Сказки юга Великая Теш: Грелли в мешке (1)

Фанашила
Джантала

ДМ:
* * *

Хинельдеш стелился по лесу змеей, но в город въезжал с помпой. Ууууууууууууууу-у…
С руины каменной башни дул в рог козел, и забреди в лес ветеран Третьей войны, ему было бы впору предаться ностальгии. Трубы Легиона. Ни с чем не спутаешь. Непередаваемый глубокий звук.

Как потом понимали несведующие в архитектуре путники, город был из тех придатков, что появлялись у мостов и дамб. Земляные насыпи и древние каменные террасы расходились вокруг великой эльфской дамбы широкими полукружьями. Были времена — здесь жили красиво, но теперь километры обвалившихся стен торчали надгробьями восточного кладбища. Крыши канули века назад — их заменили тростником. Колонны потеряли портики и слепо тыкались в зеленый болотный полумрак.
Но были звучные рога, раболепно взирающие козлики из мелочи, ксавианские знамена из скверноткани. Здесь любили славу, и потому Хинельдеш вышагивал истинно царственно, стоило подняться на дамбу, раздавал кивки, церемонно кланялся Ободранному Сенешалю — так шептались среди свиты о древнего виду сатире-встречающем. Народ, взиравший от старых колоннад, фыркал. Слуги хозяина колодцев били о старый замшелый мрамор древками копий. Здесь поселился дух соревнования, и новые юродивые — троллька, эльфка и орк — наблюдали его, пока церемонии не прошли и их не погнали в руины, селить в каменном алькове под верхним проходом дамбы. От щедрот Хинельдешевых достались тростниковые накидки, молчаливый бычара-раб и шевелящийся мешок греллей.

Джантала:
— Почему древняя змея? — шипела на Фанашилу охотница, примеряя накидку: тростник кололся. — Почему не древняя жаба, не древняя болотная птица, не древний грелль? Почему из всех забытых мстительных духов ты выбрала самого скверного? Яды она умеет, вы послушайте…

Зуггат:
— Вот-вот, — неистово поддерживал охотницу Зуггат. — Ты умеешь в яды, а я разве что просроченной тушенкой до поноса довести. Джа, успокойся, придумала — теперь будет главная юродивая. Ядовитая со всех щелей.

Джантала:
— Поздно, я уже вызвалась. Хинельдешу не нравилось, что эльфа издалека. Теперь вывернут мне глаза и вставят змеиные. Шерсть так точно облезет. Буду в чешуе вся.

Зуггат:
— Как же тебя, чешуескользкую, придерживать-то? — задумался о насущном чубатый. — Ить выскальзывать будешь… привязывать, что ли?

Джантала:
Джантала только махнула рукой, нагибаясь к шевелящемуся мешку. «Здец-здец-здец», скороговоркой цедилось из ее сцепленных зубов.

Фанашила:
Эльфка наблюдала за перепалкой, возясь с мешком греллей: первый лесной тушкан отвратно палевого тону уже высунул голову и теперь переглядывался с освободительницей с истинно мерзким видом.
— Пальцем в небо ткнула. Братцеву чушь помнишь? Которую про вещества для управления миром?
Фашашила глядела больше на грелля, но давно позабытая риторика явно приобретала новый, странный окрас.

Джантала:
— И почему этот палец теперь торчит у меня в заду? — драматично осведомилась Джантала. Грелль ей нравился, но хорошего настроения не добавлял.

Зуггат:
Орк, эхом вторя красноволосой, облачался в колючее и тростниковое.
— Какая нахрен чушь? Какое нахрен управление? Подруги, вы всю дорогу треплетесь про что я не знаю, а потом на том что натрепались въезжаем в жопу все вместе?

Джантала:
— У ней братец — мастер-отравитель, обсосин и жентльмен, — буркнула охотница. — Говорил, яды правят миром. Вот она и…

Фанашила:
— Догадайся с трех раз. — высадила первого грелля эльфка. Тот зацыкал и скакнул. — Зикроза, она когда-то была, а теперь вроде алхимического символа. Ложи-шможи, химики да джентльмены.. ну я и назвала, в чем разбираюсь чуток. В душе не е&у, откуда ЭТОТ ознакомленный.

Зуггат:
— Пи$дец, бл&дь, — выразил свое отношение к происходящем Зуггат, одергивая слишком короткую накидку и удавливая мечту об убийстве одной из нанимательниц.

Джантала:
— Буду просить Хетисса о знамениях, — Джантала опустилась на пол и заглянула в горловину мешка, ладонью прикрывая глаза, чтоб не выцарапали. — Но Хетисс лоа всех Гурубаши, у него таких просителей…
Бычара, поставленный у входа, вроде и не слушал, и все же троллька понизила голос до шепота:
— Может, сорвемся к Бельтину? Он ничего дед. Выдадим ему нашего, вдруг и не убьет. Сразу.

ДМ:
Рыжий и носатый грелль на Джанталу цыкнул и закорчил рожи. Сине-зеленый стучал хвостом. Ц-ц-ц-ц-ц-ц…
— Не считая того, это тот хер, который вытащил на свет девку с хвостом? — флегматично и чуть погромче обронила Фанашила с тем, чтобы сбросить тон. — Что мы ему скажем — всю правду-истину или «вообще-то твой младший подвизал нас ловить древнюю змею, а теперь мы сознались и от нас можно избавляться»?

Джантала:
— И если правду?

Носатый смутно напомнил Джантале кого-то знакомого. Троллька убрала от лица руку и протянула греллю — цапнет, не цапнет?

ДМ:
Тушканный дух глянул оскорбленно: рука и без сахарного побега? Али мясца? Ц-ц-ц-ц-ц…
Был ли кто главный в алькове? Ну да, лесные чертики, конечно.
— Влезем в долги. Или втянем Кручу. И тогда-то моего братца начнут любить в известное отверстие… я вот даже не знаю, что лучше, влезать в долги к умнику или напыщенному идиоту.

Джантала:
От мясца и сама Джантала не отказалась бы. Греллю достался протяжный вздох.
— Остаемся. Рассказывай, что знаешь о Зикрозе.

Фанашила:
— Напыщенный рассказал лучше. Гребаная змея подчиняет народ. Только у них рассказывают про инструмент Элуны, а у нас про то, что она первая придумала, как делать… вещества, к которым привыкаешь. И сделалась алхимическим символом эмпатических снадобий.

Джантала:
Джантала глянула исподлобья.
— Импатических? Скверна, что ли?

Фанашила:
— Фьюююю. — выдула губами эльфка. — Гашиша никогда не курила?
Фьююююю — передразнил палевый, дергая ту за край тростниковой накидки. Он явно нашел себе стимул.

Зуггат:
— Траву надо. Демонстрировать привыкание, — кивнул Зуггат. — Заодно, покуривши, и проповедовать проще.

Джантала:
— Завали меня Хаккар, — впечатлилась троллька. — Я теперь верховная жрица всей смех-травы?

Фанашила:
— Ну, в таком духе… — оглянулась на чертика эльфка. — Меньшая х&йня. Большая начнется, когда этот дурень реально задумается про сказку о глазах. Тянем время?

Джантала:
— Тянем. При случае показываем пятки. — Джантала нахохлилась. — Прости, Зуггат. Я бы не выдала тебя, как и тех двоих, не будь ты на «Ромашке». Ты хороший орк и не должен был оказаться в такой заднице.
Троллька угрюмо помолчала, обдумывая лазейки.
— Айе, Фанашила. Что такое «м@нда» и чем больна Ятмова?

ДМ:
Рыжий грелль подскакал и защупал Джанталу за ногу, зловредно указывая на что повыше.
— Это вон м@нда. — несколько издевательски обронила Фанашила. — В м@нду зах&яривают. Продолжать? Ух, эта права… втянули же мы орка — цена?
Грелль синий пялился на Зуггата с видом заговорщика.

Джантала:
— Придумают же названий, — вяло удивилась охотница. Греллю за пощуп ничего не стало: Джантала только скорчила рожу ему в ответ.

Фанашила:
— Проверим м@нду? — хмыкнула злая двоюродная.

Джантала:
— У нее там мох, — припомнила троллька. — Наверно, как грибок или какая другая плесень. Не знаю, чем лечить. У нас таким не болеют.

Зуггат:
— За притворяться адептом смех-травы и повелевающей ею древней змеюки? Таких цен не бывает, — категорически заявил чубатый, подмигивая синему понимающе.

Фанашила:
— Выбраться живым из всей херни — уже не катит?

Джантала:
— Отстань от Зуггата, — вступилась Джантала. — Он тебе что, бокор, чтобы ныть и всех виноватить? Видишь же, помогает и без цены.

Фанашила:
— Может, и бокор, — это уже было зло: палевый даже забеспокоился. — Я ему заплачу, чем захочет. Если моего братца не е&нут зазря. Бескорыстных не бывает.

Джантала:
Троллька пфыкнула, всем видом выражая сомнение в Фанашилиной платежеспособности.

Зуггат:
— Твоего братца, раз он так на дренейку запал, зазря е&нуть невозможно в принципе, уже заработал, — чубатый явно скорешился с синим греллем и теперь эти двое уже чуть ли не обнюхиваются. — Не парься, ушастая. Мне вас сдавать смысла нет.

Джантала:
— Гадости без смысла делает только бокор, — срезюмировала Джантала. — И даже если сатиры найдут для Зуггата смысл… кто заключает сделки с демонами, когда есть такие хорошие и полезные мы?

Фанашила:
— Просто возьми в толк, длинный: я могу убить для тебя человека, сотню, сварить снадобья, принести монеты.
Бескорыстность? Смысл? Нет-нет-нет, Фанашила не верила в такие вещи. Они быстро менялись.
— Если когда-нибудь вздумаешь предать, подумай, что теряешь.

Джантала:
— Тебя как зовут? — троллька явно пропускала момент накала страстей, взявшись знакомиться с рыжим чертиком.

Зуггат:
— Ушастые… — одним словом плюс непередаваемая интонация чубатый высказал все, что думает о расе кровавых эльфов в целом и конкретных ее представителях в частности.

Фанашила:
Фанашила нахохлилась совой, и палевый грелль явно что-то наушничал. Может, цыкал. Джанталин цыкал. Цыкал и синий.
Эльфка захихикала первой, пусть надсадно и зло – ну, по ситуации.
— Будешь Мууру.

Джантала:
— Хиньяру, — решила Джантала. Может, ее преследовал запах хинного дерева; может, показалось, что грелль был словно крашеный хной.

Зуггат:
— А ты будешь Блюхер, — предложил своему напарнику первый всплывший в уме набор звуков Зуггат.

ДМ:
Оскорбленный в лучших чувствах Блюхер тыкал коготком в своё длинное ухо. Ай. На лицах остальных читалось непонимание – какой, собственно, хер?
— Чтоооож, — скептически протянула эльфка. — Навстречу всем славным деяниям? Кто придержит при себе этого?
Бычара молчал. Может, он вовсе не умел говорить.

Зуггат:
Зуггат молча ткнул пальцем в тролльку. Во-первых, раба просила она, во-вторых орк занят: объясняет Блюхеру, что в его имени ничего такого обидного нема, но если надо, можем и поменять.

Джантала:
Джантала была согласна и по второму заходу испытала «как тебя зовут» — почти безотказный способ знакомиться.

ДМ:
Таурен скорчил этакую мину — в свою коровью меру. Скорчил и открыл пасть: у него не было языка, был отросток серо-зеленой плоти, протянувший к обоим челюстям ниточки зеленоватой слизи.

Джантала:
Нет, все-таки в Кабестане получше обращались с долговыми; охотница заморщилась.
— Руны знаешь? Общие? Орочьи?

ДМ:
У-у. Наверно это мотание головой означало нет, но с исключениями. На глазах всей компании бычара оглянулся к стене, начертав распространненный глиф восточного всеобщего.
«Проклитый»

Джантала:
— И не поспоришь, — проворчала троллька, разглядывая сатирий подарок. — Сколько лун ты здесь, Хекс? Покажи на пальцах.

ДМ:
Хекс показал. У него было только три пальца, так что подымать руку пришлось два раза. Выходило шесть.

Джантала:
— Что делал до того, как тебя отдали нам?

ДМ:
Тут глифов не хватало. Определенно: бычара простер лапу туда — в восточные болота за террасами. Сюда — к дамбе. Туда, сюда. Что ж, может здесь был смысл.

Джантала:
— Таскал вещи или охранял, — перевела Джантала, подумав. — Садись. Мы не будем тебя обижать.

ДМ:
Раб и сел: обижать или нет, перед Джанталой стоял сломанный таурен. Таких было мало. Может, потому Долгая Рука никогда не заставлял эту породу жить долго?

Зуггат:
— Грех убогого обижать, — согласился Зуггат, к этому моменту достигший некоего компромисса с Блюхером.

Джантала:
— Плохо, если греллей отнимут, когда они нашпионятся, — Джантала тоже достигла всего, что полагалось при единении душ, и заранее огорчалась. — Ну, надо готовиться. Зуггат, как ты там говорил… склонитесь и прочее? Где ты этого наслушался?

Зуггат:
— У юродивых, где ж еще…

Джантала:
— Я знала двух жриц великих лоа. Обе не выделывались, — охотница изогнулась, не вставая, и принялась чистить сандалии клочком ветоши. — Им не надо было. С позабытыми богами иначе. А у меня, как назло, свербит от представлений… может, в самом деле выпить чего или выкурить?

Зуггат:
— А есть чего? — синхронно с синим греллем изогнул бровь Зуггат. — И ты молчала?

Джантала:
— Сейчас добудем. Грелли, они ж… — Судя по жесту, в котором Джантала развела руки, могущество лесных чертиков могло сравниться только со всесильностью лоа. — Хиньяру, есть хочешь? Скачи куда надо и скажи: нам тут нужна еда для греллей… и для быка, мешочек смех-травы и бутыль… нет, две… Зуггат, как то пойло у гоблинки называлось?

Зуггат:
— Ром, — напомнил чубатый, заметно оживляясь. — Блюхер, если добудешь чего мясного пожрать, твоя доля тебя не обидит.

ДМ:
Всё же беда была: Блюхер и сам не очень понимал в еде, окромя случайных белок, жабок и шишек. Проклятый справлялся и того хуже.

ID: 17776 | Автор: Dea
Изменено: 13 августа 2015 — 2:54