Сказки юга Круча: Хороший орк, стремный дед (9)

Джантала
Вагабундо
Фарбод
Дурт Ищущий Кровь


***
Дурт:
Сегодня Джантале не позволяли надолго остаться одной. Не успела она толком отойти от темницы бокора, как рядом снова объявился кровопийца.
— Лучшего времени не будет,— негромко сказал он, скосив взгляд на странную хреновину, которую троллька повесила себе на шею.— Пойдем поищем какое-нибудь уединённое местечко.

Джантала:
Бараки, коридоры… Джантала оглядывалась и понимала, что на третьем ярусе уединиться не выйдет.
— Пойдем вниз. У меня есть свой угол на втором.

Угол оказался так себе, далеко не роскошный, зато свой: к охотнице никого не подселяли. От каменного пола тянуло холодом. На лежанке сохли стрелы: троллька раздобыла десяток-другой с разными наконечниками и пометила оперение. Окон не было, только дымовая дырка в потолке. Для света— жаровня и пара оплывших свеч.
— Показывай, что умеешь.

Дурт:
Дурт оглядел её жилище, хмыкнул и показал, что нёс в руке всё это время. Самокрутка, набитая непонятно чем. Запах и приятный, и отталкивающий одновременно. Как будто рвоту гнома побрызгали духами «Страсть Луносвета».
— Рассказывать, что там внутри, я не буду,— орк втянул носом воздух и поморщился.— Но в первый раз эту штука незаменима.

Джантала:
— У меня уже был первый раз,— Джантала аккуратно переложила стрелы в изголовье и села, прислонив копье к стене.— Я могу говорить с духами без этих незаменимых штук. Но бокор говорил, здесь много магии, которую духи не любят. Помнишь? Перед тем, как ты стал умирать.

Дурт:
— Разве я сказал, что мы будем разговаривать с духами?— кровопийца отвечал вопросом на вопрос.— Мы проверим твои собственные силы и возможности, а договор заключать будешь потом сама. Вуду, разумеется, зависит от духов, которые наполняют нас своей энергией, но и сосуд должен быть подходящий.

Дурт подошёл к свече, подпалил кончик самокрутки и протянул её Джантале.
— Десятка затяжек хватит,— прикинул он,— и не бойся, никакого опьянения не будет. Только глаза раскроешь пошире.

Джантала:
Охотница смотрела на него, приподняв брови. «Сука, пожалуйста». Именно так в дурном переводе с гоблинского звучало название полотна, на котором неизвестный художник изобразил скептичного Галливикса.
— Зачем проверять мои силы? Я уже знаю, что подхожу для вуду. Оставь зелье себе и не повторяй то, что успел со мной сделать зул. Лучше покажи, что умеешь.

Дурт:
— Ничего ты не знаешь,— орк повысил голос.— Сумасшедший старик много чего мог наговорить или сделать, но я не он. Ты подходишь, но сможешь ли выдержать искусство крови? Достаточно ли ты смышленая, чтобы видеть истину в каждой капле и чувствовать врагов на мили? От того, что я просто нарисую десяток рун, пользы будет мало.

Он понял, что говорит слишком громко, и потёр свободной ладонью лоб, вроде бы успокоившись. А затем сделал большую затяжку сам.
— Я потому и подготовил зелье, что ты слишком много напрягаешься. Сейчас тебе надо немного прочистить башку и открыться.

Джантала:
— Х*й тебе,— миролюбиво сказала троллька.— Я никому не верю и открываться не буду. Скажи, почему кровь не открыла тебе правду о том, что на тебе хекс? Почему ты не почувствовал в бокоре смертельного врага? Что вообще есть истина по твоему оркскому разумению?

Дурт:
— Не веришь— освободи меня от долга,— Дурт побледнел. То есть цвет его морды стал ещё зеленее.— Я много чего пропускаю мимо ушей, потому что люблю повалять дурака и часто отвлекаюсь. Чтобы увидеть хекс, нужно смотреть внутрь себя, а я был занят другими делами. Да, я идиот, но тебя собирался учить не этому.

Джантала:
— Ты идиот,— по-прежнему беззлобно подтвердила Джантала.— Освободить от долга… Честный орк и вуду— это как нетронутая женщина в веселом доме. Не отставать от других можно, но трудно. Устают руки.
В этом сравнении было что-то от дурных воспоминаний: троллька вздохнула.
— Давай свою дрянь. Ты от нее не хепнулся.

Дурт:
Дрянь он отдал, но довольным уже не выглядел. Даже глаза мерцали не так ярко. Голос звучал глухо.
— Больше десяти раз не надо.

Джантала:
Охотница протянула самокрутку под носом, принюхиваясь. Потом затянулась.
— Зато у тебя могут быть друзья, которые просто так. Возьми с собой Джо'Джо. Он такой же, как ты— с башкой, замороченной честью.

Дурт:
— Собирался его позвать, но так пока и не нашёл,— Дурт внимательно наблюдал за ней.

Чем больше затяжек Джантала делала, тем сильнее её захватывало странное чувство лёгкости и эйфории. Как будто собственное тело стало чужим и больше не было нужно.

Джантала:
— Мне хватит,— решила охотница, возвращая ополовиненную самокрутку. Удивленной она не казалась: ну, смех-трава или что-то вроде нее. Кто ж не употреблял.

Дурт:
Кровопийца по-хулигански затушил сигарету об стену и кинул на пол, не отводя взгляда от Джанталы. Хорошо, что он не прогадал и увеличил нужное чисто затяжек в два раза.
— Вставай и иди сюда,— приказал он и сам замер в центре закутка, где хватало свободного места.

Джантала:
Троллька скептично хмыкнула, но поднялась и приблизилась к орку.
— Что теперь?

Дурт:
Дурт осторожно положил ладони на плечи охотнице, разум которой продолжал окутывать освобождающий туман, и поглядел ей прямо в глаза. Его зрачки сияли красными искрами.
— Готова?— вкрадчиво спросил он и, не дожидаясь ответа, дёрнул Джанталу на себя. Её тело осталось стоять на том же месте, немного покачиваясь. Кровопийца, понимая, какую ругань сейчас услышит, вздохнул и вышагнул в духовный мир вслед за ней.

Джантала:
Джантала и выругалась— Дурта обозвали сыном Хаккара и зеленой болотной жабы. Самая странность на той стороне была в отсутствии привычных вещей: ни тепла или холода, ни движения воздуха, ни собственной тяжести. С непривычки это ошеломляло.

Дурт:
— Всё в порядке,— успокаивающе сказал орк. Голос, конечно, не звучал, но троллька чётко слышала и понимала его даже со всеми интонациями. Они находились вблизи от своих тел и видели все потоки энергии, которые их пронизывали. Энергия была рассеяна по всему духовному миру, и у каждого её глотка был свой запах, который нельзя унюхать, и вкус, для которого не нужно класть в рот.

Джантала:
Это было непросто— разбирать такие запахи. Джантала тонула в безвременье, пока ей не показалось— проблеском, словно осенило,— что она зубастая рыба из тех, что сплываются отовсюду на пролитую кровь: надо было вдохнуть, вобрать в себя мерцающее моджо, а потом распробовать его.
— Айе,— удивление.

Дурт:
— Всё в порядке,— повторил Дурт, и звучный его голос был волной силы, отметающей всё лишнее.— Не нужно хлебать всё подряд. Это тебе не принадлежит, и права у тебя пока нет. Давай займемся тем, для чего мы сюда пришли. Взгляни на своё тело.

Джантала:
— Дурацкая юбка. — Зубастая рыба Джантала понемногу приходила в себя. Орк уловил иронию.— Я в ней похожа на бабу.

Дурт:
— Начало положено,— Дурт хотел кивнуть, но спохватился, что кивать-то и нечем. Он нечасто разговаривал с кем-то внутри духовного мира. Вернее, внутри реального.— Теперь взгляни глубже.

Они переместились ближе к телу Джанталы, не сдвинувшись ни на дюйм. Они видели его и перед собой, и везде вокруг себя. Ручьи энергии внутри тролльки стали видны ещё отчётливей, и среди них плясали яркие оранжевые искры, которые нельзя было спутать ни с чем. Её моджо.

Джантала:
— Грос'бвонанг,— узнала охотница, имея в виду не сами искры: то невидимое, что исходило от них, словно тепло от огня.— Сила, которую могут выпить эльфасы.

Дурт:
— Ты никому не отдашь её,— успокоил тролльку орк, который и сам любовался картиной, виденной уже не раз.— Моджо— это самое главное. Моджо рисует жизнь яркими красками и освещает путь лучше, чем солнце. Без него ты была бы лишь тенью, и это оно привлекает духов и паразитов любого рода. Но энергия внутри нас— это не одно лишь моджо, но и многие другие силы. Некоторые из них защищают нас от болезней и всякой грязи, другие рассеивают по телу воздух, который ты вдыхаешь. Благодаря третьим ты можешь мыслить и управлять мыщцами. Всё это исходит из моджо, и существует обратная связь, из-за которой кровь так важна.

Присмотревшись, все виды энергий, которые описывал кровопийца, можно было различить в этих беспорядочных потоках.

Джантала:
Джантала присматривалась. Долго, обстоятельно— поначалу спокойно, потом с раздражением, как будто рылась в плетенке с побрякушками и не могла найти нужную. Наконец отозвалась:
— Я знаю, что кровь важна. В крови тролля благословение лоа.

Дурт:
— Кровь троллей особенная,— Дурт спорить не стал.— Но то, что ты видишь, относится к крови и других существ. Жизненная сила есть у каждого, просто она не всегда принимает облик того, что мы называем моджо. Но она всегда связана с кровью и всегда уникальна. Ты видишь узлы и цвета, ты чувствуешь запах и вкус. Запомнишь это— и будешь знать о враге или друге всё. Ты даже сможешь ощущать его присутствие издалека, пока твой язык ещё помнит капли крови, которые на него пролились. Со временем ты сможешь впитывать чужую жизненную силу навсегда, когда научишься убирать из крови всё лишнее. Вернее, когда тебя научат Лоа.

Прикосновения Лоа будут заряжать и твою собственную кровь, превращая её в источник могучей магии. Наполнишь этой магией простой рисунок, похожий на раздавленного жука— и увидишь пылающую руну пленения духов. Кто угодно может рисовать, а ты сможешь и колдовать, если Лоа примет тебя.

Джантала:
Наверное, у тролльки была хорошая память: она не переспрашивала. Задала вопрос о другом.
— Что случается, когда такие, как дочь бога Ханамем, дают кому-то свою кровь? Что было, когда демон дал оркам свою?

Дурт:
— Они рисковали, потому что кровь могла бы быть ключом к их падению,— Дурт ответил лишь после небольшой паузы.— Но противостоять скверне демонов могут лишь немногие, и всё равно со временем она размывает их. Лучше вообще не связываться с кровью существ, проклятых еще при рождении.

Джантала:
— А если кто-то связался? Как разорвать договор крови, не убивая того, кто напоил?
Дурт чувствовал ее интерес: острый, едва не болезненный. Неудивительно, если знать, что беспокоит высоких троллькиных покровителей.

Дурт:
Орк долго думать не стал и снова схватил Джанталу несуществующими руками за несуществующие плечи. Удивительно, что ощущение прикосновения никуда не делось. Джантала успела заметить, как бордовая и густая энергия Дурта поднялась волной, прежде чем он вытолкнул тролльку в реальный мир. Только она пришла в себя, как над ней грозно нависла фигура орка, вернувшегося вслед.
— С кем у тебя договор крови?— требовительно спросил он.— Ты только из-за этого интересовалась моей магией?

Джантала:
Троллька осоловело сморгнула, помотала головой. Почувствовав, что твердо стоит на ногах, осклабилась:
— Ну, сейчас начнется… «Тебе был нужен от меня только сыгин» и все остальное. Успокойся, Дурт. Кровь, которую ты из меня пил, чистая. В ней нет ни чужого моджо, ни зеленого огня.

Дурт:
— Да плевать на это,— отмахнулся кровопийца, которому на самом деле было не наплевать. Надо будет провести лишний очищающий ритуал.— Я о том говорю, что ты могла бы сразу рассказать, что за хрень там случилась, а не юлить. Что за кровь?

Джантала:
— Кровь женщины, которую сатиры подарили хану Бельды. Кентавры пьют ее. Я хочу знать, что может из этого выйти.

Дурт:
— Все кентавры или только их главные?— нахмурился орк. Шпионы, кажется, что-то рассказывали про эту девчонку.

Джантала:
Джантала, переставляя ноги с медлительной осторожностью пьяного, вернулась к лежанке. Села, прижалась к стене затылком.
— На всех бы Ханамем не хватило. Я точно знаю про одного конелюдского вождика по имени Кеху. Один мон видел, как Кеху пил ее кровь. Говорит, конелюд от этого сделался сам не свой.

Дурт:
— Сатирам под силу наполнить ребенка скверной под завязку, если они вообще не сами изготовили её,— пробормотал кровопийца, пытаясь рассуждать.— Кентавры могут стать еще более сильными и развращёнными, а иссякаемый источник проклятой крови привяжет их к сатирам. Представь, какие чудовища могут появиться в Пустошах.

Джантала:
— К зандаларской ли радости?— цокнула языком троллька.— Может, поэтому Хир'ик тебя и призвал.

Дурт:
— Надеюсь, что зандалары в этом никак не замешаны,— жестко сказал орк.— Иначе им придётся сильно разочароваться, когда сатиры свалят обратно в свой лес. И никто не посмеет поспорить, что я сделал всё для благополучия племени. Киянка был прав.

Джантала:
— А мы тебе что говорили?— вздохнула Джантала.— Я не предаю зандаларов, не говоря о Черном Копье, но козероги получаются не лучше могу. Если ты хочешь убеждать в этом Зебулака, Хезераш и остальных, то рано или поздно сделаешь это… и все погубишь из-за своей чести. Пока зандалары будут колебаться, сатиры избавятся от тебя.

Дурт:
— Я буду говорить не с Зебулаком,— голос Дурта теперь звучал увереннее.— В первую очередь я расскажу кентаврам, к чему их приведёт яд, подаренный сатирами. Культисты подождут, пока я разговариваю с ханами.

Кровопийца еще раз оглядел каморку, незаметно толкнул ногой бычок под кровать и протянул Джантале руку.
— Я должен начать собираться немедленно. Может, больше не увидимся.

Джантала:
— Точно не увидимся, если ты не будешь говорить с конелюдами на их языке,— проворчала охотница. Стукнула кулаком по орочьей ладони.— Не знаю, какой дать совет. Если только… Конелюды не терпят все слабое и бабское. Это их унижает.

Дурт:
— Я запомню,— Дурт коротко кивнул и ушёл.

ID: 17090 | Автор: Dea
Изменено: 4 августа 2015 — 5:26

Комментарии (7)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
14 января 2015 — 21:24 Pentala

А Дурт-то ревнует.

14 января 2015 — 23:39 Dea

Джа все равно зафармила самых красивых орков.

15 января 2015 — 1:31 admin

Это еще ничего по сравнению с ревностью Алхимика в чатике.
*почти выдал Дее звание «разбивательница мужских сердец»*

15 января 2015 — 1:43 Gjyr

Крутые)

4 августа 2015 — 5:28 Dea

Молниеносно добавила стр. 2 и 3 со всяким вуду.

5 августа 2015 — 16:31 Pentala

Углубиться в астрал так и не рискнули.
Видать кто-то прикинул, что троллька алименты не деньгами и бусами может потребовать)...

5 августа 2015 — 18:57 admin

Дея просто поняла, что я лоханулся и не могу нормально описать, позволила быстро завершить это.