую из историй надо прояснить в первую очередь. Признаюсь, больше всего меня поразили слухи о сбежавшем заключенном - если это правда, то скрывать такое от уполномоченных лиц - преступление не менее тяжелое, чем то, что такой человек может совершить, будучи на свободе. Надо же, сюда меня привела лишь ниточка, но уже начинает обозначаться настоящий клубок заговоров и преступлений! Настоящее змеиное гнездо! - Лидия покачала головой, - Смерти пациенток - вопрос не менее ужасный. Возможно, все это как то свзязано? А по поводу нечистого на руку руководства - ох, как умеют люди скрываться за маской благочестия! Но стоит лишь немного ее приподнять, и вскрываются такие подробности, от которых кровь стынет в жилах.

Лидия встала с кровати, и прошлась по комнате, размышляя.
- Что до тайн, которыми покрыты истории болезни пациентов... Вы, конечно, лицо заинтересованное, но я склонна вам верить. Я многое повидала. В любом случае - у нас нет доказательств. А чтобы дать толчок настоящему расследованию - нам нужно их раздобыть. Как было бы чудесно, если бы какой нибудь нерадивый охранник забыл запереть на ночь картотеку! Вы, случаем, не знаете такого охранника? - Лидия многозначительно посмотрела на Агнес.

Агнес Фэншо:
- Ну, если вы ставите вопрос таким образом... - задумчивости в Агнес сразу как-то резко прибавилось, следом за собеседницей. - То я вижу два пути. Знаете, здесь есть охранник из новеньких, его зовут Генрих Хансен. Чудесный человек, очень рыцарственных наклонностей, и тоже так интересовался беднягой Виктором... но доктор Вудсворт отказался выдавать какую-либо информацию, а доктор Морвелл тем более не скажет. Врачебная тайна, в конце концов...
И в этом правда был какой-то намёк.
- Кроме того, если у вас достаточно времени... я думаю, что где-то через день-два дверь картотеки может случайно остаться открытой, даже если охранники окажутся выучены слишком хорошо.

Лидия Ирвинд:
- Вот как? Очень интересно, - Лидия оценивающе посмотрела на Агнес и тихонько хмыкнула, - Вы удивляете меня все больше и больше, мисс Фэншо. Хорошо бы, в таком случае, если бы какой нибудь сквозной ветерок прилетел из картотеки, и нашептал мне на ушко о том, что путь свободен, - журналистка приподняла брови и кивнула, - Генрих Хансен... Я запомню и обязательно с ним пообщаюсь. Что до Виктора, которого вы уже дважды упомянули, а не знаете ли вы его фамилию? Я могла бы навести справки - мне нужно лишь отправить письмо и дождаться овета. Я вижу, что вы ему благоволите, не отпирайтесь. Наверное, у вас есть на то причины. Да, я бы с ним побеседовала. Чем больше информации и зацепок - тем лучше. Но как это устроить, раз уж меня к нему не пустят? И даже если мне удасться добиться с ним встречи - очень сомневаюсь, что мне позволят поговорить с ним наедине, - Лидия развела руками, показывая свою досаду.

Агнес Фэншо:
В тихом омуте водились черти - тихая, серенькая мисс Фэншо, для большинства не иначе, как "бедняжка", вполне эту народную мудрость оправдывала. Серые глаза блестели лихорадочно, с вызовом - и с надеждой, сейчас направленной на в задумчивости мотыляющуюся по комнате журналистку.
- Может быть, картотека ответит вам на вопрос о его фамилии. Я, к сожалению, так и не получила случая узнать её. Всё, что я могу сказать - это назвать место. Пятая палата, северное крыло, в котором держат невменяемых пациентов мужского пола. Что касается возможности встречи... Знаете, я скажу так. Если истина - это свет, то явственнее всего его видно в ночной темноте.
И в этом тоже был определённый намёк.

Лидия Ирвинд:
Лидия понимающе кивнула.
- И тут нам бы также пригодился тот самый сквозной ветерок... Хотя, признаюсь и не стану отпираться - мне немного страшно, - Лидия улыбнулась, - Но, на что только не пойдет журналист, чтобы добыть информацию? В любом случае, картотека в большем приоритете. Боюсь, времени у нас не так и много до того момента, как здешнее руководство найдет благовидный предлог, чтобы меня выставить, - Лидия покачала головой, - нас не очень то жалуют, особенно в тех местах, где есть что скрывать.

Агнес Фэншо:
- Когда ещё в вашей жизни выпадут такие приключения, - совершенно неожиданно у неё прорезалось чувство юмора, и даже какое-то подобие светлой улыбки мелькнуло на губах. - Мы постараемся всё успеть. Я в вашем распоряжении, насколько это возможно, но... Вы извините меня, если я сейчас вас покину и немного вздремну? Кажется, меня клонит в сон...
Сна, говоря откровенно, не было ни в одном глазу. Впрочем, Агнес пока и не торопилась подниматься со стула, оставляя Лидии возможность задать ещё какие-то вопросы, буде таковые, перед прощанием.

Лидия Ирвинд:
- Разумеется, леди, не стану вас задерживать. Мне есть над чем поразмыслить, да и сама я, признаться, устала с дороги. Давайте найдем время побеседовать, например, завтра утром? Я бы с интересом послушала о том, какие слухи ходят о кончине мисс Бэккинс, да и о прочем, - Лидия учитво поклонилась, прошла к двери и выглянула наружу, зачем-то проверяя, нет ли кого в коридоре, - К слову, вы не знаете, в котором часу обычно прибывает почтовая карета?

Агнес Фэншо:
- Около восьми, если дорога в порядке. Тут всё-таки вокруг топи, и почтальоны не ездят, если совсем плохая погода. Остаёмся отрезаны от всего внешнего мира... - слегка погрустневшая от последней своей мысли, Агнес поднялась со стула, церемонно присела в реверансе и скользнула к двери. - После утреннего чаепития, я думаю, будет идеальное время для встречи. Хорошего вечера, мисс Эрвинд.

Лидия Ирвинд:
- И вам, мисс Фэншо, - Лидия несколько секунд задумчиво посмотрела вслед Агнес, а после скрылась за дверью в свою "комнату".

ID: 17935 | Автор: Dea
Изменено: 12 октября 2015 — 1:28

Комментарии (1)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
13 октября 2015 — 13:26 Magister Антодиас

Не бойся: я - простая кость;
Не думай о душе угасшей.
Живых голов ни дурь, ни злость
Не изойдут из этой чаши.

Я жил, как ты, любил и пил.
Теперь я мертв - налей полнее!
Не гадок мне твой пьяный пыл,
Уста червя куда сквернее.

Быть винной чашей веселей,
Чем пестовать клубок червивый.
Питье богов, не корм червей,
Несу по кругу горделиво.

Где ум светился, ныне там,
Умы будя, сверкает пена.
Иссохшим в черепе мозгам
Вино - не высшая ль замена?

Так пей до дна! Быть может, внук
Твой череп дряхлый откопает -
И новый пиршественный круг
Над костью мертвой заиграет.

Что нам при жизни голова?
В ней толку - жалкая крупица.
Зато когда она мертва,
Как раз для дела пригодится.