Сказки юга Круча: Арена (3)

Джо'Джо Два Копья
Фарбод
Ку'Рахо
Дурт Ищущий Кровь
Джантала

Дурт:
Вот они и прибыли к местной столице. Командиры благоразумно не стали пропускать кентавров к гротам и позволили тем разбить лагерь неподалеку. Дурта и остальных провели внутрь горы Зеик, где и разделили в соответствии с обязанностями. Обязанностью Дурта было заткнуться и не мешаться нод ногами. Так он и поступил.

Орк около часа гулял по гигантскому гроту и разглядывал местных. Вблизи бойцовских ям он решил, что когда-нибудь обязательно попробует подраться тут. На рынке он мрачно постоял у одного из прилавков, разглядывая выставленные на продажу доспехи, пока продавец, брызгая слюной и размахивая топором, не проорал, что раб-оборванец загораживает вид честным покупателям.

Сейчас Дурт просто прислонился к каменной стене грота и раздумывал, как будет проще всего заработать хотя бы серебра в этой толпе обманщиков и отбросов.

Джантала:
— Нравится?
Где бы ни пропадала Джантала в последний час, переодеться она не успела. Довольной не выглядела. Побитой или обруганной — тоже.

Дурт:
— Понравилось бы в три раза больше, если б кентавры не обшмонали карманы, — Дурт окинул тролльку взглядом и никаких изменений не заметил. Сам он тоже не выглядел особо расстроенным. — Сумела пробиться к тёмному шаману?

Джантала:
— Ему сейчас не до меня. Второй ярус, жилой блок три: запоминай, это место, где ты будешь спать. О «темном шамане» уже выспросил кого-то или слыхал о Корфае раньше?

Дурт:
— Я узнал о Корфае на следующий день после атаки Тралла на лагерь, где меня держали рабом, — воспоминания о временах между двумя войнами удовольствия орку не доставляли. — Здесь про него тоже болтают многие, оставалось только сложить два и два. За место для сна спасибо.

Джантала:
Троллька слабо усмехнулась.
— Ерунда. Выбила у знакомого. В блоках все равно никаких удобств — сам видишь, как тут все обустроено. Уже не лагерь, еще не страна. Топор тебе так и не отдали?

Дурт:
— Я и сам не стал бы отдавать честно добытый трофей, — резонно заметил Дурт. — Битву-то я продул. Скажи-ка вот что, выпустят ли меня на охоту в лес?

Джантала:
— Да какой здесь лес? — усомнилась Джантала. — Я видела одни кусты с колючками. Может, горные козлы и были на перевалах, но к этому времени все, что можно было сожрать, сожрали Корфаевы ребята. Лучше купи поросенка. Еще лучше — несъедобную тушу из бойцовой ямы. Денег тебе Зебулак не дал?

Дурт:
— А мог бы дать? — кровопийца немного оживился. Спросить у аманийца про финансирование со стороны зандаларов он не подумал. — С Зебулаком мы договорились только о том, что я послежу за местными и доложу ему ситуацию. А мне тяжко болтать с местными, пока выгляжу, как пережеванный ужин кодоя.

Джантала:
Тут Дурт был прав: потрепанного и потасканного народу на нижних ярусах хватало и без него, особенно после того, как славный Бочха заткнул своей лошадиной задницей проход через долину. Кто дрых, предпочтя прохладу горы дневному солнцу, кто галдел, торговался, ссорился, клеил баб — тоже потасканных, не для верхней элиты; самая же толкучка наблюдалась возле прибыльных ям.
— Подлатаем, — согласилась Джантала. — У меня осталось немного серебра.

Дурт:
— Да не нужно, — начал отнекиваться орк то ли для виду, то ли всерьёз. — Не буду ж я тебя догола раздевать со своими проблемами. Уверен, что какую-нибудь работёнку тут найду или вообще в яме помахаю кулаками. Расскажи лучше, чем сама намерена заниматься внутри горы.

Джантала:
Охотница пожала плечами: нет так нет.
— Кроме того, что буду таскаться за тобой и выспрашивать о вуду крови? Смотря какое дело найдет для меня зул.

Дурт:
— Выспрашивать толку нет, — прямо сказал Дурт, внимательно глядя, как отреагирует Джантала. — Разговоры со мной ничем не помогут, ты должна будешь спрашивать у Лоа. Только старики, с которых песок сыплется, утверждают, будто могут кого-то научить одними словами. Учиться ты должна не через слова, а через кровь. И свою, и чужую. Я помогу, как и обещал.

Джо'Джо:
Тем временем рядом с разговаривающими Дуртом и Джанталой, чуть поодаль, близ входа в грот, располагался Джо'Джо вместе с его новым маленьким напарником.
— Ну что, — обратился он к Ру на зандали. — Пойдем поищем этого… Как его…

Ку'Рахо:
— Э-э.. Ты знаешь, а это место не так плохо выглядит, как я думал. Может быть мы… Ну, я, задержусь тут подольше, — мямлил Ку'Рахо.
— Кого мы там должны найти? Я прослушал.

Джо'Джо:
— Гуру. Или Губу. Или Габу, — берсерк потер лысину. — Не знаю, не вижу тут никого, похожего на гуру. Можем пойти отдохнуть сначала, ведь никто нас не убьет за это, да?

Ку'Рахо:
— Я даже не знаю, что сказать. — тролль поднял очи горе. — Я думаю, будет лучше, если мы прямо сейчас найдём этого гуру. Или, всё таки, Губу?

Джо'Джо:
— Не знаю. Может быть, ты и прав — они оказали нам услугу, может и правда стоит исполнить их просьбу. Сейчас. Пойдем к тому орку и спросим, где этот ихний Гоба.

На том Джо'Джо и был таков — неспешно, устало он пошел в сторону знакомого орка в драных шмотках, волоча за собой копья. Вид этого грота навевал не меньше уныния и злобы у воина, сколько и лагерь мародеров — и здесь бойцовая яма, даром что без рабов. А может и с ними — Джо'Джо точно не знал, но злился заранее. Подойдя к разгуливающему Дурту, он обратился на родном — все-таки орк этот язык знал:
— Эй, орк. Где здесь этот ваш Гоба. Или Губа. Или еще кто, кого там нужно было найти мне и маленькому шарлатану.

Дурт:
— Я похож на местного что ли? — хмуро уставился на тролля кровопийца. — Иди спроси о том, кому вас продали, у кого-нибудь другого.

Джо'Джо:
— Так нас и не продавали никому. Не успели.

Дурт:
— Да мне пофигу, не мешай разговаривать, — Дурт повернулся назад к Джантале.

Ку'Рахо:
— Чего ты такой злой, а? — заулыбался тролль. — Вот скажи, мы ведь просто попросили помощи, знаешь ли. А ты сразу грубишь.

Дурт:
Спина орка не ответила ничего, а лишь раздраженно дрогнула.

Ку'Рахо:
— Эх, да ну тебя. — тролль обиженно фыркнул. — Джо'Джо, есть идеи, где искать этого.. Губу? Габу? Ну, ты понимаешь.

Джо'Джо:
— Спросим местных. Хоть это и не край добрых людей, но может кто и ответит.

На том берсерк развернулся, высматривая кого-нибудь из «местных». Или хотя бы того, у кого морда лица казалась добрее.

Фарбод:
Фарбод никогда не выглядел броско: многослойная одежда земляных цветов и черная куфия, подхваченная игалем. Но Фарбод был человек, и потому не пытался смешаться с толпой, в которой коренастые верзилы-орки чередовались с остроухими недорослями-гоблинами. В двух словах: было зелено.
Фарбод имел за спиной ножны, а в них фалькату, и поверх фалькаты бросал, полуобернувшись, предостерегающий взгляд на всякого, кто глядел ему в спину недобро, с умыслом.
Обошлись без неприятностей.
Увлеченный торговлей, Фарбод вышел к столпотворению. Люди собирались у ям.

ДМ:
— Ай. — морда чернявенькой эльфки в пестрой шали могла быть и доброй до того, как на неё запялилась этакая гора.
— Мммм… — закорчил рожу слегка пьяный хум, доселе горестно протягивавший пальцы через дыры простреленной кем-то шапки. — Я, мой друг, в душе не знаю, чего вам такое нужно. Кхх-упите шапку… ил-ле проваливайте…
Орки оглядывались и начинали бряцать оружием вдвое против обычного. В общем, народу хватало.

Ку'Рахо:
— А-а.. Мы ищём Губу. Или Габу. В общем, как-то так его.. Или её? Ну, как-то так это зовут. Не поможете? — понадеявшись на то, что хумми будет знать орочий, пробубнил Ку.

ДМ:
— Губу-то? — на ходу брякнул ближний орк с тем самым видом, от которого у всякого народу могло возникнуть ощущение, что с ними говорят о сорте их собственного слабоумия. — Хыыы..
Широкий взмах руки указывал на ту же терраску, в сторону которой давеча тыкала караванная эльфка.
Хум с шапкой смотрел вслед удаляющимся мутными глазами: ай… это была хорошая, хорошая шапка? Возможно «была» было ключевым словом. Ай.

Джантала:
— Расскажи, как с тобой заговорил Хир'ик, — предложила троллька, очнувшись после этакого задумчивого разглядывания берсерковой спины. — Айе, тот здоровенный все-таки похож на моего первого. Только мой был меньше. На голову. Две.

Дурт:
— Сперва он не говорил, — глаза орка полыхнули красным. — Тролль, нашедший меня при смерти, провёл какой-то ритуал. Он сказал, что это позволит мне просить Лоа об исцелении. Но вместо этого явился крылатый посланник Хир'ика. Он не только исцелил меня, но и усилил, пометив моё тело и взяв клятву о служении. Разговоры начались позже, и каждый из них — видения и загадки.

Джантала:
Джантала цокнула языком.
— Моя бабка всегда говорила, что у каждого Лоа свои причуды. Теперь к делу: ты должен пить кровь еще из живого или сойдет мертвая туша?

Дурт:
— После смерти или извлечения кровь начинает постепенно терять свою силу, — пояснил Дурт. — Через два или три дня она уже непригодна. Для каждого срок разный. Кровь животных подходит для поддержания моих сил, но кровь врагов гораздо лучше.

Джантала:
Троллька прищурилась; в сумерках грота могло показаться, что она смотрит с насмешкой.
— Я бы дала совет полезть в яму и умертвить врага, заодно получив денег, но вспоминаю свои слова о кентавре, и… Может, поищем загрызенного волка? Тут их стравливают.

Дурт:
— Да знаю я, что тогда у кентавров вышло хреново, — орк нахмурился, вспоминая тот позор и приближение смерти. — Но из-за поражения я не стану убегать теперь от любой драки. Бойцовские ямы — место, выгодное во всех смыслах, и там, может быть, получится вернуть себе оружие, доспехи и немного уверенности. Трупы волков понадобятся, только если я снова проиграю.

Джантала:
— Тогда пойдем искать тебе врага.
Джантала заоглядывалась, и ее глаза отыскали в толпе южного хума. Хум был похож на Бамашди, но не Бамашди. Откуда здесь такой?

Дурт:
— Искать врага, который согласится на драку без оружия, — уточнил кровопийца, не слишком уверенный, что найдет такого дурака. Зрители в ямах любили кровь, только если текла она не из разбитого носа.

Джантала:
— Оружие дадут. Находят же его для рабов? Я бы и сама подралась, но зул будет ругаться, — со вздохом сказала охотница, поглядывая на хума и разминая плечи. — Давно не держала в руках копья.

Дурт:
— Твой зул из-за любого чиха ругаться будет, но в ямы лучше и правда не суйся. Хоть кто-то должен вести себя не как идиот, — отозвался Дурт.

Джантала:
— И что мне дарить Бвонсамди? В последний раз я убивала… — Джантала ненадолго задумалась. — На этой неделе. Айе, сойдет. Пойдем к ямам.
И пошли: зрительского народу собралось изрядно, поэтому пришлось толкаться локтями.

Дурт:
Дурт проталкивался первым, давая место Джантале. Этот кровожадный народ, который орал, наблюдая за битвами, ему решительно не нравился, но без денег в этом странном городе делать нечего.

Фарбод:
Фарбод тоже был там. Сверкал глазами на арену: не разберешь, с запалом или с неодобрением.

ДМ:
Внизу бил хвостом громовой ящер: народ в непристойно ярких платках прыгал вокруг с топориками.

Джантала:
— Ты откуда такой взялся?
Нет, не подумайте: Джантала умела обходительно знакомиться с хумами. В конце концов, могла ткнуть кулаком или наступить на ногу, обращая на себя внимание, а так — всего-навсего рявкнула на всеобщем, перекрывая гомон, когда они с Дуртом протиснулись к яме.

Дурт:
Орк тем временем смерил человека странным взглядом, оценивая его телосложение и вооружение. На бою на арене пригодится что угодно, если этот красавчик тоже собирается сражаться.

Фарбод:
Хум повел густой бровью. В Ратчете никого не удивишь ни тычком, ни звонким обращением.
— Я пришел с караваном из степей.
Орк увидел рукоять меча в ножнах за спиной.

Джантала:
— Продаешь, покупаешь, дерешься? Я слышала о наемниках из Танариса.

Фарбод:
Фарбод три раза кивнул.
— В жизни полезно разное.

Дурт:
— И ты добровольно припёрся сюда? — Дурт не поверил в наглую ложь этого воина. — В гоблинских городах гораздо больше разных полезных занятий.

Фарбод:
— В Ратчете, в Прибамбаске я провел половину своей жизни. Сделал имя. Здесь — все ново. Пустыня, смоковницы, акации и дикие умы, еще не попавшие в лапы гоблинов. Добровольно я не пропущу этот расцветающий оазис.
Фарбод разглядывал драные портки орка.

Дурт:
— Расцветающий оазис? — Дурт аж поперхнулся, услышав, каким словом наглец назвал эту помойку. — Ты уже шестой сумасшедший, кого я вижу за день тут.

Джантала:
— Ты просто не был наверху, Дурт, — усмехнулась Джантала. — Это как судить о Кабестане по грязной портовой улице. Но на верхние ярусы не пустят кого попало.

Фарбод:
— Наверху я не был. Если здесь будет бить ключом торговля, сделать себе имя — полезно. Тебе же полезно достать новые штаны, чтобы не выглядеть рабом.

Дурт:
— И что ты собрался здесь продавать? Самого себя, что ли? — разговоры про штаны орку уже надоели, и он с нетерпением ждал момента, когда купит новые в какой-нибудь лавке.

Фарбод:
Фарбод не ответил и снова вернулся к наблюдению за ареной. Лицо орка он хорошо запомнил.

ДМ:
Дурт наблюдал, как ящерица гоняет яркий народ, ящерица негодовала, била хвостом-булавой и норовила выплеснуть громовое дыхание — сжечь песок в стекло, оглушить танцовщиков… ай. Опыт побеждал, ящера кололи в известное охотникам степей местечко за первым роговым наростом, и все усилия шли прахом.
Народ вяло аплодировал — это был ранний, разогревочный бой и, казалось, ему не было конца. Скууука.

Дурт приметил и то, как лениво по раннему времени поглядывала с нависающих над ямами террасках привелегированная публика — не иначе, заводилы. Для важных зрителей было рановато. И то, как бегают от них шустрые орочьи мальчики до квадратистой построечки со внутренней стороны грота: не иначе развязке, соединявших ямы, подземных ходов. Все выходы на аренах были снизу.

Дурт:
— Нужно к этим пробиваться, кажись, — орк указал на предполагаемых организаторов боёв. — Там хотя бы скажут, сколько получает победитель и с кем можно сражаться.

Джантала:
— Пойдем, — согласилась троллька. Оставаться рядом с хумом ей не хотелось. Говорили, южные хумы обидчивы и за лишнее слово могут пырнуть ножом. Ай, стоило ли возиться с Дуртом, чтобы он так глупо умер?

Фарбод:
— Я посмотрю, на что годны рваные штаны, — обещал Фарбод.

Дурт:
— Посмотришь, на что годно их содержимое, — отмахнулся Дурт и вместе с троллькой направился к террасе организаторов.

ДМ:
Избыток практической демократии в Новой Стране значил многое, и в частности то, что даже на самую примечательную терраску можно было войти, не творя тысячи объяснений. Проблемы начинались с выхода.

Деловой орк с торчащей бороденкой, пестрой рубашонкой и замечательным кушаком обсасывал пятую дыньку, орк помоложе чистил шестую, навес трепетал от приятного в этих местах сквозняка. Наверное, это были крайние. Или хотя бы присевшие с краю. На местах подальше расположился полненький гоблин со свитой, а за ним некий примечательный огр.

Дурт:
— Эй, к кому подходить, чтобы узнать про бои в яме? Я хочу сражаться, — громко спросил еще один орк в рваном доспехе, только что забравшийся сюда.

Джантала:
Джантала держалась позади, поглядывала и, в общем-то, делала вид, что вроде как ни при чем и пришла за компанию.

ДМ:
— Ну — добродушно оглядел новенького орк крайний, то есть с дынькой. Было всё же в этом взгляде нечто глубоко скептическое. — И кто ты будешь? Великий мастер южных боевых искусств при драных портках?

Дурт:
— Так тоже сойдет, — уставился на него Дурт, решив, что тот один из организаторов. — Но зрителям больше понравится, если сказать правду. Я воин, присягнувший Богам троллей.

ДМ:
— И она?

Джантала:
— Я заберу его портки, если он умрет, — живо отозвалась троллька.

Дурт:
— Она просто сопровождает, — подтвердил кровопийца.

ДМ:
О Дурте нельзя было сказать, что он был орк примечательный и выдающийся — Дурт был орк средний, только в рваных портках и присягнувший богам троллей, и потому как ни тянул шею орк местный, но скрытых талантов не приглядел. Ай.
— Что за время, Маджучек? Гиганты тела и мысли воротят нос от нашей арены, а воины, присягнувшие богам троллей… тьфу.
— Ужасное время, дядь Губа.
— Ну, Маджучеку вы понравились, народ. Давайте, садитесь. Были тут раньше?

Дурт:
— Прибыли сюда пару часов назад из Пустошей с этой толпой коней, которые уже засрали всю долину, — пояснил кандидат на арену.

ДМ:
— А? С тем высоким юношей и его тощим дружком шоль?

Джантала:
— Те подвернулись позже, — отреклась Джантала.

Дурт:
— Но тоже помогали кентаврам срать в долине, не сомневайся, — Дурт ухмыльнулся. — Расскажешь про местные порядки на арене?

ДМ:
— Маджучек, это дух. — С этим широким заявлением дядя Губа отвлекся на то, чтобы основательно высосать поданную долю дыньки. Требовалось время. — Если не воинский, то, значит, наживы… к слову, если бы кто-нибудь из вас мог уломать того длинного юношу перестать воротить нос от арены, он был бы достоин доли с его великих свершений. Так о чем я?

Джантала:
— Сколько? — заинтересовалась охотница, отыскивая взглядом длинного. — И давай так, чтобы не на словах, Губа. Скажешь потом, что про долю оговорился. Каждый норовит обмануть бедную девушку.

ДМ:
— Маджучек, это позор, — заморщился потенциальный обманщик. — Ради чего мы учились этой гоблинской байде с расписками, скажи мне?
— Не знаю, дядь Губа.
— И я в голову не возьму… у нас тут недостаток понятия.

Дурт:
— Подожди-ка, — Дурт нахмурился, — а что по поводу меня? В яму пускают только длинных дылд что ли?

ДМ:
— Так его звать Дилдой? Он говорил Джо'джо. — того пуще опечалился орк. — Длинный Дилда… это была бы кличка, у парня были данные. У тебя, походу, один дух. Который боевой. Ладно… мы тут любим боевой дух. Вот правила: первый бой за свой счет, со зверьём или такими же новичками, в гордом одиночестве или группе. Вникаем? Выигрываешь, и всё, что причитается нам с бюджету ставок, организационная, значит, пеня, отходит к бате, то бишь к патрону, то бишь ко мне. Дальше тебе отходит треть.

Дурт:
— Идёт, — Дурт кивнул, понимая, что выбора нет. — Если сражаться в группе, то группа целиком тоже получает треть? Сколько вообще тут средние суммы?

ДМ:
Дядя Губа не обнадежил: группы получали треть, хотя на командные бои ставили больше и изощренней — на время, на выживших, на порядок. Новички шли ранними боями, и потому народ ставил не богатый, хоть многочисленный. Губа предрекал молодому дарованию три или четыре золотых.
— … хотя как подать, — орк заскреб пальцами бороденку, лишний раз приглядываясь не то к комплекциям перспективного гладиатора, не то к порткам. — Что ты там говорил о тролльих богах?

Дурт:
— Да тут нечего говорить, а нужно показывать, — кровопийца пожал плечами, понимая, что нужно набивать себе цену. — Зрителям боевой стиль крови понравится. Магия любого рода у вас же не запрещена?

Губа:
— Ты у нас колдун будешь?

Дурт:
— Вроде и колдун, но оружием махать умею, если вы хоть какое-то выдаёте, — Дурт очень надеялся, что всё-таки выдают. — Своего топора я лишился при неудачных обстоятельствах из-за кентавров.

ДМ:
— Ну и чего ты тут делаешь? — многозначительно хмыкал на такое дело Губа. Как выяснилось, не из-за топора: оружие можно было одолжить… слушайте, на арене было мало колдунов. Гребаные колдуны правили гребаным миром. Госпожа Молки и госпожа Эвергрин умели нарезать арканой яблоки и груши, Корфай Долгая Рука сжигал всё, что мешало ему жить, но вы хоть раз видели, чтобы вся эта кодла явилась на арену покрывать себя славой? У колдунов было слишком много возможностей. И дел.
Магия внизу встречалась редко и никак не воспрещалась правилами, но сужала выбор противников для новичков. С групповыми боями проблем не было. Одиночек от колдунства старались стравливать с такими же… талантами.
Всё это, конечно, прекращало действовать в высших кругах бойцов, где народ преотменно платил за то, чтобы поглядеть, как самоуверенных колдунов размазывают по песку.

Фарбод:
Фарбод поглядел снизу на террасы. Красноглазый орк все еще топтался там. Южанин хлопнул кого-то, кто ошивался рядом, по плечу.
— Эй, эти новички всегда настолько медленные?

Дурт:
— Я должен сделать тут своё имя и вернуть золото, — ответил орк. — Назвать себя колдуном недостаточно. Внимание Корфая нужно как-то привлечь, и победы в ямах этому поспособствуют. Думаю, что собрать группу получится. Лучники у вас разрешены тоже?

ДМ:
— В групповых боях, мой рваный друг. В групповых боях.
Даже молчаливый Маджучек выглядел согласно.
— Не советую перетруждаться: сейчас не найдешь противника комманде больше трех голов.
— А то ж... особенно у Губы. — отозвался для Фарбода аккуратный орк из свиты пузатого огра. — Тебя я тоже не помню.

Дурт:
— Возвращаться сюда сразу же, как найду еще двух бойцов к себе в группу? Сражаться можно будет сегодня же? — Дурт решил уточнить всё на всякий случай. Двух крепких парней, которые хотят золота, найти несложно.

ДМ:
— Ну, если ты такой быстрый… — подзакатил глаза Губа. — Погляди-ка туда, звери уже внутри. Я впишу тебя, если ты найдешь тот народ за четверть часу.

Фарбод:
— Значит, ты цел и невредим, — Фарбод похлопал орка еще раз и двинулся в обход арены осматривать ее с разных сторон.

Дурт:
— Так быстро, как смогу, — кровопийца кивнул и торопливо направился в сторону зрителей, уже зная, кого попробует позвать.

Фарбод:
Кареглазого южанина было непросто разглядеть среди здоровяков орков. Куфию тоже носил не он один.

Дурт:
Несколько минут Дурт толкался в толпе и уже было отчаялся собрать группу сегодня, но наконец увидел нужного человека неподалеку. Он подскочил к нему и затараторил:
— Так, всё, теперь серьёзно, друг. Тут предлагают групповой бой всего через полчаса, если успеваем собрать группу из трёх бойцов. Разрешены не только кулаки и топоры, а еще и магия любого вида. Соглашайся, я хороший напарник.

Фарбод:
Такого Фарбод не ожидал. Но это все упрощало.
— Условия поединка?

Дурт:
— Да всё просто — три бойца, готовые сражаться минут через десять, выступят против каких-то там зверей и получат треть всей прибыли от ставок, — торопливо пояснил кровопийца, по непонятной причине поглядывая на своё голое запястье. — Третьим, возможно, будет той длинный тролль, который расхаживает неподалёку.

Фарбод:
— Ты будто рад, что магия разрешена. Что ты умеешь? — сощурился Фарбод. — И бой насмерть?

Дурт:
— Я умею вуду, но это всё сложно объяснить. В бою мои навыки точно помогут, — заверил человека Дурт и огляделся, ища Джанталу и того дылду. — Сражаться будем насмерть, пока из какой-то команды не останется хотя бы один выживший.

Фарбод:
— Они знают, что ты умеешь вуду? Там, наверху.

Дурт:
— Распорядитель арены знает, а остальные не просили им докладываться, — сообщил кровопийца, тем временем еще раз осматривая доспехи будущего напарника, чтобы знать про слабые места. — Они узнают про нас после первого же боя, если достаточно хорошо выступим.

Фарбод:
— Тогда против нас наверняка выставят колдуна. Я не умею в магию.
Доспехов Фарбод в жизни не носил, но его плотно запахнутая одежда казалась многослойной, как у танарисских наемников или Скитальцев — мастеров прятать оружие.

Дурт:
— Сказали, что против нас выставят каких-то зверей, а они колдовать не умеют, — развел руками Дурт и поторопил человека. — Давай решайся быстрее. Нужен хороший меч, а с магами я и сам разберусь.

Фарбод:
— Сразимся вдвоем. Больше славы.
Фарбод вернул фалькату на пояс: больше не было нужды показывать издалека, что человек вооружен.

Дурт:
— Сразимся вдвоём, если тот длинный не согласится, — подтвердил орк. — Но распорядитель отдельно упомянул про него, так что нужно хотя бы попробовать. Славы нам хватит и так, но с ним будет гораздо больше золота.

Джантала:
Джантала тем временем протолкалась к невзошедшей звезде арены. Обратилась на зандали:
— Эй, мон. Как тебя звать?

Джо'Джо:
Большой парень по имени Два Копья полуобернулся в сторону вопрошавшей, оставив песок арены без своего пристального и тяжелого присмотра.
— Джо'Джо. Два Копья. Джо'Джо Два Копья, — ответил он, вернувшись обратно к созерцанию ямы.

Джантала:
— У меня будет просьба, мон, — в равнодушии ее голоса чудилась обреченность. — Я, наверно, умру здесь. Ты большой, выберешься… Если будешь на островах Эхо, отдай моей матери джу-джу, которым она благословила меня. Передай, что ее дочь убила себя, чтобы не ложиться с грязными хумами, потому что некому было выплатить долг.

Джо'Джо:
— Прости, думаю, вряд ли я когда-либо буду держать путь на острова Эха, — ответил тролль, не поворачивая головы и демонстрируя лишь спину. — А ты уже собралась помирать?

Джантала:
— Что мне остается? Или взрезать себе горло, или выйти на арену и умереть на глазах у всех. Прощай, мон.
Троллька развернулась, собираясь уходить.

Джо'Джо:
— Глупость, — чуть громче сказал Джо'Джо. — Когда я видел вас там, в табуне, ты не выглядела столь обреченной. Видимо, тебе просто нужно поесть.

Джантала:
— Зандаларский посол ушел на верхние ярусы и не вступился за нас. Что я без его защиты? — Джантала оглянулась через плечо: столько гордости в поджатых губах. — Только орк и согласился помочь, но ему нужны еще двое.

Джо'Джо:
Тут Джо'Джо оскалился. Он был не дурак, а еще, в свете обстоятельств, в которых оказался, еще и чертовски параноиком. Он вновь соизволил повернуть свою большую злую морду лица в сторону Джанталы:
— И ты хочешь заманить меня в эту яму? Я говорил уже Губе, что не дерусь на публику! Тут куча болванов — возьми того, что потупее!

Джантала:
Троллька и бровью не повела.
— Заманить? Нет, мон. Оставайся со своими обетами, словно какой-нибудь хум. У тебя ведь и имя хумское.

Джо'Джо:
На что Джо'Джо лишь прорычал, отвернувшись в сторону арены. Было ясно, что дай волю — он бы уже накинулся на Джанталу за оскорбления, но тот держался.

Ку'Рахо:
— Эй, вуу-мон, не кричи ты на Джо'Джо. — устало улыбнулся Ку, всё это время стоявший в отдалении. — Он не пойдёт на драться. Вот я пойду. — и снова тролль улыбнулся. — Надеюсь, ты будешь за меня переживать, вуу-мон.

Джантала:
— Наверно, ты просто трусишь, — беспощадно продолжила троллька, краем глаза удостоверившись, что ей есть куда сматываться. — Не хочешь, чтобы все увидели, как такой большой мон пугается крови, забивается в угол и дрожит, упрашивая вытащить его из ямы. Я понимаю.

Джо'Джо:
Ответом наглой тролльке было многосмысленное молчание берсерка.

Джантала:
И молчание стоило еще одной попытки.
— В каком же племени родился такой трус? На тебе нет знаков, и даже твоя шерсть похожа на мох. Наверное, отец избавился от тебя до того, как ты мог пройти обряд взросления.

Джо'Джо:
Еще одна капля в море неистового терпения берсерка… Была последней. Вот что-что, а вот усомнение в корнях Джо'Джо и его «непригодности» как тролля была одной из его болевых точек. И Джантала нашла одну такую. От чего тролль встал, выпрямился, сделав шаг к девушке:
— Ты не знаешь, как я откололся от племени! — взревел он. Можно было поклястся, что он вот-вот оторвет ей голову. — Тебе нужен воин — ищи другого!

Ку'Рахо:
— Джо'Джо, да она просто шутит. Не слушай её. — попытался испокоить друга Ку'Рахо. — Тебе не нужно показывать ей, что ты сильный. Она и так это видит. Все эти, — тролль махнул рукой, — бугры мышц, и так далее.

Джантала:
— Бугры? Да он как надувной пони — много воздуха и много шума, если прижать, а внутри пусто, — Джантала презрительно скривилась, и не подумав отступить. — Может, Джо, ты хум, которого гоблины напоили своими зельями, как болванчика-вышибалу?

Джо'Джо:
Внимательный зритель подобного действа мог с уверенностью сказать, что тяжелый кулак берсерка стремительно полетел в голову Джантале с целью выбить из нее остатки желания донимать Джо'Джо.

Но по сверхестественным причинам она не почувствовала ничего, кроме легкого порыва воздуха и кулачищи, повисшего над головой. На том тролль выдохнул (хотя это было скорее похоже на рев на выдохе), развернулся и сел куда прежде.
— Уходи.

Джантала:
Уточним: кулачище повис над тем местом, где голова тролльки была секунду назад. Джантала оказалась верткая и, как видно, хорошо понимала, что делает.
— Эй, толстый хум. Ты медленный, как самка огра на сносях. Куда тебе в настоящий бой!

Джо'Джо:
Ответа не последовало. С некоторого ракурса можно было увидеть, что берсерк прикрыл глаза и застыл, словно статуя.

Ку'Рахо:
— Джо'Джо, ну чего ты кипятишься, а? — тролль подошёл к своему товарищу, похлопал того по плечу. — Успокойся. Никто тебя не обязывает идти на арену.

Джо'Джо:
— Все хотят, чтобы я бился. Все хотят веселиться и ставить на меня, потому что я большой. Никого не волнует, что я не хочу драться на потеху, — бубнил тролль. Он и правда выглядел обижено.

Ку'Рахо:
— Никто тебя не заставит. — улыбнулся клыкастый. — Зато посмотришь как я там всех разбросаю, хе-хе. — последнюю фразу Ку произнёс несколько неуверенно.

Джантала:
Джантала звучно закрыла лицо трехпалой ладонью. Еще не хватало содрогающихся от рыданий плеч обхватом в оргриммарский Зал Славы.

Фарбод:
Фарбод выглянул из-за Дуртова плеча и увидел, как рекомый тролль почти попал по рыжей башке, но отчего-то не продолжил нападать.
— Он странен. Нам такой не нужен.

Дурт:
— Зрители любят всяких ненормальных, — ответил орк, наблюдая за тем же ударом. — На нас он точно не нападёт, а противники пожалеют, как только попытаются ранить берсерка. В первою бою увидим, каков он в действии. Соглашайся, времени осталось немного.

Фарбод:
— Я уже согласился.

Дурт:
— Отлично. Меня зовут Дурт. Идём разбираться, чего он там бушует, — Дурт поспешил к Джантале, которая всё ещё пыталась уговорить третьего. Кажется, безуспешно.
— Что тут у вас?

Джантала:
— Я его расстроила, — с тяжелым вздохом отчиталась троллька.

Фарбод:
Фарбод был позади Дурта и умеючи смотрел на троллей свысока, особенно на большого.

Дурт:
Кровопийца окинул взглядом всю тройку и тоже вздохнул.
— Не знаю, о чём вы тут говорили, но хватит валять дурака, — сказал он с суровым видом, обращаясь к дылде. — Распорядитель сказал, что ты бегаешь от арены, но выбора у тебя нет. Без денег в этом городе ты никому не нужен, а арена — самый простой способ их получить. Тебе даже драться придётся не одному, а с двумя сильными бойцами.

Джантала:
— Дохлый номер, — высказалась на всеобщем Джантала. — Послушай, южный хум. Будешь драться вместе с орком, не бей его в спину ножом. Он не знает вашей вежливости и, наверное, не хотел назвать тебя женщиной.

Ку'Рахо:
Ку'Рахо, поняв, что его попытки успокоить сородича бесполезны, забросил эту затею, и, повернувшись к Джо'Джо спиной, встретился взглядом с Фарбодом и Дуртом.
— Э-э.. . — попытался улыбнутся клыкастый. — Мой друг не будет драться. А вот я буду.

Фарбод:
На Джанталу сверкнули глазом. Фарбод потрепал Дурта по плечу.
— Я сберегу Рваные Портки для тебя, если ты им дорожишь.

Джо'Джо:
Но вдруг от объекта уговоров, то есть от Джо'Джо, послышался все тот же корявый всеобщий, подправленный мрачным тоном:
— Кто тот два бойца?

Дурт:
Дурту пришлось вздохнуть ещё раз, надеясь, что в бою этот гигант не такой тупой.
— Я и этот человек позади. Уже через пять минут мы пойдём к распорядителю и сообщим, что готовы сражаться за треть выручки от ставок. Тебе осталось решить, будет нас двое или трое. Хочешь продолжать нищенствовать — дело твоё. А ты, парень — теперь орк повернулся к второму троллю, — нас не устраиваешь по очевидным причинам. Взгляни на плечи своего друга и увидишь причины, если ещё не понял.

Ку'Рахо:
— Эй. Я, может, и выгляжу меньше чем Джо'Джо, но это не значит, что слабый! В конце концов, я быстро бегаю. Ну и привык получать по лицу. — Ку'Рахо улыбнулся. — Я пойду с вами, хотите вы, или нет.

Фарбод:
Фарбод шагнул к Ку и ударил его по щеке тыльной стороной ладони.

Джантала:
Хумская обходительность! Джантала не могла решить, нравится ей это или настораживает, но кивнула Фарбоду, прежде чем отойти в сторону.

Дурт:
— Уверен, что где-нибудь здесь есть и состязание бегунов, — почти добрым голосом ответил Дурт. — Попробуешь свои силы там. На арене ты просто убьешь нас двоих своим беганьем по кругу.

Джо'Джо:
— Ты говорить два бойца, а тут — ситалец пустыни и дырка на штанах. Но если твоя так хотите, чтобы я дрался с вами — я вам помогу.

Тролль встал, выпрямился во всю свою высоту и ширину вновь и снизу-вверх посмотрел на Дурта.
— Сколько давать?

Ку'Рахо:
Ку'Рахо удивлённо посмотрел на человека. Решив, во избежание драки, хлопнуть своего обидчика обидчика ладонью по щеке.

Дурт:
— Ты про золото? — орк, кажется, не сразу понял, о чём речь. — Нам обещали треть от всех ставок. И эту треть мы разделим еще на три части, если все трое выживут. Несколько золотых монет получишь точно.

Джо'Джо:
— Ладно. Джо'Джо сражаться бок о бок, а потом уходить. Отдавать долг Губа в виде этот схватка и уходить.

Фарбод:
Фарбод усмехнулся. Перехватил руку тролля и отбросил ее от себя с презрением. Вернулся к Дурту, сообщив:
— Он не врал. По лицу и правда привык получать.

Дурт:
— Прекращай это и пойдемте к распорядителю, у нас почти не осталось времени, — Дурт особо счастливым не выглядел, хоть и сумел уговорить обоих. Впереди была битва.

Ку'Рахо:
Ку'Рахо так и стал, глупо улыбаясь. Пожалуй, он был слишком дружелюбным, чтоб вступить в драку.
— Удачи тебе, Джо'Джо. Постарайся никого сильно не калечить.

Джо'Джо:
Ответом Ку был гневный, и, показалось, немного презрительный рык берсерка.

ДМ:
Ну и поехало: как, слушайте, рад был Губа, когда ему вернули его нового громилу в качестве гладиатора… ай. Как бежали к каменным конуркам подземных ходов шустрые мальчики посыльные и как нарисовался утренний гоблин-предлагатель, как все кивали и улыбались… ай.

Специальное предложение от Губы — слушайте, народ, первый бюджетный бой новой команды. Свежее мясо!
Спросили имена и погоняла — увековечить в случае победы, не иначе.
Сопроводили в тоннели, подбирать оружие по руке, ополаскиваться и умащаться, кто как умеет. Всего времени было до конца выступления замечательных братцев-акробарцев Миро и Горенки против сумеречного кота и фигни. Ай.
Наверху в металлическом шаре надрывался гоблин:
— Иииииииии, Бл&дский Цирк, народ! Триста шестьдесят семь дней в годууу! Откуда они? Хуууууу$ знает! В этом суть яяяям, народ! Ямы это не светский приём, ямы это место, где месят морды и люди могут побыть бездушными монстрами, каковые они и есть на самом деле!

Один из них называет себя колдуном? Мы смеемся! Человек-подушка-для-булавок с жаркого юга? Мы смеемся! Длинный Дилда? Мы смеемся и просим еще, пока они не покажут себя на пескееееее! И паааааа такому случаю на другой стороне арены…

Шагая на свет и шум, по выводящему на круг истоптанного песка коридору, они уже видели, что не так. На той стороне маячили толстые гуманоидные фигуры, а еще кодой.

Дурт:
Во время подготовки к бою Дурт успел взять один из кинжалов, надрезать себе ладонь и попробовать начертать по руне на доспехах своих союзников. Он уверял, что это очень поможет.

Джо'Джо:
— Это учение троллей? — удивился Джо'Джо. — Ладно, черти. Вот сюда, на наплечник. А для копий полезные руны есть?

Фарбод:
Фарбод оценивал метательное. Кинжалы оказались не самыми. Он не взял ни один и недобро смотрел на Дурта, пока тот мазал кровью.

Дурт:
— Это учение крови в вуду, — туманно пояснил кровопийца, — без разницы, куда будет нанесена руна, на копье или доспех. Сработает она одинаково, когда это понадобится.

Джо'Джо:
— И как она сработает? — поинтересовался берсерк.

Дурт:
— Усилит тебя, — просто ответил тогда Дурт, а теперь они уже вышли на арену и увидели своих противников.

ДМ:
— … сестры Корнеклыыыыыыык и кодооооооой! Две справедливо вылетевшие из высшей лиги жопорукие клуши, решившие отыграться на новеньких в драных портках! Чей сумрачный ум согласился поддережать их претенцию!? А я, бл%дь, знаю? Я тоже люблю монеты, народ! Кодой, брат, ты не выбирал свою семьююююююю! Нннннуууууу!
Ну.
Чего сестры Корнеклык ждать не стали, так это честного боя — кодой ломанул вперед через всю арену, будто повиновался какому-то шепоту в голове. Ай! Может, потому не было ни громких рыков, ни пафосных сближений. Сестра полевее на мгновение скрылась за силуэтом кодоя, покуда сестра поправее бросилась за большой каменный вырост на своей стороне арены.

Дурт:
— Не зеваем, бежим в разные стороны, — крикнул Дурт и сам направился налево, где спряталась одна из свиней. Он надеялся, что успеет отпрыгнуть с пути кодоя, если тот побежит за ним.

Фарбод:
Пустынник ринулся на полусогнутых ногах к каменной блямбе, выхватив фалькату. Кончики пальцев свободной ладони нырнули под складку одежды.

Джо'Джо:
И лишь большой парень Джо'Джо почти не сдвинулся с места, лишь отойдя с предполагаемого пути бегущего кодоя и, выставив копья остиями вперед, сманеврировал в сторону правой тушки-противника.

Дурт:
Дурт успел проскочить перед кодоем и заметил противницу, которая забежала за каменный вырост. В прошлый раз он запомнил свой урок и сейчас сразу же использовал заклинание — выкинул из ладони красный луч.

Джо'Джо:
Как только кодой оказался в опасной близости (опасной для тролля, конечно же!) к берсерку, тот, выждав момент, вместо уклонения куда-нибудь в сторону, взревел аки какое животное чудище и рывком попытался воткнуть зверю в морду оба своих копья и, если не сразить, то хотя бы затормозить.

ДМ:
Фарбод был быстрая сволочь, а правая сестра внимательная сука — южанин не успел полностью скрыться за каменной колонной: с той стороны уже выглядывала свинная морда. Свиная лапа. Свиная песнь заклинания. Земля встала под ногами у Фарбода, раскололась, норовя бросить на землю!

Фарбод:
Фарбод чего-то такого ожидал — знавал иглогривов. Земля затряслась, и он бросился вперед с перекатом, к столбу, прижав меч, чтобы не ранить себя.

ДМ:
Дурт попал, свинная женщина не успела — пошли под рев толпы красоты. Свиной визг и летящая по воздуху кровь. Ай.

Джо'джо, здоровая дубина, тоже попал, но что сила большого тролля против инерции несущегося кодоя. Копья вошли зверю в морду — неудачно, калеча челюсть и разрывая щеку. Кодой пронесся дальше и со всей дури вмял тролля в стену вместе с оружием и гонором.

ДМ:
Фарбод умудрился вкатиться в спасительную тень блямбы за мгновение до того, как земля в том месте, где он едва не упал, встала острыми каменными шипами. Ух.

Фарбод:
Южанин пружинисто поднялся на ноги. Он был у колонны, и ее бок мог прикрыть от огня.
Но сначала.
Пальцы, спрятанные под тканью, выудили нож. Бросок — тысячу раз повторенное движение.

Дурт:
Орк поглотил кровь, вытянутую заклинанием из иглогривой, и громко зарычал, подняв руку с топором вверх. Его глаза заполыхали красным огнём, и сквозь прорезанный доспех было видно, как тем же огнём горит край татуировки. Дурт почувствовал, что стал сильнее и быстрее, и в этот же момент осветилась руна, начертанная им на доспехе Фарбода. Вторая не сработала — смазалась, что ли? Впрочем, Дурт видел, что троллю нужна помощь.

Джо'Джо:
Джо'Джо почувствовал почувствовал треск собственных костей и последующуюю за ними адскую боль. Сломавшись под напором кодоя и сопротивлением стены, ребра предательски раскололись и, судя по ощущениям, превратили легкие берсерк во что-то непотребное. Для дыхания.

Впрочем, вопреки всей это боли, он все еще находился на грани сознания. Крепкой такой, очень гневной и бурной грани. Будто бы вместе с болью от переломов пришло второе дыхание. С кровью.

Дурт:
Орк, вынужденный оставить противницу приходить в себя, побежал к Джо, рядом с которым метался кодой.

ДМ:
Фарбод не успел. Морда юркнула обратно.

Кодой метался… это было еще слабо сказано: кодой сделался непроходимой линией с гуляющим туда и сюда хвостом, трясущимися боками, топающими ногами и бошкой, норовящей расплющить незадачливого Джо'джо о стену.

На той стороне арены приходила в себя неудачливая кровоклычиха: жирная фигура мотала головой навроде кодоя и похрюкивала себе под нос. Песок, земля и мелкие камни медленно подымались вокруг неё, начинали вращаться — еще неуверенно — но мало- помалу образуя густую массу и выводя на внешние орбиты объекты покрупше.

Дурт:
Раненый зверь представлял большую угрозу в своей кровавой ярости. Может быть, даже большую, чем две свинолюдки со своей магией земли. Но кодой был слишком близок к троллю, и Дурту не хотелось, чтобы тот помер. Он может принести горы золота в следующих схватках.

Орк взревел, поднял топор и подскочил к кодою, намереваясь рубануть того по хребту или шее.

Фарбод:
Фарбода настигли ощущения силы и скорости; он не знал, надолго ли. Он обошел колонну и ринулся быстрее, чем обычно, к правой сестре. Фальката поднялась, готовая рубить. Свободная рука снова легла на метательный нож — подстраховать меч, если тот не разрубит волховку.

ДМ:
В общем, подходить к кодою было дурной идеей: зверина подалась всем боком навстречу, махнула хвостом — совсем не метко, зато руша все надежды добраться до хребта. Ай. Руша и медленно оборачиваясь к орку наклоненной бошкой. Кодой не ревел — тролльское копье завязло в нижней челюсти под изрядным углом и теперь животное пыталось сломать его повторяющимися жевательными движениями. Одна боль.

Фарбод успевал и тут: застал свинолюдскую бабу быстро разворачивавшейся и не одну — при ней подымался змеёю, вился вокруг камня, песок. Не обошел бы — так и потек бы южанину в глаза.
Фарбод успевал.

Дурт:
Дурт не мешкал и сразу после удара хвоста ударил топором со всей силы, целя в удобно расположенную голову кодоя.

Фарбод:
…И налетел самумом, сорвавшимся с цепи. Фальката была тяжела на удар — рубила доспехи порой. Иглогривы были мягче.

ДМ:
В этом Фарбод убедился, хоть и припоздавши — последним, что успела призвать в летописи мира свинолюдская сестрица, стал брошенный в глаза танариссца песок.

Дурт промахнулся: не из-за прыти кодоя. За плечами запело — ударили брошенные выжившей свинобабой камни. В спину, в бок, в голову!

Фарбод:
Кровавая магия улетучивалась; но южанин на последних ее каплях уже заносил меч и бил, щуря глаза. На мгновения арена исчезла из виду — песок, — но руку направила память.

Джо'Джо:
В это время Джо'Джо отполз от места схватки Дурта и кодоя, держа в руке второе свое копье. Ноги не слушались. Всмысле, совсем не слушались — тролль их не чувствовать. А вот гнев чувствовал. И на одном лишь гневе оп приподнялся, оценивая ситуацию.

ДМ:
Ему подсказал вой толпы: свинобаба была мертва.

Дурт:
Больше от ударов была ошеломляющей, кто бы мог подумать, что эта свинья способа на такую магию. Дурт свалился на землю, но чудом остался в сознании. Над ним навис кодой, и орк приготовился откатиться, если тот решил топнуть или упасть. Впрочем, кодой медлил, и Дурт кинул быстрый взгляд на тролля, который сумел отползти. Нужно было скорее обезвредить кодоя и заняться второй геоманткой.

Кровопийца собрался с силами и пополз подальше от кодоя, чтобы подняться на ноги.

Джо'Джо:
Последнее копье Джо'Джо — второе торчало в зубах животного. Берсерк не привык сдаваться из-за таких обстоятельств, как нерабочие ноги. Тем более, у него было второе копье!

Приподнявшись и хорошенько замахнувшись, он запульнул стальной гарпун в голову кодоя.

ДМ:
Попал. Глубоко, удачно — в глаз, да еще на задумчивом взмахе головы зверя. Копьё ушло глубоко, в верную сторону. Толпа взывала, а Дурт был свободен.

Фарбод:
Фарбод перемахнул через труп и дерганым зигзагом полетел к горе-шаманке. Метнул нож, на миг остановившись и прицелившись в широкий свиной лоб.

ДМ:
И попал, когда геомантша уже разворачивалась навстречу, оставив в покое Дурта — брызнула кровь и всё без толку. У свинолюдов были широкие косые лбы.
Забормотала.

Дурт:
Дурт тем временем поднялся на ноги, подошёл к трупу кодоя и рубанул того топором по шее. Когда сосуды открылись, он прижался к ним губами и начал жадно пить кровь.

Джо'Джо:
— Орк, дай копье! — крикнул Дурту тролль, лежащий на песке.

ДМ:
Фарбод почти успел. Почти. Был близко, когда песок — не змейка, не волна — футы песка между ним и волховкой встали миниатюрной песчанной бурей. Неестественно густой, широкой, не уйдешь зигзагом. Встали и навалились.

Дурт:
Закончив пить, орк вытащил из морды кодоя копья и побежал к Джо'джо, чтобы отдать его.

Джо'Джо:
— Кажется, я немного не дооценил кодоя… — он принял копье из рук Дурта и привстал, поднимаясь по копью, как по веревке. Вряд ли он мог что сделать в таком состоянии.

Дурт:
— Лишь бы сейчас не недооценить этих свиней, — кровопийца резко повернулся, ища глазами последнюю противницу и южанина.

Фарбод:
Это было хлеще самума. Фарбод вскинул плат, спущенный до поры, к носу, заслонил глаза широкой часть клинка, согнулся.
И побежал, сопротивлясь ветру, к игольчатой свинье. Ударил сбоку, под ребра.

Дурт:
Дурт, видя, как на геомантку нападает Фарбод, поднял ладонь и попытался повторить вытягивание крови. Жаль, что сейчас оно должно было быть ослабленным.

ДМ:
Фарбод был везуч, но понял это уже когда бил: бросился бы прямо, так и отправился бы в полет от поднявшейся под самый самум, под самую ногу, кочки. Ай.
Уворачиваться свинской бабе было уже некуда.
— Народ, я плааааачу. Вы давно в последний раз видели покаранное зло? Я дико извняюсь, народ, но тут ЧИИИИИИИИСТАЯ ПОБЕДА!

Дурт:
Дурт опустил руку и вернулся к троллю, чтобы помочь ему идти. Тому еще повезло, что благословление Лоа, характерное для их расы, поможет быстро залечить все эти раны.

ДМ:
Народ орал. Народ выл. Народ ждал другой постановки, но надо же.

Джо'Джо:
— Погоди, орк. Второе копье, — Джо'Джо указал в сторону кодоя, в чьем глазу красовалось второе копье.

Фарбод:
Фарбод придавил сапогом еще один иглотруп и отсалютовал толпе окровавленной фалькатой. На нем был песок и ни одной раны.

Дурт:
— Сейчас заберём, — Дурт подтащил тролля к кодою и вернул ему второе копьё. — Южанин выступил слишком хорошо. Больше ни на один бой с нами он не пойдёт.

Джо'Джо:
— Не думаю, что против кодо он выступил бы лучше нас. То ли дело свиней давить, — хмыкнул громила.

ДМ:
Глаза чесались. Сверху выли что-то про кровь и песок, что называется отъявленно лгали и, как водится было о Длинном Дилде, метателе копий, и Дурте Кровожаде, что мог принять на себя камни всех магов. Ну, конечно, Фарбоде, человеке-ветре с юга. Ай.

И был Губа промокавший платочком лоб. И было неприличное количество проигравших ставок на то, что сестры сделают совершенных новичков. Губа предвкушал большие деньги и предлагал сотрудничать.

Дурт:
Орк переглянулся со своими напарниками и не увидел в них стремления повторять такие бои каждый день.
— Каждый из нас подумает о сотрудничестве и даст тебе ответ позже, — в конце концов ответил он. — Сперва рассчитаемся за этот бой.

Фарбод:
Кареглазый был молчалив и сдержан. Вид соратников не вызывал в нем ни сочувствия, ни злорадства. Когда заговорили о деньгах, чернобровый был рядом и щурился на Губу.

ДМ:
— Ну, народ, правила вы слушали. Маджучек?
— Ты им говорил, дядь Губа.
— Слушали. Первый бой — бюджетная штука, шобы, значит, молодой перспективный боец утвердился в глазах и кармане патрона и всё такое. Хотите получить где-нибудь по морде, скажите что стребовали у меня тут бабло.
Для подобных заявлений Губа редкостно миролюбиво почесывал торчащую из-за уха поросль.
— К вашему, ребяты, счастью у нас тут необычные обстоятельства. Слышали представление этих мертвых жирух, а?

Дурт:
— Мы слышали, — хмуро ответил кровопийца, который только сейчас вспомнил, что за первый бой денег не обещали. На своих напарников он не смотрел и был уверен, что получит по морде под конец.

Фарбод:
У Фарбода появилась третья причина для мести красноглазому.

Джо'Джо:
Услышав слова Губы, Джо'Джо сжал плечо Дурта сильнее. Категорически сильнее.

ДМ:
— Если кто недопонял, какое-то ху#ло смухлевало со мной, выпустив этих дур под хорошим предлогом, вы набили им морды, я рублю сверхприбыли на чужом неверии в ваши, бл&дский цирк, силы… все счастливы. Даже Маджучек.
Губа снова сделал лицо хорька и в общем оттопырил губу, будто выкладывая на ней замечательные препозиции.
— Это значит, народ, что вы получаете шестую часть. Или треть, если мы таки сговоримся на контракт. И дополнительную пеню, если пойдете и набьете морду тому милому человеку, стараниями которого получаете свои деньги сегодня.

Дурт:
— А шестая часть это сколько? — морда Дурта чуток просветлела. — И мы обязательно набьем морду и не только морду, как только покажешь, кому.

ДМ:
— Узнаем, — дело житейское, выражала Губина физиономия. — Завтра.
К физиономии предлагался кошель. К кошелю шесть золотых монет.

Фарбод:
— Ты кровожаден не в меру, — все-таки Фарбод удивился сегодняшним днем.

Дурт:
— Я просто согласен отомстить тому, кто пытался нас убить, и получить за это ещё денег, — тихо ответил Дурт, а затем повернулся к Губе и принял кошель. — Спасибо, мы придём к тебе завтра.

Орк торопливо вытащил из кошеля шесть монет и отдал по две троллю и человеку. Одну из своих монет он попробовал на зуб. Он всегда так делал, хотя и не знал, зачем.

ID: 16603 | Автор: Dea
Изменено: 19 сентября 2014 — 20:50

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
19 сентября 2014 — 19:39 admin

Подборка альтернативных названий этого лога из чатика.

«Нерф кентавров плиз»
«Бей в яйцо коли в лицо»
«Кровь и песочница»
«Кровь и куличики»
«Дурт Кровонаводящийся, малый триумфатор»
«Знания — вот что помогает гладиатору»
«Мам, смотри, я гладиатор»
«Отпердолим за колонной»
«Бейте тролля он берсерк»
«Лосай кодоя»
«Две двести для чайников»
«Фарбод тащит два вагона»
«В войсах пусто»
«Наш орк сосет»
«У этого южанина пинг 500+»
«Мы на кап»
«Дурт рвется в топ»

19 сентября 2014 — 19:49 В основном безвредная Хозанко

http://youtu.be/8t4vnmTyono
Там еще музыку кидали. Это эпизод, взявший приз чатиковых симпатий. И редкий, где убивают не игроков!