Сказки юга Поход веры: Святые места (2)

Гильдия Отравленный рой
Фанашила
Джантала

ДМ:
Слушайте: часом позже считали вещи — на берегу всё было кончено. Горячие речные головы так и не смогли отвести от берега лодку. Железнорукие Дакхи засыпали ту стрелами. Дюжина выжила. Ушедший в обход десяток привел из южного подлеска не только потонувшего Кровомоха, но и двух эльфок зеленого деда — иные ушли в леса, покинув дом черным ходом. Их не преследовали. Кому бы рассказали безумные эльфы из забытого богами селения?
Жриц вынули из-под лодки.
Лиловошкурые козлы проверяли захваченную речную снасть и пустующие дома.

Джантала:
— Может, мне дадут наконец говорить с новыми преданными? — бушевала верховная жрица, отряхиваясь от песка. — Я обратила бы всех, дождись вы победы над эльфами, и теперь глядите, кто остался.

Дакха:
— Мы видели твои успехи. — щурился одноглазый предводитель, сидючи на крылечке общинного дома. — Может быть, это был план. Это был плохой план. Ты хотела обратить эльфов или прередить количество новых верующих?

Джантала:
— Я хотела обратить орков, не произнеся ни слова, как того требовал дурной эльфский дед, — процедила Джантала. — И я бы сделала это.

Дакха:
— Да. Конечно… — почти весело скрипнул дурной козлиный муж. — Молчать под стрелами это прекрасный способ. Я понимаю. Иди. Говори.

Джантала:
— И потом ты скажешь, что они склонились перед Зикрозой, потому что не хотели смерти?
Эти возмущения были по большей части для пленных: пусть помалу смекают, что от них требуется.

Дакха:
— Нет. Я скажу, что мы идем в старый Исильдиэн… если ты забудешь.
Дакха тоже говорил для разных, а еще махал рукой: пустите-де жрицу.

Джантала:
Троллька выступила вперед, вся важная с песком в волосах, и давай вещать: получалось, что Зикроза спасла недобитков от неминуемой смерти, отделив праведных от неправедных, а она, Джантала, как верховная жрица этой самой Зикрозы наделена властью сохранить жизни тем, кто отречется от прежней веры (случившейся среди народа аманийке был послан сомневающийся взгляд) и отдаст себя в ру… на милость древней змеи.
— Чувствуете благоговение, нет? Вот ты, как тебя… Подлодочный. Тебя коснулась богиня, пока ты пребывал со мной в безопасности. Коснулась же?

ДМ:
— Д'.. коснулась вроде, — загнул губы давешний подлодочный. Без обилия уверенности, зато с рассудком, коего и у народу оказалось с избытком. Слишком даже. Исильдиэн. Хум южный, не лесной, пространно водил рукой — Зикроза да, отчего нет, но как Исильдиэн? Как Исильдиэн? Да, как?
— Дамочка, — как всегда без обилия такту и рассудительности брякнул дворф, — я понимаю, козлы. Но не е&анаты ли вы после этого? Фхххрп, Исильдиэн..

Джантала:
— Или вы полагаетесь на власть Зикрозы надо всякими духами и дурными древностями, или не полагаетесь, и тогда вас как еретиков того, — задушевнейше разъяснила верховная жрица. — Преданных Зикрозы в эти времена одевают в золото и жемчуга, а милости моих сатирьих покровителей безграничны, как и их ярость.

ДМ:
— Милая жрица, как вас по имени-отчеству, я вас дико умоляю… — вклинился гоблин в эргономической, походной жилеточке. — Мы, разумеется, полагаемся, Вы мне таки не поверите, но весь этот народ совершенно полагается. С так сказать истовостью, но зачем же Исильдиэн? Почто Исильдиэн, и если уж ваши сатирьи… покровители не могут иначе, то шо приличным людям делать в Исильдиэне?

Уцелевший подхват Вилки пялился с истинным непониманием ситуации.

Джантала:
— Да сущие мелочи, — снисходительно пояснила Джантала. — Будем вызывать дух первой жрицы Зикрозы.

ДМ:
— Я дико извиняюсь, но разве в мире нет более… спокойных мест?! Верите ли мне, милая жрица, я знаю совершеннейшего специалиста. — гоблин трогательно понизил голос под кислыми взглядами сотоварищей. — Милейший человек и с докторской степенью в области этой вашей… дивинистики.

Джантала:
Джантала выразила лицом скепсис (для Дакхи) и надежду (для себя) одновременно.
— Где же пребывает этот специалист?

ДМ:
— Таки он с наёмниками. Вы понимаете, наёмниками господина Бамашди, в восточном течении — подсобляют народцу из Таланаара. Конечно, не бесплатно, но если вы заинтересованы в воскрешении духов…

Джантала:
— Учитывая, что Бельтинов дар так подвел нас… — последовал косой взгляд на сатирьего атамана, — я бы задумалась.

Дакха:
— Нет. — Ай, как искусно была вделана в сатирьи словеса выразительная пауза. Вот-вот, и передумает. — Жрица, оставь войну знающим людям. Сегодня о твоём деле узнают наёмники, завтра эльфы, через луну сама Элуна придет выкручивать твою шею.

Джантала:
— Нет, — меланхолично передала гоблину верховная жрица.

ДМ:
— Жаль. Очень, очень жаль. Таки вы мне не поверите, но такая красивая жрица могла бы продвигать истинную веру безо всяких древних советований. Я, право, дико извиняюсь, но никогда не слышал о Зикрозе… всё от бед вашего, вы понимаете — маркетинга..
Едва ли кто из случившихся лиц знал за слово «маркетинг», но вот незнание… ай, даже хмурая амани не знала Зикрозы.

Джантала:
— Мои покровители не хотят лишнего маркетинга, — старательно выговорила Джантала, — пока древняя богиня не обрела достаточно сил, чтобы ответить Элуне, своему давнему врагу. И мы идем в Исильдиэн, чтобы дать ей силу. После этого твои умения будут полезны. И оценены.

ДМ:
— Дамочка, — кисло заметил дворф. — Да че за Зикроза?
— Подозревается мнение, — прихмыкнул хум южный. — Враг Элуны — солнечный бог.

Джантала:
— Зикроза — дре-вес-ная зме-я, — по слогам, как для маленьких, протянула обиженная жрица. — Мать снов и удовольствий, подарившая миру лунные грезы. Вы слышали об Исильдиэне — может, знаете и о лунных грезах?

ДМ:
— Да кто о нём не слышал? Сильдиене-та… — тянул орк унылый. — Там духи пятки объедают.
— Таки мы не знаем за грезы..
— Знаем за пятки.

Джантала:
— Не знаете, — вздохнула Джантала, мучительно настраиваясь на высокий слог, — потому как секрет изготовления зелья почти утерян. Лунные грезы приносят счастье и забвение самым измученным душам. И несметные богатства распространителям.

ДМ:
— Таки вам нужны грезы? Которые снадобья? Вы, конечно, меня не понимаете, но мы можем договориться о грезах! — оживился гоблин. — И несметные богатства распространителям! У меня в Гаджетзане есть друг, вы понимаете, друг. Он вам подберет любые грезы!

Джантала:
Джантала перевела взгляд на «знающих людей».

ДМ:
На длинных сатирьих лицах блуждали мины высокородной издевки: всё же они были эльфского роду, хоть и из особо одичалых.

Джантала:
— Мне начинает казаться, что мои покровители угнетены недостатком веры в ваших сердцах, — помрачнела троллька. — Что вам духи? За мной гонялся бог, догнал даже, и ничего. Платье только измялось.

ДМ:
Всё же это были дурные признаки: все кивали. Не нашлось того, кто сказал бы, что хочет быть накрученным на тотем от недостатка зикрозианской веры. Джантала не чувствовала только искренности… чувствовала пристальный взгляд Дакхи.

Джантала:
— Что же… — Джантала обвела взглядом неубедительное собрание. — Мне самой не нужны в Исильдиэне трусы, которые не верят в защиту Зикрозы. Вы можете разделиться на тех, кто пойдет за мной до конца и будет благословлен и избран, и малодушных — даю слово жрицы, им даруют право не входить в древние руины.
«Потому что они будут мертвы».
Приходилось надеяться, что народ попался смекалистый.

ДМ:
— И лодку дадут? — поинтересовался под растущий энтузиазм народа орк унылый.

Джантала:
— Если она вам понадобится.
Тролльке только и оставалось, что обойти новообращенных, якобы разглядывая, — а на деле, повернувшись спиной к Дакхе, дать гоблину прочесть по губам решительное «нет».

ДМ:
— А харантии? Ота как ваши народ ложили.. — заметил орк кряжистый и, кажись, знаток сатиров. Не из религиозных чувств.

Джантала:
— Это был не самый умный вопрос. Я призвала в свидетельницы свою богиню, — раздраженно бросила Джантала. Кряжистый получался кандидатом на выбраковку.

ДМ:
— Я согласен на лодку.
— Я согласен на лодку.
— Доброо..
— Уху, — успел ненавистнически заглазеть подхват Вилки. За шкипера, не иначе.
— Иду, согласная. — крякнула амани. Нехорошо. С умыслом.
Молчали гоблин и дворф, хум южный, орк лодочный.
— Таки мне бы лодку. — заметил картограф без особой надежды.

Джантала:
Троллька развернулась на пятках и уставилась на одноглазого.
— Ты слышал. Я беру тех, кто доказал преданность… и гоблина с полезными связями. Он пригодится позже. Тебя ведь не затруднит приглядеть за тем, кто вчетверо тебя меньше, даже если ты не веришь в его истовость?

Дакха:
— Не затруднит. — по своему, бледно, осклабился Дакха. — Дайте им лодку эльфов.

Джантала:
Джантала выгнула безволосую бровь: либо Дакха внезапно стал лапочкой (а Фанашила — богиней Элуной), либо лодке предстояло красиво потонуть. В то, что сатир не разгадал ее двусмысленность, троллька не верила.

ДМ:
В тот день Джантала видела, как Дакха наушничает Икте. Икту не видел никто.
У культа Зикрозы прибавилось шесть преданных.

ID: 17811 | Автор: Dea
Изменено: 20 августа 2015 — 0:27