Сказки юга Фералас: Между двух огней (3)

Фанашила
Вагабундо
Джантала

* * *

Дальше пошли побегушки.
Обрадованный сменою курса Вилка заставил подхватов встать на шесты, как только «Ромашка» неуклюже ввалилась в новое руслице — вокруг зашустрили островки -карлики и нагло подымавшаяся из воды растительность. Развилка? На восток. Еще? Повторяй раз за разом и выйдешь к какому -нибудь нанесенному на карты руслу. Мелкую Ипси посадили делать пометки. Глазели по сторонам. Полагались уже не скрытность, но на скорость, и не зря.

Зуггат — опытный, в общем, орк — заметил как двумя сотнями футов позади, с запада мелькнуло между деревьев. Река разливалась впереди, и четырехглазое растение Ромашка начало терять ход без быстрого течения. Шесты всё еще доставали дно, но потемневшей воды уже набиралось на троллий рост. Берега отступали в стороны, заросли казались темнее — из воды тут и там вставали колонны и полуобвалившиеся стены, а впереди подымались несколько сохранившихся арок давно разрушенного акведука.

Зуггат:
— Не знаю куда, но, кажется, приплываем, — Зуггат, заметив что -то позади и слева, принялся шарить взглядом по берегам вдвое внимательнее. — И нас сопровождают по левому берегу и чуть позади. Кто — не знаю, не разглядел.

Кровомох:
— Эй, а камень -то теплый? Вдруг руины рядом.

Вагабундо:
Бокор уже не спал, но и глаз открывать не был намерен. Лежал себе тихо, не двигаясь. В голове зрели мысли, идеи, но он тут же затаптывал их, очищая голову. Впервые за то время, как он ввязался в это дерьмо с политикой и какими -то заданиями, он мог посидеть в тишине. Дать духам знать, чтобы не донимали его просьбами, советами и предложениями. Дать себе разрядку.

Фанашила:
— Не теплее, чем твои мохнатые.
Расставшись с шестом после смены русла, можно было и марафет навести. Что? Фанашила сгрудилась на дне лодки, накладывая на лук извлеченную из скопления провощеной ткани тетиву.
— Видно, кто?

Ипси:
Высунув кончик языка от усердия и заправив пряди светлых волос за уши, гоблинша порхала ручкой по бумаге. Зашустрившие островки добавляли дополнительной муки — отметь их все да не упусти ни одного, ежели хочешь потом хоть откуда -то и куда -то приплыть. За пометками она как -то пропустила тот момент, в который все напряглись и забряцали оружием, выглядев там что -то, и запоздало завертела головой: — Где? Кто?

Зуггат:
— Полста шагов сзади и слева, — уточнил доклад чубатый. — Толком не разглядел, кусты мешали. Но смылось, как только я его заметил.

Вагабундо:
«Ай, они ведь забудут развязать меня, когда начнется суматоха. Рапторьи какашки.» Мысли у бокора были не из радужных и он старался их отогнать и прийти к чему -нибудь более позитивному. Выходило не очень.

Салливан:
Салливан, сидевший рядом с Ипси, привстал, когда началось беспокойное движение, и решил оглядеться, оставаясь на месте. На корме и на носу и так было вполне достаточно зорких глаз, а немёртвому было в общем -то довольно неплохо в компании зелёной, чтобы не рыпаться никуда без личного приглашения.

Слегка нахмурившись, Сало пытался разобраться в своих ощущениях, но они были слишком слабыми и неясными, чтобы говорить о них вслух. Немёртвый лишь продолжал озираться по сторонам, стоя рядом с гоблиншей и картой.

Вилка:
— Гнать надо, госпожи -начальные. — Вилка любил свою лодку и сообщал очевидное уже седьмой раз за последние несколько минут. — То ж куведук, знаете такой эльфизм? Он от самой Галафы сюда идет. И кто по нему только не гуляет. Ну, где забраться можно.
— А храм тут был… — себе под нос брякала эльфка. — Так себе камушки -то у кисточки.. наверх поглядываем, айе? Из -под навесу. И орку какую доску подберите, схорониться. Много он тут со своими двумя топорами навою…

Злая двоюродная сестра не успела договорить, потому что Вилкины предсказания сбылись в самом замечательном виде: ну, то есть, в виде замотанного в серое созданьица высоко на акведуке. Не то толстый сгорбленный человек, не то тощий орк, не то болотное чудо замахало руками и, кажется, что -то выкрикивало. Слышно не было. Было далеко.

Ипси:
Подёргав за рукав замечательной рубахи упыря с определённым намёком, гоблинша деловито соскочила со скамьи и переместилась под навес. Ну их, эти болотные чудеса. И карта тоже подождёт.

Зуггат:
— Фаши, ты с какого расстояния сможешь в это из арбалета влепить, если потребуется? — уточнил чубатый, рассматривая серое и голосящее. — Ну так, на всякий случай, чтобы знать.

Фанашила:
— Да вон, угол видишь — доплывем и можно класть. Я не вникаю, чего он там один выступает? Я бы без десятка стрелков не.

Салливан:
-Мм? — Сало повернулся к Ипси и, подняв бровь под тряпками -бинтами, переместился вместе с ней под навес, вопросительно блестя парой желтых глаз на зелёную.

Ипси:
— Говорить хочет, — пожав плечами, предположила менестрельная, а затем подёргала перевязь, на которой крепились все пять метательных ножей. — Сможешь их зачаровать на возвращение на ближайший часик, бриллиантовый мой?

Кровомох:
Кровомох старался стать компактным и незаметным.

Джантала:
Тень под навесом обменяла Ипси и немертвого на Джанталу, вытянувшуюся на палубу при снаряженном луке и хмурой физиономии.
— Он предупреждает, — определила троллька, поглядев на серого. — Я видела гоблина, который точно так изнурялся перед разрушенным мостом. Не помогло.

Фанашила:
— Е&онашку нашего под навес толкните. — продолжала между тем эльфка. — И козла к нему.

ДМ:
Помянутый угол приближался, и Вилкин народ заоглядывался на притопленные строения, изо всех сил ворочая лодку, чтобы не подцепить чего под днищем. Сквозь темную воду было едва видно проходящие внизу плиты старой площали и мутное желтоватое пятно какого -то металлического диска размером с доброго кодоя. Ай, слушайте, если бы он был золотым…

Верхний распинался, как мог.

Зуггат:
— Тогда надо подойти на границу четкой слышимости и послушать, чего оно орет. Только осторожно, — предложил орк, который на дальний бой все равно не был рассчитан. — И кто -то в воду пяльтесь внимательней. Мало ли чего там плавать может.

Салливан:
Немёртвый отрицательно покачал головой, еле -слышно ответив зелёной.
— Лучше без магии, пока возможно. Всё будет в порядке.
Рука в чёрной перчатке на секунду обнадёживающе легла на плечо -шею Ипси, после чего исчезла оттуда, вместе со вниманием немёртвого, который быстро выглянул из под навеса на голосящую фигуру и засунулся обратно, глядя на Джа.
— Чего делаем?

ДМ:
— Может за той стеной того… схорониться? — предложил Вилка. — С навесу стрелять станут, не возьмут. Попарламентим и всё такое…
— Там не берегу длинный кого -то видел. — мотала головой эльфка. — Если мы сейчас вперед и со скоростью, так если что под их же акведуком и скроемся. И лови нас потом.

Джантала:
— Двоих под навес, слышали? — напомнила мертвецу троллька, не оборачиваясь. — И готовьтесь отрабатывать серебро.

Ипси:
— А ну как он нас как раз о подводных рифах, образовавшихся с падения стен, предупреждает… — высунувшись мордочкой из -под навеса вслед за немёртвым, усомнилась в идее Ипси. Отказ упыря чаровать ей кинжалы был воспринят лёгким кивком: понимаю, мол.

Фанашила:
— Ну правильно, мир не без добрых людей. И в самых е&енях прекрасные души подстерегают путника, блин… вперед, короче. Которые без шестов, не высовываемся. Козел, последний совет?

Зуггат:
Перемещением двоих занялся Зуггат. Один черт, пока не начнется ближний бой… да и перетаскивать ценный груз чубатому проще, здоровенный же вымахал.

Кровомох:
— Откупитесь бормотуном.

Вагабундо:
Ну а Вагабундо чего, повис в веревках, как колбаса и дал себя тащить.

ДМ:
— Айе. Арбалет видели? Кто умеет, берем…
Вилкин народ работал. Лодка ускорялась. Верхний кричал и, как начинало доходить до благодарных слушателей, на самом низком всеобщем, который они когда -либо слышали.
— Аааар! Аааарррррр! Харр! Деачки, мы ждали и дожались! Бааагасавение!

Ипси:
Пристраивая мандолину в самый угол с самой бережливой аккуратностью, гоблинша распаковала из чехла лук, сноровисто накинула петлю тетивы на его согнувшиеся плечи и заняла удобную для стрельбы позицию.

Кровомох:
— Чего -чего дожались?

Зуггат:
— Ага, ща всех благословим. По три раза, — ворчит чубатый, перемещая второй объект под навес. — Дурень зеленый, надо было нормальный щит захватить, сейчас бы стрелков хоть прикрывал…

Джантала:
— Нас будут жрать, — изменила мнение троллька, не торопясь вскидывать лук. — Странно, что он выставился под стрелы. Нет бы из засады.

ДМ:
— Привааивате! Приваивате! Сюда, пиигимы! Понисите даыы и откооются ваата мудости!
— Б&я, — просто констатировала , выглядывая из -под навеса злая двоюродная. — Везет же на чуди… ага.

На заросшем берегу под акведуком торчала эльфская женщинка — смурная и зеленая, с оленьим телом и выросшим на голове папоротником.

Ипси:
— Не испытываю горячего желания жертвовать чем -либо из своего имущества, — мимоходом заметила Ипси, дёрнув на пробу туго натянутую тетиву пальцем. — Уж извините.

Джантала:
— Нас не будут жрать, — снова передумала Джантала, глядя то на дриаду, то на чудика, то на заросли по левому берегу — глаза так и бегали. — Но копытами отпинать могут.

Зуггат:
— Жить захочешь — и жопу пожертвуешь, — обнадежил Зуггат. Все, кого надо, размещены под навесом и орк с реквизированной крышкой от самой большой бочки вместо щита осматривает берега. Вдруг лучники вылезут, мало ли.

Кровомох:
— Я подарю им бантики, — нашелся Кровомох. — Такого цвета здесь и не видывали.

ДМ:
Обнаруживались только смурные бабы и всё по правому берегу, под акведуком, между домов. У некоторых были копья.

Салливан:
Сало выглянул в сторону акведука и поморгал глазами. Зрелище было в высшей степени непривычным. Голова в тряпках обернулась к народу.
— Думаю, лучше избежать стрельбы.
Салливан был краток и звучал как прожженный человеческий дипломат, чья работа заключается в болтовне, но которому уже даже лень болтать от скуки и самоуверенности.

Фанашила:
— Лодку я останавливать не буду. — отрезала эльфка. — Давай, прибегай к дипломатии, отвлечешь, пока поворот не пройдем. Суньтесь кто до воды, может, у них там цепь.

Ипси:
— Да уж лучше жопу, извините, но колдунья не будет вертеть мою швейную машинку! — отбрехнулась менестрельная, выглядывая за борт и бдительно вглядываясь в течение реки перед носом.

Джантала:
— Улезь, ходячая мертвечина, — шикнула троллька, настороженно поводя кончиками ушей. — Духи лесов не любят таких, как ты. Пусть мелкая прибегает и отвлекает. И пробуйте воду шестом, кто там на носу.

Салливан:
Сало пожал плечами и остался под тентом, переведя многозначительный взгляд на Ипси.

Зуггат:
Чубатый тут же вооружился шестом и выдвинулся на нос — пробовать воду.

Ипси:
— О, мудрейший! — прочистив горло, проорала хорошо поставленным голосом гоблинша. — Можно ли уточнить, чьим тёплым предложением приюта и неиссякаемого источника мудрости мы осчастливлены?

ДМ:
— Аааарр! — как -то разочарованно, хотя, в общем, и благочестиво заголосили с вершин. — Не пиигимы! Не знают святыни Харра баащестиваа, ааахаета, аас'ета, ааааа… ах… ах… ах…

Ипси:
— Мы в некотором роде в духовном поиске, мудрейший, и готовы отдать дань традициям. Богатые дары везём мы с собой, и неприкаянные скитаемся в поисках божественной мудрости. Не расскажете ли Вы нам о благочестивом и благословенном Харре?

ДМ:
— Ааар! — это было чем -то вроде согласия. Определенно. — Аадымиесь, пуики! Аазвойте деачкам пааести вас к еейегу!

Зуггат:
— Охренеть. Куда нас поведут девочки? — уточнил чубатый у пространства за спиной, активно тыча в воду шестом.

Джантала:
— На ейегу нас ждут, — буркнула Джантала, впиваясь взглядом в то место, где еще качалась потревоженная ветка. — Не один.

Ипси:
— К берегу, я так понимаю, — с некоторым сомнением перевела гоблинша вполголоса, а затем вновь возопила: — Мудрейший, а далеко ли сама святыня?

ДМ:
— Йаам тут! — у пророка наверху всё было просто.

Вагабундо:
Бокор глядел, но как ни изворачивался, увидать орущего с акведука чудика он не мог. Но мог увидеть красношерстное плешивое убожество. Да, именно так. Это его не радовало. Очистить голову не удавалось. Бокор думал о руслах, которые они выбрали, думал о том, не заплыли ли они чудом туда, куда указала Маэнги.

Ипси:
— Таки мы вплыли прямиком в храм какой -то неведомой Хари, господа и дамы, и на вашу лисичку это не очень всё похоже, — поделилась сомнениями Ипси вновь вполголоса.
— Мудрейший, мы весьма разнообразны в своём расовом составе. Прелестные нимфы, ожидающие нас на берегу, не будут оскорблены лицезрением, к примеру, орка на священных берегах?

ДМ:
Судя по разнообразному лаю и «а» -канью, прелестные нимфы принимали всех.

Вагабундо:
— Им все равно, кто вы такие.

Зуггат:
— Ну да, какая разница, кого жрать или на алтаре потрошить, — Зуггат предусмотрительно пессимистичен.

Ипси:
— Пока мы выбираем место, куда без помех может причалить это славное судно, мудрейший, поведайте, какие дары предпочитает Харр, чтобы знали мы, как не оскорбить и чем порадовать его? — продолжала тянуть время гоблинша, намеренно подбирая реплики поцветистей.

Вагабундо:
— Развяжите меня, — требовательно изрек бокор. — Если надо пристрелите или стукнете, ай, не знаю что вам там больше нравится.

Джантала:
— Когда у лоа не остается атал, то есть верных, любой дурак может прийти и выстроить алтарь своего божка в старом храме, — тихо сказала охотница, продолжая следить за берегом. — Названное имя не значит, что мы ошиблись руинами. Не значит и обратного.

Вагабундо:
— Это не храм Ханамем.

Джантала:
— Потому что Маэнги сказал тебе, что храм Ханамем на землях Зерраки? — уточнила Джантала.

Вагабундо:
— Потому что я слышу духов, что живут здесь, — бокор сделал вид, что не заметил колкости. Но ему и правда было все равно.

ДМ:
— Ооблой ооли! — приветливо вещал пророк. — Деачки пааидут пиигима, аааар! Ээва!
Более всех был удивлен колдун Салливан по кличке «Сало»: он не почувствовал ничего, а факт колдовства был несомненен — одна за другой стрёмные тётки на берегу склонялись к воде, бросая на ту зеленоватые отсветы. Будто самые их лица были гнилушки с болота.

Джантала:
— И что говорят духи? — охотница сделала вид, что не услышала требования снять веревку.

Салливан:
Салливан одобрительно глядел на Ипси и не предпринимал лишних движений, так как ситуация была слишком мутной, для того чтобы живой покойник мог действовать, не рискуя похерить всё.
Между тем, происходящее за бортом судна никак нельзя было игнорировать. Сало потряс своей башкой в шляпе, пытаясь отвлечься от посторонних вещей и понять сущность того, что делали барышни на берегу. Дело пахло… Нет, дело никак не пахло, но, определённо, вполне могло сулить скорейшую кончину для экипажа судна.
— Господа, друзья, вы бы… Вон туда…
Сало указывал рукой в перчатке в сторону странных дамочек, вместе с тем, разминая пальцы на случай необходимости чародейства.

Вагабундо:
— Что это божественное место. Или было когда -то. И духам, не нравятся эти… кто там, я не увидел, ай. — Бокор поерзал на месте пытаясь ослабить веревку. — Там друиды, айе? Развяжите хаккарову веревку, ай! Точно вам говорю, там друиды. Мы что, напоролись на эльфасов?

Джантала:
— Лучше эльфасы, чем безумный бокор, который хочет убить всех попутчиков и уйти в леса, — отрезала Джантала. — Древнее зло Маэнги съел твои мысли. Вот почему ты так не хочешь встречи с друидами.

Вагабундо:
— Я не хочу встречи… чо? Что за выводы, девочка.

Кровомох:
Кровомох, зевая, смотрел на Вагабундо.

Джантала:
— Ты сказал, духам не нравятся друиды? — троллька уже думала совсем о другом.

ДМ:
Зуггат было удивился — не нашел цепи, когда шест захватило и повело: орк мог поклясться, что видит, как стелящиеся у дна водоросли — десятки стеблей, сотни листов — подымаются и тянутся к шесту, каменным колоннам, «Ромашкиному» днищу.
— Да б&я что? — недопонял Вилка, когда лодку тряхнуло, и пошла на спад скорость.
Несмотря ни на что, тяжелая «Ромашка» всё еще шла вперед. Ломилась.

Зуггат:
— Друиды, корневище им в жопу, — безадресно ругнулся орк, высвобождая шест. — Вилка, нас водорослями заплести хотят! Либо прорываться всей дурью, либо… отойти не успеем по -любому!

Кровомох:
Судя по тому, что с мордой Кровомоха опять происходила фигня, он делал чары. Кто мог чуять, тот учуял, как копится мощь.

Фанашила:
Эльфка, так могла, но не успевала:
— Толкай!— лордова двоюродная выкатилась из под навеса, подхватив свободный шест к вящему разочарованию пророка и уже не озабачиваясь хонспирациями. — Козла заткните! И в шестыыы!

«Ромашкину» корму уже мал -помал заворачивало к берегу, когда Джантала увидела на западном берегу первую цепь. Красно -бурые сатиры выламывались из зарослей — большие, организованно, со спиленными когтями на правой лапе и ростовыми, не на человечью и не на троллюю лапу луками. Замахивался вожак с какой -то диковинной алебардой.

Джантала:
Вокруг было столько народу, заслужившего камень в башку или стрелу в задницу, что Джантала вместо того, чтобы морочиться с выбором, тоже схватила шест и подналегла. Была еще надежда, что правый и левый берег прицельно займутся друг другом — в этом случае хумская штука нейтралитет могла оказаться бесценной.

Зуггат:
Зуггат тоже работал шестом со всей орочьей дури, костеря для эффективности всех друидов, сатиров, древних богов, хана Бельды, слава ему, и себя — за то что не прибарахлился хорошим щитом.

ДМ:
Тоооооолкнулись! Трое лишних молодцев… молодчих да в помощь вилкиной команде? Древесные бабы проигрывали, но не сдавались. Ромашка пошла от берега медленно, с натугой, под вопли святоши:
— Хаааааррр! Ар! Ар! Оаа… ащики! Оащики! Пиели аасаду! Сеее'ерть!

Сатиры спустили тетивы. В первый раз, для пристрелки. Из лесу уже высыпала, шустро рассеиваясь, вторая десятка с кроваво -багряным знаменем и той же стрелковой снастью.

Вагабундо:
Бокор, хоть и валялся, сложа руки, совсем уж бездействовать намерен не был. Он просил. Просил духов, больших и малых, всех, до кого мог докричаться. Услышали ли они его? Услышали. Помогут ли они неудачникам на лодке в борьбе с неистовыми водорослями и их хозяевами? Он надеялся на это.

Зуггат:
— Мне кажется, или энти бабы с сатирами не дружат? — проорал Зуггат, налегая на шест так, что бедная деревяшка аж трещала. — Мож, подтянемся под дриадский берег и вломим козлорогим совокупно?

ДМ:
Пристреливались рогачи хорошо, годно — оценили все. Одного из подхватов дернуло в бедро — шест полетел в воду. Ай! Вилка голосил. Эльфка шустро пригибалась, крича за своё:
— Сееее'рть это не за нас было?
Водоросли настойчиво тянули полуразвернутую лодку, открывая центр для стрельбы.

Кровомох:
Козла не остановили, и связанного колдуна аккуратно стукнуло сонное заклятие. Кровомох остался невозмутимым.

Джантала:
Как только засвистели стрелы, охотница хлопнулась на палубу вместе с шестом, прижимаясь щекой к просмоленным доскам. Хумская штука нейтралитет вышла боком — на дриадском берегу тоже решили, что неплохо бы стравить тех и этих, и, как думалось Джантале, завязывать прекрасную дружбу теперь было поздно.
— Мордами в палубу! — крикнула троллька, не поднимая головы. — Под обстрелом не вырулим.

Вагабундо:
Козодой славно стукнул бокора и тот, благополучно провалился в сон без снов.

ДМ:
Стоило заметить, случился некий консенсус — разве что уже упавшая эльфка да бывалый вилка придумали чего получше: шустро поползли на внещние стороны навесов, те были дальше от сатиров. Там еще можно было удержаться. И толкаться — в пол силы, в одну руку, едва не мокая ноги в водицу…

На берегу отчего -то замешкались дриады, и теперь лодку бочком несло прямо на акведукову опору.

Сатиры дали новый залп.

Зуггат:
Орк, краем глаза косивший на стрелков, после первого залпа облегченно вздохнул и принялся толкать еще сильнее. Впрочем, недолго — увидев, что вся дружная компания поползла по укрытиям, и теперь его, Зуггатовы, усилия, будут больше во вред, чем на пользу, чубатый последовл примеру Вилки и эльфки — спрятаться, насколько можно и толкать, толкать… хоть абы как.

Кровомох:
Мох, поджавши хвост, воображал себя лохматым шаром, но рога -то, рога. Они торчали. Пользуясь случаем, он протянул лапу к Вагабундо и когтем царапнул его предплечье до крови, после чего облизал окровавленный коготь. Тролль просыпался, и голова его обещала болеть.

Вагабундо:
Ругань стояла страшная. На орочьем, естественно, этот язык как никакой другой подходил для таких эмоциональных излияний. Бокор, все еще связаный, глядел на плешивого сатира и скалился.
— Вот выберемся из этого дерьма, которое ты нас затащил и я тебе рога выкручу, ай! — Бокор начал дрыгаться пытаясь ослабить веревки.

ДМ:
Стрелы сыпались без порядку: не упевшего в укрытие Вилкиного подхвата сбросило за борт, упавшего на дно ткнуло стрелой в ногу. Стрелы прошивали тростниковые убежища, заблеял уязвленный в самое ценное Кровомох, не повезло словившей в голень Джантале. Отрекшегося пробило насквозь несмотря на все прятки. Ай, ай, ай. Но голосил пророк, мешкали дриады, работали шесты — «Ромашку» со всего маху, повернутую боком, втянуло в проход акведука: бац!
Это был удар… ну хоть дождь стрел прекратился.

Джантала:
Джантала ползла к укрытию, но когда больно ужалило стрелой на излете, поняла— не доползет. Это был момент для гениальных идей в стиле Г'харата и кабестанского форта: с хрустом переломив древко, троллька сильно оттолкнулась от палубы, махнула через борт в воду и поплыла под днищем, ловя длинные щупальца водорослей и перехватывая их ножом. План был — вынырнуть, как закончит, с другой стороны лодки.

Зуггат:
Чубатый после удара большой зеленой ласточкой улетел в воду. Вынырнул, отфыркнулся, уцепился одной рукой за борт. а второй — шест не выпустил — пытается оттолкнуть лодку от препятствия, обойти. Если возможно — поди знай, во что воткнулись…

Кровомох:
Кровомох взвизгнул. Хвосту было больно от стрелы, пригвоздившей его распушенный кончик к палубе.
— Сидел тут, как посрамленная сука, поджимал хвост и только распрямил его обратно, как меня подстрелили прямо в КИСТОЧКУ. Вытащите, вытащите стрелу!

Вагабундо:
Вагабундо, понимал, что действовать супротив своему нутру единственный сейчас способ спасти своих хоть и поганых, но спутников. Связанный, с больной головой, но от того не менее сильный колдун намеревался мешать поганым сатирам прошивать лодку стрелами. Глаза слипались от магического сна, но что -то надо было делать.

ДМ:
Джантала воевала: видела над головой зеленоватый свет, и лодку, которую со всей дури долбануло об опору, и падающее тело Зуггата… то, впрочем, выгребало, как могло. Видела под ногами светяшиеся зеленым камни на дне и резала, резала, резала водоросли ножом, освобождая «Ромашку».
Водоросли бросали «Ромашку» и хватали Джанталу.

За спинами древесные бабы посылали волны своей зеленой магии навстречу сатирам и падали стрелы. Может кто -то был спасен, но не троллька Джа.

Бокор колдовал и без толку.

Бормотнувшая что -то своё эльфка шустро выудила из -под пончо свою кошку, со всего маху зацепила ту о борт и ухнула в воду. Что? Магические камни. Ну и троллька.

Зуггат:
— Есть еще живые? — орк подтянулся и заглянул в лодку как раз в тот момент, когда Фанашила ухнула за борт ушастым тюленем. — Кудаб&я?!
Осмотрев, насколько возможно, пассажиров плоскодонки, Зуггат пришел к выводу, что не хватает Джанталы. Может и еще кого -то, но из команды все остальные на месте, включая раненного в хвост козла, а помощники Вилки — да кто их там считал? Стало ясно, кудаб&я. И чубатый, старательно провентилировав легкие, с ножом наперевес нырнул под «Ромашку», чтобы разобраться.

Кровомох:
— Я остался один с идиотами! — орал присевший Кровомох, хвост которого все еще был распят.

Вилка:
— Ушатаааааю, казел! — орал обиженный Вилка.

Джантала:
Под лодкой бесновался бесформенный клубок водорослей: троллька Джа кромсала скользкие подводные стебли и рвалась вверх. У нее еще был воздух — островной тролль может нырнуть и на минуту, если не больше, — но хваткой тины становилось все больше.

Вагабундо:
— Разрежь когтем веревку, я вытащу стрелу, — проговорил спокойно бокор.

ДМ:
Нарисовавшейся в мутной зелени Фанашиле было и того хуже: не выкрикнуть какое -нибудь «что?», только пробулькать. У неё была веревка, испытанное средство спасенья. И лодка, что тащила за собой. Отпускать было нельзя. Дать зацепиться — можно. Подымая кучи ила и привлекая водоросль, эльфка безумно вращала светящимися глазами: ну… мол!
Тут грохнулся обратно Зуггат — кто звал?

Джантала:
Дежа вю — это было сложное восточное чувство, так что охотница обошлась без него и сразу вцепилась в подставленное.

Кровомох:
Кровомох гаденько смотрел на колдуна.
— Не -а.

Вагабундо:
— Ну и е&ан, — по -орочьи, без лишней эмоциональности в этот раз, отметил Вагабундо. — Я бы и подлечить мог, если договоримся не цапаться, ай. Кисточку -то жалко терять. — Что за дипломат, что за дипломат! Никак духи нашептали нужные слова.

Зуггат:
Чубатый обстановку оценил быстро, вынырнул пробкой, живо забрался в лодку и принялся тащить за веревку, на другом конце которой имелись аж две нанимательницы. Параллельно Зуггат не забывал громко материться для укрепления духа и беззвучно молиться, чтобы веревка не треснула, эльфа с троллькой удержались и за благополучный исход в целом.

Кровомох:
— Я сам себя исцелю, — презрительно фыркнул сатир.

Вагабундо:
— Ну, сиди жди. Пройдет еще немного времени и кисточку не вернуть, ай. — Бокор поерзал чуть, пытался подергать руками, но как -то безуспешно.

ДМ:
Русло сужалось. Теченье шло в скорость и только сверху, над Зуггатовой бошкой орали:
— Аааар, ааар, ыысежу, ыыысежу!
— Бл&дь, мне с него страшно становится. — булькнул со всей дури орудующий шестом Вилка.

Зуггат:
— Не срать, толкать! — чубатый тянет, скрипя зубами от натуги. Сраные водоросли…

Вагабундо:
Ерзал, ерзал, до тех пор пока веревка не начала дымиться в разных местах. Размотался за мгновенья, веревка прожглась аккурат в узлах. Ну и сразу выхватил стрелу из хвоста. Молча, резко, дерзко.

Кровомох:
Хвост взметнулся, и раненная трепещущая кисточка опустилась в ладони Кровомоха. В этот раз он не завизжал — даже бровью не повел, а показал бокору бурые зубы.
— Толкайте -толкайте, — прикрикнул Кровомох, когда услышал Зуггата.

Зуггат:
— Да, бл&дь, всплывайте уже! — в голосе орка начинает звучать нотка отчаяния: не хватало в итоге вытащить два трупа. Нахер такую рыбалку. И Зуггат приналег еще, практически слыша, как трещат сухожилия. Звездец, через часок руки будут — сплошная боль.

ДМ:
Показались: и мокрые, и дыханья на глоток, с водорослями во всех местах. Хватай да клади на палубу, что топленых котят. Ну да, предводительницы…

Лодку стремительно несло по новому руслу, но все видели, как скачут следом — по берегам — дриады. Нет, они не метали копья. Они смотрели. На плечо одной из древобаб слетела с веток пятнистая тварюшка с закрученным хвостом и яркими крыльями.

Забытый всеми бокор Вагабундо ощутил вкус свободы.

ID: 17758 | Автор: Dea
Изменено: 9 августа 2015 — 3:59

Комментарии (3)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
9 августа 2015 — 22:07 Pentala
Понапридумывали слов, — ворчит чубатый, работая шестом. — А в итоге все сводится к сиськам и потрахушкам.

КТо это у вас там за чубатого?

9 августа 2015 — 22:16 Dea

Гарр, который Штольценфельс, который Зухель.

10 августа 2015 — 9:31 Бородка Пэтрика

Кто то сказал сиськи и потрахушки?