Сказки юга Круча: Слишком много крови (4)

Дурт Ищущий Кровь
Джантала
Фарбод
Вагабундо

Джантала:
Очнулся Джо'Джо от того, что в него тыкали палочкой. Тупым, то есть, концом копья, которым разжилась знакомая троллька.
У ее ног исходил сентенциями гоблинский лекарь:
— Мадамочка, и шо вам непонятно в словах постельный режим? Таки вы знаете, шо сделалось с его ребрами? Держатся на клею и на честном слове!

Джо'Джо:
Лежачий берсерк лишь смачно выдохнул, прикрывая тем самым самый обыкновенный стон. Кости все еще болели, а про органы даже говорить не стоит. Но, тем не менее, протерев глаза, он таки глянул на двухметровую «мадамочку»:
— Что тебе тут надо? Пришла еще сказать обидного?

Джантала:
— Лежачему? — скривила губы троллька. — Не интересно. Скажи, это ты так на меня надулся, что решил умереть об кодоя?

ДМ:
— Я буду жаловаться Губе! Шо вы мне волнуете пациента?

Джо'Джо:
— Ты не ответила на вопрос, — отрезал Джо'Джо. — Зачем пришла?

Джантала:
Джантала перехватила копье острием вверх.
— Еще не знаю. Убеждения не давали тебе выйти на бой. Не давали ударить женщину. Может, не дадут и принять помощь?

Джо'Джо:
Воин лишь вновь выдохнул, откинул голову на примечательно жесткую подушку — если это вообще была подушка.
— Помощь от тебя, что ли? Той, что буквально пару часов звала меня… ааа… распухшим хумом? — он вновь приподнялся, не удовлетворившись качеством подушки. — Хотя я и правда выгляжу достаточно глупо. Теперь.

Джантала:
— Обида — очень хумовская штука, мон. Тролль ищет выгоду. Обычный тролль, но не ты.

ДМ:
На гоблинские вопли явился помощник, габаритный орк с написанным на морде пристрастием к медицинскому спирту.
— Чо тут?
— Мадамочка! Даю вам самое заднее предупреждение!

Джо'Джо:
— Орк спокойна. Посетительница мне. Идти домой, — Джо'Джо повернулся к орку и жестом показал, мол, все спокойно. Один дребежзащий гоблин мешал думать, а еще и с орком и подавно будет невозможно. Он повернулся вновь к Джантале. — Первый раз слышу, чтобы тролль искал выгоду. Выгоду ищут гоблины, либо просто жадные сукины дети. Ростом ты явно не с гоблина. Так ты хотела предложить помощь?.. С выгодой, да?

ДМ:
После боя Джо'Джо был в некотором роде звездой, и медик унялся, выдав зловещее «категорически не рекомендую» и «десять минут, не больше». Джантале придвинули некрашеный стул.

Джантала:
Троллька села и наконец-то перестала стращать персонал двухметровым ростом и двухметровым копьем.
— Я разве говорила о золоте, мон? Выгода может быть в силе. Во власти, в союзниках. Не слышал? По масти ты джунглевый и похож на берсерка Гурубаши. Говоришь на зандали, почти не знаешь другие языки — и все-таки думаешь не как тролль. Зачем ты шел в Пустоши?

Джо'Джо:
— Я так живу. Обхожу эти земли, познаю их, несу весть о том или ином крае. Все путники так живут, правда, преследуют часто лишь наживу. Я не ищу наживы — никогда её не познавал и не желаю. Вот так. Так ты пришла все-таки помочь или поболтать? Маленький гоблин с мазями был полезнее разговоров.

Джантала:
— Сказала ведь — не знаю. Может, мне будет лучше, чтобы ты умер, а не бродил и носил… вести.
Троллька смотрела изучающе и с недоверием. Путник — это ведь не занятие; «жажда знаний» — только для чокнутых дворфов-землекопов.
— У меня есть зелье, приготовленное жрицей Лакоу. Нет причины тратить его на тебя.

Джо'Джо:
— Тебе нужна причина? Из-за твоей грубости и жажды наживы я оказался здесь! — рявкнул тролль.

Джантала:
— Да, — невозмутимо согласилась Джантала. — Но это не моя беда, а твоя, мон. Как ты до сих пор жил, полагаясь на чужую честь и совесть? Тебя воспитали волшебные гномики? Может быть, таурены? По духу ты похож на одного из них.

Джо'Джо:
— Подобная бездушность и беспринципность — не признак хорошего человека. Побудь бездушной сукой перед своим орком, если не хочешь помочь, — чуть гневливо и мрачно отрезал он, вновь положив голову на подушку.

На том был Джо'Джо. У него не было сил злиться или сильно гневаться на Джанталу и её взгляды, как и не было желания продолжать с ней подобную беседу.

Джантала:
— Волшебные гномики, — утвердилась во мнении троллька и поднялась, скрипнув стулом. — Ты слишком хорош для этого мира, Джо'Джо.
Надо сказать, в десять минут посетительница уложилась.

Джо'Джо:
— Кха… Стой! — не успела она выйти, как вновь послышался голос тролля. — Что ты хочешь за свое зелье?.. С-су…

Джантала:
Джантала медленно обернулась, вызвав у гоблина-медика еще один приступ крайнего беспокойства. Случалось всякое, а подручный орк, как назло, ушлялся.
— Ничего не хочу. Я бы отдала его просто так — троллю. Но ты не тролль.

Джо'Джо:
Некоторое время берсерк молчал, приподнявшись на кровати и пялясь в спину уходящей Джа.
— От какой жизни ты стала такой стервой? — после некоторой паузы спросил он.

Джантала:
Троллька сверкнула глазами.
— Дай подумать. После того, как орки Гарроша изгнали Черное Копье, а остальная Орда делала вид, что ни при чем? После того, как бывшая мамбо Бвонсамди бросила меня, словно подачку, своим врагам? После того, как я узнала, что потеряю голову, если вернусь в Оргриммар? Когда же я поняла, большой мон, что нельзя полагаться ни на кого, кроме себя самой? Это хороший вопрос. Но я спрашиваю себя о другом: от какой жизни ты поверил в принципы?

Джо'Джо:
— Долгая история. Я бы рассказал тебе её, если бы моя история стоила бы твоего слуха.

Джантала:
— Слуха бездушной суки?
Джанталу это позабавило, судя по ухмылке, с которой охотница запустила руку в поясную сумку. Тяжелый флакон, брошенный с изрядного расстояния, подкатился по лежанке под перевязанный бок.
— Волшебные гномики теряют хватку. Ты решил быть вежливым с той, кого презираешь. Это тролльская хитрость. Лечись, мон. И не давай гномикам сделать из тебя большого травоядного зверя.

Дурт:
Откуда-то сзади послышались гневные вопли всё того же гоблина, и в палату ввалился Дурт. И морда, и новые доспехи сияли — орку удалось хорошо сторговаться с кузнецом всего за час. Это были всё те же кожа и стальные пластины, но теперь уже коричневого цвета. Двуручный топор из железа болтался на спине.
— Опять тут срётесь?

Джо'Джо:
Но воин лишь молча поднял флакон и, ни сказав более ни слова, лег головой на подушку и прикрыл глаза. Ему теперь точно нужен был отдых.

Джантала:
— Новые штаны, — отметила Джантала. — Нет, мы как раз мирились.

Дурт:
— По вам и видно, — улыбка Дурта была уже не такой широкой. — Не ожидал тебя увидеть именно тут. Джо, кажется, плохо реагирует на присутствие женщин.

Фарбод:
Для Фарбода, напротив, ничего не поменялось. Он вернулся к тому, зачем пришел — искать покупателя, — но промаялся зря. Никого в первый день на Круче Фарбод не нашел. Вероятно, был слишком осторожным: победа человека на арене представлялась ему эдаким магнитом для неприятностей. Мало ли бесчестных зеленых болванов в подворотне?
Фарбод вернулся в ямный квартал.

Джантала:
— Ты про… Вот как, — впечатлилась троллька. — А я все думала, как ты уговорил его драться, когда остальные сдались.

Дурт:
— Если бы, — отмахнулся кровопийца и подошёл к троллю, который то ли спал, то ли просто лежал. — Как его состояние? Местные гоблины, как мне сказали, почти ничего не умеют. Я бы попытался помочь как-нибудь, но не слишком разбираюсь в исцеляющих ритуалах.

Джо'Джо:
А состояние Джо'Джо выдалось, когда из зданьица врачевальни выдалось что-то между стоном и матерным выкриком. И меж дальнейшими ругательствами на тролльском проскочило явное «Джантала!».

ДМ:
Нет, у медика со звучным именем Подвздрючкинс определенно был плохой день: стоило ему отвлечься на второго посетителя, как первая подсунула герою арены какую-то выпивку… варварский декокт, вы понимаете! Теперь больной стонал, метался — и медицина в лице Подвздрючкинса мчалась на выручку, расталкивая подлых мучителей. Под длинный нос берсерка сунули платок, смоченный наивонючейшей штукой под названием нашатырь.
— Мы его… ТЕРЯЕМ?!

Джантала:
— Хаккарово моджо, — выругалась Джантала, пятясь к дверям.

Джо'Джо:
Берсерк лежал на боку, накрытый пеленой, а рядом ютился уже пустой флакончик с зельем от вошедшей. И оно явно помогло — тролль уже мог шевелить ногами, причем на тот момент он шевелил ими несколько активно, подергивая ими отпихиваясь от гоблина с его нашатырем.
— Что это за зелье такое?! — выпалил он, глядя на Джа.

Дурт:
— Мне тоже интересно, что это за зелье, — уставился на тролльку Дурт, оценив, что больной уже болтает ногами. — Где достала?

ДМ:
Подвздрючкинс бросил платок, сцапал пустой флакон и сунул в него дрожащую от волнения носопырку.
— Мерзавцы… отравители… Губа узна… а… Это не яд? Это не яд! Это совсем-совсем не яд. Позвольте, откуда?

Джантала:
Троллька переступила с ноги на ногу. Покосилась на дверь.
— Откуда надо. Может, я все-таки пойду?

Джо'Джо:
Тем временем вспыливший большой парень перевернулся на спину — и стал виден симптом (если его можно так назвать), мучавший больного и заставляющий его ноги оживать. Чуть пониже пояса тролля простыня встала солидной палаткой, и судя по всему, это была не третья, вдруг выросшая рука.
— Что это за зелье такое, Самеди тебя забери?! — бился в возбуждении Джо.

Дурт:
— Вытащи оттуда руку, — сразу же посоветовал Дурт. — Слишком перемудрил с выпуклостью, такого размера просто не бывает.

Джантала:
Сосредоточие бездушности и беспринципности уже исчезло в коридоре.
Подвздрючкинс хватался то за сердце, то за пульс больного.

Дурт:
— Боль хотя бы уменьшилась? — кровопийца спросил у Джо, считая гоблина почти бесполезным. — Может быть, это зелье она стащила у бокора. Оно поможет, но мало ли что потом. Превратит тебя в гнома или ещё какая фигня.

Джо'Джо:
— Чертова сука напоила каким-то… Ррррааа! — не унимался берсерк.

Дурт:
— Стало еще больнее? — Дурт продолжал спрашивать, надеясь, что зелье не плавит сейчас кости больного или что-то в этом роде.

Джо'Джо:
— Нет, не стало! Ты глянь на это! Черт, я будто горю, чертова сука!

Дурт:
— Если больнее не стало, то это обычный стояк, — рассудил орк, поглядывая на торчащее под одеялом. — Руки у тебя не переломаны. Чего орать-то?

ДМ:
И знаете — Подвздрючкинс положительно не хотел брать на себя вину за то, что звезда арены сгорает у него на глазах. У гоблина сдали нервы; гоблин выбежал из комнаты с надрывными призывами к реанимационной бригаде.

Джо'Джо:
— Обычный стояк, да! Только мне нужно было, чтобы окрепли мои ноги, а не… Вот так вот! — тролль указал, собственно, на то самое место.

Дурт:
— Ноги и окрепли, вон ты как ими сучишь, — Дурт осторожно потыкал пальцем в бедро тролля. — Если исцеление происходит, просто разберись с этим своим и жди. Было бы из-за чего орать. Я у Джанталы обязательно узнаю, где она такое зелье достала.

Джо'Джо:
— И как долго это будет?! Он же как каменный!

Дурт:
— Руками можно минуты за две управиться. Но на всякий случай плюнь на ладонь, — посоветовал Дурт и отступил к двери в комнату. — Я еще проведаю тебя попозже.

ДМ:
После того, как ушел кровопийца, в палату ворвался Подвздрючкинс в сопровождении рекомой бригады. Бывалые полевые медики окружили кровать раненого берсерка — и тут-то вышла заминка. Кабельный дефибриллятор переходил из рук в руки, реаниматоры переглядывались, и на каждой морде был невысказанный вопрос: к чему прикладывать?
— Послушайте… тут медицина бессильна! — заключил Подвздрючкинс. — Вы только не волнуйтесь, вам совершенно нельзя! Пройдет само, а не пройдет, так поговорите с Губой за дополнительные проценты!

Так и случилось, что Джо'Джо оставили в одиночестве. Надо отдать должное зелью: к этому времени помятые ребра почти перестали болеть.

***

Дурт:
Орк, выйдя из этого сумасшедшего госпиталя, огляделся и решил идти к арене, чтобы потолкаться среди зрителей. Хоть кто-то же должен увидеть, как хорошо сидел этот новый доспех, за который пришлось торговаться почти полчаса. Кузнец упорно отказывался давать скидку, но в конце концов не устоял перед странными полунамёками этого улыбчивого орка.

Фарбод:
Фарбод сцапал Дурта через десять шагов. Окликнул по имени.
— В тех штанах ты был узнаваем.

Дурт:
— Да мне и самому было жаль с ними расставаться, — заверил южанина орк. — Ты удивишься, как много пользы можно извлечь всего лишь из порванных штанов. Успел уже потратить свою долю?

Фарбод:
— Нет. Не вижу ничего стоящего. Я захотел с тобой обмолвиться словом, когда увидел, что ты заклинаешь кровь. Пойдем в укромное место.
Подумав, Фарбод смягчил лицо и тонко улыбнулся.
— Я не собираюсь мстить за твои глупые слова накануне.

Дурт:
— Эй, я ничего такого и не думал. Бывали попытки знакомства и тупее, — Дурт направился вслед за напарником. — На арену ты же идти согласился, да еще и выступил отлично.

Фарбод:
— Я думал сбить тебя с ног и придавить сапогом глотку, — махнул кареглазый. — В конце боя.
Вопреки мнению, что подворотни опасны, Фарбод не повел Дурта на окраину, под чистое небо, где поставили бивуак торговцы, с коими он приехал. Южанин вел в тихое, глухое место.

Дурт:
— Ну а смысл? — кровопийца беспечно следовал за ним. — Я на твоём пути никак не вставал и ничем не мешал. Даже на арене оказался полезен. Не будешь же ты давить каждого, чьи слова не понравятся. Тем более здесь.

Фарбод:
К скалам жались беленые дома. Их Фарбод пропускал. Сгорбились сараи и времянки, устроенные из груд необтесанных камней. Фарбод взобрался на крышу одной такой, поманил Дурта. Издали парочку можно было принять за старых знакомых, вспоминающих былые деньки, сидя на прогретой кровле.

Дурт:
— Ну так что за дела? Для разговора нам не нужно было уходить так далеко, — орк забрался наверх и присел рядом, глядя на южанина с некоторой подозрительностью.

Фарбод:
— Есть ценность.
У Фарбода на ладони оказался камень в алых переливах — яркая, сочная игра цвета.
— Это известный в Степях рубин, прозванный «Бешенством Вепря». Его называют огненной кровью из сердца Агамаггана. Подобие той, что пала на землю и превратилась в огромные тернии, обжитые свинолюдами. Ты заклинаешь кровь. Ты можешь знать правду.

Дурт:
— Я кое-что понимаю в крови. Особенно чужой, — Дурт спорить не стал и разглядывал камень в руках собеседника. — И какую правду ты хочешь узнать?

Фарбод:
— Я верю, что здесь кровь древнего, — алое погасло в кулаке, когда Фарбод прижал его к груди. — Из-за этого рубина случилось много смертей. Все ради продажи и выгоды. Если предсмертная ярость Борова, сохраненная в нем, по-настоящему так велика, мы можем попробовать обуздать ее.
Сделаем себе имя в этом притоне войны, а?

Дурт:
— Слышал ли ты легенды о том, что этот кабан был размером с гору? Даже если мы скинем немного преувеличений, характерных для сказок, крови после его смерти осталось очень много. Она окропила бы все Степи. Если ты считаешь, что в этом камне есть особая сила, он должен быть чем-то большим, чем кровь Древнего. Мне нужно коснуться его, чтобы что-то почувствовать.

Орк вроде бы говорил искренне.

Фарбод:
Диво: Фарбод протянул рубин орку. Видит небо, он долго за ним бегал.

Дурт:
Дурт сжал драгоценность в кулаке и закрыл глаза, чтобы ничто не отвлекало его от наблюдения магического фона. Иногда это давалось легко, а иногда проявления магии будто ускользали. Сейчас он даже принюхался, чтобы ничего не упустить. И, кажется, что-то нащупал.
— Арканы в нём нет, — после паузы заговорил он, не отводя взгляда от переливающихся граней камня. — Но это точно не обычая стекляшка. В нём есть или отголоски силы Агамаггана, или нечто, наполнившее камень уже позже. Точнее сказать не могу. И не могу предупредить, насколько может быть опасно извлекать эту силу. Не знаешь ли ты, кто владел камнем до того, как воры начали убивать друг друга ради него?

Фарбод:
— Говорят, свинолюди. Они потомки, но с ними не считаются.

Дурт:
— Иглошкуры несомненно подбирали бы всё красное, считая это кровью своего Праотца, но должно быть что-то большее, — покачал головой кровопийца и вернул камень южанину. — Из них выходят неплохие геоманты, но они не способны заключать в драгоценности силу земли.

Фарбод:
— Значит, слухи не без корня. Рубин вызывает ярость в сердцах грабителей. На нее списывают убийства и погромы. Но бы тоже списывал.
Фарбод протянул руку — клади камень.

Дурт:
— И сколько этот камушек у тебя? Чувствуешь уже какую-нибудь внезапную ярость? — Дурт положил камень на ладонь соседа. — Честно, я бы побоялся оставлять эту штуку у себя. Магия внутри неё может быть очень опасна, но гоблины радостно отвалят кучу золота, которую хватит на годы веселья в месте вроде этого.

Фарбод:
— Не чувствую, потому что берегу у себя. Я взял его не кровью и не кражей.
Гоблины уже владели рубином.
Камень вернулся в надежное. Оставалось надеяться, что пленительный блеск никто не высмотрел. Фарбод встал.

Дурт:
— Если мы вдруг продолжим сражаться на арене, надо быть осторожнее с рунами крови, которые я вчера начертал, — озабоченно сказал орк и прыгнул с крыши вниз. — Вдруг этот камень как-то отреагирует на вуду и убьёт всех нас.

Фарбод:
— В прошлый раз я ощутил скорость и только.

Дурт:
— Это обычное действие. Кровавая ярость даёт мне силу и скорость, которые я могу разделить с теми, на ком зажёг руну. Тролль вчера умудрился смазать её, вот на него и не сработало.

Фарбод:
— Вернемся. Завтра будет новый день, возможно, с дракой.

Дурт:
— Джо'Джо выпил какое-то зелье, подаренной той троллькой, что была с нами, и выздоравливает гораздо быстрее. Я пока не уверен, что хочу на арену снова. Но у нас может не остаться выбора, когда кончится полученное золото.

Дурт и Фарбод подошли к тому месту, откуда уходили.

Джантала:
Там уже рыскала Джантала с очень обеспокоенным лицом.
— Большой мон умер?

Дурт:
— Да куда ему, — хмыкнул орк. — Натёр себе правую руку разве что из-за этого твоего зелья.

Джантала:
Охотница растерянно моргнула.
— А чего орал, будто его режут?..

Дурт:
— Хрен его знает. Может быть, берсерки всегда так орут, когда е$утся, — хладнокровно ответил Дурт. — Неожиданный эффект для исцеляющего зелья. Не завидую тем гоблинам из больнички.

Вагабундо:
— О, оркиш, живой еще, — подходя со стороны лестницы, бокор, превратил свою мину мыслителя в мину веселчака. Получилось как всегда: мерзкая ухмылка и звенящие сережки. — Как нога? Последний раз когда я видел, была неочень. О, и штанишки прикупил. Красивые.

Дурт:
— Мы на арене победили и неплохо заработали, — у кровопийцы было неприлично хорошее настроение, и даже бокор его не испортил. — Пойдемте где-нибудь выпьем, угощаю.

Джантала:
— Ты получил разрешение, зул? — нетерпеливо спросила троллька, сразу выбросив из головы особенности берсеркских организмов.

Вагабундо:
— Ну, раз так, — бокор развел руками, — пойдем. А? Разрешение? На что?

Джантала:
— На вуду.

Вагабундо:
— То что я здесь, это его, — бокор ткнул пальцем в небо, — самое большое разрешение, ай-ай. Я то считал, что Пустоши ждут меня одникого и голышом, ан нет. Все славно, хе-хе.

Дурт:
— На вуду в лагере требуется разрешение? — переспросил удивленный Дурт. — Вы это серьёзно?

Вагабундо:
— Я вот первый раз слышу, — признался бокор.

Джантала:
Джантала нахмурилась.
— Но тебе не удалось колдунство. Ты искал мага, чтобы поговорить с ним. Не для разрешения?

Вагабундо:
— С чего ты взяла? — Бокор удивленно глянул на девушку. — Все удалось, только вот духи не могут в эту… как её… в аракну, во.

Джантала:
— Почему?

Вагабундо:
— Это две свершенно разные сферы деятельности, ай.

Джантала:
— Но ведь сумеречные колдуны…
Поднятый палец Джанталы медленно скрючился вопросительным знаком, и троллька понурилась. В конце концов, разве она разбирается?
— Айе. Пойдем пить.

Дурт:
— Аркана другая, — Дурт вроде согласился с теми обрывками разговора, которые услышал. — Но когда-то была такой же частью природы, как те силы, которым служат жрецы. Может быть, в будущем откроются способы снова объединить магию тайную и божественную.

Вагабундо:
— Во, дело сказал, хоть и оркиш, — настроение у бокора было хорошее, он ведь был жив и предстояло поесть да попить. А оркиш… ну, оркиш может быть и не такой тупой, как он думал. Хотя не, это вряд ли, надо отгонять такие мысли.

Дурт:
Оркиш подозрительно покосился на Отоу и ничего не ответил. Он тоже думал о пиве и мясе.

Джантала:
— Но ведь сумеречные колдуны…
Вот с орком Джантала могла и поспорить: этот не хекснет за непонятливость.
— Разве они не заклинают духов арканой?

Дурт:
— Это совсем не то, — орк говорил с уверенностью, которую в этом вопросе совсем не испытывал. — Они извращают аркану и усиляют свой разум и тело, чтобы пытаться пленить духов и извратить их. Не каждый дух может поддаться порче. Самых сильных Лоа арканой или скверной не возьмёшь.

Вагабундо:
— За это можно говорить долго, реально долго, — бокор сделал нажим на слово долго. Два раза. — Дело только в том, что сумеречные колдунства — мерзость редкостная. Можно назвать меня закостенелым в традициях, — так и было, это понимали все, кто знал Вагабундо, — но ведь кто мы без традиций. А эти сумеречные надругаются над всеми традициями, что связывают нас с духами. Ай, мерзость, тьфу.

ДМ:
Надо сказать, тут сделалось странное.
Всё было хорошо у Дурта, пока не резануло в ноге — там, где с утра была залеченная уже рана. Больно.

Джантала:
Джантала сделала большие глаза.
— Разве вуду никогда не принуждает духов к тому, чего они не хотят? Разве не из-за этого шаманы орков и тауренов косо глядели на наши старые обряды? Так и говорили — мерзость.

Дурт:
Морда орка вдруг скривилась, и рука дернулась к ноге, которая была ранена в памятном бою с кентавром. Он остановился и начал озабоченно ощупывать мыщцу.

Вагабундо:
— Принуждаем? — бокор покосился на Джанталу. — Да не… Ну, да, бывает. А вот всем этим, мерзко было из-за того, что мы жрали друг дружку. Эй, оркиш, тебя чего скрючило то?

ДМ:
Отчего болело только больше: резало… ай, новые штаны! На темной ткани расползалось еще не очень заметное кровавое пятно. Быстро.

Дурт:
— Что за херня? — выругался Дурт и, убрав руку, начал быстро расстёгивать и стягивать вниз штаны. Приспустив их до колен, он уставился на бедро, где раньше была рана.

Джантала:
Троллька бросила взгляд на бедро орка, потом с нехорошим прищуром огляделась. Это могло быть колдовством. Свинолюды мстят за своих?

ДМ:
Рана и была, вернулась, только не ровная как раньше — мясо будто лопалось изнутри, расходилось лоскутами, без особой точности повторяя линию былого разреза. Будто тело полюбило рану. Будто хотело воссоздать без умения.

Дурт:
Кровопийца свалился на землю и пытался сжимать рану пальцами, чтобы уменьшить потерю крови.
— Да что за херня? — продолжал ругаться он, сдабривая речь всеми знакомыми синонимами к этой фразе.

Вагабундо:
— Ой-вэй, — покачал головой бокор. — Давай-ка, это, Джа, поможем ему до постоялого двора дойти, я там в комнатушке все оставил, травки-то. Я попробую хотя б закрыть эту дуру.

Дурт:
— Рана уже заживала, — прошипел орк, видя, как сквозь пальцы вытекает его собственная кровь. — Нужно знать, что происходит, прежде чем пытаться исцелять её снова.

ДМ:
Народ вокруг оглядывался и тыкал перстами, с равным энтузиазмом раздаваясь в стороны от компашки.

Джантала:
— Какой еще постоялый двор, — процедила охотница, проворачивая в пальцах копье. Ее взгляд метался по пещере. — Дурт прав. Надо найти того, кто открывает ему рану.

Вагабундо:
— Хочешь тут постоять, подождать кто открывает? Так и быть, так и быть, — бокор приподнял руки и сделал шаг назад от Дурта. — Истекай. Подождем пока найдется тот, кто… вот это все сделал.

ДМ:
— Дама, вам нужна ш-шапка, целительная… да… — мямлил хум с простреленной шапкой на руках.
— Мага, блин, кликните! — орал кто-то умнее.

Дурт:
Дурт отнял одну ладонь от раны и кровью начал чертить на стене рядом руну, которая могла бы помочь обнаружить источник зловредной магии. Через полминуты она была завершена, но орк чувствовал, как теряет всё больше крови. Он прижал ладонь к центру засиявшей руны и сосредоточился на ощущениях.

ДМ:
Надо сказать, у Джанталы и бокора появились первые подозрения еще до того, как кто-то кликнул за троллей, пускающих людям кровь. Народ Черного копья здесь не любили.
Ай, взгляды.

Дурт:
— Тот, кто делает это, совсем рядом, — кровопийца окинул злобным взглядом собравшихся вокруг, пытаясь увидеть что-нибудь подозрительное.

ДМ:
— Съе&али от парня! — орали в ответ.
— Зубной народ!

Вагабундо:
Бокор оглядел толпу. Ох уж эти взгляды. Недобрые такие. Неприятные. Как обычно смотрели на бокора.

Джантала:
— Сами отвалите отсюда, пока я не решила, что виноваты все скопом, — рыкнула троллька.
Вокруг морды были как морды — ну, злобные. Джантала поняла, что игра в гляделки ничего ей не даст, опустилась на колено рядом с Дуртом и тоже потянула ладонь к ве-ве из крови. Представила, будто видит след: как сказал кровопийца? Надо пробовать самой.

Вагабундо:
— Ай! — Бокор глядит на орочью рану. — Чего ты там делаешь в таких случаях? Кровь хлещешь? — Вагабундо мог дать крови. Он был высокий её в нем достаточно дать глотнуть орку. С бокора не убудет, а тот будет благодарен Вагабундо. После разговора с Корфаем стало понятно, что ему нужен кто-нибудь за спиной, на кого можно положиться. Джа уже была под сомнением.

Дурт:
Дурт ощутил, как руна, начертанная его кровью, сработала снова и уставился на тролльку, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание.
— Кто… это? — прохрипел он.

Джантала:
След был. Четкий — не спутаешь. Троллька в упор поглядела на того, к кому привело ве-ве, и вцепилась зубами в свою левую руку.
— Никто. Пей.

Дурт:
Дурт догадался, что она увидела ответ, но уже не имел сил, чтобы спорить, и второй раз за день прижался губами к запястью Джанталы. Он сделал несколько глотков и успел простонать пару слов, прежде чем потерял сознание.
— Твоей… крови… не хватит.

ДМ:
— Травют! Размывают мооооосх! — по-бабьи провозгласил кто-то осведомленный по теме, местный великий ум, и быть бы беде, кабы через толпу не поломился народ в меховых шапках, из местных, значит, вояк. В воздух хлопнуло ружьецо.
­- Спокойство, бл%дь!

Джантала:
Джантала неторопливо зализывала запястье, воплощая то самое спокойство.

ДМ:
— Где колдуют? — брякнул поспешавший за кряжистым офицером-орком гобленыш в фирменных долгополых одеяниях. — А. Вуду-шмуду. Офицер, нам бы… изолировать, нам бы наверх, с этим вуду всегда сложно.

Вагабундо:
— Да вы, бл&дь, медика приведите. Шмуду-вуду, тут орк подыхает, а вы по гром-пушки притащили, — бокор выглядел обеспокоеным. Ну, не удивительно, из огня да в полымя. — Либо дайте мне помочь ему.

ДМ:
— Мы приведем, тролль. — махнул рукой орк начальственный. — А вот ты идешь с нами. Ты тоже.

Вагабундо:
Бокор вытащил из-за пояса томагавк и бросил под ноги начальственному. А тут чего спорить то. Идти и все.

Джантала:
Троллька поднялась. Не задавая вопросов, повернула копье древком вперед и протянула его офицеру. Еще был лук, но в чехле и со спущенной тетивой.
По правде, и фирменный гоблин, и местная стража, и даже полумертвый Дурт занимали Джанталу куда меньше, чем беспокойное лицо бокора. Она смотрела. Тяжело, испытующе.

ID: 16606 | Автор: Dea
Изменено: 19 сентября 2014 — 23:05

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
20 сентября 2014 — 21:09 Dea

На правах рекламы: это было фирменное зелье мамбо Рыжей.