Сказки юга Великая Теш: О пресмыкающихся (5)

Джантала
Фанашила

Зуггат:
— Наобщалась? — хмуро поинтересовался Зуггат, когда величественная до одури троллька вернулась их похода на Хинельдеша.
Сам чубатый тоже занят делом: где-то раздобыл здоровую кривую ветку, уломал Блюхера спереть у кого-нибудь нож и теперь изготавливает атрибуты высшей жреческой власти. Вырезаемый в виде змеюки посох получается грубоватым, но вполне достоверным.
— Будет тебе чем рогатых и юродивых отгонять, — продемонстрировал Зуггат свою работу. — Только состарить его надо, чтоб выглядел хотя бы на пару сотен лет.

Джантала:
— Ну какой козел, а… — простонала великая жрица, расхаживая под тентом. — Придумай, говорит, как сделать змеиные глаза. Без колдунства и всего такого, чего мы не умеем. Теперь мне ничего нельзя, знаешь? Рожи корчить нельзя. Пинать камни нельзя. Показывать греллям палец нельзя. Только ходи, задирай нос и строй из себя избранность. Хуже того — я не знаю, точно ли мне это не нравится. Ты никогда не хотел стать важным орком, Зуггат? А… Красивый посох.

Зуггат:
— Почувствуй себя Вол'Джином с сиськами, — коротко рассмеялся чубатый, работая ножом и матеря его предыдущего владельца за небрежное обращение с инструментом. — Я? Нет, не хотел. Хотя как-то раз был. Не самое паскудное занятие, но ответственность сильно приедается. Утомляет, точнее.

Джантала:
— Расскажи.
Троллька уселась, сложив на коленях руки: левую, обмотанную змеиной кожей, поверх правой. Чешуя блестела.
— Когда я была с зулом, хлопот тоже хватало: за него и за себя, только он еще и шпынял меня каждый раз, называл глупой девкой и говорил, что я ничто. В каждой его ошибке была виновата я. Когда ты важный, легко искать виноватых.

Зуггат:
— Это не важный. Это называется «дорвался», — пояснил чубатый резчик по дереву. — Важный — это когда от твоих действий что-то зависит. Например, хотя бы одна чужая жизнь. Не думаю, что ты так уж зависела от своего зула.
Нож со скрипом вгрызался в ветку, белые стружки хлопьями сыпались на пол.
— А рассказывать… это не интересно, Джа. Просто так сложилось, что от меня зависел десяток жизней. Я не справился полностью — четверо из десяти умерли. Вот и вся история. Давай я тебе лучше о шрамах порассказываю? Есть еще о каком я не говорил?

Джантала:
— Всегда кто-то умирает. Тех, кто жил тысячи лет, это перестает трогать. Я не прожила двадцати, но уже привыкла.
Воистину, у великой жрицы было дурное настроение.
— О больших уже рассказал. Есть мелкие, но памятные?

Зуггат:
— Хрен ты привыкла, — отмел возражения Зуггат. — Поймешь еще…
Орк критически повертел почти готовое изделие перед глазами.
— Где бы красной пыли набрать… Ты умеешь дерево старить, Джа?

Джантала:
— Нет. У нас так не делают, — покачала головой троллька. — Новая вещь ничем не хуже старой. И поддельных знаков лоа у нас не бывает. Какой ни сделаешь, у него будет сила. Свою первую куклу вуду я слепила из глины и сухих иголок. Важно не сходство, а мысль, вложенная в подобие… Ну вот. Я и говорю уже, как бабка-атал, из которой сыплется труха. Скоро не будет никакой Джанталы.

Зуггат:
— Будут-будет, — успокоил облеченную высшей властью жрицу орк. — Просто немножко другая Джантала будет. Не знаю, какая именно, правда… но пока что мне нравится.

Джантала:
— Это если я не стану Зикрозой, — проворчала охотница, — как безымянная эльфа стала Ханамем, чтобы укрыться от Яндарзовой раковины. Мало сменить имя, чтобы спрятаться от нее. Нужно подменить суть. Хорошо, что сейчас Яндарз, когда спрашивает свою штуковину обо мне, слушает в ответ одно нытье. Болотный эльф, если ты шпионишь, о чем я говорю — а ты шпионишь — то ты первый в мире мудак, и я желаю, чтобы на той стороне лоа целую вечность играли тобой в ходи-по-клеткам.
Джантала перевела дыхание.
— Все. К делу. Как там Фанашилины труды? Пойдем смотреть.

Зуггат:
— Пойдем, — Зуггат отложил в сторону свои труды, вскочил на ноги и низко склонился перед красноволосой. — Угодно ли будет Первой среди благословенных оказать честь позднопришедшему и опереться на руку его в пути, да благословит Зикроза наши шаги?

Джантала:
— Охренеть, — восхитилась троллька, принимая предложенную лапу. — Мы как эльфасы.

Зуггат:
— Только лучше, — подмигнул орк, выпрямляясь. — Это я когда охранником у одного ушастого служил, поднахватался. Кто ж знал, что пригодится…

ДМ:
Сотворившийся во внутренних покоях нового храма (а сказать иначе, под тентами на западной стороне «священной» террасы) хаос происходил от груды добра, кою Фанашила Скайтейл привела с собой после собственного похода на Хинельдеша. Архаичный алхимический хлам громоздился, стоял и валялся среди провощеных кож и соломы. Возблистали медными боками сосуды, вились змеевики кодоевых кишок, дух стоял разномастный и неразборчивый.
В полутьме алькова не хватало только брата-лорда, гениального химика и большого жентльмена и, может, потому устроившаяся в углу эльфка — при бриджах, нагрудной повязке и зажатом между ногами пузатом тубусе (тугой крышке, кругах под глазами и мрачном виде) оглянулась только мельком.
— Аай, не слышу толп верующих. Что там там с великим делом конфессии?

Джантала:
Джантала коротко передала свой разговор с Хинельдешем, с упором на ту часть, что касалась беды Ятмовы.
— Тебе отдали мамбины зелья? Посмотрела, что в них?

Фанашила:
— Ну, если тебя это обрадует, там нет крови древнейших существ, костей драконов, трав из другого мира… наверно… — Фанашила без вящего энтузиазма обрисовала картину, согласно которой безвестная рыжая мамбо не отсутпала от канонов создания целебных жидкостей, разваривая, забраживая или наставивая. Оставляя признаки трав весьма традиционных и…
— Плохие новости? Магия-шмагия.

Джантала:
— И где бокор, когда он нужен? — кисло спросила троллька у несправедливого тента над головой. — Правильно, у Бельтина. Нет, я попробую, но… То свойство, которое будет полезно Ятмове, Рыжая называла боковым эффектом. Тут не угадаешь.

Фанашила:
— Иии, что мы скажем Бельтину?

Джантала:
— Чтобы вернул деда? — наивно предложила охотница. — Ты ведь знаешь Вагабундо. Он уже тысячу раз успел задолбать Бельтина.

Фанашила:
— Нашему-то это его припрячь не помешало.

Джантала:
— Другие мысли? И к слову о нашем… как думаешь, Фанашила, он посылает рабов глядеть в раковины?

Фанашила:
— Кто-то должен, — пожала плечами эльфка. В последние дни в ней будто поселилась этакая серость ответов. — Чельянка б точно от радости запрыгал всеми ножками. Я что думаю: нужен ли нам твой дед, если рогатый его уже начинил невесть чем?

Джантала:
— И значит, пока я остаюсь здесь и при своем имени… — Джантала оборвала мысль, будто мерзкий Яндарз действительно шнырял и таился в каждой тени. И так было понятно — у Корфая нет глаз в стране Теш, но есть проглоченная раковиной троллька, и шаман уже, наверное, знает о пропаже фераласской экспедиции.
— Дед и без начинки не подарок. Но кто еще справится с зельем для Ятмовы? Если ты думаешь, что он будет шпионить на Бельтина… Ха. Еще как будет. Но у них есть способ и проще. Спросить раковину.

— Кстати, Зуггат, — покосилась охотница. — Соблазнять Ятмову радостями будешь ты. Не нам же с Фанашилой за это браться.

Фанашила:
Фанашила налегла на крышку и таки выдернула крепко вставший артефакт эльфской упаковки, явив миру громогласное «фух».
— Ты здесь глядела в раковину. Она ж вроде как выдает всякую чешую, если не повезет… или нет?

Джантала:
— Хинельдеш ведь сказал: кто смотрел, о том раковина говорит подробно, — возразила троллька. — Мне и правда досталась чешуя.

Зуггат:
— Б&я, — только и сказал ошарашенный перспективой орк. Призадумался. — Фаши, сваришь чего-то, чтоб мозги туманило немножко? На трезвую голову я козу е… соблазнять не буду.

Джантала:
— Почему козу? — возмутилась Джантала. — Она же эльфийка. Бывшая.

Зуггат:
— А коза — современная, — категорически заявил чубатый. — И вообще, тебя на козу менять — это не по мне. Ты лучше.

Джантала:
— Зачем менять? Ведь… — троллька снова осеклась: на этот раз потому, что задумалась. Как говорил Маэнги, тяжелые обстоятельства пробуждают многие таланты.
— Пойдем вместе. Может, она вообще забыла, как это делается. Надо расспросить ятмов.

Зуггат:
Зуггат вздохнул. Расспрашивать так вместе, а козу… так самому.

Фанашила:
Фанашила оставалась с сомнениях — нет, что вы, она могла сварить Зуггату дурман, случись ему попасть не к тем козам и эльфкам, но черный дед, являвшийся в этот кретинский болотный храм, чтобы хихикать мерзко и таинственно?
— Еще не молилась своим богам? Как по мне, так если и идти к Бельтину, то просить удушить деда. На-веее-чно.

Джантала:
— Я не могу, — отказалась Джантала. — Договор с Бвонсамди. Я не причиняю вреда ему, а он мне. Толковать можно по-разному, но удушить — это уже чересчур. Ладно, пусть остается с Бельтином.

Зуггат:
— Ну давай я его придушу, — чубатый явно обрадовался возможности увести тему от козы. — У меня с ним договоров нет, окромя найма, да и тут — два заказчика против одного.

Джантала:
— Даже не могу этого пожелать, — троллька скрестила руки под грудью и демонстративно отвела взгляд. — Бвонсамди все видит.

Фанашила:
— Помочь? — приподняла подобвисшую бровь злая двоюродная.

Джантала:
— Мне что-то в ухо попало, — равнодушно пожаловалась Джантала.

Фанашила:
— Ну вот. Видишь?
Глаза эльфки вернулись к содержимому тубуса, по всему представлявшему собой чей-то разграбленный алхимический развальчик.
— Пока она не слышит: все, кроме неё, будут рады, если окажись дед в нашей компании, ему случится слететь с террасы. Угу?

Зуггат:
— Именно с террасы? — скрупулезно уточнил Зуггат с профессиональной ноткой в голосе. — Упавшее на голову бревно недопустимо? Или там поскользнуться и восемь раз упасть на нож?

Фанашила:
Вид лордской сестры, ныне жрицы, говорил о том, что тут пути Зикрозы неисповедимы.

Зуггат:
Соответственно и чубатый смиренно воздел очи горе, смиряясь с волей Сияющей.

Джантала:
— Я обращусь к своим лоа. Потом — ятмы.

ID: 17787 | Автор: Dea
Изменено: 16 августа 2015 — 2:23

Комментарии (4)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
16 августа 2015 — 13:53 Pentala

Кстати, а про ушастую часть продолжение будет?
Ну про события в Роще и в плену нагов?

16 августа 2015 — 13:59 В основном безвредная Хозанко

Кенарийское сопротивление ушло за кадр. Будет о нага.

16 августа 2015 — 14:38 Амператор Deadly True

Тряси нэжно Талару.

16 августа 2015 — 15:32 Dea
Болотный эльф, если ты шпионишь, о чем я говорю — а ты шпионишь — то ты первый в мире мудак

Яндарз, если ты это читаешь...