Сказки юга Переход: земля и небо (8)

Вагабундо
Дурт Ищущий Кровь
Джантала

Временный лагерь на востоке Пустошей.

И пришли горы — зелень и охра, мирра и олива. Кипарисовые рощи и непривычные после пустоши запахи. Как же робки они становились, эти мужи из чистых земель, долгой змеёй сходя с тысячи путей. Ай.
Земли Нильмеша: Хешьява, горбатый пик, поднялся слева и высокая голова горы Зеик справа, за дымкой. Джантала знала, что прячут её скрытые более низкими перевалами склоны. Ай: минуй перевал и будешь там.

Бохча не стал входить в известное ущелье: встал временным лагерем на виду у оставшихся внизу чистых земель и разослал разведчиков.

http://youtu.be/K9Q2VGYyIJU?list=PL679BAD2420D026AD

Джантала:
Лагерь, да еще в тени гор — это было хорошо, и даже мрачная, как аталы Хаккара, троллька немного повеселела. С чем бы ни вернулись разведчики, вряд ли «Зуне» и его людям грозит опасность, думала она, расстилая плащ на теплых камнях. Друзья хана Бельды, как же.
Ящер лег и вытянул шею, чтобы чесали. За тяжелый переход они с Джанталой сблизились.

ДМ:
Оглядывались жеребцы, скрипели удивительные влажные ветви и маячила с оскорбленным видом выспрашиваемая о чем-то надменным Бохчей наёмница Хаж.

Покой. Скорпионы.

Вагабундо:
— Айе, — улыбаясь дружелюбно, насколько это возможно, бокор присел на корточки рядом с троллькой.

Джантала:
— Айе, — эхом повторила Джантала, приоткрыв усталые глаза. — Бохча так и вьется возле Маэнги. Наверное, возьмет его любимой женой. У тебя была любимая жена, зул?

Вагабундо:
— Так, если припомнить, жены-то и не было, — состроив задумчивую мину, промямлил бокор. — Ты не думай, я не всегда такой тощий был. Вот когда был крепким, плечи шире были, тогда много троллек попортил. Сейчас, мож быть, бегает где-нибудь отпрыск, которого не потравили еще в пузе у мамаши. — Бокор мечтательно уставился куда-то сквозь Джанталу и усмехнулся. — Вон, помню, в прошлом году последний раз с женщиной лег. Думал, что все, не осталось уж, а не, ой-ёй какой еще самец оказался, хе-хе. — Вагабундо смеялся как-то ехидно и даже мерзко, видать, представил все себе в подробностях, а уж премерзких подробностей было много. Бокоры — они ведь не только ради удовольствия с женщиной лечь могут.

Джантала:
Джантала думала, что зул отбуркнется по своему обыкновению, и поэтому покосилась на него с замешательством.
— Ну и оставил бы ее себе. Даже у Корфая есть женщины. У всех есть, а у кого нет, о том говорят странное.

Вагабундо:
— У меня вон ты есть, так и так хватило уже, — бокор взметнул руки к небу, звеня браслетами, — а ты ведь даже не моя женщина! Представь если б я таскался еще с одной. Или бы в Сенджин возвращался, а та меня ждет с приблудом. Пф… к Хаккару такую трепку. — Вагабундо хитро прищурился. — А с теми, кто про меня странное говорит, странное случается. Хе-хе-хой. Вот никто и не болтает, что Нва Вагабундо — странный бокор. А сидят и задницы греют под юбкой у жен, боясь мне слово лишнее сказать.

Джантала:
— Я воин, а не женщина, — возразила троллька, почесывая жмурящегося раптора. — Я бы тоже взяла кого-нибудь, чтобы ждал меня в моей хижине, варил зелья, готовил добытое мясо, сшивал выделанные кожи и растил моих детей. Но так не принято. Говоришь, боятся? И мамбо Лакоу боится тебя? Ты не был рад ее видеть.

Вагабундо:
— Ну, скажешь тоже, девочка, — махнул рукой бокор. — Мамбо это другое, я ж за обычный народец говорю. А то, что видеть не рад, так это не так, но и не наоборот.

Джантала:
— Не понимаю, — помедлив, сказала охотница. — Как так? И обычный народ говорит, зул… Говорит всякое. Я слышала, будто ты съел свою родню, и что взрезал родной матери живот и складывал гадание из ее кишок. Всякое рассказывают.

Вагабундо:
— А может, и съел, да вот только мамка моя от старости померла и по свету мотаются еще исчадья её расщелины хаккаровой, что мне братьями и сестрами зовутся. Или не мотаются уже, хрен их знает. Передохли, могет быть. — Бокор закурил свою длинную прямую трубку. — Чего не понимаешь-то, девочка?

Джантала:
— Про мамбо, — пояснила Джантала. — Вы почти не говорили, и ты глядел на нее, как старый недруг. Это из-за Лакоу? Наверное, лоа жизни часто недовольна тобой.

Вагабундо:
— А чой так? Нормально все, я её аталов не тро… а не, было дело. — Бокор задумался, рисуя на земле пальцем какие-то ве-ве. — Нам с Рыжей не за что любить друг дружку. Я хексаю направо и налево, за деньги, за просьбы, по собственному желанию, а она эти хексы лечит потом. А ведь всякое бывало.

Вагабундо:
Бокор закончил витиеватый рисунок.
— А Зуна — это отец мой был. — Нахмурившись, сказал Вагабундо. — Но тогда еще Ньягга молодой была. Да…

Джантала:
Джантала смотрела на ве-ве. Не узнавала.
— Будешь хексать? Я опять грубила тебе и снова буду так делать.
Это было сказано равнодушно. Есть такое эльфское слово — констатация.

Вагабундо:
— Да ты хамло хамское и не лечишься, тебя хоть на конелюдский хер насади, ты не изменишься. Ах да. — Бокор рассмеялся. Но по доброму, словно подшучивая над старым другом, хотя таких у него никогда не было. — Зачем полезла-то? Маэнги остановить, а что ты могла бы сделать?

Джантала:
Троллька оскалилась, вздернув верхнюю губу. Это была короткая вспышка: усталость взяла верх, и Джантала, пожав плечами, равнодушно ответила:
— То, что уже сделала. При мне Маэнги не стал забивать конелюдам головы. Он так угодил хану, что мог просить чего угодно. Может, еще и попросит. Я не могу дать Бохче то, что дает древний, если хочу держаться в седле. Айе, ты мог бы сам пойти в шатер той ночью, разделить с Бохчей женщин и присмотреть за Маэнги. Мне бы тогда не пришлось.

Вагабундо:
— Ты сама решила, что это необходимо, — зул хмыкнул, выпуская облачко дыма. — Сама себя убедила, сама себя возвела в герои. Ну чего могу сказать, ценного опыту набралась, будущему мужу понравится. Или Корфаю?

Джантала:
— Опыта? — с презрением переспросила охотница, скривив рот. — Они ничего не знают, дикие конелюды. Корфай… этот научить может. Значит, я ошибаюсь? Хорошо, если так. Пусть Маэнги делает, что хочет.

Вагабундо:
— Так а мы ей не помешаем, да и зачем мешать, — равнодушно заявил зул. — Расскажи за себя. Что да как у тебя?

Джантала:
Джантала сморгнула.
— У меня? Я здорова и могу драться. Или о чем ты, бокор?

Вагабундо:
— Та то такое, — Вагабундо как-то неопределенно качнул головой. — Я за духовное спросил.

Джантала:
— С Развилки не пыталась говорить с духами, — троллька нахмурилась. — Женщины Бохчи видят вещие сны. Вдруг они заметят и расскажут хану о моем колдовстве? Я не умею прятать вуду, а тебе некогда меня учить. То разговоры, то переходы. Может, в горах?

Вагабундо:
Бокор молча кивнул. Опять она неправильно его поняла. Разучился ясно говорить, а напрямую спрашивать такое не привык.

Джантала:
Лучница молчала тоже: минуту, другую.
— Раковина, — сказала наконец, будто сведя все свое духовное и мирское к одному слову. — Ты спросишь о ней Маэнги?

Вагабундо:
— А что там, с раковинами?

Джантала:
— Я говорила. В раковинах чужие тайны, зул, и культы могут получить любую. Маэнги знает, как это остановить. Мне не скажет.

Вагабундо:
— А, — закивал бокор, — вспомнил, говорила. — Вагабундо поднялся, испустив кряхтящий вздох. — Звучит как паршивая легенда. Маэнги меня высмеет, — он еще долго ворчал, пока шел в сторону древнего зла о чем-то болтающего с Бохчей.

ДМ:
— Бу! — фыркало древнее зло для несчастного, но в общем надменного Бохчи. — Скажи еще в великий поход за пирамидами пыли и навозу.

Дурт:
Еще несколько дней пути пролетели быстро. В прямом смысле тоже — виверна, взятая в Приюте у Солнечного камня, оказалась весьма выносливой. Дурт не знал точно, где должен закончиться его полёт, и гнал виверну на юг вдоль восточного конца пустыни у гор. На второй день полёта он заметил внизу городок, построенный в обычном стиле калдораев, но благоразумно не стал спускаться.

Сегодня он заметил внизу небольшой лагерь, расположившийся у перевала. Лагерь охраняли кентавры, и Дурт смутно помнил, что здесь враждуют сразу несколько кланов. Стоило поговорить хотя бы с ними, чтобы разобраться в обстановке. Кентавров орк ненавидел с того самого происшествия, но был уверен, что в этих землях они гораздо более расположены к сотрудничеству, чем их собратья в Дуротаре, озлобившиеся на Орду.

Дурт потянул виверну за поводья, и она начала кругами снижаться вниз, пока не приземлилась неподалеку от лагеря. Он встал на каменистую землю, размял затекшие плечи и спину и зашагал ко стражникам лагеря, стараясь выглядеть уверенно. Прикрепить топор к креплению доспеха на спине он тоже не забыл.

ДМ:
— О, — глубокомысленно проследил выверну взглядом Бохча.
— Да ладно… — невоспроизводимо комментировал Маэнги в тот час, когда вождик Бохча бочком-бочком устремился навстречу битвам, а сказать точней, так раздавать дежурные затрещины замешкавшимся мужам.
«Нашли» — сказал бы Мизар, опытный, в общем, эльф, но его там не было.

Мигом позже снизу засвистели первые стрелы — две и косые — вниз-де!

На Дурта поглядывали без понимания. Сто голов и половина — заспанные.

Дурт:
Эти стрелы пролетели мимо, но намёк Дурт сразу же понял. Он медленно снял со спины топор и положил его на землю, после чего показал кентаврам открытые ладони, которые чуточку дрожали.
— Я не стану нападать, — хрипло крикнул он на всеобщем, — хочу обменяться новостями с севера и востока на местные.

ДМ:
— Ктооо? — здоровый конелюд в шафранной куфии звучал так, будто хотел одним напором скрыть от взглядов свою необычную компанию: ай, что за дело — и тролли, и кодои! Даже среброволосая дренейка!
Любопытных лиц всё прибывало.
— И откуда.

Дурт:
— Я из Оргриммара, зовусь Дуртом, — этот коренастый орк продолжал стоять у своего топора с поднятыми ладонями. — Я не создам никаких проблем.

Дурт надеялся, что за последнее время Орда не успела как-нибудь навредить именно этому племени кентавров. Впрочем, кентавры могли быть просто охранниками, нанятыми кем-то другим. С высоты не удалось разглядеть, что в лагере хватало и другого народу.

ДМ:
Народ был разнообразен: Дурт видел аманийского, что ли, тролля, дремавшего в тени у телеги, и двух джунглевых. Тот джунглевый, что был помладше и женского полу, как раз поднимался, чтобы подойти — выразить, значит, интерес ко всему кипешу.

ДМ:
— Не создашь. — Ну, хоть с фактами не спорили: широкое полукольцо глаз вокруг пришельца мало- помалу приходило в себя. Нет, не наводчик. Нет, не шпион. Может, лазутчик? Может добыча… Нацепивший на себя неприличное количество пообтершихся бусин конелюд из свиты здоровяка подобрался поближе, подцепил копьем лежащий на земле топор.
— Давай свои новости. Может, купишь миску воды… ай?

Дурт:
— Купил бы с радостью, — орк облизал потрескавшиеся губы, — да нечем заплатить, кроме своего труда. Оргриммар всё ещё не восстановлен после осады, бывшего вождя Орды ждёт суд. В степях на востоке засуха, аж трава жухнет. Там еще и пытаются вылавливать остатки бывшей гвардии вождя. Таурены в северных горах что-то не поделили с картелью гоблинов, наверняка из-за природы. Там скоро вспыхнет драка.

Морда зеленого выглядела до неприличия честно. Никто бы не посмел усомниться в том, что он правду говорит.
— А как прошёл ваш съезд?

ДМ:
— Съезд? — уточнил крупный.
— Собрание… — предполагал увитый бусинами муж.
— Хэ… за твои новости балакали даже дети. На «съезде».

Дурт:
— Честному орку сложно сейчас узнать что-то совсем секретное, — отозвался немного сконфуженный Дурт. — сожалею, что не смог рассказать ничего ценного. Может быть, кому-то в вашем лагере нужны услуги наёмника или стража?

Кентавры были даже менее агрессивны, чем он предполагал, но хрен разберешься, как к ним подступиться.

ДМ:
— Так ты летел в наш лагерь? — Тут вокруг сделался ржач. Это был забавный зеленый полумуж, предлагавший себя, как стража… кому?
­- Зуна? Друг Зуна! — заоборачивался крупный. — Зеленый полумуж хочет сторожить твой зад!

Джантала:
Друг Зуна обретался возле своей бешеной жонки, и ответила за него другая. Скромно ответила:
— Если мужи позволят, я допрошу зеленого, чтобы Зуна не тратил свое время.

ДМ:
Ржача сделалось еще больше — и глаз — всякий хотел поглядеть представление, и потому к делам уже не возвращался. Дурту указали на возок, предусмотрительно придержав топор:
— Иди… Бохча, он вернет.

Дурт:
Орк насупился. Терпеть не мог, когда над ним ржали, но чего еще ждать от наполовину лошадей. Прохода в лагерь это стоило. Он нашептал виверне на ухо команду, та взвилась в воздух и уселась на возвышенности неподалёку. Отдав топор и очень сильно надеясь, что его вернут, Дурт прошёл между кентаврами и хмуро уставился на троллиху, которой должен был быть благодарен.

Джантала:
Уставился как раз вовремя, чтобы заметить брошенный ему мех с водой. Судить по равнодушному скуластому лицу, так благодарности от орка не ждали.
— Ордынский, значит?

Дурт:
Дурт сделал несколько больших глотков и вернул мех владелице.
— В наше время нельзя быть самому по себе, вот я и ордынский, — как-то неуверенно согласился этот орк. На морду он был не самый уродливый, и когда-то сломанный нос её тоже не портил. Глаза только казались каким-то странными — белок в них был намного краснее, чем после обычной бессонницы. Сколько ж песка в них налетело?
— Спасибо за воду… и за помощь. Что ты делаешь среди кентавров? — последний вопрос он задал на зандали. Пусть эти непарнокопытные подслушивают, если хотят.

Джантала:
— Сопровождаю Зуну, друга великого хана Бельды, чья тень покроет все Пустоши.
Она, кажется, не шутила. Зуной полагалось быть немолодому троллю, на которого указала трехпалая рука.

Дурт:
— Не жена же ты ему? — зеленый внимательно поглядел на указанного и скрестил руки на груди. — Вы все здесь собрались, потому что друзья хана? Давно я уже не видел настолько разной компании.

Джантала:
— По законам кентавров не бывает ничейных женщин. Кто не жена, ту берет любой.
Ответ получился уклончивый и такой же бесстрастный, как троллькин взгляд. Она, по всему, была из Черного Копья — Гурубаши нечасто покидают свои земли, и тем удивительнее было это смирение перед здешними обычаями.
— Вопрос на вопрос. Как вышло, что ты знаешь зандали?

Дурт:
— Знание языка троллей было одним из условий спасения от Лоа троллей, — хмуриться он перестал и наконец позволил себе улыбку. Зеленая морда стала выглядеть чуток приятнее. — Твой муж тоже из деревни Ночных Охотников?

Джантала:
— Спасения от Лоа? — равнодушия в голосе охотницы поубавилось. — С каких пор лоа гоняются за орками, которых защищают духи их предков? Зуна… он странствует.

Дурт:
— Чёрт, ты неправильно меня поняла, — орк шумно поскрёб бороду тёмно-красного цвета, — Лоа спас меня, а не гонялся. И я сам не знаю, зачем вашему богу это было нужно. Теперь я просто пытаюсь ему отплатить, но сам пока не понимаю, почему я должен быть в Пустошах. Ты же наверняка слышала от мужа, как с Лоа всё сложно.

Кажется, для Дурта и правда было сложно объяснить всё случившееся. Но говорил он уверенно.

Джантала:
Видимо, Дурт все-таки удивил тролльку, но вместо того, чтобы таращиться на странного орка, она крепко задумалась, запустив пальцы в растрепанные косы над выбритым с неделю назад, но уже заросшим виском:
— Шадра? Если она — я понимаю, зачем ты ей нужен.

Дурт:
— Я следую за Хир'иком, — это прозвучало почти фанатично, и взгляд орка сразу стал серьёзным. — Но я не могу быть уверен, что это он послал меня сюда. Видения и чувства были очень странными. Почему именно Шадра? Что здесь вообще происходит?

Джантала:
— Шадра благоволит зандаларам, а почтенный Зуна, видишь ли, идет покорять горных мародеров именем зандаларского воина, с которым стал дружен великий хан.
Про покорение вышло с иронией. Нет, правда — она старалась говорить веско, но уголок клыкастого рта язвительно кривился.

Дурт:
— Зандалары?! — Дурт прижал ладони к лицу, и слово прозвучало не слишком разборчиво. Орк выглядел очень удивлённым. — Но что они здесь делают? Разве не все они были убиты в Пандарии, поддерживая Короля Обезьян?

Джантала:
— То же, что и обычно, атал: возводят империю.
Троллька назвала его «преданным»: поверила? Почуяла? Решила, что никто не посмеет обманывать именем Хир'ика?
Может, все сразу.

Дурт:
— Лоа без всяких сомнений поддержали бы своих любимчиков, — Дурт пытался размышлять, а это всегда было непросто. — Кто, как не зандалары, является главным адептом вуду. Вол'джин силён и возвысился как никогда, но истинные тролли — племя Зандалар. Если они решили снова взяться за ум и построить новый Зулдазар, Лоа точно на их стороне. Но они же не собираются начать войну в третий раз?

ID: 16429 | Автор: Dea
Изменено: 10 августа 2014 — 2:53

Комментарии

Воздержитесь от публикации бессмысленных комментариев и ведения разговоров не по теме. Не забывайте, что вы находитесь на ролевом проекте, где больше всего ценятся литературность и грамотность.
10 августа 2014 — 19:42 Pentala

Низколетящие виверны - к Алхимику.

— Я не знаю, на чьей стороне Охотники, но их слишком мало, и они давно не воевали ни с кем, кроме конелюдов.

девчат, ребят, там Крепость Оперённой Луны в хорошую погоду видна.
От неё -пара часов лёта до Тельдрассила (рассказ об тиранде)
Ну может не пара, может больше, но трасса регулярная.
Что-то сомневаюсь что у этой деревни гладко контакты с эльфами при Гарроше проходили - учитывая и общие интересы в Забытом городе, и то, что ушастые НОВУЮ крепость выстроили на берегу.
А дорога-то что морская, что сухопутная, как раз мимо этой деревеньки идёт...

10 августа 2014 — 20:02 Toorkin Tyr

ну, двухчасовое расстояние от фезермуны до тельдрассилы даже в мой азерот не влезет, а в хозанкин и подавно.

10 августа 2014 — 22:08 Dea
От неё -пара часов лёта до Тельдрассила (рассказ об тиранде)
Ну может не пара, может больше, но трасса регулярная.

Процитируй, что ли.

13 августа 2014 — 21:03 Pentala

http://wow.blizzgame.ru/literature/stories/tyrande-whisperwind-seeds-of-...
Либо расстояние там небольшое, либо гиппогриф довольно быстрый.
Заметь, разведчики-друиды, доложившие о нагах вернулись в течении одного дня.
Вот пруф на скорость птиц в полёте
http://www.sci.aha.ru/ALL/e10.htm
http://www.8lap.ru/section/interesnye-fakty/kak-vychislit-skorost-orla-v...
100 км/ч - вполне скорость поезда, 200 км/ч - уже экспресс.
Гражданские самолёты эпохи бипланов (с которыми можно сравнить гиппогрифов) как раз 200-205 км/ч и выдавали.
100 километров - это ширина острова Кипр, к примеру.
Если брать 200 км/ч то 2 часа полёта - это 400 км длина реки Лены. Пол-Сибири.

13 августа 2014 — 22:39 Dea
Заметь, разведчики-друиды, доложившие о нагах вернулись в течении одного дня.

Я не вижу этого в тексте.
И ты хочешь сказать, что гиппогриф с его строением тела, упряжью и всадником летит быстрее стрижа? Или что весь Калимдор меньше 600 км с севера на юг, а Аббендис плыла на север целый месяц, потому что гребла собственным шлемом?

13 августа 2014 — 23:53 Люггер

В книгах и рассказах полно таких моментов, когда пейсатели просто забывают о том, что Азерот больше того, что видно в игре. Вон, все гражданское население Терамора каким-то образом поместилось на один корабль. Все.

14 августа 2014 — 20:23 Pentala

Гиппогриф должен летать быстрее стрижа.
Он явно не колибри, а у такой дури скорость сваливаниядолжна быть явно больше, чем у орла.
Чем более громоздкий предмет - тем сильнее он должен разогнаться, чтобы лететь.
Он медленно летать не сможет если не какая-то магия.
Вряд ли постоянно будет выдавать 200 - мотоциклисты, например от 125 до 160 гоняют, да и мотошлемов-то нет - ветер в лицо как управлять-то? Но в экстренных случаях - почему бы и нет.
(всадник пригнул голову, спрятал меж перьев и доверил выбор направления полёта гиппогрифу - точь в точь, как сделала Тиранда)
Все другие варианты подразумевают либо антигравитацию, либо махание крыльями со скоростью колибри для удержания в воздухе - для этого нужно вместо сердца атомный реактор либо каждые несколько минут кормить его, приземляться, или запихивать еду в глотку в полёте. Это ж живые существа.

Я не вижу этого в тексте.

Разведчик "Вернулся"

Возвращаясь из патруля, он промок до костей, но вести, которые он принес, были слишком важны. Два друида укрылись в верхней комнате Анклава Кенария.

К тому же из текста ясно видно что тельдрассил был блокирован Катаклизмом незадолго до этого.
Вряд ли они тянули с высылкой разведчиков и вряд ли этот разведчик был выслан до Катаклизма - трупы лежат несколько дней, и он летал не в Лор-даниел а конкретно добирался до Заставы Мейстры и Астранаара. Что-то непохоже на спасавшегося от непогоды, скорее именно на целенаправленный патруль.
К тому же Тиранда после сумасшедшего полёта на гиппогрифе оказывается способна и не крупное колдовство и на воскрешение Шандрисы.
тут уж либо Тиранда нералистично вынослива, либо допускаем какое-о реалистичная время нахождения в седле летящего против ветра чудо-зверя, после которого ещё руки-ноги шевелятся и не хочется есть, пить или свалиться в кровать от усталости.

а Аббендис плыла на север целый месяц, потому что гребла собственным шлемом?

Скорость парусников - от 2.5 до 3.5 узлов, это от 4 до 6 км/ч
клипер выдавал до 15 узлов, но у Аббендис явно были не клиперы.
пароходы? Они колёсные, кстати.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Саванна_(пароход) - 9 км/ч
https://ru.wikipedia.org/wiki/Сириус_(пароход) - 16 км/ч
Корабли вполне могли плыть месяцами, там где летуны пролетали за дни.

14 августа 2014 — 21:48 Dea

17 августа 2014 — 14:12 Pentala

Да нет, в самом деле. Не с этой)))
Ну а в самом деле:
Сколько раз приходилось прикидывать сколько скорость у флай-маунтов - всегда получалось больше полутора сотен км/ч.
особенно когда относительная скорость относительно лошадей.
Ладно, когда флай догоняет лошадь - там скорость в пикировании, это сколько угодно много, но на ровной трассе авторы скорее всего ориентируются по скорости авиации, так что приходится опираться на их выкладки.
Касательно Аббендис - месяц пути на паруснике - это 6-7 тысяч километров, половина Северного морского пути.
Да, может крутой грифон теоретически за полутора суток этот путь и одолеет, но это живое существо - кормить надо, отдыхать надо, спать ночью.

Исходя из этого, сомневаюсь, что эльфы бы расположили стратегически важную крепость за пределами дальности полёта гиппогрифа. В Астранаар слишком большой крюк, Высота Найджела уже альянсовских времён.
Зная что Забытый город по комиксу Вариана был перевалочным пунктом для ордынцев, то таковом для НЭ мог быть Остров Сардор. на это намекает удалённый квест с рассветницей, семена которой везли тельдрассил, делая пересадку в Крепости Оперённой луны.
Всё равно много пространства получается. С Францию размером.

Пнтл, мы абузим масштабирование. У нас в пустошах сотни миль, а в южной экспедиции часовых десять ка десанту. О чем ты говоришь?

Да всё ведь влазит)

10 августа 2014 — 22:38 В основном безвредная Хозанко

Пнтл, мы абузим масштабирование. У нас в пустошах сотни миль, а в южной экспедиции часовых десять ка десанту. О чем ты говоришь?

11 августа 2014 — 0:05 Gjyr

Это не абьюз, это возвращение миру кусочка здравого смысла) Потому что в облетаемом за четыре часа Калимдоре этого смысла так же мало, как и в лорных спорах спустя почти 10 лет после выхода игры.

11 августа 2014 — 0:39 Юная авторесса Бриана

А спора ещё нет пока. Аргументов-то никто не привёл. Как будет цитата, так можно будет что-то обсудить.

11 августа 2014 — 1:49 Gjyr

Ну, я имела ввиду вообще все такие диалоги: может ли эльф быть инженером, как быстро они взрослеют, разборчивы ли дренейки в выборе сексуальных партнеров и бьет ли Антонидас своих послушников простым отцовским ремнем или все-таки сыпет им гибких солдатских шпицрутенов. Имхо, это бесполезные разговоры.

А потому предыдущий пост я написала вовсе не для того, чтобы выразить свою готовность тут же рвать на груди платье и бросаться на баррикады защищать свободный длиннополетный Калимдор, я просто хотела единоразово поддержать ролевую политику деинохозанковой партии и уже потом вообще не возвращаться на эту конкретную страничку. Сколько же именно времени у обтиранды занял перелет из Луны в Тельдрассил мне, как бы, обсуждать интересно не сильно.