Сказки юга Фералас: Плавучий дурдом (2)

Джантала
Вагабундо
Фанашила

Ипси:
- Hoo-ray and up he raised earl-aye in the mourn…- жалобно брякнув куда-то совершенно мимо верной тональности, мандолина умолкла. Ипси глазела с раскрытым ртом на медленно дрейфовавший мимо берег со столбом, и взгляд у неё был ошалелый и возмущённый.

Вот так и выбирайся поутру помузицировать на корму разминки пальцев ради. То об ниоткуда нарисовавшегося сатира, фигурально выражаясь, спотыкаешься, то этакая дрянь на столбе висит во всей красе своей чудовищной непрактичности.

Кровомох:
- Ставьте меня,- проблеял пленник.

ДМ:
И его поставили. Полностью и навстречу.

Зуггат:
- Граница,- озвучил очевидное чубатый, внимательнейшим образом разглядывая тотем и эльфийскую декорацию на нем.- Готовность номер раз. Начальник, гостя надо либо отпускать, либо прятать. Заметят на лодке связанного родича- не поймут.

Джантала:
- Чей идол?- коротко осведомилась троллька.- И чей эльфас?

Кровомох:
- Идол зерраканский, а эльфас слишком изуродован.

Джантала:
- Нам точно туда?- без энтузиазма уточнила Джантала.- Бокор, есть другой путь к твоим развалинам?

ДМ:
- А послушали б шкипера…- несчастно озвучил орк-подхват Буняша (явно не в пользу двиганья шестом).

Кровомох:
- Спроси меня о развалинах,- предложил Кровомох.

Салливан:
Немёртвый обернулся, чтобы глянуть на «границу», «айе», «чьего идола», «нам точно туда» и проснувшуюся Ипси. Последнее было вполне обыденным и милым зрелищем. Всё остальное же вызвало у «Сала» глубокий вздох, символизировавший предположение о херовых перспективах дальнейшего хода мероприятия. Поправив шляпу, он решил отвлечься от сатира с бокором и оглядеться по сторонам, чтобы в случае чего реагировать на угрозу, а не на свершившееся дерьмо.

Зуггат:
Зуггат, рассмотрев идола и выслушав пояснение от носителя розового рюкзака, тоже вернулся к наблюдению за окрестностями лодки.

Вагабундо:
- Храм Ханамем,- бокор рассказал сатиру за направление, которым они шли, выбирая рукава реки Фай и с ожиданием уставился на него.

Кровомох:
- Как это связано с Бельтином?

Вагабундо:
- Я спросил тебя о развалинах,- твердо напомнил Вагабундо, явно желая услышать ответ.

Кровомох:
- Ну, такой определенно есть в галафских болотах. Я бы тоже хотел его найти.

Джантала:
- Странный труп,- пробормотала охотница, ловя взглядом каждое движение в зарослях.- Не раздутый, не объеденный. Где его так засушили?

Салливан:
- Магия,- Салливан покосился на троллиху, поправляя шляпу и с помощью простейшего заклинания высушивая её поля.

Фанашила:
- Старовато для смолы. Я отчего-то не уверена, что мне хочется подходить к такому бережку и заглядывать, чего туда внутрь положили.- на самом деле злая сестра лорда Скайтейла была не уверена скорее в том, что батю-бокора не кинули наводчики.

Джантала:
- Колдуй-колдуй,- подбодрила Джантала.- Можешь еще заорать «Эй, мы здесь». Если у них есть такая магия, что им стоит заметить твою?

Кровомох:
- Вы что, наобум прете? Понятно уже, что карты нет, но у вас тут такая раболовля намечается, указания-то получены, куда и как грести?

Салливан:
Немёртвый выразительно бросил взгляд на сатира, мол, он нас больше выдаёт, после чего опустил руку и последовал совету троллихи, вернувшись к разглядыванию окрестностей.

Вагабундо:
- Джа спросила за иной путь,- бокор вздохнул и поглядел на неё,- видимо, другого нет, ай.
Бокор уже начинал понимать, в какое дерьмо его окунула Маэнги и что он, несмотря на долгие годы практики, так облажался на договоре. Все очень плохо и проблесков не видно.

Джантала:
- Об этом тебе сказал Чельянка?- полуутвердительно спросила охотница. Нет, кто же еще?

ДМ:
Среди тростника замаячило очередное русло- снова слева.

Вагабундо:
- Надо быть начеку,- озвучил очевидное бокор.- Ай, Мохо, ты колдун?

Джантала:
Троллька нахмурилась. Повторила вопрос на зандали:
- Кто сказал тебе про путь, которым мы собрались плыть?

Вагабундо:
- Древнее зло,- также на зандали ответил бокор.- Я знаю, что ты сейчас скажешь, понимаю тот гнев, что в тебе вспыхнет, но… Да никаких «но», ай.

Кровомох:
- Я культуролог и историк,- фыркнул пленник.- Посвятил молодость изучению языческих сообществ. Наверное, в этом причина всех моих неудач.

Фанашила:
Кунья эльфка, хмурясь, оглянулась до балакающей на неместном парочки: что-де?

Джантала:
Джантала только вздохнула.
- Ты помнишь, зул, я говорила тебе- Маэнги хочет всех нас убить. Как ты теперь собираешься помешать ему?

Фанашила:
Где-то в этот момент Фанашила сделала интернациональный жест «рукой в лицо», заслышав известное имя, и бочком-бочком потащилась до тенту, около которого страдал от неопределенности Вилка.

Вагабундо:
Бокор вздохнул и кивнул, мол, потом. Ему сейчас было не до всех этих споров о предназначении Маэнги в этом мире.
- Культуролог? Историк? Сможешь стать проводником?

Джантала:
Тролльке, видно, тоже было не до споров: она настойчивей повторила вопрос, какие будут распоряжения по выбранному курсу. С учетом высушенных эльфийских обстоятельств.

Кровомох:
- Культуролог, историк, проводник. А ну, вычеркните лишнее. Я могу вам подсобить при встрече с Заррака, Толпой или тростниками. Храм Ханамамы- где-то тут. Это все, что я знаю.

Вагабундо:
- Чем можешь подсобить? Подсобить умереть побыстрее и без мук, ай?

Кровомох:
- Это тоже услуга,- согласился сатир.

Джантала:
Джантала подтвердила его слова коротким смешком и перешла на всеобщий:
- Мы далеко от земель кабала Сколотой Луны?

Кровомох:
- Рядом, судя по тому, сколько я прошел. Должны быть поблизости.

Вагабундо:
Бокор желал сейчас одного, порешить сраного эльфаса с рогами вместо нормальной речи. Хоть какое-то приятное происшествие было бы.

Джантала:
- Угу-у…- протянула охотница, оглядываясь на Вилку.- Если с нами будут говорить не стрелами- запихну зубастую рыбу в жопу каждому, кто помянет Кручу.

Вагабундо:
- Есть еще какие вопросы к мохнато-рогатому?- поинтересовался бокор как заправский лектор.

Вилка:
- Начальник!- как раз кривился Вилка под внимательным эльфкиным взглядом. Фанашила умела нависать, но только иногда.- Вот с какого мы в эту е&ь свалились: можно ж еще выйти… ну до приличных мест. Тут не был, но сейчас влево взять и… ну сами видите, херня ваша разведка!

От косы несло иззелено-бурый ил, вода сделалась мутной.

Зуггат:
- Еще немного, и у меня к тебе вопросы появятся, начальник,- тихо, так, что сам еле расслышал, проворчал Зуггат, не отвлекаясь от наблюдения.

Салливан:
«Сало» тем временем молча кривлялся под своими бинтами, мимически реагируя на реплики орков и троллихи и вглядываясь туда, куда направлялась лодка. Чуть подумав, немёртвый обернулся к бокору.
- Возможно, стоит хотя бы как-то замаскировать нашего гостя? Скрыть его… Расу, так сказать, от тех, кто может нам встретиться по пути.

Кровомох:
- Чтобы меня убили вместе с вами, не спросив? Ты быстро учишься.

Салливан:
Немёртвый почтительно кивнул сатиру, благодаря его за похвалу.

Вагабундо:
- Ты нам можешь еще чего полезного рассказать за эти места, сатир?- Потом бокор повернулся к столовому прибору и ответил ему.- Нет, серьезно, я тебе плачу, чтобы ты плыл куда мне надо. До сих пор не пойму, почему ты хреню несешь? Ты так со всеми? Как у тебя еще наниматели остались, ай?

Фанашила:
- Развязывай козла.- хмуро прервала злая двоюродная, подымаясь над Вилкою. У ней дела не сильно отставали от слов.- Что? Надо будет, бать, ты первый его захексаешь, а мы для них сейчас пленители. Гутрака слышал? Мстят за своих.

Вагабундо:
- Ну, развязываем, ай.- Непредвиденные попутчики всегда не нравились бокору. Поэтому он всегда и топтал землю один.- Подумаешь рыпаться, я тебя первый и вспорю, сатир.

Вилка:
- Так…- совсем уже грустно вставил шкипер.- Мож, налево?

Джантала:
- Лучше бы придумал что-то лучше угроз,- угрюмо предложила Джантала.- И что ты решил с дорогой?

Кровомох:
- Платишь мне? Скажи еще, что- жизнью!
Сатир прикрыл глаза, пока его развязывали.
- Сам ты хреню несешь. Пока я спрашиваю, что вам нужно от храма и Бельтина, рассказываю вам об опасностях, ты отбрыкиваешься от сотрудничества просто потому, что я сатир. Если на нас нападут, ты же понимаешь, что мне просто нечего будет сказать в вашу защиту, даже если я захочу?

Зуггат:
Зуггат развязал козла, вежливо поставил на ноги и даже придержал чуток, чтоб не свалился нечаянно.
- Бокор, решай уже хоть что-то, едрит тебе на уши,- тихонечко попросил, сматывая веревку.- Либо договаривайся с этим Мохом, либо выкидываем его прямо сейчас и поворачиваем. Ты ж видишь, народ в сомнения впадает.

Вагабундо:
- А потому что ты и не сможешь сказать ничего в нашу защиту, рогатый,- отметил бокор.- Ты, видать, и среди своих урод, ай. Вилка, веди дальше в е&еня. Не сворачивай, айе. У кого-нибудь есть, что сказать против того, чтобы вспороть сатира и скинуть его?- Бокор цыкнул, щелкнул. Ворота приоткрылись.

Кровомох:
- Так, Вилка, не слушай его,- сатир был на две головы ниже Зуггата, когда выпрямился.- Владения Сколотых все ближе, вам оно надо- с бухты-барахты в омут насилия и фанатизма?

Салливан:
- Связать его, спрятать, рот заткнуть, не давать колдовать. Если понадобится- хорошо, если нет- и Тень с ним.- «Сало» пожал плечами.- Исключительно личное мнение, господин Вагабундо.

Зуггат:
На зеленой орочьей морде в данный момент большими буквами выписан процесс борьбы терпения со здравым смыслом.
- Да мать твою, я его только что развязал. Я вам что, кружевница-рукодельница, туда-сюда узлы петлять?! Бокор, не тяни кодо за чешую. Если не можешь ему ничего предложить для равного договора- выкинем рогатого и дальше сами. Но лучше договорись, я так считаю.

Джантала:
- Я повторю, зул: придумай что-то лучше угроз,- поддержала Зуггата троллька.- Сатир будет помогать, если у нас с ним найдется общее дело… а тебе, я думаю, нужна помощь.

Фанашила:
- Айе.- примкнула к обсчеству выступившая вперед эльфка.- У нас тут козел, который по болоту один шлепал, а у Вилки в башке твоих е&еней на пальчик.

Кровомох:
На пиру у темных культов Кровомох уже падал замертво в том самом хитоне и калиптре, как невеста, лишившаяся чувств у алтаря.
Сейчас с ним тоже что-то происходило: щеки надулись, глаза распахнулись, потом превратились в щелки. Крючковатый палец сатира ткнул в сторону Вагабундо.

Вагабундо:
- Договориться о чем, ай? Путеводом быть не может, ай? Не может. А нам кто нужен? Путевод. Мне на историю и культуру мохнатых как-то… хер я на это клал, айе. Я вас вот чо спрашиваю: польза от него какая будет? Конкретно,- Бокор проигнорировал надувания рогатого.

Зуггат:
- Чего это с ним?- удивился чубатый сатировым гримасам.- Польза? Ну, к примеру, он своим рогатым родственничкам, которые нас повстречают, будет травить, что мы- его охрана, нанятая. От злобных бандитов и быколовов. А они нас тогда на тотемы не намотают.

Фанашила:
- А колдовство убери, а то я ж сама…- уже совсем без вежества присовокупила Фанашила.- Слышал, бать, чего тебе тут за выдающиеся способности к магическому поиску говорили? Это тебе не кусты трясти. Счас к нам тут все козлы с лесу и слетятся, на ароматы..

Джантала:
- Да растереби Хаккар на две полужопы,- выругалась Джантала, услыхав про колдунство.- Бокор, если задумал нас всех убить, так и скажи.

Вагабундо:
- Не намотают? Еще как намотают. Ты посмотри на него, откуда у него деньги на такую охрану? Да и какой сатир себе в охрану возьмет таких как мы, ай?- Бокор нервничал, но старался говорить спокойно, нечего на честный люд злость выпускать.- Кончай его, Зуггат и в речку.

Салливан:
Салливан вновь грубоко вздохнул, глядя на раздувающегося сатира и слушая речи бокора. Покачав головой, немёртвый развернулся и отошел к носу лодки, чтобы следить за берегами и водой оттуда.

Зуггат:
- Уверен?- на всякий случай мрачно уточнил чубатый, доставая нож из сапога и проверяя на ногте заточку.

Вагабундо:
- Ну я ж сказал, ай,- подтвердил бокор. Ну, он же сказал, верно?

Фанашила:
- Не слышала.- проинформировала ушастая, без особого пафосу поднимая с холстины свой арбалет. штучка всё еще была взведена: ну, по козлам пострелять не получилось.
- Обсчество, вы как? Слышали кого?

Вагабундо:
- Серьезно?

Фанашила:
- Угу.- Кончик болта глядел на известного бокора.- Козел, ты б чем дуться, валил бы на корму, а? Я о чем, бать. Ты сейчас колдуешь, а я устраиваю тебе головомойку раньше, чем сложишь картинку из своих духов. Ты дергаешься похерить наши шансы, а я сажаю тебе болт. Ты говоришь «бе» этому мужику, а я ему то, чего ты ему сказать забыл. Доступно?

Кровомох:
У Кровомоха было десять ножей, не нуждавшихся в проверке. Он пока делал невозмутимый вид.

Вагабундо:
- Вилка, чаль к берегам, ай,- сказал бокор, поднимай из-под навесу свою пузатую сумку через плечо и маску с топориком.

Джантала:
Охотница медлила, не вмешиваясь: может, потому, что кто-то должен был следить за рекой и берегом.

Кровомох:
Кровомох указывал на невинно розовевшую котомку и делал просящие глаза.

Зуггат:
- Вот мне интересно,- медленно произнес Зуггат, заводя левую руку за спину, где, как известно, у него на ремне ждут своего времени два метательных топора.- Здравый смысл говорит- не резать рогатого. А деньги я получаю за то, чтобы делать, как бокор говорит. И мне интересно: вот как мне сейчас быть?
Чубатый обвел взглядом честную компанию, выразительно задержав взгляд на арбалете в эльфкиных руках.
- И я считаю так. Затеяли дело вы втроем, я так разумею. Пока что у вас голоса- по одному разделились. Так что к кому Джа свой голос принесет- тот и прав станет. Вот так примерно.

Салливан:
Немёртвый в это время оглянулся на «демократию» и хмыкнул. Завидев же движения развязанного сатира, «Сало» направился в его сторону и остановился у розовой сумки, в которой, как известно, был нож и многие другие радости. Глядя на рогатого, живой труп медленно покачал головой.

Вагабундо:
- Да ясно к кому станет,- отчеканил бокор. А ведь и ясно было. Резоны на стороне эльфки, ну в том виде, в котором их видел бокор, а интересы бокора с ними не вязались. Меняем, значица, плешивого эльфаса на плешивого козла- Причаливай, я сказал.

Джантала:
- Козел пушистый,- недостающий голос звучал умиротворенно, будто не было никакой свары.- И с кисточкой на хвосте. Пусть остается, Зуггат.

Вилка:
- Слышьте, начальник…- совсем заморщился Вилка, а всё потому, что под весь кипеш, подо всю демократию оставался позади левый рукав реки, и лодка входила в е&еня окончательно и бесповоротно.- Ну правда, куды нам тут вон, в ваших е&енях и без козла?

Зуггат:
- Охренеть довод,- коротко хохотнул орк и спрятал нож обратно в сапог. И от топора руку тоже убрал.

Вагабундо:
- А с козлом куда? Как знать, что это не, Хаккар его е&и, сильнейший колдун здешний, ай? Такие умеют скрываться и ходют по одному. Причаль уже, жопа ты зеленая, ай.- Бокор поморщился.- Ссыте дальше идти, за что вам, собссна, деньги уплочены, плывите обратно, ай. Серьезно, я не хочу спать и видеть, как мне эта остроухая болт в задницу засадит ночью.

Фанашила:
- Во,- изобразила демократическое лицо луносветская аристократка.- Всё цывильно. Батя, мотивируй уже народ, чем воздух ершить. Или давай монету и я сама сдюжу. Козел нам сейчас скажет, в которую сторону он так весело по болоту шел один. Тут хоть одна штука, да есть, к которой он дорогу знает.

Зуггат:
Орк вытащил из кошеля полученный в задаток от Вагабундо золотой.
- Держи, бокор. Штраф с меня. А дальше идти я не ссу, но козла резать- только лишних проблем нажить, я так считаю. Кровь- не золото, бывает лишней.

Кровомох:
Сатир ничего говорить не собирался и куксился на корме.

Салливан:
Немёртвый на миг оторвал взгляд от сатира и поднял брови под тряпками на здорового орка и золотой, который тот отдавал троллю. Сало решил подобрать розовый мешок рогатого, ожидая чем закончатся беседы орка с бокором и вернувшись к созерцанию мохнатого индивидуума с кисточкой на хвосту.

Джантала:
- Зул, с каких пор у тебя трудности с сильнейшими колдунами?- спросила на зандали Джантала. Как там говорилось: гнев вспыхнет? Больше было похоже на то, что троллька медленно закипает.
- Ты доверился Маэнги, сохранил ему жизнь, и хотя зло не торопилось явиться к Корфаю, ты еще раз на него положился. В чем дело? В пышной груди наемницы Хаж? У Кровомоха такой нет- поэтому ты спешишь от него избавиться, хотя его пользу видит даже тупой Вилка?

Вагабундо:
- Мне так и не объяснили за пользу, девочка. Мне за спиной нож не нужен, который в любой момент воткнется, ай. У меня есть здесь четкие цели. А никто тут, включая остроухую, мне с ними помочь не желает, хотя за тем и наняты были. Плывите по делам, собирайте рабов. Я сам по себе разберусь. Как всегда. Нет никакого толку в этой вашей командной работе, айе.- Бокор закончил тираду на зандали и вернулся к всеобщему, чтобы Вилка понимал. Смурной был бокор. А как тут в смурное настроение не свалиться, когда люди, для дела зазванные, тебе палки в колеса суют. Ай, сам все сделает. Выживал уже не раз в Фераласе, выживет и еще. Ну а коли нет, на все воля лоа, он лишь марионетка.- Дай сойти, твою мать. Ты что, тупой? Я тебе сколько раз повторил причалить? Не хочешь работать, как уплочено, вертайся в зад, ай.

ДМ:
Право, Вилка не знал, с кого оно станется- сходить в местах, которые только что были столько раз подряд названы е&енями, но послушался. Начал слушаться: видели духи, бокор был не таким злодейским дедом, чтобы сваливать, не выплатив всем вперед- за дни, собственно, будущие, числом не менее пяти.
Лодка медленно заскользила к однообразному правому берегу.

Вагабундо:
Бокор скинул на палубу кошель. Там оставалась десятка золотых, пять из которых серебром. Остальное он на Круче оставил.
- Вот ваше. Хоть и не сделали того, чего за деньги должны были. Но мне они погоды не сделают на берегу.

Кровомох:
- Тебя же ждет по-настоящему мучительная смерть,- предостерег его Кровомох, который после бокоровой молчанки стал говорить глубоким проникновенным голосом,- когда сойдешь на берег.

Джантала:
Разговор продолжился на зандали.
- Я говорила тебе, что сделает эльфка, если ты попробуешь сбежать от нас?- Джантале пришлось отвернуться от борта, чтобы в упор взглянуть на Вагабундо.- У тебя здесь задание. Мы тебя охраняем. От глупых решений- тоже. Ты ведешь себя, как плешивый младенец.

Фанашила:
Фанашила Скайтейл на зандали как раз не понимала и потому уловила только наметившийся тон бокоровых рассуждений- оружие осталось на месте:
- Куда рулишь, обсчество? Батя остается. Я ему и за последствия уже расписала.

Вагабундо:
Бокор взбеленился. Учат все, советуют.
- Мне пора сделать то, за чем пришел, ай. Найти Ханамем. Найти сатиров.- Видят духи бокор не врал. Сатиров найти надо было, хотя бы ради Маэнги, которая и так его дерет в зад.- А коли пристрелит меня эта остроухая? Она будет за Ханамем узнавать? Сама пойдет к сатирам. Ну счас, айе!

Кровомох:
Почуяв, что его копыта в безопасности, сатир одарил берега и кипучие заросли внимательным взглядом. Еще он дважды покосился на отнятую котомку.

Фанашила:
- Воон, потому и остается.- пояснила ушастая сторона уже для бокора.- А вам, обсчество, за это прибавка.

Зуггат:
- Зул, кончай дурить, твою же задницу уберечь хотим,- присоединился к доводам красноволосой Зуггат.- Хреновая была мысль козла резать, но чего ж сразу в обиду кидаться? Пропадешь в одиночку. Вместе к сатирам пойдем и к этой, хам-мем, как ее там.

Салливан:
Сало тем временем подошел прямо к брошенному на палубу кошелю с деньгами и остановился у него, в одной руке держа рюкзак сатира. Под бинтами немёртвого блуждала призрачная улыбка. Всё было дерьмово, но почему-то весело. Живой покойник устремил свой взгляд на тролля, поигрывая ручкой шпаги, висящей на поясе.

Вагабундо:
- Мне на слова вождя не хер покласть, хоть и мудак он иногда. А слова вождя были: помогай Корфаю и его уе&кам. Других я пока у Корфая не видал. Этот жоподур у руля, ай, приссыкает, только завидев заросли. Рогатая тушка- да к чему она, спалит нас, меня сатиры живее сами отыщут. Я и помогаю. Да только не в компании этой женской версии Гридо.- Бокор взбеленился, вот и выдал тираду, но останавливаться не намерен был.- Моя задница в большей безопасности без вас, ай. Это все, что я понял, проплыв досюдова.

Салливан:
- Меня возьмёшь?- Немёртвый посмотрел на бокора пустыми желтыми глазами.
- Если вернёмся, заплатишь нормально, а если нет- зелёная пускай больше долю возьмёт.
Салливан говорил так, словно всю жизнь занимался грязной и опасной работой и вообще был рубака-парнем. Стоя на палубе, он медленно переваливался с одной ноги на другую.

Джантала:
У тролльки на скулах обозначились желваки.
- Перед кем ты притворяешься, зул?- процедила она.- Для кого эти пляски с бубном? Тебе не было позволено выбирать, один ты пойдешь или нет. К тебе приставили эльфку, потому что одноглазый знает цену твоей великой мудрости. С тобой послали работорговцев, потому что так решили наверху. У тебя было время подумать обо всем в запертой комнате. Вижу, ты не подумал.

Вагабундо:
- Ну, если жопа не дорога, идем,- пожал плечом бокор. Удивился, клыкастый.- Ну тогда правьте. Ведите сами.- Бокор сбросил котомку.- И хрен я на вас всех клал.- Он припомнил себе и цену за верность и славность чубатого и все злые слова что знал.- Ай, доконали вы. Со своими выкрутасами.- Глаза покраснели, ве-ве на теле тоже замерцали. Эльфка, мертвяк да и рогатый почуяли.

Кровомох:
Заячья физиономия Кровомоха снова исказилась. Рот его нечеловечески широко раскрылся, алчный до волшбы. Щелкнули когти. Вагабундо не был милым лунным храмиком или колодезной водой, но и Мох не был гурманом.

ID: 17757 | Автор: Dea
Изменено: 8 августа 2015 — 3:47