Гилнеас: Величие и тьма Торнхилл: Столичная штучка (7)

Мередит Страуд
Агнес Фэншо
Лидия Ирвинд
Генрих Хансен

Агнес Фэншо:
Когда её водворили обратно в клетку, Агнес на удивление уже почти успокаивалась. Невысказанная, но от того не менее неиллюзорная угроза закатить истерику, если ей не доставят немедля же сестру Фовелль, сработала: женщину ненадолго оставили в одиночестве, отправившись сестру разыскивать. Этого времени мисс Фэншо хватило, чтобы перепрятать ключи, переодеться в принесённую одежду и к тому моменту, как дверь её комнаты снова открылась, уже страдать на кровати в надлежащей для только что побывавшей заложницей барышни позе.
Доктора Вудсворта она откровенно не ожидала. Впрочем, это была приятная неожиданность, и Агнес почти сразу перешла в наступление. Мёртвой хваткой питбуля вцепившись в несчастного джентльмена, мисс Фэншо живописала свои мучения и весь пережитый ужас, пересыпая душераздирающие описания наводящими вопросами. Её интересовало всё, что ей могли рассказать о Викторе.

ДМ:
Доктор Вудсворт смущался и отвечал отговорками — дескать, врачебная тайна; как бы вам понравилась, дорогая мисс Фэншо, если бы я стал отвечать на такие вопросы о вас?

Агнес Фэншо:
В положение доктора Вудсворта Агнес входила и за врачебную тайну понимала, всячески её уважая. Камнем преткновения стала брокколи. (На этом месте заплаканное лицо перекосила почти истеричная усмешка). Брокколи, по разумению мисс Фэншо, способна была даже разумного и полностью адекватного человека свести если не в могилу, так в приют для умалишённых, а посему надлежало что-то с этим срочно сделать. Кажется, суть пылкой, но сбивчивой речи Агнес, обращённой куда-то в жилетку доктора Вудсворта, сводилась в итоге к просьбе обрадовать Виктора хотя бы парой яблок с кухни, дабы в будущем ему не взбрело угрожать жизни и здоровью такого количества людей только из-за того, что бедолагу окончательно доконала его диета.
Воистину, брокколи преткновения!..

Генрих Хансен:
Найдя доктора Вудсворта в палате мисс Фэншо, Генрих был немного удивлён тому, как часто судьба сводит его с этой прекрасной, но лишённой здравого рассудка, леди.
 — Доброго вечера, доктор Вудсворт. Мисс Фэншо, — Хансен кивнул, вновь приветствуя пострадавшую.

ДМ:
Доктор Вудсворт как раз отвечал, что диетой больных заведует могущественная мисс Флеминг, если нет особых распоряжений, но он посмотрит, что можно сделать. С Хансеном поздоровались.

Агнес Фэншо:
Агнес милостиво принимала заверения, особо нажимая на то, как благодарна будет и лично она, и наверняка сам Виктор, и как наверняка улучшится состояние пациента…
Что бы она ещё не хотела сообщить в поддержку решения доктора заняться рационом буйнопомешанных, но её излияния прервала в очередной раз распахнувшаяся дверь. Блестящие серые глаза на Генриха смотрели недоумевающе и с интересом.

Генрих Хансен:
 — Доктор Вудсворт, моё имя Генрих Хансен, я новый охранник. Рад знакомству, сэр. Но перейду сразу к делу: меня очень беспокоит пациент пятой палаты невменяемых. Могу я поинтересоваться у вас его диагнозом? — Генрих заметно нервничал, обращаясь к доктору с такой просьбой.

Агнес Фэншо:
Агнес пришлось отвернуться и зайтись судорожным кашлем в подушку, чтобы замаскировать рвущийся истеричный хохот. Ну в самом деле!..

ДМ:
 — Нет, — драматично обронил доктор Вудсворт. — Нет, нет и нет. Что у вас за представления о медицинской этике, сэр!

Генрих Хансен:
 — Он сказал, что только вы здесь пытаетесь лечить кого-то и только у вас я могу узнать насчёт его недуга. Что ж, в таком случае, прошу прощения. — Генрих отвлёкся с доктора Вудсворта и посмотрел на то ли кашляющую, то ли рыдающую в подушку Агнес. — Мисс Фэншо, как ваше самочувствие? Вам лучше?

Агнес Фэншо:
 — Вашими заботами… — на выпуклые серые глаза снова навернулись слёзы, теперь уже от кашля: искуственный перешёл в настоящий. Потому что нужно было меньше босиком бегать по холодным коридорам… — Я имела в виду… мистер Хансен, я ужасно… простите. На самом деле, я хотела попросить у вас прощения за то, что неправильно поняла вас в самом начале — вы рыцарственнейшей души человек и мой настоящий спаситель.
Звучало очень прочувствованно. Сплетённые у груди худые руки только добавляли этого ощущения.

Генрих Хансен:
 — Когда мы с сестрой проверяли его состояние после этого, кхм.. инцидента, он выглядел очень плохо. Зачем-то он сам попросил поинтересоваться у вас его диагнозом и именем. Я не уверен, что он отчётливо понимает где находится и как сюда попал, — сказал Генрих, потупив взгляд в пол, смущённый комплиментами Агнес.

ДМ:
 — Ничего удивительного — он же болен. Чего еще вы ждали? — обескураженно пожал плечами доктор Вудсворт.

Генрих Хансен:
 — Помочь, — быстро ответил Хансен, мельком глянув на мисс Фэншо.

ДМ:
 — Прошу прощения? Ждали помочь? — сморгнул молодой врач. — Но разве вы разбираетесь в душевных болезнях, друг мой? Кажется, вы новый охранник.

Генрих Хансен:
 — Простите, мне показалось вы сказали «чего ещё вы хотели». Да, охранник. Но разве охранники все поголовно должны быть как Джо Тревис?

ДМ:
 — А вы хотите стать сэром Коулом, в один миг получив все знания о тайнах рассудка?

Генрих Хансен:
 — Но разве плохо стремится к этому? — Генрих уже начинал думать, что он ошибается и насчёт этого доктора Вудсворта и помощи тут искать вовсе негде.

ДМ:
 — Ну… — доктор Вудсворт снова пожал плечами. — С чего вы хотели б начать?

Агнес Фэншо:
Агнес только переводила взгляд с одного на другого из собеседников, пытаясь стать максимально незаметной. Что было несколько затруднительно: оба джентльмена, в конце концов, оказались в ЕЁ комнате.
Она просто надеялась, что об этом маленьком факте вспомнят не так быстро, чтобы она вообще ничего не успела услышать о Викторе.

Генрих Хансен:
 — С помощи этому бедняге, воображающему себя констеблем. Он просил узнать у кого-нибудь из врачей его нынешний диагноз, он плохо себя чувствует.

ДМ:
 — Я, право, не это имел в виду, — смешался Вудсворт. — Я спрашивал, какие знания вы хотели бы получить, чтобы быть в состоянии оказать вашему новому другу помощь. Возможно, я мог бы достать для вас книги, по которым учатся в королевских колледжах. Что до диагноза, то больному его сообщали не раз. Он, видимо, забывает.

Генрих Хансен:
 — Да, я бы почитал справочники этой науки, чтобы быть более полезным в этом заведении. Да, мисс Фэншо? Как вы смотрите на то, чтобы мне начать учиться на врача? — Генрих по-доброму улыбнулся, выжидая ответа дамы.

Агнес Фэншо:
 — Вы… могли бы быть очень любимы пациентами. Как доктор Вудсворт, — неуверенно подала голос помянутая дама. Судя по выражению её лица, она откровенно не понимала, какую игру ведёт Генрих и чего пытается добиться.

ДМ:
 — Что ж, я не вижу препятствий… в свободное от ваших дежурств время, конечно же, иначе Тревис спустит с меня шкуру.

Генрих Хансен:
 — Как вам будет удобнее. Благодарю вас, доктор Вудсворт. — Генрих склонился в полупоклоне перед доктором, по-доброму улыбнувшись, подмигнул мисс Фэншо и вышел из её палаты, не смея больше беспокоить ни её, ни врача.

***

Мередит Страуд:
Этот безумный день наконец-то приблизился к вечеру. Страуд, выполнивший все свои обязанности, торчал в холле лечебницы и лениво перебрасывался ругательствами с Майком. Тот, впрочем, не проявлял особого энтузиазма, и Рэд чуток заскучал. Вечером клинику нечасто навещают гости, и никаких развлечений сегодня уже не планировалось. Даже ни одному пациенту не удалось сбежать из палаты за последние два часа. Вернее, ни один пациент, который мог бы сбежать за последние два часа, ещё не спалился.

Лидия Ирвинд:
 — Ну давай же, Стиф, Стэн… Как бишь тебя… Такой огромный и такой неуклюжий! И осторожнее! — Лидия Ирвинд уже стояла у входной двери и отряхивала сапожки на невысоком каблуке, видневшиеся из-под немного укороченной, по самой последней моде, юбки, и подгоняла внушительных размеров медбрата, который тащил за собой таких же внушительных размеров сундук — видимо, вещи новоприбывшей леди. — Мне тут вечность стоять? Или я должна сама стучать? Ах, ну что за место! Никаких приличий, — Лидия поправила высокую шляпку и уверенно постучала.

Мередит Страуд:
Рэд, сидевший ближе к двери, чем Майк, поймал его взгляд и пожал плечами. Хотя этот лентяй всё ещё не сдал смену, открыть дверь и разобраться, кто там, было не так уж сложно. Страуд встал, подошёл ко входу и поднял засов. А затем высунул свою ухмыляющуюся морду наружу.
– Да? – он уставился на парочку, которая торчала снаружи.

Лидия Ирвинд:
 — О, очаровательно! Я уже не ожидала, что дверь так быстро откроют, после этого, — кивнула на копошащегося позади мужчину. — Лидия Ирвинд, гостья мистера Коула, — девушка склонила голову в вежливом поклоне.

Мередит Страуд:
Сложное выражение на торчавшей наружу морде было несложно разгадать. Санитар, открывший дверь, уже забыл, кто такой мистер Коул, и внимательно осмотрел дамочку. Она не была похожа на наёмного убийцу, а остальное его не волновало. Да и сопровождал её, кажется, кто-то из сотрудников, с которым Страуд ещё не успел познакомиться.
– Заходите, – санитар распахнул дверь и убрал из прохода свою тушу.

Лидия Ирвинд:
 — Чудесно, чудесно, — Лидия шагнула внутрь, пропуская сотрудника с чемоданом, и сняла шляпку. Белокурые волосы может и рассыпались бы по плечам, но были завиты так сильно, что едва прикрывали шею. Девушка, не скрывая некоторого удивления, задрав голову посмотрела на санитара. Ростом она едва доставала ему до плеча.
 — Надо же, а вы тут все как на подбор! — Лидия отстегнула плащ и выжидательно уставилась на Страуда. — Мы тут и останемся, или вы, быть может, покажете мне мои покои?

Мередит Страуд:
Дамочка выглядела очаровательно, и чуток ошеломленный Рэд ответил ей не сразу. Кто ж знал, что в сумасшедшем доме будет столько красивых девчонок. Он неловко улыбнулся, что выглядело странно на человеке подобных размеров.
– Сомневаюсь, что размещением гостей занимаются санитары, – Страуд был уверен, что Майк поправит его, если это не так. – Вы прибыли, чтобы навестить кого-то из пациентов?

Лидия Ирвинд:
 — Только не говорите, что вы обо мне не знаете! Я опоздала всего-то на сутки! — Лидия всплеснула руками.

ДМ:
 — Аэ-ээ…
Майк чудовищно робел и затруднялся с конкретикой, но, судя по интонации, Страуду вроде как возразили.

Мередит Страуд:
– На сутки, за которые я успел устроиться сюда на работу, – Страуд завел кулак за спину и показал Майку средний палец. – Вы какая-то знаменитость, судя по вашей красоте?

Лидия Ирвинд:
 — А, так вы тут новенький! Так даже лучше. Да, можно сказать, я приехала, чтобы навестить кого-то из пациентов. И заодно кое-кого из персонала, в том числе и самого мистера Коула. Наверняка, именно он и принимал вас на работу? — Лидия подмигнула, — Знаменитость? Ох нет, что вы, совсем не так, разве что в очень узких кругах, — Лидия прикрыла рот ладошкой, изображая жеманную улыбку.

Лидия Ирвинд:
 — И тем не менее, я бы хотела переодеться с дороги, — чуть более холодно добавила девушка.

Мередит Страуд:
– Хорошо, – Страуд наконец понял, что мистером Коулом звали того самого попечителя, который тут главный. – Сейчас Майк напомнит мне, какая из гостевых комнат самая лучшая, и я провожу вас туда.
Он отобрал у медбрата сундук и повернулся к Майку, хмурясь и подмигивая одновременно.

ДМ:
 — Аы-ыы… — еще больше смутился Майк. — У нас ведь нет гостевых комнат, мисс Ирвинд, клянусь Светом, что нет ни одной. И к персоналу вас не пристроишь, занято. Разве что палату вам. Вот палаты свободные есть. Сегодня как раз одна… Того.

Лидия Ирвинд:
 — Ох…агх… — Лидия даже закашлялась, — палату? Вы серьезно? — подведенные брови девушки поползли вверх, и следом раздался звонкий смех. — Очаровательно, очаровательно. Та-а-ак, это надо записать, — девушка тут же извлекла из сумочки блокнот и карандаш и быстро застрочила, приговаривая: «Громила запирает вас в палате… Гнетущая атмосфера…»

ДМ:
Майкова рожа стала напоминать помидор.

Мередит Страуд:
– Мы не будем устраивать прекрасную мисс Ирвинд в комнату покойницы, – отрезал Страуд, не понимавший, зачем Майк лез в разговор, если никак не может помочь. Он повернулся к девушке. – Сегодня тут был большой переполох. Давайте я провожу вас к мисс Флеминг, старшей сестре. Она подберет вам самую лучшую комнату.

Лидия Ирвинд:
 — О, да, старшая сестра. То, что нужно, ведите… Эм… Как вы сказали, вас зовут? До встречи, Майк, — девушка подмигнула покрасневшему санитару.

Мередит Страуд:
– Мередит Страуд, – представился он. – Можете называть меня Рэдом. Вы, видимо, журналистка из столицы?
Он провел девушку в гостиную, которая следовала за холлом.

Лидия Ирвинд:
 — Ох, зачем такие громкие слова! Я просто гостья, просто гостья, — Лидия расплылась в улыбке, — Давайте лучше поговорим о вас! Как прошел ваш первый день? К вам хорошо отнеслись? Быть может, вы почувствовали, что новичков тут не любят? — Лидия семенила следом, цепким взглядом осматривая помещение.

Мередит Страуд:
Санитар вел мисс Ирвинд в женское отделение, считая, что старшая сестра всё ещё разгребает там проблемы после внезапной смерти пациентки. Конечно, не следовало таскать гостью за собой, но Страуд был не против поболтать с ней и познакомиться поближе. Может быть, когда-нибудь она покажет ему свои узкие круги.
– К новичкам относятся, как и к остальным, заваливают работой, – охотно рассказывал Рэд. – Вместе со мной сегодня устроился ещё один охранник, и мы оба вполне довольны. Пациенты тут очень интересные и обязательно вам понравятся. Кстати, вы сюда надолго?

Лидия Ирвинд:
 — Может, на неделю, может, на две, как пойдет, — Лидия неопределенно махнула рукой, — Интересные пациенты? А что в них такого интересного и кто из них самый интересный? Быть может, вы мне расскажете? Знаете, я ведь человек новый, ничего тут не знаю, — Лидия наигранно замялась, продолжая рассматривать стены и находу делать пометки в блокноте.

Мередит Страуд:
– Вы ж знаете, я и сам новенький, – Страуд видел, как внимательно она всё разглядывает и записывает. Наверно, ревизор Коула. – Как-нибудь вечером я вам обязательно расскажу обо всех замечательных людях, с которыми тут познакомился. Может быть, вы и сами расскажете мне про одну из них.
Он снова ухмыльнулся.

Лидия Ирвинд:
 — Быть может, быть может… — Лидия, прищурившись, посмотрела на Страуда и тихонько хмыкнула, — А вам не кажется, что по этому коридору мы уже проходили? Мы идем уже целую вечность! — девушка спрятала блокнот и карандаш обратно в сумку. — А вы, Рэд, отличный собеседник! Обязательно раскажите мне, если увидете что нибудь интересное, договорились? Обожаю интересные истории, — в голосе Лидии будто бы просквозили многообещающие томные нотки.

Мередит Страуд:
– Надо же, какое совпадение. Я тоже их обожаю, – санитар продолжал улыбаться. Тем временем они зашли в женское отделение, и Рэд начал озираться по сторонам, пытаясь найти мисс Флеминг.

ДМ:
В «санатории», как принято было называть крыло для нервных дам, к этому времени улеглась суматоха. Мимо Лидии просеменила благообразная старушка с бантом на седых волосах, вежливо сделав книксен; за ней на почтительном расстоянии проследовала сестра милосердия.
Мисс Флеминг обнаружилась в конце коридора, ведущего в буйное отделение: запирала дверь, намереваясь отправиться по своим многочисленным делам.

Мередит Страуд:
– Мисс Флеминг, нам нужно найти комнату для гостьи, – выпалил Рэд, когда они наконец нашли старшую сестру.

Лидия Ирвинд:
Лидия улыбнулась старушке, поклонившись в ответ, и с выражением огромнейшего удовольствия осматривалась по сторонам.
 — Мисс Флеминг? Старшая сестра, если не ошибаюсь? Безумно рада знакомству, — Лидия церемонно поздоровалась, присев в книксене.

ДМ:
Не сказать, что радость была взаимной: мисс Флеминг смерила Лидию таким взглядом, словно та была угодившим в пудинг тараканом. Не менее презрительный прищур достался Страуду.
 — Мне следовало сказать вам, мистер Страуд, — отчеканила старшая сестра, — что персоналу не позволено приводить сюда членов семьи и тем более подруг. Я в крайнем возмущении и замешательстве.

Мередит Страуд:
– Мисс Ирвинд сказала, что она личная гостья мистера Коула, – развел руками Рэд, не опуская сундук.

Лидия Ирвинд:
 — О-о, мисс Флеминг! В таком приятном возрасте и все еще мисс… Какое очаровательное платье! Вы шьете их сами? — Лидия хлопала накрашенными ресницами, лучезарно улыбаясь и поправляя оборку на своем — ярко фиолетовом.

ДМ:
 — А если бы эта дама представилась вам королевской дочерью? — поджала губы мисс Флеминг, с раздражением перебирая ключи на поясном кольце. — Сэр Коул — джентльмен и видный ученый, он не стал бы водить личное знакомство с кем-нибудь вне своего круга. Мисс Ирвинд — газетчица.

Сказано это было таким тоном, будто Лидия самолично разносила газеты. Непременно после наступления сумерек.

Мередит Страуд:
– Я не ожидал, что дама, которая выглядит прилично, станет нас обманывать на входе, – Страуд попытался изобразить лицом удивление и раскаяние.

Лидия Ирвинд:
 — Мне больше нравится выражение «писатель новостей», но вы можете меня называть так, как вам будет угодно. Ваш возраст позволяет, — Лидия присела в еще более глубоком книксене. — А мистер Страуд ничуть не ошибся, доверившись мне! Мое присутствие здесь согласовано с мистером Коулом, и вы можете самостоятельно в этом убедиться. Я бы, конечно, могла показать вам письмо с его подписью, но я не стану отнимать у вас такой чудесной возможности пообщаться лично со смотрителем, — Лидия расплылась в очередной лучезарной улыбке.

ДМ:
 — Мне известно о вашем прибытии, — брезгливо проронила мисс Флеминг. — У вас действительно есть разрешение осмотреть больницу и написать о ней статью, но это еще не делает вас гостьей сэра Коула. Я полагаю, статья была бы написана в любом случае. Торнхилл дорожит своей репутацией.

Мередит Страуд:
Страуд торчал рядом, покачивая сундуком с вещами девушки, и не вмешивался в разговор. Пусть они поспорят, а он пока полюбуется. На фоне старшей сестры Лидия выглядела ещё красивее.

Лидия Ирвинд:
 — Какое замечательное выражение! О, это тоже следует записать, — в руках у девушки вновь появился блокнот и карандаш, — «Торнхилл дорожит своей репутацией — громко обещает вам заведение, но первое, что вы услышите от старшего персонала — это витиеватые оскорбления. Видимо, Торнхилл строит свою репутацию на принижении любого им неугодного.» Вот, замечательно ведь звучит, неправда ли, мисс Флеминг. А сейчас, не покажете ли, где я могу разместиться на время моего пребывания в вашем чудесном «санатроии»?

ДМ:
Мисс Флеминг неестественно улыбнулась.
 — Вряд ли женщине вашего воспитания свойствена осторожность, мисс Ирвинд, но я все же возьму на себя труд напомнить, что Торнхилл получает довольствие из королевской казны, и попытка устроить скандал может кончиться для редактора обвинением в замыслах против государства. Собираясь порочить лечебницу, вы намерены порочить и королевское имя. Надеюсь, это не из пылких чувств к лорду Кроули и его возмутительным идеям. Мистер Страуд, проводите мисс Ирвинд в девятую комнату. Не забудьте взять на хранение все ее вещи, посредством которых больные могут себя изувечить.

Мередит Страуд:
– Э-э… Ну ладно, – Страуд нахмурился, услышав приказ старшей сестры. Вряд ли Лидия позволит ему копаться в своих вещах. Да и пациенты были настолько изобретательны, что могли убить себя даже подтяжками, которые Рэд спрятал в своей комнате. – Следуйте за мной, мисс.

Лидия Ирвинд:
 — Как мило, как мило! «Угрозы, сокрытие правды, прикрывает злоупотребления полномочиями королевской протектурой» — карандаш вновь застрочил в такт словам, — Да мне тут нравится все больше и больше! Мисс Флеминг, не соизволите ли, когда освободитесь, уделить мне немного больше времени, быть может за чаем? И вы мне расскажете все о том, как королевская казна расходуется на самые благочестивые дела тут, в Тронхилле, и о том, почему за пациентами не следят настолько, что они могут копаться в чужих комнатах и чужих вещах. Чем подробнее — тем лучше, — Лидия в очередной раз приторно-сладко улыбнулась, развернулась на каблуках и направилась следом за Страудом.

Мередит Страуд:
– Мерзкая сморщенная жаба, – пробормотал в сторону Рэд, когда они покинули женское отделение и шагали к указанной комнате. После общения с сестрой Флеминг он каждый раз чувствовал себя каким-то выжатым. Как её лицо.

Лидия Ирвинд:
 — Что вы сказали, Рэд? Вам тоже эта дама показалась неприятной? Ну вот, а вы говорили, тут все были радушны! Уверена, и вам досталось от этой многоуважаемой мисс, не так ли? А какое оскорбление она придумала для вас? — Лидия нагнала Рэда и смотрела на него понимающим и сочувственным взглядом.

Мередит Страуд:
– Она называет меня мистером Страудом, – покачал головой санитар. – Наверно, свои обязанности она выполняет неплохо, просто характер у неё как… у мерзкой сморщенной жабы. Думаю, вы и сами сможете раскопать, если мисс Флеминг делает что-то не так.

Лидия Ирвинд:
 — О, я уверена, что она отлично справляется со своей работой, и вообще леди кругом порядочная! Но вы знаете, место это тепленькое, опять же, королевское обеспечеие, — Лидия немного склонилась и перешла на заговорщицкий тон, — Некоторые на многое идут, чтобы на таком закрепиться, ничем не брезгуют… Вы уж будьте повнимательнее. Так, а где то тут уже должна быть комната номер девять. Надеюсь, это не палата? — Лидия распрямилась и хмыкнула.

Мередит Страуд:
– Сожалею, но именно эта, – Рэд открыл дверь и, зайдя внутрь, опустил сундук у стены рядом с кроватью. – Я уже пообещал, что расскажу что-нибудь интересное как-нибудь вечерком. И я намерен следить за всем, что творится в больнице, потому что творится здесь что-то неладное.

Слова прозвучали менее удачно, чем планировал Страуд. Он уже сомневался, что ему что-то перепадёт от этой бойкой журналистки.

– Не против, если я не буду досматривать ваши вещи? Вряд ли вы привезли с собой коллекцию ножей и ружьё.

Лидия Ирвинд:
 — О нет, лишь платья и прочие мелочи, обычный дамский набор. Вы настоящий джентельмен, Рэд! — Лидия изобразила смущение, опустив голову, — А ваше намерение следить за всем — ах, это так похвально! Обязательно, обязательно расскажите мне обо всем не ладном. Если это правда, то выяснить все — это, можно даже сказать, ваш долг! Несчастные пациенты, они не должны страдать от халатности и… и прочего, не правда ли? А сейчас, будте добры оставить меня одну, мне следует переодеться с дороги. В котором часу тут подают ужин? Я не опоздала?

Мередит Страуд:
– Где около восьми, – соврал санитар, который уже забыл, во сколько их будут кормить. Он склонил голову и направился к двери. – Был рад с вами познакомиться, мисс Ирвинд. Ещё увидимся.

Лидия Ирвинд:
 — В таком случае, Рэд, у нас как раз будет время перед ужином побеседовать! Давайте, вы подождете меня прямо тут, у двери? А после проводите в столовую, и по пути мне расскажете, что же такое неладное тут происходит, договорились? — Лидия подмигнула, на секунду отрываясь от сумки с вещами.

Мередит Страуд:
– Ну-у… – Страуду не удавалось скрыть смущение. Он был не против поговорить с дамочкой, но не хотел, чтобы ситуация с ужином вскрылась. Он решил поступить, как настоящий мужчина, и сбежать, наплевав на последствия. – К сожалению, мне нужно сделать кое-что по работе. Перед ужином мы проверяем некоторых пациентов. Мало ли они не смогут принять пищу, а повара подадут лишнее. Давайте встретимся как-нибудь потом.

Он почувствовал, что отмазка была дурацкой, и, скомканно попрощавшись, куда-то утопал.

Лидия Ирвинд:
 — Рэд! — окликнула Лидия мужчину, быстро подбежавы к двери, — А как звали пациентку, которая до меня жила в этой комнате?

Мередит Страуд:
– НЕ ЗНАЮ Я, – рявкнул санитар, не оборачиваясь, и скрылся за поворотом.

Лидия Ирвинд:
 — Он не знает, — хмыкнула Лидия. Как только санитар скрылся, лицо Лидии приняло холодное и даже немного высокомерное выражение. — Итак, осмотримся. — Девушка даже не подумала переодеваться — наоборот, она натянула перчатки и принялась исследовать комнату. Раз тут кто-то совсем недавно умер, то, быть может, эта смерть связана с той другой, недельной давности. Быть может даже удасться найти какую нибудь зацепку в палате пациентки? Если к уборке отнеслись так же, как к осмотру вещей Лидии, то быть может и пропустили что-то интересное…

ДМ:
Убирал, видно, не Страуд: комнату вычистили как следует, сменили постельное белье, вымыли пол и, судя по пустующим гвоздям, сняли со стен картины или вышивки. Обои с приятным узором слегка пожелтели от времени, но прежняя владелица комнаты была не из тех, кто лунатически метит помещения. Окно выходило на соседний корпус, и в окне напротив можно было разглядеть чей-то силуэт, мерно качавшийся из стороны в сторону.
Переставший было дождь снова набирал силу.

Лидия Ирвинд:
На всякий случай, Лидия осмотрела и места менее заметные глазу — прощупала корпус кровати, развернула тумбочку, рассмотрела нижнюю часть столещницы и стула, осмотрела каждую щель и в шкафу и даже простучала половицы — чем черт не шутит, вдруг тайничок, или хотя бы припрятанная записка…

ДМ:
Одна половица действительно поддалась, и мисс Ирвинд стала хозяйкой тщательно скомканного бумажного катышка, из которого при попытке развернуть сыпался желтоватый порошок.

Лидия Ирвинд:
 — Ох, — Лидия как можно более осторожно, перенесла бумажный катышек к столу и уже там осторожно его развернула, стараясь не рассыпать содержимое. — Хм, что это может быть… Лекарство? Девушка отказывалась принимать лекарства, и прятала их в подпол? Надо будет отослать образец мистеру Пэйлу… — Лидия вырвала из своего блокнота листок бумаги и, соорудив из того конвертик, пересыпала порошок туда. Мистер Пэйл был давним знакомым девушки, и при этом весьма одаренным алхимиком. — А что же тут? — Лидия аккуратно расправила бумажный катышек и внимательно изучила на предмет надписей и пометок.

ДМ:
Бумажка, увы, оказалась пустой, однако привлекала внимание отменным качеством: вряд ли такая водилась в госпитальных припасах.

Лидия Ирвинд:
 — Интересно… Надо приметить, кто тут использует такую бумагу… Оставим как улику! — Лидия вытащила из своего огромного чемодана округлую шкатулку, запертую на потайной замок — нужно было поддеть ногтем шею изображенного на шкатулке лебедя, и открывалась замочная скважина. Ключик висел на цепочке на шее у девушки. В шкатулке лежало несколько записок, вырезки из статей про Тронхилл и прочие заметки, которые Лидия уже успела нарыть до своего приезда. Листок из-под порошка направился туда же. Вполне довольная находкой, Лидия быстро настрочила письмо своему знакомому, запечатала и спрятала в сумочку — осталось дождаться почтовую карету. Половицу Лидия закрепила — и не заметишь, что она покидала свое уютное место. Проделав все это, Лидия наконец переоделась в боле скромное, темно-зеленое платье, сменила перчатки, освежила макияж, и направилась ту сторону, откуда они до того пришли со Страудом — в поисках столовой.

ID: 17933 | Автор: Dea
Изменено: 12 октября 2015 — 0:22

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
14 октября 2015 — 15:12 Pentala
евушка тут же извлекла из сумочки блокнот и карандаш и быстро застрочила,

Отбирают карандаши при посещении псих-диспансера.
Колющее оружие.
Ну видать в Торнхилле ещё никого не закололи карандашом...

14 октября 2015 — 15:14 В основном безвредная Хозанко

Увы, в народе наверняка считается, что в даларанском арканном диктофоне есть достаточно энергии, чтобы убить молнией.
Лучше уж карандаш.

14 октября 2015 — 15:18 Dea
Отбирают карандаши при посещении псих-диспансера.
Колющее оружие.

Дык Страуду и было велено отобрать, но он этого не сделал.

14 октября 2015 — 16:11 Pentala

Вот раздолбай же.