Сказки юга Переход: бандура (9)

Дурт Ищущий Кровь
Джантала
Вагабундо
Фанашила

Дурт:
— Спасибо, — от всей души поблагодарил её орк, который мог теперь стоять без опоры. Боль в ноге он больше не чувствовал, но такая большая рана должна была зарасти за час или около того.

Вагабундо:
— Нвах… какие вы мерзкие, — поморщился бокор, разглядывая тролльку и орка вновь раскрасневшимися глазами. На руке поблескивал рубин; зул прикрыл его рукой чтобы Бохча не вспомнил о выгодном сейчас подарке. Он переживал за ту магическую силу, что следавала рядом с ними. Она все еще была здесь. Кто, где? Он не знал, нужен был ритуал. Но не в таких же обстоятельствах.

Джантала:
Джантала не ответила орку. Вернулась к хозяевам самострельного ружья, невпечатляющего для темного конелюда Бохчи. Кто, где — это был хороший вопрос.
— Тут, в ущелье, шарится колдун. Ваш?

ДМ:
— Ну, наш. — протянул орк, косясь на эльфку с таким видом, что не только мужам — и глупой бабе зубных кровей сделалось понятно: не.
Черный бокор маячил с подозрительным видом.
— Значит, вот наша препозиция: этот великий Бошка или как его там проходит с дарами, имуществом и… десятью, что ли, четкими лбами..
— И мы замечательно уматываем из этого примечательно узкого места. — вставила эльфка не так дипломатично.

Бохча не оценил.

Вагабундо:
А подозревал черный бокор всякое. Неуверенный ответ, да и как-то удивились, что ли, они этой новости. Видать, не их был магик, не их. Либо очень хорошо таятся. Нарастающее недопонимание между Бохчей и его одной с половиной сотней конелюдов и двумя повстанцами с механическим товарищем поменьше делало зулу нервы. Но выдавал он это только мерцанием покрасневших глаз, да зырканьем туды-сюды из под маски.

Дурт:
— Беспокойся не о колдуне, — проворчал Дурт, раздумывая, где бы раздобыть любое оружие. — Именно на тебя он нападать не станет и явно заинтересован в хане или ком-то другом.

Джантала:
— Сейчас вас будут бить, — предрекла Джантала, удивительно спокойная для тролльки, оказавшейся между самострельным ружьем и сотней копий. И это не считая левого колдуна. — Будут, если не придумать, отчего остальным конелюдам нельзя в долину. Пояснение должно быть веское и красивое. И исходить не от женщины. Айе, бокор… Я думаю, Бохча вот-вот обидится на тролля, который привел его сюда за оскорблениями, а сам молчит и не славит хана Бельды.

Дурт:
— Можно наплести что-нибудь, — орк поскрёб короткую бороду, — скажем, что для победы над теми разбойниками хватит и десяти сильнейших мужей величайшего хана.

Вагабундо:
— А эта гром-пушка, как, славная? — тихонько спросил бокор на орочьем, обращаясь к оркишу на дереве, не громко, но чтобы тот слышал. Затем быстро пвернулся к Бохче, крикнул, что сейчас все решит с гадкими полулюдьми и все будет хорошо, слава хану Бельды! А затем снова повернул голову к оркишу все с тем же вопросом на устах.

ДМ:
— На великого Бошку хватит. — отмахнулся тот. — Ну иди, решай, что ли, подарочек. А то Шилка дело говорит.
Помянутая эльфка только поглядывала на бокора опустевшим взглядом — как глядят пророки и всмотревшиеся в тонкий мир колдуны.

Дурт:
Кровопийца, глаза которого продолжали мерцать красным светом, чувствовал, как глубокая рана в ноге продолжает зарастать. Возможно, в этот раз будет быстрее обычного.
— У этой гром-пушки проблемы с точностью, — пояснил он Зуне, — можно потратить тучу патронов и не попасть, например, в движущуюся цель. Они будут стрелять, надеясь на случайное попадание из-за количества противников.

Вагабундо:
— Ну и скольких думаешь, повалишь из той толпы? — Вагабундо уж очень странные вопросы задавал для того, кто привел этих кентавров.

Джантала:
— Не тех уговариваешь, бокор, — высказалась Джантала, уже присматривая местечко у самого склона. Чтоб не затоптали, значит, и не задели из-за проблем с точностью.

ДМ:
— Эт, брат, точно. Я те рекомендую версию за огненные вихри и всё такое.
— Всегда срабатывает.
— Ну. Не стоим. Война войной, а обед по расписанию.

Вагабундо:
— Сильный Бохча, того требуют законы этой земли. Коли не хочешь встретится с ордой страшных колдунов, что могут сжечь не одно такое войско как твое, то лучше тебе не перечить могучим горцам. Оставь своих жеребцов дальше и иди с нами в десять голов во главе с твоей или придется еще пождать, пока я попробую уговорить. — Бокор говорил громко, властно, непонятно почему, но очень смело. Голос его, хоть и низкий был слышен хорошо. Веве-татуировки на его теле стали светится слабым-слабым красным светом, чего не сказать о глазах, которые прямо таки горели краснючим огнем. Губы были плотно сжаты, дыхание замедлилось.

Дурт:
Дурт окинул взглядом кентавров. Вряд ли те нормально воспримут слова о могучих горцах и колдунах. Но попытка была неплохая, хотя орку и хотелось наконец избавиться от них.

Джантала:
Джантала искусно сделала вид, что в дипломатии не участвует вовсе, и потихоньку перебралась в облюбованное место. Там можно было поглядывать на ущелье, не опасаясь, что случайно зацепят. Тролльке хотелось знать, не заметит ли она странности с ветром — такие, из-за которых шевелятся кусты или осыпается земляная крошка.

Дурт:
Орк пялился по сторонам и наконец заметил свой топор. Болтался он на спине у того самого кентавра, которому Дурт вчера проиграл. Слишком хороший трофей для того, кто победил благодаря случайности. Если заварится каша, нужно попытаться вернуть оружие себе.

ДМ:
Ай — подумалось в этот момент злому духу Маэнги.
Бохча пришел из пустоши, где было не протолкнуться от колдунов, но разве те не склонялись перед мужами чистого народа? Разве не являлись всякий сезон с дарами? Колдуны… Бохча мочился на колдунов!
И сам он был только обещанием — предвестником великого хана.
— Слышь, черный? А-а… — еще успевала нехорошо мотнуть головой эльфка, с таким видом, будто бокор был уличен в мелком пакостничестве.
— Я не понял, он шоле.. — выбычился орк.

Ай. Злой дух Маэнги презрел все обычаи, скатился с телеги и указывал что-то Бохче. Бохча со всего маху бил злого духа по лицу.
— Я мочился на колдунов! — громыхнул кентавр. — Я обещание! Я закрою эти каменные ворота и буду держать, пока все колдуны с гор не приползут лизать мои бабки. Вот моё слово!

Джантала:
Джантала присела, подобрала с земли камень и, взвесив его в руке, зашвырнула туда, где ей почудилось шевеление. Стрелять нельзя было — еще не поймут.

Дурт:
Эта странная дренейка переносила сильнейшие удары кентавра подозрительно легко. Дурт выслушал крик полухана, и тут его внимание привлекла Джантала, которая бросила в сторону камень. Что это она делает?

Вагабундо:
— Я не против вас, — хрипло сказал бокор эльфаске. Когда он слегка повернулся к ней, чтобы сказать, могло быть видно, что поры на его лице сильно расширились, а само лицо побледнело. Выглядело жутко и мерзко. Хотя все это было прикрыто его шерстью и она могла не заметить.

ДМ:
— А. Ну считай, что можешь делать тут любую херь, — с незабываемым сарказмом проинформировала та, глядя мимо примечательной рожи, на кентавров. — Ну давайте, скажите чего-нибудь умное, вы знаете этого фешенебельного мужа, которому советует… коза из пустоты… нам уже надо всех убивать, чтобы снова спасти мир от блокады или за ним придут другие мужи и козы?

Тут Джантале с Дуртом показалось, что в кустах кто-то ойкнул, выронил что-то и стронул с места несколько мелких камушков. Бохче тоже.

Дурт:
А вот и тот колдун. Кровопийца пригляделся к кусту внимательнее, но ничего больше не заметил. Так ли это важно? Вряд ли этот прячущийся поможет им совладать с толпой кентавров в случае нужды.
— Мне нужно оружие, — прошипел Дурт Зуне, стоявшему рядом, — магии будет мало.

Вагабундо:
Бокор резко повернулся в сторону слышного «ой».
— Если вы можете позвать подмогу, то сейчас самое время, кхе-кхе, — смешок бокора звучал как кашель больного чахоткой. — Если я сейчас достану оружие, то вон те жопокони не оценят. — Бокор шмыгнул носом и прокашлялся, в горле сохло. — Дождись, я дам тебе клинок.

Дурт:
— Лады, — орк кивнул и чуть успокоился. Даже с мелким клинком шансом было намного больше. Нога теперь уже двигалась почти как раньше, и только грязные порванные штаны всё ещё демонстрировали его позор.

Джантала:
Джантала вскинула лук, целясь в это самое «ой».
— Выходи по-доброму, если не умышляешь против кровника Бохчи.
Отвлечь Бохчу на колдуна — это была не самая плохая мысль. Не хуже судьбы, ожидавшей «дары» в том случае, если не случится прекрасной дружбы.

ДМ:
— Тьфу. Пользы от вас, — выдохнула эльфка, кривясь вслед остальным. В этот миг закривился много кто… — Никогда не думала, что ушатаю свою военную карьеру, взяв под свою ответственность этакую жопу. Встали.
— Б*я, — характерно выдохнул орк.
Из кустов поднялся подбитый камнем молодой орчишка, потирая раскровяненную голову и опустив известное ружьецо. Да не он один: тут и там из кустов на склонах показывались головушки и бошки, мохнатые шапки и зеленые накидки. Целая сеть.
— Идите скажите своему ханышу, что я впускаю его со всей кодлой и еду убиваться об одноглазого.

Дурт:
Дурт выдохнул. На этот раз обошлось. Кентавры на такую толпу нападать не станут, хоть и туповаты. Он бросил сочувствующий взгляд на орчонка, который вылез из кустов, и потёр ладонью бедро. Рана исчезла, только шрам остался.

Вагабундо:
У бокора глаза на лоб вылезли, но он молча вновь повернулся к конелюдам.
— Ай, сильный Бохча. Повезло, что у тебя есть такой друг, как Зуна. Я доболтался с этими полулюдьми. Ты и все твои последы будут пропущены. Они склонились перед волей кровного могучего Бельды! — Бокор широко улыбался, своей обычно-мерзкой улыбкой и поднял руки вверх в знак мира и радости. Слабый свет татуировок ослабевал, свечение пропало из глаза, но рубин не прекращал гореть.

Джантала:
У Джанталы стал такой взгляд, будто она закинула сеть на рыбу, а вытащила дохлого хумми. Невыпущенная стрела отправилась обратно в колчан.

Зебулак:
— Услада очей не возражает, если мы с ней поедем и убьемся вместе? — ожил Зебулак, до сих пор хранивший молчание. — Я наслышан и хотел повидать.

Вагабундо:
— Да, — кстати заметил бокор. — Он такой не один, этот лысый хитрец.

Фанашила:
— Это что за жук? — со страдальчески-усталой ноткой обронила местная начальница, плюхая поджарый зад о древесную развилку и наблюдая за воплями славы и могущества с конской стороны. — Тип «пафосный колдун» я знаю, эту вон тоже, «х*й в рваных штанах»… айе…

Вагабундо:
— Зандаларский посол, — ответил бокор.

Дурт:
Дурт, запоздало разгадав, какое обращение относилось к нему, посмотрел вниз на свои штаны. Да вроде нет, ничего не торчит, инструмент заправлен в другую сторону. Услышав про зандаларского посла, он перевёл взгляд на Зебулака, который зандаларом не выглядел. Кого только не берут в наёмники.

Фанашила:
— А я наложница имеператора.

Вагабундо:
— Дело твое, — пожал плечами бокор. — Но я не вру.

Зебулак:
Зебулак сложил руки на пузе и слегка поклонился.
— У одноглазого правителя хороший вкус. Друг Вагабундо, на твоем месте я бы начал не врать немного раньше, упомянув десять тысяч копий хана Бельды, его союз с осколком зандаларской империи и, что не менее примечательно, удивительую дружбу с лесными сатирами. Со мной едва удар не случился от ожидания непоправимого.

Джантала:
«Эта вон» обернулась и угрюмо кивнула.

Вагабундо:
Бокор равнодушно хмыкнул и пожал плечами.
— Моя задача чтобы ты добрался сюда целым. Я справился, ай-ей.

Дурт:
Столько всего хотелось спросить у посла зандаларов, но время сейчас было неудачное. Слова про разбойников оказались байкой. Кажется, сюда ехали совсем по другой причине.

Фанашила:
— Угу. Слышь, «мелкая баба», давай сюда. Что за офигительные истории мы тут пропускаем? — Нет, положительно не было конца эльфкиным страданиям. Досталось и орку с бандурой, которого услали «выводить на тропку», пока неместный колдун не натворил делов, и невиноватой Джантале.

Джантала:
У Джанталы в глазах было не меньше душевной боли. «Ты видишь, с кем я связалась? Нет, ты видишь?»
— Может, сразу к одноглазому? — с тоской буркнула охотница. — Он все равно намылит мне холку… что, два раза терпеть? Айе, сейчас я все-таки принесла ему лучшие вести, чем те, из Кабестана.

Дурт:
Число вопросов продолжало расти, а Дурт всё молчал и скованно улыбался, понимая, что только навредит троллям.

Вагабундо:
Бокор тоже призаткнулся. Пусть Джа решает со своими друзьями. У него как-то не получалось решать. Последний раз, когда он попытался, они притащил за собой стапятидесятиголовый табун конелюдов. Он не любил эти дипломатические отношения.

Фанашила:
— А то ж: счас получим на юбки и сережки, и вперед, на нижние ярусы, услаждать населенье… так, жирный — зандаларский посол, хотя амани, тощий — врун, а этот что — правда шпион?

Вагабундо:
— Не врун, просто ратую за безопасность компании, — вид у бокора был извиняющийся.

Фанашила:
— То есть, врет зандаларский посол, мм?

Вагабундо:
— Никто не врет. Я просто… недоговорил. Ай?

Джантала:
— Который хер в рваных штанах? — уточнила Джантала, оборачиваясь на Дурта. Оглядела этак оценивающе. — Нет. Просто хер в рваных штанах. И вроде за нас. Ты же за нас, орк?

Дурт:
— Правда шпион, — на морде орка болталась всё та же дурацкая улыбка. — Отправлен лично Вол'джином, чтобы докладывать, как сильно воняет в лагерях кентавров.

Фанашила:
— Не было печали. И коза?

Вагабундо:
— А коза — древнее зло с поля Маннорок, — бокор сказал как на духу, глядя честными голубыми глазами на эльфку.

Джантала:
На лице Джанталы прибавилось неизбывной печали.
— Бокор помог ему вселиться в козье тело и, в общем-то, вез в подарок одноглазому, но древнее зло переимело всех вождей табуна, и теперь вожди будут против.

Вагабундо:
— Так сложилось, я не при чем. Ай-ай. — Бокор развел руки в сторону, словно разбил вазу, но не хотел в этом признаваться.

Фанашила:
На лице эльфки прибавилось не печали, а уверенности в том, что это день идиотских шуток. Возможно, так оно и было.

* * *

Дурт:
Он шагал по дороге вместе с остальными, не зная, стоит ли уже считать себя пленником. Среди местных так много орков, что Дурт видел для себя шанс остаться одним из них. Уж слишком хороша была эта долина, даже если не учитывать, что пришли они из пустыни. Кровопийца покосился на своих спутников, не зная, как долго продлится это напряженное молчание. Каждый как будто был недоволен друг другом.

Джантала:
— Ну что? — не выдержала Джантала, перебравшаяся на спину своего ящера: в телеге ей не сиделось. — Да, я знаю эту эльфку. И главного, который одноглазый, я знаю тоже. Это не значит, что мне здесь все можно, и я могу заступиться.

Дурт:
— Откуда ты их вообще знаешь? — орк явно был рад, что это гнетущее молчание прекратилось. — Развлекалась на выходных с теми, кто предал даже Гарроша?

Вагабундо:
— Ай-яй, — бокор не мог долго молчать. Язык не знал покоя в тюрьме, где зубы вместо решеток. — Что такое. То такое.

Джантала:
— Я не помню, какой это был день. Может, и выходной.

Вагабундо:
— Так погляди на это все, и как будто все хорошо. А потом я вспоминаю, в какой ситуации оказался, и хочется расколоть пару черепов. Кстати, как насчет поесть? Что-то осталось в сумках? — Бокор повернулся в седле к Джантале. Лицо у него было интересующееся, хоть и скрытое под маской наполовину.

Дурт:
Укоряющий взгляд Дурта требовал подробностей. Знакомство с подобными личностями он считал штукой полезной, но уж точно не ожидал этого от тролльки, которая казалась настолько простой.

Джантала:
— Осталось. Что? — повторила для Дурта охотница, с досадой дернув плечом. — Я говорила тебе о дружбе конелюдов с зандаларами. Чем горный народ хуже? Они тоже хотят места под солнцем. Да, мы ехали «покорить»: Бохча по-другому не понимает. Скоро поймет.

Вагабундо:
— Дай чего-нибудь. В темнице долго сидеть, Корфай-то твой не покормит перед смертью, ай.

Джантала:
Троллька изогнулась, пошарила в седельной сумке и протянула бокору один из оставшихся пайков.
— Быстро сдаешься, зул. Если не шутишь.

Дурт:
— Да ничего, — орк невинно пожал плечами, — я почти этого и ожидал. Зандалары, кентавры, сатиры, отступники Орды. Забавная компания тут складывается.

Вагабундо:
— Сейчас живот подразню, да пойду выпрошу у эльфаски на встречу пропуск. Авось удастся похвалиться перед одноглазым лично. — Бокор принялся уничтожать паек, словно не ел неделю. В общем, очень быстро жевал, глотал кусками и даже подавиться успел.

Дурт:
— И чем ты собрался хвалиться-то? — Дурт глядел на пищу без особого энтузиазма. Кровь Джанталы всё ещё перебивала голод. — Тем, как едва не угробил возможный союз по непонятной причине? Зебулак же не соврал?

Вагабундо:
— Да тойка выод поом о… Один выход потом из дверей дворца его, точно, в темницу. — Бокор на мгновение замер, глядя на орка. — Пошел ты оркиш, вообще не твое дело. Запомнил, ай?

Дурт:
— Хотел бы я, чтобы это дерьмо меня не касалось, старик, — без всякой симпатии ответил кровопийца, — но раз ты как-то связан с зандаларами, то все твои глупые поступки относятся и ко мне.

Вагабундо:
— Мне насрать на тебя, на твое будущее и как мои поступки откликнутся на твоей заднице, оркиш. — Зул фыркнул, выкидывая обертки от пайка. — Это ж… ай-й-й, — Вагабундо махнул рукой и тронулся вперед, догонять эльфку-командуршу.

Дурт:
— Твой муженёк совсем невменяемый, — по тону Дурта было заметно, что в сказку про их супружескую жизнь он уже не верил.

Джантала:
— Не помню, чтобы у Корфая были темницы, — Джантала недобро покосилась на общительного Маэнги, который нашел себе компанию среди орков. — Бойцовые ямы — это да. И его колдунам всегда нужно моджо.

Вагабундо:
— Гсподин… Гспожа командующий, а можно обратиться? — заискивая и как-то поглядывая на эльфку снизу вверх начал бокор. Делал он все наиграно, чересчур.

Джантала:
— И как мне быть? — продолжила троллька, обращаясь к Дурту. — Зул учит меня вуду, ты тоже кое-что обещал, но что я могу для тебя сделать? Никто здесь не поверит, что ты прилетел по воле Хир'ика. Сильные орки без причин появляться на земле Корфая оканчивают путь в ямах.

Дурт:
— Имеет значение не то, что можем сделать ты или я, — тихо проговорил кровопийца. Морда его выражала уверенность, а не обречённость. — А то, что сделают Лоа. Какой путь они укажут. Я не хочу сдохнуть в какой-то там бойцовской яме, Джантала, и уверяю, что буду сражаться со всей силой. Но в первую очередь учитывать придётся желания не свои, а того, кому служишь. Это первый урок магии крови. Она даётся не просто так, а забирает у тебя свободу. Всё ещё хочешь этого?

Джантала:
— Я давно потеряла свободу, — равнодушно отозвалась охотница. — На мне больше цепей, чем тебе кажется, атал Хир'ика. Мой совет: не иди с закрытыми глазами, полагаясь на волю своего Лоа. Они этого не любят. Им нужны сила и смелость. Ум — тоже. Побудь умным орком и придумай, что сказать о тебе местным. Я скажу. Ты мне еще пригодишься.

Дурт:
— А чего говорить-то? Местные начальники достаточно умны, ведь они до сих пор живы, — с горечью в голосе ответил Дурт. — Можно наплести, что я тоже был честным сторонником Гарроша, но этой лжи всяко не хватит. Сказать, что я неплохой боец? Кентавры поведают о той драке, и доказывать свою силу придётся в яме. В Пустоши я прибыл ради зандаларов, но не смогу доказать, что хоть как-то им нужен. Разве что пригожусь в местном цирке развлекать самим фактом того, что орк решил продаться вуду.

Джантала:
Джантала помолчала.
— Та дренейка, в которой древнее зло… Она была мамбо Света, но культы Саргераса наняли ее для работы. Трудно было поверить, что она с ними. Зебулак — полукровка амани, но служит зандаларам. Нельзя угадать, кто он такой. Может, в этом и есть твоя польза — в том, что ты орк, но идешь за лоа. Будь я Зебулаком, я бы нашла тебе дело.

Дурт:
— Предлагаешь обратиться к нему, пока не поздно? — орк явно задумался. — Это разумно, но он не выглядит заинтересованным хотя бы в чём-то. Зандалары точно доверяют ему и отправили послом?

Джантала:
— Айе, — утвердительно кивнула троллька. — Его безразличие — одно большое вранье. Зебулак осторожный… когда едешь с бокором, это не лишнее.

Дурт:
— А какое отношение к зандаларам имеет он? — Дурт продолжал спрашивать, поглядывая на Зебулака впереди.

Джантала:
— Величие троллей, — криво усмехнулась Джантала. Потом посерьезнела. — Зул долго был один и не знает жизни, зато знает вуду. Он вредный старик и опасный колдун, но он тролль. Настоящий тролль. Если неудачи не сломят его, когда-нибудь он станет великим советником.

Дурт:
— Ну хрен его знает, — кровопийца поскрёб макушку, не веря в то, что услышал. — В вуду он может и понимает, но хорошим советником не выглядит. Кто ведёт остатки зандаларов, уж не Зул ли?

Джантала:
— Нет. Эти — без пророчеств. Получили урок, — скупо ответила троллька.

Дурт:
— Отрадно слышать. Не то чтобы я был против всех этих имперских историй, но бросать вызов и Орде, и Альянсу было слишком опрометчиво. Новый лидер, кажется, это понимает, хоть и собирает свою армию.

Дурт снова посмотрел впёред, на спину Зебулака, и решился.
— Пойду спасать свою задницу.

Джантала:
— Она у тебя ничего.
С этим напутствием Дурта и отпустили нагонять посла с компанией.

ID: 16430 | Автор: Dea
Изменено: 10 августа 2014 — 3:06

Комментарии (2)

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
13 августа 2014 — 20:31 Pentala

Джантала простая девушка. Сама подначила Дурта на драку потом сама и удивляется, что это она подрался )

13 августа 2014 — 20:49 Dea

Ну не голыми же руками против копья и копыт!