Сказки юга Круча: Неправильная таверна (7)

Фарбод
Фанашила
Джантала
Джо'Джо Два Копья
Рав

Рав:
Крики, рев вместе с гулом толпы смешивались в единую какофонию звуков, в которой сложно было расслышать даже собственные слова. И, хотя заведение рядом с ареной было достаточно скромных размеров, спросом оно пользовалось явно большим. Правда, люди не задерживались подолгу у столиков, предпочитая сразу забирать заказ и нести его на арену. Официантов в баре не было, однако было достаточно энтузиастов, которые за звонкую монетку были согласны носить хоть тонны заказов от стойке к местам — и неудивительно, за каждый килограмм веса они клянчили чаевые.
И все же, несмотря ни на что, завсегдатаи здесь имелись. Гладиаторы, местные жители и члены семьи бармена, которые имели привычку просить у того скидок. И незнакомцы, за весь день с утра сегодня было мало. Гоблин-купец, который успел проглотить две тарелки в течение минуты и благополучно убраться и тролль. Тролль, как и гоблин, был здесь с самого утра и, судя по количеству выпитого, уже давно должен был свалиться. Но он даже не блевал.
Для любого простого обывателя он мог сойти за совершенно обычного тролля. Те же странные, сделанные из костей ожерелья, кожаные штаны, ободранные до колен, и томагавк на поясе. Тот же, кто хоть немного разбирался в троллиной культуре, сразу примечал следующее — рядом с топором висела раш'ка с необычайно широкими прорезями для глаз; знаки, выцарапанные на костях его ожерелья, складывались в слова из преданий, заветы лоа и троллиные загадки; в черные дреды длиной до плеч были вплетены многие странные вещи, начиная ловцом духов и заканчивая двумя крестами Святого Света в прядке около правого глаза. Он практически не носил ве-ве и шрамов, кроме двух черных пятен вокруг глаз, придававших его лицу асоциальный вид. Клык сидел за столом, потягивая ром и время от времени ходил к стойке за новой порцией. Монеты с дырочками, которыми он расплачивался, тролль выплетал из дредов.

ДМ:
Асоциальный вид… Вы понимаете, асоциальный вид — это такое нехорошее дело, что добрые люди начинают коситься и замолкать на полуслове.
— И шо вы думаете, взяли двоих мохозадых над его телом, когда они уже собирались надругиваться! Эти мохоза…
Пьяненький гоблин хлопнул челюстью и умолк. Мимо пробирался за своим ромом еще один тролль-мохозад: и это в те дни, когда их главный вождь расселся упомянутой, стало быть, частью на троне в крепости Громмаш.

Зуггат:
За соседним столом отдыхал посетитель далеко не столь колоритный — всего лишь орк. Здоровенная — не менее восьми футов росту — зеленокожая гора мяса ссутулилась над кривовато сколоченной столешницей, методично уничтожая дворфский самогон, плескающийся в бутыли мутного зеленоватого стекла. Закуски на столе не наблюдается, вместо этого каждый очередной стаканчик орк занюхивает собственным длиннющим чубом, свисающим с татуированной бритой головы. Отсутствие собутыльника тоже не помеха — чокаться вполне можно с оголовьем прислоненного к столу двуручника.
И вот так уже с час. Дзынь-буль. Дзынь-буль. А в перерывах можно еще поморщиться чуть заметно от окружающего гвалта, выписать пенделя неуклюжему проходящему. И поразмыслить о будущем.

Рав:
Мохозадый Рав, тем временем, вполне преуспел в своем деле и вернулся к столику. Он уже сделал движение рукой, словно собирался ополовинить новую кружку, но странная смесь зевоты с головокружением вдруг заставила его отступить от своих планов. Чтобы немного отойти, клык уперся лицом в ладони и помассировал глаза. Зевота прошла, однако головокружение не было так милосердно, помимо того перед глазами начали кружить в безумном калейдоскопе черные пятна. Похоже, дело шло к новому видению.
Рав не знал, был ли он готов к этому. Его все еще не отпустило от прошлой беготни в мире теней и, по правде говоря, пил он не для того, чтобы снова что-то увидеть, а в ожидании, что лоа даруют ему за это чистоту рассудка и бодрость духа. С мыслями, что следующая кружка должна точно помочь, клык через силу сделал глоток, с трудом подавляя блевотину.

Фарбод:
Дом удовольствий Фарбода не осчастливил: было с чем сравнить. Южанин, разминувшись с берсерком, оставил притон, точнее, сменил один на другой.
Питейная непьющим сулила чаще проблемы, чем отдохновение, но Фарбод понимал значимость таких заведений. С порога он заметил первую оказию — одного из неуклюжих пьянчуг, которого наградил пинком чубатый орк.
Для безумных видений Фарбоду не требовалось пить: жуткие разукрашенные шрамированные образы составляли, наверное, треть от числа посетителей.

ДМ:
— Псст… где найти жену Манкрика? — восставал с четверенек безобразно упившийся орк, пострадавший от пенделя.
— Говорят, кони эльфа снасильничали.
— То ли будет! Моего брата племяш слышал… хан Бельды похвалялся саморуч… самолично потоптать всех, у кого ухи длиннее ладони.
— Хан Бельды, слава ему…
— А мохозадые ходят и хексают честных орков. Ходят и хексают. Вон гляньте, морда.
— Мо-орда.

Рав:
Все же оказался не в силах подавить волю духов. Пляски точек перед глазами сменились совершенно отчетливыми лицами друзей и богов, в ушах доносились знакомые и неизвестные голоса, а тело сжалось, словно под высоким давлением. Рав хорошо знал это состояние — сны с открытыми глазами, когда душа отделялась от тела и начинала свое странствие. В этот раз, однако, он мало что увидел а не запомнил практически ничто — образы чередовались ежесекундно, сменяя друг друга без предупреждения. Призрачные голоса сливались с голосами реальными, то утихающими, то нарастающими.
Видение закончилось так же внезапно, как и началось. Единственным образом, который отпечатался в памяти, были деревья. На каждом из них был выцарапан крест и слова, которые плохо сходились в предложения. И все же Рав был готов принять этот вызов. Теперь, почувствовав странную легкость и бодрость в голове, он не спеша убрал руки от лица — только для того, чтобы обнаружить что буддурх, пробравшийся в его тело в отсутствие души, умудрился проткнуть левым клыком его мизинец. Кровь стекала на стол практически ручьем. Облизав палец, клык повернулся на стуле и трезвым взглядом окинул свое окружение.

Зуггат:
Дзынь-буль.
Говённое местечко. Прямо как Бухта до волны, только тухлой рыбой не воняет, а так все то же самое. Куча народу, и каждый хочет выжить в этом бардаке. Желательно за счет ближнего. Да и правильно, если рассудить — те, кого можно было бы и пожалеть, в таких местах не живут.
Дзынь-буль.
А тролля сейчас будут бить. Знатно зандалари клыкастым репутацию подпортили, хотя попытка была неплохая. Впрочем, и тут худа без добра нет — раньше орков считали захватчиками и мировым злом, теперь… и теперь считают, чего врать? Ну зато в компании и злу попроще.
Дзынь-буль.
И самогону в бутыли, считай, на дне. Три-четыре глотка, и все.

Фарбод:
— Кто видел красноволосую молодую зубную женщину в сандалях? — спросил Фарбод у сонма духов, пьяниц и сплетников.

ДМ:
— Красноволосую… — озадачился орк-на-четвереньках, мотая головой.
— Молодую… — мечтательно вздохнули за столиком справа.
— Зубную… — икнул гоблин, распинавшийся про мохозадых.
— Так вот же! — затыкал кто-то перстом. — С жирным!

Жирный — это был кряжистый длиннорукий амани с тугим животом, выпирающим из-под широкого пояса, и курчавым болотно-зеленым мхом — или мехом? — на торсе, скудно прикрытом по-южному расшитой жилеткой. Лесной тролль только что вошел под гостеприимные, стало быть, своды, вальяжно кивая своей разговорчивой спутнице, молодой тролльке из джунглевых, приметно затронутой калимдорской цивилизацией: побрякушек и перышек на ней не было вовсе. Были сандалии. Было оружие.
Троллька умолкла, заметив, что на нее показывают. Крепче сжала копье.

Рав:
Быталка с самогоном звякнула о появившуюся рядом кружку рома, только слегка надпитую.
— Угощаю, — с улыбкой сказал тролль, махая орку пальцами в приветственном жесте. Все еще пошатывающийся, он аккуратно опустился на свободный стул и заговорил, смотря собеседнику в глаза.
— Ты великий воин, ман. Сразу видно. Не хочешь выслушать?

Зуггат:
— Кого убить и сколько платишь? — отреагировал орк, не меняя позы.

Рав:
— Сразу к делу? — клык хрипло рассмеялся. — У меня нет точных лиц и имен, но есть местечко, которое нужно зачистить. Плата… достойная. Хватит на то, чтобы ближайшие пару лет жить безбедно, передвигаясь от борделя к пивной и обратно.

Зуггат:
— Что за место и кто там лишний? — не впечатлился обещанием орк. Видимо, предпочитал конкретику.

Рав:
— Эльфья роща к западу отсюда. Лишнее? Зло, которое там поселилось.

Фарбод:
— Караул уже сменился? — спрашивал Фарбод у Джанталы с аманийцем, подслушивая, как совершается наём.

ДМ:
— Зло поселилось! — доверительно подтвердил пьяница, хватаясь за край столика в очередной попытке встать на ноги. — Дуриды с конелюдами же посрались, слышали?

Зуггат:
— Неинтересно, — мотнул головой громила. — И мне одному не по клыку.
Левый нижний клык у орка действительно отсутствовал напрочь.

Рав:
— Кто сказал, что ты один? Вообще-то я набираю команду.

Джантала:
— Скоро, — обещала Фарбоду троллька, пока амани щурился на незнакомца при раш'ке, потирая массивный подбородок.

Зуггат:
— Я сказал, — пояснил чубатый. — Эти ваши собранные наспех отряды умеют только подыхать. А кто не подохнет, те режут друг другу глотки за дележом добычи.
Дзынь-буль. Троллева кружка напрочь игнорируется.
— Ищи готовую банду, не одиночек. Иначе толку не будет. Совет бесплатный.

Рав:
— Готовая банда дерет больше денег. К тому же, там слабые компенсируют сильных. А мне нужна сильная группа. Ударный отряд, а не группка слабаков, цепляющихся за лидеров.

Зуггат:
— То есть денег у тебя все же впритык, — логично резюмировал чубатый. — Собранный наспех отряд сильным быть не может. Это второй бесплатный совет.

Фарбод:
— Сперва я подумал пойти к женщине, которую знают как Эвергрин. Возможно, вы оба наслышаны о ней и поделитесь чем-нибудь, что народу неизвестно. Ее вниманием трудно завладеть, но так попасть на третью вершину будет, — Фарбод смотрел на рассказчиков о зле лесном, — безопаснее. Я и так многим рискую. Даже слишком многим.

Рав:
— Значит, я не зря к тебе подошел. Мне нужны полезные советы. — Рав поковырял пальцами в зубах. Большая часть была из серебра. — А что ты скажешь по поводу того, чтобы нанять кого-нибудь опытного и ловкого в таких делах? Ну, вроде тебя. Знатока своего дела, который сможет сделать все по уму. За дополнительную мзду, разумеется.

Зуггат:
— Я тут первый день и никого не знаю, — покачал головой орк.
Дзынь-буль.
— Покрутись тут недельку. Порасспрашивай местных осторожно. Собирай слухи. В итоге сам поймешь, кто тебе нужен. Это третий и последний бесплатный совет, мон.

Рав:
— Понимаю. И все же мое предложение в силе, мон. Обращайся, если почувствуешь что, — Рав кивнул на остатки самогона, — пить нечего.

ДМ:
— Я только старый толстый тролль, — разводил ручищами амани, глядя в том же направлении, что и Фарбод. — Что я мог слышать? У колдунов с третьего яруса здесь должны быть представители. Надо поспрашивать, кто передает вести зачаровательнице.
— Я узнаю, — вызвалась красноволосая.
— Умилительно расторопная девочка, — похвалил амани, когда его спутница скрылась из виду. — Но умеет найти плохую компанию. Эти джунглевые с масками, ох.

Зуггат:
— Не хворай, — напутственно попрощался чубатый и ловко перехватил за шиворот пробегающего мимо стола гоблина. — Эй, мелкий, у кого тут приличная ночлежка?

ДМ:
Мелкий взбрыкнул и обвис, но сохранил на мордочке деловитость.
— Таки если желаете знать, «Изюмрудный сон» кривого Изи как раз то, что прописал дохтур уставшему от возлияний бойцу. Тишина, удобства, наемные женщинки из альбому. Я извиняюсь, а вы уже гладиатор или еще не очень?

Рав:
Рав тем временем поднялся, оставляя ром орку. Клык огляделся вокруг, после чего последовал к барной стойке, где совершил очередной акт обмена. С полной кружкой рома в руке, он зашагал по направлению к зеленокожему и человеку.
— Привет, маны. Выглядите солидно. Не хотите выпить? — он отсалютовал им обоим, хотя взглядом уперся в аманийца.

Фарбод:
— Она не самая обычная, — признал теперь Фарбод, поделившись мыслей с Зебулаком. — Фарраки, например, очень редко испытывают тягу знакомиться.
Фарбод смотрел на выход, где, кажется, увидел знакомую голубую конечность, примечаемую издалека.

Зебулак:
— Отчего бы и нет? — солидный амани оказался не против.

Зуггат:
— Уже почти еще, — кивнул орк, свободной рукой запихивая в жилетный карман обвисше-деловитого пару медяков за информацию. — Спасибо, свободен.
Гоблин был аккуратно возвращен на поверхность планеты, а внимание чубатого вернулось остаткам на дне бутыли.
Дзынь-буль.

ДМ:
Это «свободен» прозвучало так, что мелкий пришел в себя только на другом конце заведения. Обернулся, озадаченно почесал репу — хотел же заманить ничейного рубаку к Губе!

Рав:
— Сюда, — махнул клыкастый, плюхаясь на ближайшее свободное кресло. — Запрыгивайте. Хумми тоже будет пить?

Джо'Джо:
Огромный по меркам даже тутошних гладиаторов тролль джунглиевого окраса плелся по замызганному залу заведения. Небольшой черно-красный ирокез был растрепан, а выходил берсерк из комнат для «обслуживания». И выходил он медленно, со злющей, но при том какой-то довольной миной лица.

Джо'Джо, герой сего шествия, через весь зал заприметил знакомого хума — вон Фарбод перетирал с кем-то. Тролль поспешил к напарнику.
— Фарбод, — протянул он с акцентом.

Фарбод:
— Не буду пить.

Зебулак:
Амани тем временем степенно усаживался в кресло, укладывал на столешницу огрубелые мускулистые лапы.
— За что пьем, мон?

Джо'Джо:
— Фарбод! — рыкнул Джо'Джо, оказавшись за спиной напарника. — Как там Дурта?

Рав:
— За свободу! — провозгласил клык. — И независимость. Финансовую, в том числе. Вы похожи на местных не более чем я. — Рав закинул первую удочку. — Искатели приключений?

Фарбод:
— Я не знаю, как там Дурта. Скоро сменится стража, и нас попробуют провести наверх.
— Двое из нас уже нашли приключения, третьему они не нужны. А орк, видимо, просто хочет пить и пинать, — отвечал южанин черноглазому троллю.

Зебулак:
— Приключения… — умилился амани, разглядывая собеседника маленькими добрыми глазками. — Напомни, мон, что у вас, джунглевых, считается приключением?

Джо'Джо:
Берсерк поглядел на собесебников южанина, сидящих за столом. Знакомый из Амани и… не знакомый из какого-то другого племени.
— Когда тебя от мародеров пихают на арену и ты сидишь там, пытаясь заработать денег, чтобы свалить вон, — ответил на зандали аманийцу Джо'Джо.

Рав:
— Зависит от рода занятий, — серьезно протянул тролль, отпивая из чашки, стоявшей на столе. — И большой воин, кстати, в чем-то прав. — Рав перевел свой взгляд на новоприбывшего. — Финансовые затруднения, ман? Выпьешь?

Зебулак:
Амани охотно выпил, царапнув по чашке изогнутым, как у вепря, клыком.
— Вот я смотрю на тебя, джунглевый друг, и не могу угадать этот самый род занятий, — признал он. — Ты знахарь? Бокор?

Джо'Джо:
— Не финансовые, обстоятельственные. Но я не жалуюсь. И нет, я не пью. Точнее, никогда не пил, — он сел на корточки, от чего, впрочем, все еще доставал головой стол и спокойно мог смотреть на собеседников-троллей. — А чего Фарбод заинтересовался вами?

Рав:
— Мимо, — заметил Рав, прежде чем повернулся к берсерку и протянул. — Дааа, понимаю. И в чем-то завидую, может быть.
После чего он принялся наблюдать за диалогом, время от времени незаметно потягивая ромец.

Зебулак:
Диалог не клеился. Амани по-прежнему смотрел добрыми глазами, потягивал выпивку. Молчал.

Фарбод:
Как и Фарбод, который не знал зандали. Вид у него был сердитый.

Рав:
Тролль почесал репу, после чего, решил бросить второй крючок. — Нет, не знахарь. Зул. Если быть точнее, темный охотник, — Рав сделал жест, который должен был быть одновременно мистическим и загадочным. — И, как ты понимаешь, собрал вас не языком чесать. Есть кое-что действительно важное, долг, возложенный на меня лоа, — произнося это, клык сделал большие глаза, после чего он некоторое время помолчал.

Зуггат:
Орк там временем повторил маневр с перехватом пробегающего мимо очередного ушастого и деловитого. Тот же или нет — черт его знает. На сей раз отловленный гоблин был вежливо усажен за стол на свободный табурет.
— Рассказывай, — предложил чубатый свежепойманному собеседнику, ненавязчиво вертя в пальцах серебрушку. — Кто тут в городе главный, кто какое дело держит, с кем лучше дела не иметь… ну ты понял.

Джо'Джо:
— Хотя можно и выпить, — Джо'Джо вдруг переменился, стал на взгляд более счастливым, нежели злым. Его ручища потянулась к пойлу на столике троллей. И он внимательно их слушал.

Зебулак:
— Я весь внимание, — амани даже ушами пряданул из убедительности. — Чего хотят лоа, мой друг?

Рав:
Рав взглянул ему в глаза и начал говорить. Звучание его голоса стало более мрачным. — Разного. В этом-то и проблема. Слышал ли ты, мой друг, легенды о проклятье всего рода джунглевого. О Свежевателе Душ?

Фарбод:
«Троллическая лажа», — читалось на смуглом Фарбодском лице.

ДМ:
Пойманный гоблин застрекотал — только успевай слушать. Голос, впрочем, не повышал. Кто не уплотил, обойдется.
— … а вон тот пузатый вообще посол, и от кого бы вы думали? У зандаларов свой интерес в пустошах… ох, что-то будет, и все говорят за войну!
Потом снова пошло про Кручу, Губу и его соперника-огра; про третий ярус, где засело колдунское племя, про все-все-все, что знал уважающий себя кабестанец, успевший потереться в горе Зеик.

Зебулак:
Амани скорбно выпятил толстую губу.
— Приходилось слышать… и что же, с ним опять трудности?

Рав:
Рав снова сделал большие глаза.
— Ты даже не представляешь насколько. С тех пор как я прибыл сюда несколько дней назад, духи только и делают, что шлют мне видения, мой друг. Видения смерти, страха и отвращения. Видения такие, что, когда я пробуждаюсь, я не могу ничего сделать с привкусом гнили в глотке, кроме того, чтобы залить ее ромом. И я ощущаю не только ее вкус. Каждая волосинка в моем теле чувствует это гнетущее присутствие. Присутствие чего-то неправильного, искаженного. Я опасаюсь худшего.

Зуггат:
Орк слушал внимательно, изредка переспрашивая и уточняя. Когда гоблин начал замедляться и повторяться, поднял ладонь.
— Молодец, мелкий, — серебрушка покатилась по столу в направлении мелкого говоруна. Покуда тот успел ее подхватить и спрятать в карман, в пальцах орка уже подмигивает серебряным блеском вторая.
— Глотни, для отдохновения глотки, — кружка, оставленная троллем, переместилась ближе к гоблину, — и продолжай. Теперь — все о пустошах, что там сейчас творится.

ДМ:
— Ой, — закатил глаза информатор, основательно хлебнув рому. — Ну мы тут немножко торгуем, и вдруг кентавры! Отряд! Армия! Слава хану Бельды! Вы поймите меня правильно, кентавры всегда воюют, но понемножку, без пыла, и тут появляется такая идея, что Маграмы достойнее всех… и некому, совершенно некому их укротить, потому что, извините меня, херои, науськанные друидами, сунулись в пещеры клана Мародин, и Мародин потеряли… ой, шо они только не потеряли. Тут вы меня спросите за идею, и я вам скажу: морские тролли! сатиры! Вылезли ниоткуда и натгавили, буквально натгавили объединенные под Маграм кланы на этих… озеленителей и их ручных кентов из Колкар. При всем честном народе. Прямо на Хиш Куралы. Свежайшие новости. На Хиш Куралы, в некотором роде, всегда перемирие, но шо щас будет, ой, шо щас будет! Люди теряют гешефт!

Фарбод:
— А место Кручи под этим новым солнцем какое будет? Кентавры от Бельды-слава-хану-Бельды встали под Зеик.
Фарбод удобно стоял, мог повернуться то к одним, то к другим.

Зуггат:
— Морские тролли — это зандалари? — уточнил чубатый. — То есть теперь прямо в центре пустошей идет драка, и в ней замазаны все конские кланы?

Зебулак:
Аманиец выслушал собутыльника с безраздельным пониманием на широкой зеленой морде.
— Я так понимаю, мы исключаем желудочную болезнь? Тогда, действительно, стоит опасаться худшего.

Рав:
Рав сам, казалось, отвлекся на стороннюю беседу, хотя слышать ее он явно не мог. Время от времени тайком пытаясь отпить из кружки собеседника.

ДМ:
Гоблин надул щеки и уставился на Фарбода так, словно южанин вытащил у него кошелек. Нет, ну что такое творится? Не заплатил и слушает!
— И таки да, драка, — неохотно признал он. — Или прямо в центре и прямо щас, или когда хан Бельды притащит свою конскую жопу для завоеваний.

Зуггат:
— Весело, — резюмировал орк. — В одиночку через пустоши лучше не соваться. Там сейчас караваны ходят? Или есть кто, с кем можно в компанию для перехода напроситься, не слыхал? Желательно в течение ближайших трех-пяти дней?

Зебулак:
Амани кашлянул. Вежливо.
— Опять видение, друг мой? Я бы не торопил, будь я эльфасом, но тролльская жизнь коротка. Прошу тебя, продолжай.

Фарбод:
Кроме потасканных женщин и помойной еды на первом ярусе водились сведения, и на них Фарбод не пожалел бы монет. Гоблину досталась одна.
— Не ведаю, какой из тебя знаток, — пренебрежительно к гоблинской осведомленности начал Фарбод, — может, ты совсем не знаешь, какие взгляды у Бельды на Кручу, так удобно заткнувшую перевал в Степи. Кентавры любят степь и любят, когда в горах есть дорога.

Рав:
— Ах да, — Рав практически оказался пойманым на месте преступления. Его отчаянный рывок обратно, как и вся операция в целом, кажется, остались незамечены.
— В нормальной обстановке с этим должны были справиться сами тролли. И зулы, за ними наблюдающие. Вычленить и расчленить скверну еще в зародыше. Но здесь, кажется, земля бесхозная. Где мы и натыкаемся на проблему. Если коротко — я ищу команду, которая могла бы помочь с нейтрализацией угрозы. Готов платить… по возможностям, хотя дело-то общественное!

ДМ:
— Таки мой совет погодить, — авторитетно высказался гоблин. — Щас же такое, шо никто не знает, шо это за такое. Вы понимаете… есть войны, где находится место профиту: я за снабжение, немножко контрабанды, чуточку шпионажа. Но надо ж уметь воевать цивилизованно! И отсюда, — зеленый смерил Фарбода снисходительным взглядом: понял, мол, хитрость, — полное недоумение среди народу. Этот, извините, Бохча… вы слышали его песни за «с нами или против нас»? Нет, ну кто так делает дела? Табун надувных пони и то бы имел больше мозгов!

Зебулак:
Амани сделал неопределенный жест, прежде чем отодвинуть от себя кружку.
— Не то чтобы я не восхищался твоим усердием… Но, друг мой, неужели угроза так велика? У тебя есть доказательства? Сведения о том, с чем предстоит столкнуться? Боюсь, никакие деньги не найдут тебе спутников, готовых сразиться с неведомым. На общественных началах.

Грегас:
Тем временем на пороге забегаловки появилась масивная фигура орка, обвешанного волчьими шкурами, лицо его скрывала волчья маска, а за спиной висел тяжелый двуручный топор, древко и лезвие которого были буквально усыпаны зазубринами. На плечах орка красовались наплечи, украшенные волчьими клыками. Он недовольно хмыкнул носом и направился вглубь заведения, выискивая кого-то взглядом.

Рав:
Рав осклабился. — Твоя правда. Но духов не заставишь и не прикажешь. Но можешь не волноваться, в дредах у меня еще кое-что припрятано. Место, куда мы идем — эльфье. И связано оно с эльфасами. Я это чувствую. Возможно, вся угроза — дело их ручонок.

Зуггат:
— Погодить, говоришь? Хороший совет, — кивнул чубатый, отправляя к гоблину вторую монету. — Отчего ж не погодить. Но если эти копытные решат действовать, как ты там говорил, «с нами или против нас», то слишком долго тут годить нельзя. Добро, мелкий, свою деньгу ты честно заработал.
Из бутыли в стакан перекочевал предпоследний глоток. Дзынь-буль.

ДМ:
— Ой, шо там они решат против самозарядных ружей, — брезгливо скривился гоблин. — Шо решит Сам, это таки да будет значить! Но я бы тянул время… тянул бы и тянул, сколько можно.

Фарбод:
— Правда, конелюды здесь ни пыли не поднимут, ни навоза не положат.

Зуггат:
— Заблокируют поставки жратвы и подождут, пока вы не начнете грызть патроны, — пояснил орк, занюхивая чубом. — Впрочем, дело ваше.

Грегас:
Орк прошелся по забегаловке и остановил взгляд на столике с троллями. Орк снова хмыкнул носом и приблизился к ним.
— Тром-Ка, тролли, — орк внимательно рассматривал сидящих за столиком, выискивая нужного ему.

Фарбод:
— Заблокируют мертвецами, — фыркнул Фарбод, веривший в силу гоблинского оружия и хватку погнанных с Оргриммара вояк.

ДМ:
— Я извиняюсь, но это же перевал! — горячо возразил мелкий. — Если конская жопа заткнет его со стороны Пустошей, мы все равно будем иметь поставки из Фераласа… из Мулгора… но шо будет с караванами? Вот о чем болит моя голова!

Рав:
Рав отдал честь новопришедшему орку и ногой подвинул ему стулец.

Зебулак:
Амани пожимал широченными плечами.
— Это Калимдор, здесь куда ни плюнь, будет связанное с эльфасами место. Духи подсказали направление?

Грегас:
Орк уселся на предложенный ему стул, стараясь вникнуть в беседу.

Рав:
— Северо-запад, — махнул клык чужой кружкой. Правда, вряд ли направление, на которое он указал было озвученным.

Зуггат:
На аргумент о мертвецах чубатый только плечами двинул, не желая впустую сотрясать воздух. Гоблинское возражение показалось серьезнее.
— Мулгор… если только таурены, которыми тут так хорошо торгуют, не подопрут вас со своей стороны. Разве что через Фералас, да.

Джантала:
— Эй, черный хум, — окликнула Фарбода красноволосая, молодая и с зубами. Вернулась, значит. — Я узнала имя, которое тебе нужно. Путь свободен.

Зебулак:
— Северо-за-апад, — протяжно повторил амани. — Ну что же… От лица тролльской общественности желаю удачи.

Фарбод:
Фарбод потянулся рукой к берсерку и потрепал его по плечу. Поднявшись, он поравнялся с троллькой и спросил:
— Представителя волшебницы?

Джо'Джо:
Джо'Джо за все время сидения на корточках лишь что-то прошипел и вновь уплыл в бутылке с алкоголем.

Рав:
— Ясно, — осклабившись, протянул клык. — Значит, даже совета бесплатного не дадешь?

Джантала:
— Да, я нашла его. Он мертвый, — поделилась троллька. — Пойдешь к нему или сразу наверх?

Фарбод:
— Почему мертвый?

Зебулак:
— Почему бы и нет? — амани наклонил лысую голову набок. — Советую принять хорошую микстуру от тошноты… или, если я слышал правду о теневых охотниках, призови грозную силу лоа на покаянные головы своих врагов, не тратя время на таких жалких старых троллей, как я.

Грегас:
Орк уставился на самого большого из троллей, берсерка Джо`Джо.

Джантала:
— Потому что умер, — Джантале было не занимать логики. — Он из восточных хумов Сильваны. Такой, с глазами. Зовут Донован.

Джо'Джо:
— Чего твой пыриться на Джо'Джо? — он посмотрел на орка, даже не задавшись вопросом его внезапного появления рядом. По крайней мере, этого тролль не заметил.

Грегас:
— Я хотел говорить с тобой, берсерк. Мне нужно место на арене и я пришел за ним. — Маска скрывала лицо орка, но его хладная ухмылка выглядела весьма угрожающе.

Джо'Джо:
— Только мой труп, — голос тролля уже был явно подкошенный от большого количества бухла. — Никакой хилый орк не менять мой на ареной.

Фарбод:
Фарбод не умел замораживать взглядами — слишком горяч, да и климат не тот, и потому просто сверлил логичную тролльку глазами.
— Он нежить, стало быть. Скажи: наверху в основном пи$дюли?
Фарбод здесь узнал новое слово.

Грегас:
— Труп, говоришь? — усмехнулся орк. — Это не тяжело устроить, смекаешь? Налейте мне, — орк обратился к остальным, сидящим за этим столом.

Рав:
Рав посмотрел аманийцу прямо в глаза и с гордым видом допил содержимое его кружки. Это был не первый раз когда он сталкивался с непониманием и безразличием. Да уж, рекрутировать вольных корсаров на резню и грабеж было намного веселее и проще. Жаль, что времена другие. Тем временем, беседа вокруг продолжалась.

Джо'Джо:
— Твой очень глупый, раз видеть Джо'Джо и угрожать ему такой. Искать другой или валить к Самеди!

Рав:
Клык, зачесав дреды на глаза, уселся, как бы устраиваясь лицом к компании. На деле, его левая рука уже практически сняла с соседнего стола бутылку с каким-то пойлом.

Грегас:
— К Самеди? Я пришел к тебе, а не к Самеди, тролль. Я не могу отступить, берсерк. Это место должно быть моим. Или же ты пролил недостаточно крови, а?

Джо'Джо:
— Затыкаться или моя сносить тебя, — отрезал берсерк.

ДМ:
— Сношай его! — кто-то крикнул и затих.

Джантала:
Джантале не понравился взгляд Фарбода.
— Не злись, хум, — миролюбиво сказала она. — Не так давно я говорила на общем языке не лучше Джо'Джо. Нежить — странное слово. И нет: пи$дюли будут здесь и сейчас, а наверху одна вежливость. Там все очень по-эльфасски.

Грегас:
— Мы не на арене, тролль. Хотя, идея твоя неплоха. Хочешь биться со мной? Что ж, можешь доставать копья прямо здесь, я не отступлюсь от цели. — Лицо орка украсила ухмылка, похоже, его совсем не взволновали угрозы тролля.

Рав:
— Эй-эй, джентльмоны, — Рав вдруг жестом волшебника вытащил из под стола бутылку и наполнил кружку орка. — Спокойнее, мы вообще-то в приличном месте.

Зуггат:
Чубатый, глядя на конфликт орка с троллем, только вздохнул и в последний раз наполнил стакан. Каждый раз одно и то же…

Зебулак:
Амани как-то не проникся перспективой поглядеть бой, не платя ни гроша, — и это когда все заведение пооборачивалось к столу Рава.
— Хорошая была выпивка, мон, — с этими словами зеленошкурый поднялся и вышел прочь.

Грегас:
Орк сделал пару глотков предложенного ему пойла.

Джо'Джо:
— Моя слушать темный мон. Твоя хотеть драться Джо'Джо — ты находить Джо'Джо в этот дыра потом. Сейчас у Джо'Джо дела.

Фарбод:
— Тогда наверх. Властные Эвергрины нелюдской крови могут назвать меня скотом, да и нежити лучше избегать. Я поверю тебе. Джо-Джо, мы идем к Кровожаду.

Грегас:
— Быстро ты отступился от своих слов… — орк досадно вздохнул. — Пойми, я хочу биться на арене, не из-за денег. Мне нужно это место. Я готов заслужить его, на что ты готов обменять его, берсерк?

Грегас:
— Кровожаду? — в глазах орка разгорелся интерес.

Джо'Джо:
— Идти, Фарбод.

Берсерк, казалось, сначала проигнорировал слова орка. Но уходя, таки кинул:
— Твоя искать меня позже. И моя показать, почему твой — не достойный для арена.

Грегас:
Орк раздраженно фыркнул, проводя тролля взглядом.

Фарбод:
Фарбод и пошел.

Зуггат:
— Идиоты, — проворчал себе под нос чубатый.
Дзынь-буль.
Опустевший стакан поставлен на стол. Орк поднялся, поправил длинный, почти до пят, плащ, который не пойми зачем не снимал. В одну руку — полупустой дорожный мешок, лежавший у ножки стола, двуручник на плечо. Следовало пойти поискать заведение «Изюмрудный сон» — из восьми расспрошенных на тему ночлега гоблинов, шестеро рекомендовали именно его. Такому единодушию следовало дать шанс.
И не забыть пригнуться на выходе из заведения, чтоб не разбить лоб о притолоку… ну или притолоку лбом, тут как повезет.

Грегас:
Орк в волчьей маске остался на своем месте.

Рав:
Тем временем, Рав уже практически прикончил среквизированную бутылку и допивал из горла. Видимо, он посчитал, что остался в одиночестве, так как вздрогнул, подняв руки вверх, когда заметил желтокожего в маске. Списав все на вытирание носа, клыкастый бегло взглянул на собутыльника.
— Вижу, ты тоже не из местных, ман.

Грегас:
— Ага, — кивнул орк, рассматривая нового собеседника.

Грегас:
— Слушай, ты давно знаком с тем здоровым троллем? — в глазах орка все краше разгорался огонек интереса.

Рав:
— Ага, — ответил тролль, кинув бутылку кому-то по под ноги. — Ага… — он вроде бы полез на старое место за новой бутылкой, но там уже ничего не было. Клык спохватился на том, что ведет себя странно. — Ага… Во всяком случае меня устраивают наши отношения. Люблю, когда к зулам относятся с подобающим почтением

Грегас:
— Давно он бьется на арене, а?

Рав:
— Судя по тому, что мне о нем известно, нет. Во всяком случае на местной.

Грегас:
— И чего он так держится за это место? — орк почесал затылок.

Рав:
— Понятия не имею. Думаю, ему нужно больше рома и ветра в волосах. Не знаешь, здесь можно где-нибудь сдать бутылки?

Грегас:
— Сдать бутылки? Хм… Свои я обычно разбивал то об стену то об голову настырных зевак… — орк задумался. — А зачем их сдавать?

Рав:
— Ха, ты не знал? Дельцы льют в бутылки пойло и запечатывают, чтобы использовать по второму разу. За них и платят.

Грегас:
— Платят? Интересно.

Грегас:
— Что же, твой друг бросил мне вызов. Завтра будет то еще зрелище… — орк равнодушно вздохнул.

Рав:
— Думается мне, эта мысля у тебя не из приятных, — философски заметил Рав. — Кем вообще будешь, ман? Наемничаешь, торгуешь, варишь зелья, а может, уши эльфасов?

Грегас:
— Варю зазнавшихся троллей, — усмехнулся орк.

Рав:
— Намек понят. — Рав поднялся, попутно охватывая взглядом количество бутылок, лежащих на полу. Он торопливо, но слегка пошатываясь, подошел к бармену и совершил ритуал обмена, после чего вернулся со свежим пойлом для обоих собеседников.
— А что теперь думаешь?

Грегас:
— Ха, а ты мне нравишься, тролль. — орк добродушно улыбнулся.
— Знаешь, драка с твоим другом не лучший выход. Может, есть другой способ заполучить его место, как думаешь?

Рав:
— Ром развязывает языки и растопляет даже самые холодные сердца, — сначала отметил тролль, после чего продолжил. — О каком месте идет речь? Запамятовал.

Грегас:
— Мне нужно его место на арене, тролль.

Рав:
— Смекаю. Есть, выходит. Знаешь ли ты, мой друг, что тролли существа довольно суеверные? Не отвечай, я знаю что знаешь. Во славу лоа, этот воин действительно может быть гордостью старших клыков своего племени. Видел, в каких тонах он общался с зулом?

Грегас:
— Продолжай.

Рав:
— Лоа несут нам тайные знаки. Иногда разные, иногда… странные. Представь себе — что, если лоа пошлют ему видение собственного будущего — и найдется зул, который его правильно истолкует? Видишь где эльфаска зарыта? Тебе осталось только найти зула, который правильно истолкует все видения и направит молодого клыка на истинный путь.

Грегас:
— Интересная идея. Тем более учитывая, что не придется пролить кровь. Я бы с удовольствием потолковал с тобой еще, но мне нужно найти одного гоблина. Ака'Магош, тролль. И… еще. Ты сможешь устроить то, о чем толкуешь, а?

Рав:
— Ага. Таким образом, — Рав выставил вперед руки, пытаясь на пальцах все объяснить. — Тебе остается только найти зула, который сможет оказать тебе помощь. Но что, если в обмен на помощь он попросит помощь? Тогда все, что от тебя требуется — помочь ему, чтобы он помог тебе, чтобы он смог оказать тебе помощь, для чего его собственно твои услуги и нужны. А помогая ему, ты поможешь себе. Ясно?
Круговорот пальцев, сплетенных между собой покруче паутины, было сложно описать.

ID: 16748 | Автор: Dea
Изменено: 28 октября 2014 — 21:58